Баннер ФЗ-54
31.10.2011 31 октября 2011, 00:00 2002 просмотра

"Меняя одежду, изменяем мир"

Утро в Нью-Йорке. Пятая авеню. Длинная очередь. Люди ждут открытия нового, самого крупного в мире магазина сети Uniqlo. В нем три этажа, 100 примерочных и 50 касс. Первое, что бросается в глаза при входе в магазин, — чистота и технологичность. Движущиеся манекены, большие экраны, сверкающие лестницы, аккуратно разложенная одежда всех цветов радуги. Нет толкотни, очереди в примерочную проходят незаметно, а кассиры обслуживают бойко и приветливо. Джинсы за 9,90 доллара, кашемировые свитера за 49 долларов, шерстяные пальто за 129 долларов… Кажется, что попал в магазин будущего. Стратегия японской группы Fast Retailing, которая развивает бренд Uniqlo, довольно агрессивна — стремление стать глобальным игроком и наращивание присутствия своих магазинов в разных странах. Еще десять лет назад эта компания развивалась только в Японии. Ее история началась с 1949 года, когда отец нынешнего президента Fast Retailing Тадаши Янаи открыл магазин в городе Убе, где продавал мужские костюмы. С 1984 года к семейному бизнесу приступил и г-н Янаи — именно тогда он создал бренд Uniqlo и открыл свой первый магазин повседневной одежды в Хиросиме. В ноябре 2005 года Тадаши Янаи превратил Fast Retailing в холдинговую компанию, объединив ряд местных изготовителей и розничных торговцев одежды. Первый магазин Uniqlo за пределами Японии появился в 2001 году в Великобритании. Затем аналогичные точки возникли в Китае, Гонконге, Южной Корее, США, Франции и Сингапуре. С прошлого года Uniqlo представлен и в России. На октябрь 2011 года сеть Uniqlo включает в себя 1043 магазина, из них 198 — за пределами Японии. Глобальная цель Fast Retailing — стать одежной компанией номер один в мире (в настоящее время она расположилась на пятом месте после Zara, Gap, H&M и Limited Brands). «Мы ставим перед собой задачи сохранения сильных позиций на существующих рынках, выхода на новые рынки, расширения на этих рынках и отслеживания всех рабочих процессов, чтобы быть успешными в будущем», — рассказывает в интервью «Эксперту» Тадаши Янаи. К 2020 году он намерен увеличить общий объем продаж Fast Retailing с сегодняшнего 1 трлн до 5 трлн долларов (доходы распределятся по 1 трлн долларов от продаж в Японии, США, Европе, Китае, странах Азии). В самой компании о Тадаши Янаи отзываются с большим уважением, потому что его волнует буквально всё — от глобальной стратегии до того, как пришита каждая пуговица. Президент Fast Retailing видит преимущество созданного им бренда в идее — функциональной одежде для всех и каждого. Продукция компании отличается от конкурентов новым качеством. Это другая одежда: высокотехнологичная и по доступным ценам. О том, как Fast Retailing развивается сегодня, мы беседуем с г-ном Янаи. У покупателей кризиса нет — На днях вы открыли два самых крупных магазина Uniqlo в Нью-Йорке. Почему именно там? — Я всегда хотел иметь магазины в Нью-Йорке — это самая хорошая витрина для всего мира и всей Америки. У нас уже есть удачный опыт открытия магазина в Нью-Йорке, в районе Сохо, но он небольшой. А теперь мы открыли на Пятой авеню наш первый флагман — порядка шести тысяч квадратных метров. Второй аналогичный крупнейший магазин Uniqlo, который мы тоже открыли в октябре в Нью-Йорке, расположен в сердце делового и торгового центра Манхэттена рядом с Таймс-сквер. Чтобы стать глобальной компанией, мы стремимся как можно быстрее выйти за пределы своей страны. Для этого нам очень важно открывать не один, а сразу несколько крупных магазинов в больших городах, в премиальном месте, с высоким трафиком. — Планируете ли открыть такой же большой магазин в России, как в Нью-Йорке? — Как только у нас появится хорошая возможность, мы обязательно откроем флагманский магазин в России. С прошлого года мы уже запустили в Москве три магазина Uniqlo, но небольшие. Нам интересно