30.01.2014 30 января 2014, 00:00 2367 просмотров

Десять жалоб в день

13 января мэр Москвы Сергей Собянин подписал указ о назначении Михаила Вышегородцева на должность бизнес-омбудсмена столицы.

– У вас лично есть опыт предпринимательской деятельности?

#photo1#Михаил Вышегородцев, уполномоченный по защите прав предпринимателей в Москве: Да. Я в Московскую Думу в свое время пришел из бизнеса, а уйдя из исполнительной власти в 2011 году, три года проработал, возглавляя бюро «Центр протонной терапии Москва», это онкологический центр, в котором с раковыми опухолями борются путем удаления пучком протонов.

 – Какие вы видите основные цели, задачи вашей работы в новой ипостаси?

Вышегородцев: Все цели и задачи определены в московском законе «Об Уполномоченном по защите прав предпринимателей». Самое главное – это оказание содействия предпринимателям по восстановлению их нарушенных прав органами государственной власти и органами местного самоуправления. Если у предпринимателя проблемы с бизнесом, есть повод включиться в работу бизнес-омбудсмену и помочь предпринимателю восстановить его права.

 – Вы уже подсчитали, сколько у вас будет подопечных?

Вышегородцев: В Москве более 230 тысяч хозяйствующих бизнес-структур. Я далек от мысли, что все эти предприниматели работают с нарушенными правами, но даже и десяти процентов хватит с лихвой, чтобы штат работников в 25 человек был загружен 24 часа в сутки.

 – В регионах полагают, что у московских предпринимателей меньше проблем, больше уважаются их права и так далее. Скажите, есть ли, на ваш взгляд, какие-то особые проблемы у столичных предпринимателей?

Вышегородцев: Есть особые проблемы: в Москве высокий уровень конкуренции и высокий барьер вхождения в бизнес. Без поддержки в старте очень трудно начать собственный бизнес. И еще, буквально на прошлой неделе я имел беседу с губернатором одного из российских регионов, мы обсуждали, кто чаще обращается к уполномоченному – региональные предприниматели к своему бизнес-омбудсмену или московские предприниматели. И несмотря на мои доводы, что в Москве более миллиона людей занимается малым бизнесом, он сказал, что все равно считает, по крайней мере, по аналогии со своим регионом, что предприниматели неохотно обращаются к уполномоченным, потому что пытаются решить свои проблемы не только законным, но и коррупционным путем. Но все равно он посчитал, что в Москве по-другому решаются вопросы, не так, как в регионах. Он сказал, что в регионах предприниматели боятся обращаться и придавать публичности свою жалобу.

Дескать, потом местные руководители обрушатся на него со всей своей силой и не дадут больше заниматься бизнесом, если он посмеет придать своей жалобе официальный статус. И деваться ему некуда.

В Москве все совершенно по-другому – и регион большой, и количество субъектов предпринимательства намного больше. Поэтому и обращений намного больше. Ко мне, когда я был только претендентом на эту должность, ежедневно приходило до десяти обращений в день.

 – Какого характера? Вы можете их классифицировать?

Вышегородцев: Больше всего обращений касается имущественно-земельного комплекса. Со временем тематика этих обращений меняется. Допустим, если летом, после объявления о том, что я являюсь кандидатом на эту должность, было больше обращений с жалобами на отмену льгот по арендным ставкам на московскую недвижимость, а также увеличение кадастровой стоимости московской земли, то уже осенью стало больше поступать обращений, связанных с защитой прав на те объекты, которые предприниматели имеют в столице. Как правило, это некапитальные торговые объекты, это объекты, на которых закончились договоры аренды, и те объекты, которые имеют признаки самовольного строительства.

 – Вам удалось уже кому-то помочь?

Вышегородцев: Да, первые обращения ко мне начали поступать летом не только от предпринимателей, но и от Уполномоченного по защите прав предпринимателей при президенте РФ Бориса Титова. У меня были встречи с руководством департамента городского имущества Владимиром Ефимовым, и на часть вопросов мы получили положительные ответы. Обратившийся предприниматель остался доволен, что его проблема была решена по существу. Часть вопросов была разъяснена, почему, на основании каких документов невозможно помочь предпринимателю. Понятно, предприниматель остается доволен только тогда, когда его вопрос решен. Когда ему даются обоснования, почему его вопрос не может быть решен, он не всегда доволен, потому что всегда считает, что он прав. Моя позиция такова: если есть закон, его надо исполнять. Но если закон мешает развиваться предпринимательству, надо пытаться вносить в него изменения, дополнения, надо обращаться к руководству города с обоснованными расчетами, почему надо менять то или иное законодательство, менять или отменять те или иные распорядительные документы.

