8 августа 2011, 00:00 1794 просмотра

Бигмак по-русски

Кто-то, кажется, Пол Маккартни, сказал, что железный занавес начал рушиться под песни «Битлз». Хотя самую зримую брешь в нем пробила простецкая котлета. Речь идет, как вы, наверное, догадались, о появлении в Москве первого ресторана «Макдоналдс».

О том, как бигмак покорял СССР, «Итогам» рассказал президент «Макдоналдс» в России и Восточной Европе Хамзат Хасбулатов, человек, который 21 год назад возглавил самый первый ресторан — тот, что на Пушкинской площади.

— Хамзат Хамидович, а вы сами-то давно стояли у свободной кассы?

— Нет, недавно. Это было в середине апреля, когда отмечался день рождения компании. По старой традиции офисные менеджеры приходят на несколько часов поработать в рестораны сети, пообщаться, вспомнить старые времена. Вот и я в тот день стоял за прилавком первого «Макдоналдса» на Пушкинской площади, который возглавил более 20 лет назад.

К сожалению, уже не все процедуры помнишь. Но потом быстро старые навыки возвращаются. Очень многие нынешние управленцы «Макдоналдса» вышли из стен ресторана. У нас практически нет ни одного руководителя, который бы в свое время не работал за кассой или на кухне. Вице-президент по производству, по работе с персоналом, по маркетингу — все начинали с прилавка на Пушкинской площади. Даже финансовый директор когда-то был обычным рядовым сотрудником. Я называю такую карьеру историей from crew room to board room («от прилавка до главка», перевод «Итогов»).

— Чем вас так манила индустрия общепита?

— Мне это было просто интересно! Праздников в СССР было мало, и советские люди старались их отмечать по-особому, например ходили в рестораны. Мне же всегда хотелось быть частью этого праздника и даже немного его создавать.

Родился я в Казахстане, и мне было меньше года, когда семья вернулась в Россию. Детство прошло в Чечне. После окончания школы, будучи 16 лет от роду, я приехал в Москву поступать в институт. По рекомендации дяди выбрал «Плешку» и окончил курс «Технологии и организации общественного питания».

Поработав по распределению несколько месяцев замдиректора предприятия на одном закрытом объекте в Тушине, отправился служить на Дальний Восток и вернулся на гражданку только через 18 месяцев. Нисколько не жалею о том периоде, для меня это была очень интересная школа. Как только пришел в себя от армейской службы, снова принялся за работу в системе общепита.

Первым местом работы на гражданке оказался ресторан в Кунцевском районе. Затем я обслуживал Олимпийские игры в 1980 году, руководил сначала рестораном «Регата», потом замдиректорствовал в «Будапеште». И однажды, в середине 1988 года, мне позвонили из нашего управления, которое тогда называлось «Мосресторантрест», и пригласили на какое-то собеседование. Я понятия не имел, о чем речь. Но приехал, захожу в зал заседаний — а там сидит большая группа иностранцев. Среди них был и мой будущий руководитель, основатель «Макдоналдс» в Канаде и России Джордж Кохон. Начальник Главного управления общепита города Москвы говорит: «Садись, побеседуй с людьми. Их очень заинтересовала твоя кандидатура».

После часового интервью я наконец-то понял, что за место работы мне предлагают, но не имел ни малейшего представления о том, что такое «Макдоналдс». Как и любой другой советский человек, я понятия не имел, как живут обычные люди на Западе и куда они заходят перекусить. В общем, через несколько дней после встречи вновь раздался звонок, и меня спросили, что я по этому поводу думаю.

— С радостью согласились, конечно.

— Нет. Отказался… Дело в том, что на тот момент у меня не было никакого интереса менять свое руководящее кресло в «Будапеште». Я считал, что в мои 32 года жизнь в общем-то удалась… Но ровно через месяц, когда я уже успел забыть об этой вакансии, со мной еще раз связались из главка и сказали, что иностранцы остановили свой выбор на мне. И предложили место в команде, которая будет открывать первый «Макдоналдс» в Советском Союзе. По телефону мне в общем-то сразу дали понять, что возможности отказаться практически нет. Пришлось соглашаться в добровольно-принудительном порядке. В принципе, я ничего не терял, так как в противном случае у меня была возможность вернуться на бывшее место работы.

В августе 1988 года меня формально приняли на работу, и первого октября я появился в московском офисе компании. Если то помещение, которое она снимала, можно было назвать офисом — «Макдоналдс» расположился в нескольких номерах гостиницы «Минск».