развиваться в вашей стране, потому что мы видим интерес потребителей к нашей продукции. — А в каких странах ваши продажи растут быстрее всего? — Я счастлив сказать, что по всему миру у нас всё хорошо. Прежде всего мы сейчас настроены развиваться в Америке и в Азии — наиболее быстрорастущих рынках. Если говорить о США, то в дальнейшем планируем открывать магазины больших форматов в таких крупных городах, как Лос-Анджелес, Сан-Франциско, Чикаго, но в первую очередь мы сфокусированы на Нью-Йорке. В Азии наши продажи тоже растут: в Гонконге, на Тайване, в Южной Корее, особенно успешно идут дела в Китае. В ноябре мы открываем третий по величине флагман в мире, после наших американских магазинов, в Южной Корее. — В кризис многие компании сокращали площади своих магазинов, а вы, наоборот, стремитесь к крупным форматам. Почему? — Я уже давно не чувствую спада в экономике. Страдает финансовый сектор, но люди сами по себе не теряют покупательской способности. Более того, по продажам Uniqlo мы замечаем, что в больших городах по всему миру покупатели тратят даже больше, чем раньше. Поэтому мы решили пойти навстречу нашим покупателям — создали крупный, современный, технологичный магазин, где люди могут расслабиться и отдохнуть. — Какие у вас ожидания от новых магазинов? — Нас принимают очень хорошо. Взгляните на Uniqlo на Пятой авеню — там до сих пор к магазину тянутся очереди. (Смеется.) Мы хотим, чтобы наш первый флагманский формат в Нью-Йорке стал самым показательным магазином нашей сети. Сегодня ежегодный объем продаж с одного магазина в среднем составляет 10 миллионов долларов, а к 2020 году мы намерены увеличить показатели в пять раз. Наш новый магазин станет моделью для будущих флагманов. — Что отличает ваши последние магазины от остальных? — Во всех странах мы продаем одинаковую продукцию, но по-разному ее представляем. В одном из недавно открывшихся магазинов в Нью-Йорке мы привлекаем внимание покупателей с помощью крутящихся манекенов, которые ездят в прозрачном лифте с первого на третий этаж и обратно. Во втором магазине манекены движутся, но они находятся в центре зала в стеклянной витрине, сквозь которую просматривается весь этаж. Другая новинка заключается в рекламной концепции. Внутри наших магазинов в Нью-Йорке мы установили большие экраны. На них мы проецируем ролик, в котором приняли участие 60 человек — не только модели, но и обычные нью­йоркцы. Актеры, бизнесмены, студенты, пенсионеры — все они одеты в одежду Uniqlo и рассказывают своему городу что-то особенное. Мы использовали такой подход, чтобы стать ближе к покупателям. Кроме того, в новых магазинах появилась стойка службы поддержки клиентов, это позволяет нам улучшить качество обслуживания. Наша корпоративная миссия звучит так: «Меняя одежду, меняя стереотипы мышления, изменяем мир». Материал и идея — Инновации — ваше главное конкурентное преи­му­щество? — Мы каждый день говорим: инновации, креативность, создание чего-то нового. Это встроено в ДНК компании и отличает нас от конкурентов. Но для нас нет ничего на втором месте. Мы всегда задумываемся и наблюдаем, чего хочет покупатель, какой ищет для себя полезный продукт. Разве вы, когда приходите в магазин, станете покупать для себя вещи второго порядка? Нет, каждый старается выбрать самую лучшую вещь, поэтому мы тоже стремимся быть во всем номером один и большое внимание уделяем деталям. Мы делаем то, что до нас никто не производил. Посмотрите, японцы изобрели плеер, потом задумались, как его носить, и придумали наушники. Вспомните автоконцерн Toyota — теперь батарейки и бензин объединены, поэтому машину можно водить намного дольше. Подобную технологичность мы стремимся создать в одежде, соединив два элемента — материал и идею. Мы хотим изменить жизнь к лучшему. Мы нацелены не на одну категорию людей, а на всех вместе. Не случайно слоган Uniqlo звучит так: «Сделано для всех». — На какие