 – Где будет работать аппарат московского омбудсмена, может на Тверской, 13? Как было бы удобно решать вопросы!

Вышегородцев: Пока не знаю, абсолютно неважно, где размещается аппарат, главное, чтобы был выстроен нормальный диалог с органами госвласти. В моем представлении наиболее эффективной работа будет тогда, когда есть понимание и руководства структур правительства Москвы, и исполнителей о том, что нельзя ставить барьеры на пути развития предпринимательства. Надо решать проблемы предпринимательства, потому что предпринимательство – это налоги. А налоги – это их зарплата.

 – Вы будете активно принимать участие в совещаниях в мэрии или в департаментах, вы будете напрашиваться или вас уже приглашают?

Вышегородцев: Мне совсем не обязательно принимать участие в работе органов исполнительной власти, я считаю, это даже и не нужно, потому что работа уполномоченного – это реагирование на жалобы предпринимателей. А то, что в московском законе прописано, что сам уполномоченный может собирать совещания, куда обязаны приходить руководители органов власти, это очень хорошая норма, которая позволит уже в мною собранном совещательном органе попытаться решить по существу ту или иную проблему.

 – Вы собираетесь посещать СИЗО, чтобы навещать предпринимателей, которые полагают, что незаконно там удерживаются?

Вышегородцев: Да, это тоже прописано в федеральном и московском законе, что уполномоченный может в случае необходимости, не вмешиваясь в уголовно-процессуальную и оперативно-разыскную деятельность, посещать камеры предварительного заключения и общаться с предпринимателями, чтобы все-таки докопаться до истины. От лица предпринимателя подавать кассационные, апелляционные жалобы.

 – У вас есть конкретные предложения по законодательным инициативам?

Вышегородцев: Нет, я думаю, что это должно идти от проблем бизнеса. А что касается нормативно-правовых документов, программ правительства Москвы, то в этой сфере предложения есть. Это касается и комплексной программы развития и поддержки малого бизнеса, и распорядительных документов правительства Москвы, которые касаются имущественно-земельного комплекса.

 – В аппарате Бориса Титова есть уполномоченные по экономике, по уголовным делам и так далее. У вас тоже такое распределение?

Вышегородцев: Нет, аппарат уполномоченного состоит из юристов и консультантов, аудиторов, которые профессионально могут разбираться в экономических, бухгалтерских вопросах, в налоговых делах. Поэтому часть юристов будет задействована на уголовных делах, часть – на экономических, остальные будут работать с обращениями, которые касаются уже непосредственно нормативно-распорядительных документов.

 – Будете ли вы готовить итоговый доклад?

Вышегородцев: В законодательстве определено: отчет уполномоченного перед мэром состоит в подготовке доклада о состоянии бизнес-климата. Конечно, буду, и не только для мэра, но и для Московской городской Думы, и для структур правительства Москвы, которые мэр определит в качестве получателя этого доклада.

 – Если говорить о задаче-минимум и задаче-максимум на ближайший год, то это будет…

Вышегородцев: Задача-минимум – это, безусловно, разобраться со всеми жалобами, обращениями, которые поступали до назначения и сейчас поступают, после назначения. Дальше уже работать на перспективу, компонуя проблемы по тематикам, исследуя эти направления, подключая и экспертные советы, и общественные объединения предпринимателей. Кроме того, планирую активно работать с общественными объединениями предпринимателей, гражданскими активистами, оказывать содействие в развитии медиации, работе третейских судов, потому что часть обращений бизнеса касается рассмотрения их дел в судах.

