Баннер ФЗ-54
9 июня 2015, 13:00 508 просмотров

«Мы оцениваем результаты работы команд, а не идеи»

#photo1#Руководитель корпоративного венчурного фонда Softline Venture Partner Елена Волотовская рассказала проекту «Экспир», как происходит отбор проектов, сколько денег может получить команда, как влияют на принятие инвестиционного решения страницы стартаперов в соцсетях и их отношения с предыдущими партнерами.

– Кто может обратиться к вам за поддержкой?

– К нам поступают запросы на инвестиции и от команд, и от частных лиц. Мы предпочитаем инвестировать в команды, поскольку в командах круг компетенций шире.

Даже команда из двух человек, где один отвечает за разработку, а второй продвигает и продает продукт, будет работать эффективнее, чем один основатель. Мы особенно пристально смотрим на тех, у кого уже есть за плечами опыт предпринимательства в IT.

Даже если опыт неудачный, хорошая команда узнала об IT-бизнесе много нового, научилась работать вместе. При таких исходных данных вероятность, что у команды получится сделать жизнеспособный проект, выше, чем у людей без соответствующего опыта. Поскольку мы корпоративный фонд группы компаний Softline, к нам часто приходят сотрудники и предлагают свои проекты. Мы оцениваем их проекты на общих основаниях и, если конкретный проект действительно хорош, поддерживаем его финансово. Таких проектов в портфеле фонда несколько.

– Должно ли у команды быть зарегистрированное юридическое лицо?

– Что касается вопросов оформления компании, то наличие ООО или зарегистрированного ПБОЮЛа на инвестиционное решение не влияет. Часто отсутствие какого-либо формального статуса проекта – это даже плюс. В фонде есть юридическая служба, ее специалисты сделают все намного быстрее и качественнее – это их работа.

– Насколько я понимаю, сфера ваших интересов – IT-проекты. Вам интересно это направление в широком понимании или есть конкретные темы или спецификации?

– Наш фонд фокусируется на проектах в сфере SaaS и cloud, на решениях информационной безопасности, на инструментах лидогенерации и на b2-решениях – на всем том, что можно поместить в канал продаж группы компаний Softline. Softline представлена в 30 странах, у нее несколько десятков тысяч клиентов, а продажами занимаются почти 1300 человек по всему миру. Поэтому фокус фонда сформировался исторически: продукты и сервисы этих четырех направлений лучше всего продаются через канал Softine.

– Как вы оцениваете идеи, с которыми к вам приходят?

– Мы предпочитаем оценивать перспективы и результаты работы команд, но не идеи. Рынок сейчас такой, что получить деньги под идею нереально. Идея сама по себе ничего не стоит. Важно то, как она воплощена. У любого проекта, который поступил на рассмотрение, мы выясняем, есть ли под его продукт или сервис рынок, какие у проекта планы на развитие (то, что принято называть roadmap), анализируем фактические бизнес-показатели (издержки, выручка, расходы на привлечение пользователей и т.д.). Совсем идеально – если у проекта есть финансовая модель. Этот документ помогает понять, что основатели сделали большую «домашнюю работу» и сами понимают, как они будут зарабатывать, на что тратить и на каких показателях хотя бы выйдут в ноль. Все эти данные собираются вместе, на их основании принимается решение о целесообразности инвестирования. Нам интересны проекты на тех рынках, объем которых превышает $100 млн.

– Как строится работа с командами, которые вы решили поддержать?

– Если бизнес-показатели проекта команду фонда устраивают, обе стороны подписывают term sheet – некий договор о намерениях, который подтверждает, что стороны поняли друг друга. Затем фонд инициирует процедуру due diligence, в процессе которой его специалисты запрашивают у проекта учредительные документы (если они есть), финансовую или управленческую отчетность (чтобы посмотреть, как и на что стартап тратит), а также проверяют сооснователей и просто членов команды – смотрят на профили в соцсетях, спрашивают мнения коллег на рынке, выясняют, нет ли у кофаундеров проблем с законом и не запятнали ли они свою репутацию какими-либо некрасивыми поступками по отношению к прошлым партнерам или инвесторам.

– На какие финансовые средства они могут рассчитывать?

– Мы инвестируем в один проект от $100 тыс. до $3 млн.

– От чего зависит размер этой суммы?

– Сумма зависит от того, насколько прочно проект стоит на ногах, то есть умеет ли он зарабатывать. Понятно, что молодой стартап нет смысла заливать деньгами. Гораздо больше пользы он получит от комбинации денег и компетенций – то, что принято называть smart money. Очевидно, что более зрелые проекты, которые привлекают деньги под масштабирование бизнеса (например, для выхода на рынки других стран), потребуют больше инвестиций. Конкретная сумма определяется в процессе переговоров с проектом. Нам как инвестору важно понимать, на что деньги будут потрачены, и какую «отдачу» они принесут.

– Как вы понимаете, достиг ли проект, который вы поддержали, успеха?

– Мы вместе с проектом фиксируем некоторые контрольные точки, которые должны быть достигнуты в определенные сроки, и к этим контрольным точкам проект должен подойти с конкретными показателями: финансовыми, управленческими и показателями, связанными с прогрессом в разработке и развитии продукта.