инновации вы сейчас ориентируетесь? — В первую очередь в тканях. Используем как натуральное, так и синтетическое сырье. Натуральные материалы с каждым годом становятся все дороже, но для Uniqlo вопрос цены не является основным, потому что для нас важен конечный продукт. Одним больше нравится одежда из хлопка, а другим — из наших уникальных тканей. Например, летом людям очень жарко, но если вы носите нижнюю одежду из ткани sarafine, то пот моментально впитывается, и футболка остается сухой. А вот зимой востребована продукция из heattech, так как одежда сохраняет тепло вашего тела. Так, в прошлом году продажи нашей коллекции из heattech показали очень высокие результаты — мы распродали одежду из этого материала в количестве 80 миллионов штук, а в 2011-м достигнем уровня 100 миллионов единиц. Кроме работы над тканями, мы обращаем внимание на внешний вид изделия. Так, в последней инновационной коллекции Uniqlo наши дизайнеры черпали вдохновение в спорте, но перенесли это в уличную одежду. Убрали лишние элементы, например карманы с рукавов, но добавили то, что делает одежду практичной: поставили на карманы замки с козырьками, чтобы в дождь не заливалась вода. Или другой пример: женщинам больше нравится, когда одежда облегает фигуру, но обычно спортивная одежда имеет квадратные формы. Так происходит потому, что в промышленном процессе делать прямой крой проще, но у Uniqlo хорошие партнеры, поэтому они выпускают для нас сложные силуэты. Еще мы постоянно экспериментируем с цветовой гаммой. Если говорить о пуховых куртках, свитерах из кашемира, то это 20 разных цветов. Расцветок классических клетчатых рубашек — 100 вариантов. — А в России эти модели представлены? — Ряд инновационных моделей будет продаваться в вашей стране с весны, но основная коллекция уже в продаже. В России любят наши специальные непродуваемые вещи, которые держат тепло. — Какие существуют различия по спросу в разных странах? — Сейчас мы приняли решение распространять во всех странах одинаковую продукцию по схожим ценам. Раньше мы предлагали различные варианты одежды в наших магазинах, но потом поняли, что спрос покупателей всего мира практически одинаков. Люди выбирают базовые вещи, в основном это джинсы, свитера, куртки. Различия в наших магазинах существуют, но небольшие. Пропорции тела у европейцев крупнее, чем у азиатов, поэтому мы выпускаем продукцию по двум размерным сеткам. — Расскажите о своей ценовой политике. Вы сказали, что везде продаете одежду по схожим ценам, однако в Москве самые дешевые джинсы Uniqlo стоят 1999 рублей, а в Нью-Йорке — 9,90 доллара. — Цены могут различаться в каждой стране в зависимости от местных налогов, но в целом они практически одинаковые. Не забывайте, что мы продаем джинсы в Нью-Йорке по низким ценам по случаю открытия флагманских магазинов, это наш подарок жителям города. В Москве мы, когда открывали магазины, продавали джинсы по 500 рублей. Каждый год мы реализуем 15 миллионов джинсов. Поскольку у нас такие объемы, мы можем себе позволить, чтобы 30 тысяч джинсов стоили всего 10 долларов. Мы часто устраиваем распродажи, но на все коллекции снижать цены не намерены. У нас и так по рынку низкие цены, и, главное, мы не хотим навредить своему качеству. Наши конкуренты, чтобы удешевить продукцию, каждый год ищут новых партнеров по производству одежды. Fast Retailing так не действует. Мы работаем с партнерами, с которыми можно сотрудничать долго, и поэтому с ними стараемся разработать самые дешевые варианты улучшения одежды. Мы сохраняем лояльность наших партнеров, вместе движемся к общей цели, чтобы постоянно достигать самых высоких результатов. Эксперт  Софья Инкижинова
Статья относится к тематикам: Практический опыт
Поделиться публикацией:
От особенностей поведения до особенностей потребле...
1244
Илья Блинов, генеральный директор компании «Милфор...
1193
Виктория Харламова, руководитель направления китай...