Елена Шмелева, «Российская Бизнес-газета»

Поделиться публикацией:
От особенностей поведения до особенностей потребле...
433
Илья Блинов, генеральный директор компании «Милфор...
544
Виктория Харламова, руководитель направления китай...
600
Артем Тараев, генеральный директор «К-раута»
1680
Применение 54-ФЗ на примере сети из 48 магазинов
531
Количество наименований в чеке увеличилось на 20%,...
578

– У вас лично есть опыт предпринимательской деятельности?

#photo1#Михаил Вышегородцев, уполномоченный по защите прав предпринимателей в Москве: Да. Я в Московскую Думу в свое время пришел из бизнеса, а уйдя из исполнительной власти в 2011 году, три года проработал, возглавляя бюро «Центр протонной терапии Москва», это онкологический центр, в котором с раковыми опухолями борются путем удаления пучком протонов.

 – Какие вы видите основные цели, задачи вашей работы в новой ипостаси?

Вышегородцев: Все цели и задачи определены в московском законе «Об Уполномоченном по защите прав предпринимателей». Самое главное – это оказание содействия предпринимателям по восстановлению их нарушенных прав органами государственной власти и органами местного самоуправления. Если у предпринимателя проблемы с бизнесом, есть повод включиться в работу бизнес-омбудсмену и помочь предпринимателю восстановить его права.

 – Вы уже подсчитали, сколько у вас будет подопечных?

Вышегородцев: В Москве более 230 тысяч хозяйствующих бизнес-структур. Я далек от мысли, что все эти предприниматели работают с нарушенными правами, но даже и десяти процентов хватит с лихвой, чтобы штат работников в 25 человек был загружен 24 часа в сутки.

 – В регионах полагают, что у московских предпринимателей меньше проблем, больше уважаются их права и так далее. Скажите, есть ли, на ваш взгляд, какие-то особые проблемы у столичных предпринимателей?

Вышегородцев: Есть особые проблемы: в Москве высокий уровень конкуренции и высокий барьер вхождения в бизнес. Без поддержки в старте очень трудно начать собственный бизнес. И еще, буквально на прошлой неделе я имел беседу с губернатором одного из российских регионов, мы обсуждали, кто чаще обращается к уполномоченному – региональные предприниматели к своему бизнес-омбудсмену или московские предприниматели. И несмотря на мои доводы, что в Москве более миллиона людей занимается малым бизнесом, он сказал, что все равно считает, по крайней мере, по аналогии со своим регионом, что предприниматели неохотно обращаются к уполномоченным, потому что пытаются решить свои проблемы не только законным, но и коррупционным путем. Но все равно он посчитал, что в Москве по-другому решаются вопросы, не так, как в регионах. Он сказал, что в регионах предприниматели боятся обращаться и придавать публичности свою жалобу.

Дескать, потом местные руководители обрушатся на него со всей своей силой и не дадут больше заниматься бизнесом, если он посмеет придать своей жалобе официальный статус. И деваться ему некуда.

В Москве все совершенно по-другому – и регион большой, и количество субъектов предпринимательства намного больше. Поэтому и обращений намного больше. Ко мне, когда я был только претендентом на эту должность, ежедневно приходило до десяти обращений в день.

 – Какого характера? Вы можете их классифицировать?

Вышегородцев: Больше всего обращений касается имущественно-земельного комплекса. Со временем тематика этих обращений меняется. Допустим, если летом, после объявления о том, что я являюсь кандидатом на эту должность, было больше обращений с жалобами на отмену льгот по арендным ставкам на московскую недвижимость, а также увеличение кадастровой стоимости московской земли, то уже осенью стало больше поступать обращений, связанных с защитой прав на те объекты, которые предприниматели имеют в столице. Как правило, это некапитальные торговые объекты, это объекты, на которых закончились договоры аренды, и те объекты, которые имеют признаки самовольного строительства.

 – Вам удалось уже кому-то помочь?

Вышегородцев: Да, первые обращения ко мне начали поступать летом не только от предпринимателей, но и от Уполномоченного по защите прав предпринимателей при президенте РФ Бориса Титова. У меня были встречи с руководством департамента городского имущества Владимиром Ефимовым, и на часть вопросов мы получили положительные ответы. Обратившийся предприниматель остался доволен, что его проблема была решена по существу. Часть вопросов была разъяснена, почему, на основании каких документов невозможно помочь предпринимателю. Понятно, предприниматель остается доволен только тогда, когда его вопрос решен. Когда ему даются обоснования, почему его вопрос не может быть решен, он не всегда доволен, потому что всегда считает, что он прав. Моя позиция такова: если есть закон, его надо исполнять. Но если закон мешает развиваться предпринимательству, надо пытаться вносить в него изменения, дополнения, надо обращаться к руководству города с обоснованными расчетами, почему надо менять то или иное законодательство, менять или отменять те или иные распорядительные документы.