— Но история покорения СССР «Макдоналдсом» началась ведь не с вашего выхода на новое место работы…

— Да, эта одиссея длилась к тому моменту без малого 12 лет! Шел 1976 год, в Монреале проходили летние Олимпийские игры, и компания «Макдоналдс», будучи их спонсором, предоставляла автобусы для перевозки национальных делегаций.

Однажды, выходя со своей семьей с олимпийского стадиона, Джордж Кохон заметил в одном из автобусов советских представителей и решил подойти познакомиться. Но на его пути встал канадский чиновник, который настоятельно советовал сначала обратиться в протокольный отдел МИДа и попросить разрешение на встречу с делегатами из СССР.

Кохон не растерялся и продолжал настаивать на своем. К тому же у него на руках был сильный козырь — автобус-то был фактически его. В итоге англоговорящие члены советской делегации услышали спор и подошли сами. Между ними завязалась беседа, слово за слово, никто и не заметил, как Кохон и компания оказались в ближайшем ресторане «Макдоналдс».Тогда канадец и задал советским чиновникам вопрос, который изменил будущее многих людей: «А хотели бы вы ходить в такой вот «Макдоналдс», если бы он был, скажем, в Москве?»

— Ответа «да» пришлось ждать долго…

— После этой встречи Кохон несколько раз посещал СССР, однако реальные планы стали обсуждаться через много лет после Игр в Монреале. В итоге в апреле 1988 года наконец-то было подписано соглашение между компанией «Макдоналдс» и правительством Москвы. Для открытия первого ресторана создали совместное предприятие «Москва — Макдоналдс», где 51 процент принадлежал правительству города, а 49 — компании. В то время это было единственным условием, которое позволяло выйти на советский рынок. Учитывая тогдашние сложные отношения между СССР и США, канадский филиал «Макдоналдс», а не американский, выглядел наиболее приемлемым партнером для этого начинания.

Планы у нас были очень амбициозные. В рамках соглашения предполагалось открыть аж 20 ресторанов в Москве! Тогда это считалось фантастическим проектом, просто немыслимым. К тому же мы планировали построить собственный пищеперерабатывающий комплекс, так как в Советском Союзе на тот момент было невозможно найти приемлемого поставщика.

Но для начала мне нужно было пройти производственную стажировку в Канаде и выучить язык. Так как я два слова не мог связать по-английски, мне пришлось все бросить и посещать интенсивные курсы. Параллельно занимался приготовлением к отъезду. В советское время для отбытия за рубеж необходимо было получить большой набор документов. Сначала они согласовывались начальством, потом шли в горком или райком партии, затем бумаги перехватывал КГБ, то есть везде тебя шерстили… Раньше ведь выпускали за бугор, как правило, в составе профсоюзной или научной делегации, а индивидуальные поездки были под пристальным вниманием. Короче, мне потребовалось около пяти месяцев, чтобы наконец-то получить разрешение уехать в Канаду. Только когда я был принят на работу, я узнал, что кроме меня готовили еще троих претендентов на позицию директора первого ресторана.

— Дублеры, как у космонавтов…

— Что-то вроде того. И «тренировочный полет» мы осуществили тут же: впервые попали в бизнес-класс «Аэрофлота». В то время выезд за границу был целым приключением! Одно дело — турпоездка в Болгарию или Чехословакию, другое — капстрана, фактически враждебный лагерь!

Мы прилетели в начале февраля, и сразу же — море впечатлений! Потребовалось несколько дней для адаптации, в том числе и для прихода в себя от шока. Только представьте: в Москве пусто, серо, люди ходили голодные, а тут…

Нас поселили по двое в квартире со всеми стандартными по западным меркам удобствами: с кондиционером, телевизором, который показывал кучу каналов… Помню, какое впечатление произвел на меня хоккейный матч в Торонто в рамках НХЛ. Это совершенно отличалось от того хоккея, который мы привыкли смотреть в Советском Союзе. Как раз тогда в канадскую профессиональную лигу приехали Макаров, Фетисов, Ларионов и другие. В Канаде я, кстати, познакомился с нашим легендарным хоккеистом Владиславом Третьяком. Мне довелось побывать на торжественном ужине в честь введения его в Зал хоккейной славы. С тех пор мы поддерживаем хорошие отношения.

В Канаде же я научился играть в гольф и делать барбекю, ходил на ужины, ездил на рыбалку, да и просто путешествовал по стране. За нашими переездами активно следили западные СМИ, и нам часто приходилось давать интервью: выход «Макдоналдс» в Советский Союз казался событием на грани фантастики!