830
Артем Тараев, генеральный директор «К-раута»
1863
Применение 54-ФЗ на примере сети из 48 магазинов
651
Количество наименований в чеке увеличилось на 20%,...
647
Утро в Нью-Йорке. Пятая авеню. Длинная очередь. Люди ждут открытия нового, самого крупного в мире магазина сети Uniqlo. В нем три этажа, 100 примерочных и 50 касс. Первое, что бросается в глаза при входе в магазин, — чистота и технологичность. Движущиеся манекены, большие экраны, сверкающие лестницы, аккуратно разложенная одежда всех цветов радуги. Нет толкотни, очереди в примерочную проходят незаметно, а кассиры обслуживают бойко и приветливо. Джинсы за 9,90 доллара, кашемировые свитера за 49 долларов, шерстяные пальто за 129 долларов… Кажется, что попал в магазин будущего. Стратегия японской группы Fast Retailing, которая развивает бренд Uniqlo, довольно агрессивна — стремление стать глобальным игроком и наращивание присутствия своих магазинов в разных странах. Еще десять лет назад эта компания развивалась только в Японии. Ее история началась с 1949 года, когда отец нынешнего президента Fast Retailing Тадаши Янаи открыл магазин в городе Убе, где продавал мужские костюмы. С 1984 года к семейному бизнесу приступил и г-н Янаи — именно тогда он создал бренд Uniqlo и открыл свой первый магазин повседневной одежды в Хиросиме. В ноябре 2005 года Тадаши Янаи превратил Fast Retailing в холдинговую компанию, объединив ряд местных изготовителей и розничных торговцев одежды. Первый магазин Uniqlo за пределами Японии появился в 2001 году в Великобритании. Затем аналогичные точки возникли в Китае, Гонконге, Южной Корее, США, Франции и Сингапуре. С прошлого года Uniqlo представлен и в России. На октябрь 2011 года сеть Uniqlo включает в себя 1043 магазина, из них 198 — за пределами Японии. Глобальная цель Fast Retailing — стать одежной компанией номер один в мире (в настоящее время она расположилась на пятом месте после Zara, Gap, H&M и Limited Brands). «Мы ставим перед собой задачи сохранения сильных позиций на существующих рынках, выхода на новые рынки, расширения на этих рынках и отслеживания всех рабочих процессов, чтобы быть успешными в будущем», — рассказывает в интервью «Эксперту» Тадаши Янаи. К 2020 году он намерен увеличить общий объем продаж Fast Retailing с сегодняшнего 1 трлн до 5 трлн долларов (доходы распределятся по 1 трлн долларов от продаж в Японии, США, Европе, Китае, странах Азии). В самой компании о Тадаши Янаи отзываются с большим уважением, потому что его волнует буквально всё — от глобальной стратегии до того, как пришита каждая пуговица. Президент Fast Retailing видит преимущество созданного им бренда в идее — функциональной одежде для всех и каждого. Продукция компании отличается от конкурентов новым качеством. Это другая одежда: высокотехнологичная и по доступным ценам. О том, как Fast Retailing развивается сегодня, мы беседуем с г-ном Янаи. У покупателей кризиса нет — На днях вы открыли два самых крупных магазина Uniqlo в Нью-Йорке. Почему именно там? — Я всегда хотел иметь магазины в Нью-Йорке — это самая хорошая витрина для всего мира и всей Америки. У нас уже есть удачный опыт открытия магазина в Нью-Йорке, в районе Сохо, но он небольшой. А теперь мы открыли на Пятой авеню наш первый флагман — порядка шести тысяч квадратных метров. Второй аналогичный крупнейший магазин Uniqlo, который мы тоже открыли в октябре в Нью-Йорке, расположен в сердце делового и торгового центра Манхэттена рядом с Таймс-сквер. Чтобы стать глобальной компанией, мы стремимся как можно быстрее выйти за пределы своей страны. Для этого нам очень важно открывать не один, а сразу несколько крупных магазинов в больших городах, в премиальном месте, с высоким трафиком. — Планируете ли открыть такой же большой магазин в России, как в Нью-Йорке? — Как только у нас появится хорошая возможность, мы обязательно откроем флагманский магазин в России. С прошлого года мы уже запустили в Москве три магазина