 – Где будет работать аппарат московского омбудсмена, может на Тверской, 13? Как было бы удобно решать вопросы!

Вышегородцев: Пока не знаю, абсолютно неважно, где размещается аппарат, главное, чтобы был выстроен нормальный диалог с органами госвласти. В моем представлении наиболее эффективной работа будет тогда, когда есть понимание и руководства структур правительства Москвы, и исполнителей о том, что нельзя ставить барьеры на пути развития предпринимательства. Надо решать проблемы предпринимательства, потому что предпринимательство – это налоги. А налоги – это их зарплата.

 – Вы будете активно принимать участие в совещаниях в мэрии или в департаментах, вы будете напрашиваться или вас уже приглашают?

Вышегородцев: Мне совсем не обязательно принимать участие в работе органов исполнительной власти, я считаю, это даже и не нужно, потому что работа уполномоченного – это реагирование на жалобы предпринимателей. А то, что в московском законе прописано, что сам уполномоченный может собирать совещания, куда обязаны приходить руководители органов власти, это очень хорошая норма, которая позволит уже в мною собранном совещательном органе попытаться решить по существу ту или иную проблему.

 – Вы собираетесь посещать СИЗО, чтобы навещать предпринимателей, которые полагают, что незаконно там удерживаются?

Вышегородцев: Да, это тоже прописано в федеральном и московском законе, что уполномоченный может в случае необходимости, не вмешиваясь в уголовно-процессуальную и оперативно-разыскную деятельность, посещать камеры предварительного заключения и общаться с предпринимателями, чтобы все-таки докопаться до истины. От лица предпринимателя подавать кассационные, апелляционные жалобы.

 – У вас есть конкретные предложения по законодательным инициативам?

Вышегородцев: Нет, я думаю, что это должно идти от проблем бизнеса. А что касается нормативно-правовых документов, программ правительства Москвы, то в этой сфере предложения есть. Это касается и комплексной программы развития и поддержки малого бизнеса, и распорядительных документов правительства Москвы, которые касаются имущественно-земельного комплекса.

 – В аппарате Бориса Титова есть уполномоченные по экономике, по уголовным делам и так далее. У вас тоже такое распределение?

Вышегородцев: Нет, аппарат уполномоченного состоит из юристов и консультантов, аудиторов, которые профессионально могут разбираться в экономических, бухгалтерских вопросах, в налоговых делах. Поэтому часть юристов будет задействована на уголовных делах, часть – на экономических, остальные будут работать с обращениями, которые касаются уже непосредственно нормативно-распорядительных документов.

 – Будете ли вы готовить итоговый доклад?

Вышегородцев: В законодательстве определено: отчет уполномоченного перед мэром состоит в подготовке доклада о состоянии бизнес-климата. Конечно, буду, и не только для мэра, но и для Московской городской Думы, и для структур правительства Москвы, которые мэр определит в качестве получателя этого доклада.

 – Если говорить о задаче-минимум и задаче-максимум на ближайший год, то это будет…

Вышегородцев: Задача-минимум – это, безусловно, разобраться со всеми жалобами, обращениями, которые поступали до назначения и сейчас поступают, после назначения. Дальше уже работать на перспективу, компонуя проблемы по тематикам, исследуя эти направления, подключая и экспертные советы, и общественные объединения предпринимателей. Кроме того, планирую активно работать с общественными объединениями предпринимателей, гражданскими активистами, оказывать содействие в развитии медиации, работе третейских судов, потому что часть обращений бизнеса касается рассмотрения их дел в судах.

Елена Шмелева, «Российская Бизнес-газета»

Десять жалоб в деньГосподдержка малого бизнеса, Бизнес, Москва, Столица
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Десять жалоб в день
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME http://www.retail.ru
http://www.retail.ru/interviews/78228/2017-05-25