— Словом, обуржуазились, Хамзат Хамидович, по полной.

— Компания давала нам деньги на карманные расходы. Сумма небольшая, порядка 100 долларов в неделю, но всем необходимым мы были обеспечены: транспорт, жилье, еда. Тогда мне казалось, что лучше не бывает. В общем, решил эту стажировку «дотерпеть» до конца.

Несмотря на то что я получил в Советском Союзе вроде бы профильное образование, оно не имело абсолютно никакого значения для компании «Макдоналдс». Всему приходилось учиться заново, с самых азов, и без отрыва от производства. Так что свой первый день практики я провел на кухне и жарил гамбургеры.

Постигая азы ресторанного дела на Западе, я много общался с людьми, и меня тогда поразила их открытость. Например, президент компании спокойно и непринужденно садился рядом с тобой пить кофе, общался на равных, приглашал к себе домой на выходные. Таким дружелюбием советская система, увы, не отличалась.

После стажировки в ресторане в Торонто нас отправили на дальнейшее обучение, и завершающая стадия освоения новой профессии проходила в университете гамбургерологии под Чикаго.

Этот корпоративный учебный центр был образован в 1961 году для сотрудников компании: директоров ресторанов, маркетологов, специалистов по недвижимости. Университет занимает порядка 12 тысяч квадратных метров и состоит из десятков учебных комнат, аудиторий и производственных лабораторий. Техническая оснащенность такая, что одновременно там можно обучать студентов на 28 языках. Интереснейшее заведение! Кстати, самого ресторана в университете не было, он находился напротив.

За два месяца до окончания стажировки мне сказали, что я буду директором первого ресторана «Макдоналдс» в Советском Союзе.

— А дублеры?

— Трое остальных претендентов становились моими замами. Когда мы вернулись в Москву, перед нами была поставлена задача набрать будущих менеджеров и работников ресторана на Пушкинской площади, а затем послать их вторым эшелоном для обучения на Запад.

— Почему выбор пал именно на Пушку?

— В то время пока я был в Канаде, строительство ресторана уже шло полным ходом. Место, на котором располагалось советское кафе «Лира», было предложено московским правительством. Дело в том, что, когда создавалось совместное предприятие, компания «Макдоналдс» взяла на себя обязательства по вопросам инвестиций, обучения персонала и управления бизнесом. Московская же сторона должна была предоставить площади. Вот они и отдали нам это место на Пушкинской площади, а также участок земли в Солнцеве, где был построен завод. В него вложили порядка 50 миллионов долларов и около 15 миллионов — в открытие первого ресторана. Часть продуктов брали на месте, но основное сырье привозили из-за рубежа. В России закупали мясную продукцию, молоко, овощи, муку. Сами выращивали в Подмосковье картофель.

Для строительства второго ресторана и офисного здания нам выделили место, которое находилось напротив Центрального телеграфа.

— Сейчас любой желающий может прийти на работу в «Макдоналдс». А как нанимали первых сотрудников?

— В первом ресторане работало порядка 650 человек. Чтобы их найти, мы дали объявление в «Московском комсомольце» и получили около 30 тысяч анкет. Пришлось проводить три цикла интервью, чтобы выбрать самых подходящих. Кстати, многие люди, которые были готовы стоять у прилавка или жарить картошку, имели высшее образование!

На первом этапе процесс курировали зарубежные специалисты. Открытие офиса и первого ресторана в Советском Союзе готовили порядка 80 иностранцев, некоторые из них работали на нашем заводе в Солнцеве, а некоторые обучали офисных менеджеров.

— Премьера прошла штатно?

— Да, как планировали открыть ресторан в конце января 1990 года, так и получилось.

Накануне этого события, 30 января, был дан торжественный прием в Кремле, на котором присутствовало около тысячи гостей из разных стран, а также все основные информационные агентства, телевизионные каналы и газеты.

Правда, мне пришлось это празднование пропустить: утром открытие, и я готовил ресторан. Всю ночь со мной был один из основателей компании «Макдоналдс» Фред Тернер. Много переживал, много курил и постоянно спрашивал меня: «Есть продукция? Есть сотрудники? Проблем завтра не будет?» И на каждый вопрос я давал развернутый ответ, успокаивал его как мог.