Uniqlo, но небольшие. Нам интересно развиваться в вашей стране, потому что мы видим интерес потребителей к нашей продукции. — А в каких странах ваши продажи растут быстрее всего? — Я счастлив сказать, что по всему миру у нас всё хорошо. Прежде всего мы сейчас настроены развиваться в Америке и в Азии — наиболее быстрорастущих рынках. Если говорить о США, то в дальнейшем планируем открывать магазины больших форматов в таких крупных городах, как Лос-Анджелес, Сан-Франциско, Чикаго, но в первую очередь мы сфокусированы на Нью-Йорке. В Азии наши продажи тоже растут: в Гонконге, на Тайване, в Южной Корее, особенно успешно идут дела в Китае. В ноябре мы открываем третий по величине флагман в мире, после наших американских магазинов, в Южной Корее. — В кризис многие компании сокращали площади своих магазинов, а вы, наоборот, стремитесь к крупным форматам. Почему? — Я уже давно не чувствую спада в экономике. Страдает финансовый сектор, но люди сами по себе не теряют покупательской способности. Более того, по продажам Uniqlo мы замечаем, что в больших городах по всему миру покупатели тратят даже больше, чем раньше. Поэтому мы решили пойти навстречу нашим покупателям — создали крупный, современный, технологичный магазин, где люди могут расслабиться и отдохнуть. — Какие у вас ожидания от новых магазинов? — Нас принимают очень хорошо. Взгляните на Uniqlo на Пятой авеню — там до сих пор к магазину тянутся очереди. (Смеется.) Мы хотим, чтобы наш первый флагманский формат в Нью-Йорке стал самым показательным магазином нашей сети. Сегодня ежегодный объем продаж с одного магазина в среднем составляет 10 миллионов долларов, а к 2020 году мы намерены увеличить показатели в пять раз. Наш новый магазин станет моделью для будущих флагманов. — Что отличает ваши последние магазины от остальных? — Во всех странах мы продаем одинаковую продукцию, но по-разному ее представляем. В одном из недавно открывшихся магазинов в Нью-Йорке мы привлекаем внимание покупателей с помощью крутящихся манекенов, которые ездят в прозрачном лифте с первого на третий этаж и обратно. Во втором магазине манекены движутся, но они находятся в центре зала в стеклянной витрине, сквозь которую просматривается весь этаж. Другая новинка заключается в рекламной концепции. Внутри наших магазинов в Нью-Йорке мы установили большие экраны. На них мы проецируем ролик, в котором приняли участие 60 человек — не только модели, но и обычные нью­йоркцы. Актеры, бизнесмены, студенты, пенсионеры — все они одеты в одежду Uniqlo и рассказывают своему городу что-то особенное. Мы использовали такой подход, чтобы стать ближе к покупателям. Кроме того, в новых магазинах появилась стойка службы поддержки клиентов, это позволяет нам улучшить качество обслуживания. Наша корпоративная миссия звучит так: «Меняя одежду, меняя стереотипы мышления, изменяем мир». Материал и идея — Инновации — ваше главное конкурентное преи­му­щество? — Мы каждый день говорим: инновации, креативность, создание чего-то нового. Это встроено в ДНК компании и отличает нас от конкурентов. Но для нас нет ничего на втором месте. Мы всегда задумываемся и наблюдаем, чего хочет покупатель, какой ищет для себя полезный продукт. Разве вы, когда приходите в магазин, станете покупать для себя вещи второго порядка? Нет, каждый старается выбрать самую лучшую вещь, поэтому мы тоже стремимся быть во всем номером один и большое внимание уделяем деталям. Мы делаем то, что до нас никто не производил. Посмотрите, японцы изобрели плеер, потом задумались, как его носить, и придумали наушники. Вспомните автоконцерн Toyota — теперь батарейки и бензин объединены, поэтому машину можно водить намного дольше. Подобную технологичность мы стремимся создать в одежде, соединив два элемента — материал и идею. Мы хотим изменить жизнь к лучшему. Мы нацелены не на одну категорию людей, а на всех вместе. Не случайно слоган Uniqlo звучит так: «Сделано для всех». — На какие инновации