– Расскажите об одном из успешных проектов, которые вы поддержали.

– В прошлом году мы продали проект DariPodarki.ru международной группе компаний Edenred – мировому лидеру на рынке предоплаченных сервисов, куда относятся подарочные карты, сертификаты и тому подобные продукты. В портфель фонда Softline Venture Partners «ДариПодарки» вошли в 2008 году. Сначала это был интернет-магазин подарочных сертификатов. Фонд помог команде проекта найти сильного директора по продажам. С его приходом «ДариПодарки» сменили бизнес-модель и переориентировались с розничного рынка на сегмент b2b. Компания стала продавать не отдельные карты, а решения на их основе: по премированию сотрудников, по организации стимулирующих лотерей и т.д.

На данный момент «ДариПодарки» – лидер российского рынка предоплаченных сервисов, компания продает в год более 2 млн подарочных карт на несколько десятков миллионов евро.

Осенью 2014 года Edenred заплатил 4 млн евро за долю в размере 50,03% «ДариПодарков» и получил опцион на выкуп оставшейся доли в течение нескольких лет. Покупка была осуществлена в рамках экспансии Edenred на российский рынок. Французская компания купила лидера рынка, получила базу клиентов (более 2 тыс. корпоративных клиентов) и готовую команду, где работает более 30 человек. Сделка была абсолютно прозрачная, что для рынка редкость. Команда фонда вела сделку на всех этапах – от поиска покупателя до юридического оформления.

Алёна Вотинова, «Экспир»

Проект «Экспир»

Проект «Экспир» создан по заказу Министерства образования и науки РФ как инструмент, облегчающий деятельность активным ученым и инноваторам. На сайте содержится актуальный и самый полный в России список источников поддержки научных, исследовательских проектов и инновационных разработок, а также все виды поддержек, которые эти источники оказывают (в том числе гранты, конкурсы, стажировки, субсидии, кадры и т.д.); обучающие материалы по заполнению заявок на поддержку и отчетным материалам; база реализованных за счет государства научных проектов и исследований; дискуссионная площадка; истории успеха. Наши сервисы помогают ученым, предпринимателям в сфере научных проектов и студентам развить себя и свой проект.


 

Поделиться публикацией:
Что пришлось изменить в сети, чтобы она продолжала...
3902
Как обмен информацией принес выгоду ритейлеру и по...
1161
О запуске нового розничного проекта HomeMarket
1230
Андрей Филимонов, ГК «Лето», о том, от чего зависи...
2206
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
2329
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
5742
Опыт использования системы Jungheinrich ISM Online...
339
Как запускался новый офлайн-магазин и как тестиров...
539

#photo1#Руководитель корпоративного венчурного фонда Softline Venture Partner Елена Волотовская рассказала проекту «Экспир», как происходит отбор проектов, сколько денег может получить команда, как влияют на принятие инвестиционного решения страницы стартаперов в соцсетях и их отношения с предыдущими партнерами.

– Кто может обратиться к вам за поддержкой?

– К нам поступают запросы на инвестиции и от команд, и от частных лиц. Мы предпочитаем инвестировать в команды, поскольку в командах круг компетенций шире.

Даже команда из двух человек, где один отвечает за разработку, а второй продвигает и продает продукт, будет работать эффективнее, чем один основатель. Мы особенно пристально смотрим на тех, у кого уже есть за плечами опыт предпринимательства в IT.

Даже если опыт неудачный, хорошая команда узнала об IT-бизнесе много нового, научилась работать вместе. При таких исходных данных вероятность, что у команды получится сделать жизнеспособный проект, выше, чем у людей без соответствующего опыта. Поскольку мы корпоративный фонд группы компаний Softline, к нам часто приходят сотрудники и предлагают свои проекты. Мы оцениваем их проекты на общих основаниях и, если конкретный проект действительно хорош, поддерживаем его финансово. Таких проектов в портфеле фонда несколько.

– Должно ли у команды быть зарегистрированное юридическое лицо?

– Что касается вопросов оформления компании, то наличие ООО или зарегистрированного ПБОЮЛа на инвестиционное решение не влияет. Часто отсутствие какого-либо формального статуса проекта – это даже плюс. В фонде есть юридическая служба, ее специалисты сделают все намного быстрее и качественнее – это их работа.

– Насколько я понимаю, сфера ваших интересов – IT-проекты. Вам интересно это направление в широком понимании или есть конкретные темы или спецификации?

– Наш фонд фокусируется на проектах в сфере SaaS и cloud, на решениях информационной безопасности, на инструментах лидогенерации и на b2-решениях – на всем том, что можно поместить в канал продаж группы компаний Softline. Softline представлена в 30 странах, у нее несколько десятков тысяч клиентов, а продажами занимаются почти 1300 человек по всему миру. Поэтому фокус фонда сформировался исторически: продукты и сервисы этих четырех направлений лучше всего продаются через канал Softine.

– Как вы оцениваете идеи, с которыми к вам приходят?