И вот 31 января, часов в 6 утра, собирается весь персонал, и мы готовимся к торжественной церемонии открытия. На улице — ни души! Все иностранцы в шоке, спрашивают, что случилось. Это было действительно странно, ведь накануне открытия была проведена обширная рекламная кампания, все только и говорили, что о приходе в СССР одного из символов Америки. Я тоже не мог понять, куда же подевался народ.

Во всем оказалось виновато метро: оно открывалось только в начале седьмого. Зато, как только первый поезд подошел к «Пушкинской», оттуда хлынула такая толпа, что у нас мгновенно образовалась гигантская очередь, протянувшаяся по всей Пушкинской площади. По нашим оценкам, к открытию «Макдоналдса» набралось более пяти тысяч человек.

После пресс-конференции и торжественной церемонии мы запустили первых посетителей. Было около 11 часов утра — все это время гости терпеливо ждали. Всего их в тот день у нас побывало более 30 тысяч. К слову: до этого ни одно заведение сети не обслуживало столько посетителей за одну смену. Всего же за 21 год «Макдоналдс» на Пушкинской обслужил более 143,2 миллиона человек. Почти все население России, если сравнить…

Как мне потом рассказывали, вокруг первого ресторана завязался целый посреднический бизнес, когда первые посетители покупали еду и потом перепродавали ее тем, кто не хотел стоять в очереди.

— Какие были базовые блюда?

— Все основные наши позиции в меню на тот момент были представлены. Бигмак, если я не ошибаюсь, стоил 3 рубля 25 копеек, рубль семьдесят стоил гамбургер.

— Кто-нибудь из представителей власти приобщился к американской культуре фастфуда?

— Конечно, без генерального секретаря и первого президента СССР Михаила Сергеевича Горбачева приход «Макдоналдс» в нашу страну вряд ли бы состоялся. Кстати, мы с ним встречались накануне 15-летия бизнеса в России. Обсуждали разные вопросы, вспоминали тот период, когда проект только-только запускался. Из всего меню Михаил Сергеевич отдавал предпочтение бигмаку.

На открытие второго ресторана в Газетном переулке в 1993 году приезжал Борис Николаевич Ельцин. Я показывал ему здание, потом у нас был обед в офисе. Бигмаком он, кстати, тоже перекусил.

Еще я помню, как однажды летом после открытия «Макдоналдса» на Пушкинской я зашел в ресторан. Гляжу — сидит легендарный Арманд Хаммер, «официальный друг» Советского Союза, человек, встречавшийся с Лениным! Арманд пришел пообедать, и я не упустил возможности с ним пообщаться. Он начал рассказывать о том, как открывал СССР всему миру, как встречался с вождем пролетариата. В тот момент я осознал, что видел перед собой человека-легенду, что в общем-то неудивительно: ему тогда было уже более 90 лет. Это была, насколько я знаю, одна из его последних поездок в Россию.

— Августовский путч и период ГКЧП заставили поволноваться?

— Конечно, и мы, и иностранцы волновались за судьбу совместного предприятия. Однако одно наблюдение меня все-таки успокоило. Я помню, как стояли танки на Пушкинской площади, а между ними тянулась очередь в «Макдоналдс». Меня это потрясло! Война войной, а есть все равно хочется. Когда я показал фотографии иностранцам, они тоже изумились и сказали: «Поразительная страна!»

Когда распался СССР, сильнее всего пострадала сельскохозяйственная отрасль. Развалились колхозы, и посыпались наши поставщики. В итоге нам пришлось постепенно восстанавливать все цепочки, заключать договоры, платить за выращивание скота, даже закупать нашим партнерам производственные линии — лишь бы не встало производство.

В то время, когда мы запустили наш завод в Солнцеве, доля местной продукция была на уровне 20 процентов, а 80 процентов завозилось из-за рубежа. Сейчас все наоборот.

Мы первыми привезли в Советский Союз салат айсберг и начали выращивать его на предприятиях поставщиков. «Кока-Кола» приняла решение построить первый цех по производству напитков рядом с нашим заводом в Солнцеве.

Прошло более 20 лет с тех пор, как «Макдоналдс» пришел в Советский Союз. Тогда выход, пожалуй, самого известного американского бренда в нашу страну казался чем-то немыслимым, фантастичным, даже немного авантюрным. Однако я рад, что сейчас, по прошествии многих лет, можно с гордостью сказать, что первый ресторан позволил чуть-чуть приоткрыть тот железный занавес, который отделял нашу страну от остального мира. Интересное было время!

Журнал Итоги

Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

Бигмак по-русскиМсDonald’s, ресторан, фастфуд, сеть ресторанов, открытие ресторана