вы сейчас ориентируетесь? — В первую очередь в тканях. Используем как натуральное, так и синтетическое сырье. Натуральные материалы с каждым годом становятся все дороже, но для Uniqlo вопрос цены не является основным, потому что для нас важен конечный продукт. Одним больше нравится одежда из хлопка, а другим — из наших уникальных тканей. Например, летом людям очень жарко, но если вы носите нижнюю одежду из ткани sarafine, то пот моментально впитывается, и футболка остается сухой. А вот зимой востребована продукция из heattech, так как одежда сохраняет тепло вашего тела. Так, в прошлом году продажи нашей коллекции из heattech показали очень высокие результаты — мы распродали одежду из этого материала в количестве 80 миллионов штук, а в 2011-м достигнем уровня 100 миллионов единиц. Кроме работы над тканями, мы обращаем внимание на внешний вид изделия. Так, в последней инновационной коллекции Uniqlo наши дизайнеры черпали вдохновение в спорте, но перенесли это в уличную одежду. Убрали лишние элементы, например карманы с рукавов, но добавили то, что делает одежду практичной: поставили на карманы замки с козырьками, чтобы в дождь не заливалась вода. Или другой пример: женщинам больше нравится, когда одежда облегает фигуру, но обычно спортивная одежда имеет квадратные формы. Так происходит потому, что в промышленном процессе делать прямой крой проще, но у Uniqlo хорошие партнеры, поэтому они выпускают для нас сложные силуэты. Еще мы постоянно экспериментируем с цветовой гаммой. Если говорить о пуховых куртках, свитерах из кашемира, то это 20 разных цветов. Расцветок классических клетчатых рубашек — 100 вариантов. — А в России эти модели представлены? — Ряд инновационных моделей будет продаваться в вашей стране с весны, но основная коллекция уже в продаже. В России любят наши специальные непродуваемые вещи, которые держат тепло. — Какие существуют различия по спросу в разных странах? — Сейчас мы приняли решение распространять во всех странах одинаковую продукцию по схожим ценам. Раньше мы предлагали различные варианты одежды в наших магазинах, но потом поняли, что спрос покупателей всего мира практически одинаков. Люди выбирают базовые вещи, в основном это джинсы, свитера, куртки. Различия в наших магазинах существуют, но небольшие. Пропорции тела у европейцев крупнее, чем у азиатов, поэтому мы выпускаем продукцию по двум размерным сеткам. — Расскажите о своей ценовой политике. Вы сказали, что везде продаете одежду по схожим ценам, однако в Москве самые дешевые джинсы Uniqlo стоят 1999 рублей, а в Нью-Йорке — 9,90 доллара. — Цены могут различаться в каждой стране в зависимости от местных налогов, но в целом они практически одинаковые. Не забывайте, что мы продаем джинсы в Нью-Йорке по низким ценам по случаю открытия флагманских магазинов, это наш подарок жителям города. В Москве мы, когда открывали магазины, продавали джинсы по 500 рублей. Каждый год мы реализуем 15 миллионов джинсов. Поскольку у нас такие объемы, мы можем себе позволить, чтобы 30 тысяч джинсов стоили всего 10 долларов. Мы часто устраиваем распродажи, но на все коллекции снижать цены не намерены. У нас и так по рынку низкие цены, и, главное, мы не хотим навредить своему качеству. Наши конкуренты, чтобы удешевить продукцию, каждый год ищут новых партнеров по производству одежды. Fast Retailing так не действует. Мы работаем с партнерами, с которыми можно сотрудничать долго, и поэтому с ними стараемся разработать самые дешевые варианты улучшения одежды. Мы сохраняем лояльность наших партнеров, вместе движемся к общей цели, чтобы постоянно достигать самых высоких результатов. Эксперт  Софья Инкижинова "Меняя одежду, изменяем мир"Uniqlo, ритейлер, гипермаркеты, одежда, покупатели
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
"Меняя одежду, изменяем мир"
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME http://www.retail.ru
http://www.retail.ru/interviews/58660/2017-05-29