– Мы предпочитаем оценивать перспективы и результаты работы команд, но не идеи. Рынок сейчас такой, что получить деньги под идею нереально. Идея сама по себе ничего не стоит. Важно то, как она воплощена. У любого проекта, который поступил на рассмотрение, мы выясняем, есть ли под его продукт или сервис рынок, какие у проекта планы на развитие (то, что принято называть roadmap), анализируем фактические бизнес-показатели (издержки, выручка, расходы на привлечение пользователей и т.д.). Совсем идеально – если у проекта есть финансовая модель. Этот документ помогает понять, что основатели сделали большую «домашнюю работу» и сами понимают, как они будут зарабатывать, на что тратить и на каких показателях хотя бы выйдут в ноль. Все эти данные собираются вместе, на их основании принимается решение о целесообразности инвестирования. Нам интересны проекты на тех рынках, объем которых превышает $100 млн.

– Как строится работа с командами, которые вы решили поддержать?

– Если бизнес-показатели проекта команду фонда устраивают, обе стороны подписывают term sheet – некий договор о намерениях, который подтверждает, что стороны поняли друг друга. Затем фонд инициирует процедуру due diligence, в процессе которой его специалисты запрашивают у проекта учредительные документы (если они есть), финансовую или управленческую отчетность (чтобы посмотреть, как и на что стартап тратит), а также проверяют сооснователей и просто членов команды – смотрят на профили в соцсетях, спрашивают мнения коллег на рынке, выясняют, нет ли у кофаундеров проблем с законом и не запятнали ли они свою репутацию какими-либо некрасивыми поступками по отношению к прошлым партнерам или инвесторам.

– На какие финансовые средства они могут рассчитывать?

– Мы инвестируем в один проект от $100 тыс. до $3 млн.

– От чего зависит размер этой суммы?

– Сумма зависит от того, насколько прочно проект стоит на ногах, то есть умеет ли он зарабатывать. Понятно, что молодой стартап нет смысла заливать деньгами. Гораздо больше пользы он получит от комбинации денег и компетенций – то, что принято называть smart money. Очевидно, что более зрелые проекты, которые привлекают деньги под масштабирование бизнеса (например, для выхода на рынки других стран), потребуют больше инвестиций. Конкретная сумма определяется в процессе переговоров с проектом. Нам как инвестору важно понимать, на что деньги будут потрачены, и какую «отдачу» они принесут.

– Как вы понимаете, достиг ли проект, который вы поддержали, успеха?

– Мы вместе с проектом фиксируем некоторые контрольные точки, которые должны быть достигнуты в определенные сроки, и к этим контрольным точкам проект должен подойти с конкретными показателями: финансовыми, управленческими и показателями, связанными с прогрессом в разработке и развитии продукта.

– Расскажите об одном из успешных проектов, которые вы поддержали.

– В прошлом году мы продали проект DariPodarki.ru международной группе компаний Edenred – мировому лидеру на рынке предоплаченных сервисов, куда относятся подарочные карты, сертификаты и тому подобные продукты. В портфель фонда Softline Venture Partners «ДариПодарки» вошли в 2008 году. Сначала это был интернет-магазин подарочных сертификатов. Фонд помог команде проекта найти сильного директора по продажам. С его приходом «ДариПодарки» сменили бизнес-модель и переориентировались с розничного рынка на сегмент b2b. Компания стала продавать не отдельные карты, а решения на их основе: по премированию сотрудников, по организации стимулирующих лотерей и т.д.

На данный момент «ДариПодарки» – лидер российского рынка предоплаченных сервисов, компания продает в год более 2 млн подарочных карт на несколько десятков миллионов евро.

Осенью 2014 года Edenred заплатил 4 млн евро за долю в размере 50,03% «ДариПодарков» и получил опцион на выкуп оставшейся доли в течение нескольких лет. Покупка была осуществлена в рамках экспансии Edenred на российский рынок. Французская компания купила лидера рынка, получила базу клиентов (более 2 тыс. корпоративных клиентов) и готовую команду, где работает более 30 человек. Сделка была абсолютно прозрачная, что для рынка редкость. Команда фонда вела сделку на всех этапах – от поиска покупателя до юридического оформления.

Алёна Вотинова, «Экспир»

Проект «Экспир»

Проект «Экспир» создан по заказу Министерства образования и науки РФ как инструмент, облегчающий деятельность активным ученым и инноваторам. На сайте содержится актуальный и самый полный в России список источников поддержки научных, исследовательских проектов и инновационных разработок, а также все виды поддержек, которые эти источники оказывают (в том числе гранты, конкурсы, стажировки, субсидии, кадры и т.д.); обучающие материалы по заполнению заявок на поддержку и отчетным материалам; база реализованных за счет государства научных проектов и исследований; дискуссионная площадка; истории успеха. Наши сервисы помогают ученым, предпринимателям в сфере научных проектов и студентам развить себя и свой проект.


 

«Мы оцениваем результаты работы команд, а не идеи»start-up, венчурный фонд, инвестиции в будущее
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
«Мы оцениваем результаты работы команд, а не идеи»
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/interviews/89745/2017-09-21