Баннер ФЗ-54
25 июля 2011, 00:00 2505 просмотров

Главная проблема алкогольной отрасли — в ее пассивности и разобщенности

— Ассоциация импортеров вин — одна из самых молодых отраслевых ассоциаций на российском рынке алкоголя. Чем было обусловлено ее создание, какие цели она преследует?

— До марта 2011 года я был председателем экспертного профильного совета в Госдуме, и, когда возникала необходимость дать экспертное заключение на тот или иной законопроект или нормативный акт, было понятно, кто это может сделать от пивоваренной индустрии, кто — от производителей крепкого алкоголя, кто — от российских виноградарей и виноделов. А вот по вопросам получения заключений от импортеров вина приходилось обращаться непосредственно в компании. Это было не слишком удобно: даже при наличии хороших личных связей с руководством конкретных компаний их мнение по какому-либо вопросу нельзя рассматривать как общую точку зрения всего сектора рынка. Разобщенность и отсутствие взаимодействия этого сегмента рынка и создали предпосылку для этого объединения. На настоящий момент основная задача нашей ассоциации — это участие в нормотворчестве, подготовка заключений и комментариев от отрасли и участие в публичных экспертизах нормативных актов, размещаемых на сайтах госорганов. Кроме того, мы заинтересованы в оказании влияния на культуру потребления вина в России, каких-то других моментах, связанных с восприятием вина в стране, но, безусловно, задача номер один сейчас — участие в регулировании рынка.

— Способны ли подобные ассоциации быть по-настоящему влиятельными игроками на рынке, как это происходит, например, в европейских странах?

— К сожалению ассоциации участников алкогольного рынка сегодня не могут похвастаться каким-то глобальным охватом рынка. На данный момент в России действует пять подобных ассоциаций, в самой маленькой из них два члена, в самой крупной — двенадцать. При этом в стране только водочных лицензий выдано три сотни и более сотни спиртовых. То есть от общего количества участников рынка членством в отраслевых ассоциациях охвачены 1–2% компаний. Остальные 98–99% живут исключительно заботами и проблемами своих компаний и плывут по течению, надеясь, что их не коснутся проблемы, затрагивающие весь рынок целиком. Их равнодушие — неправильная позиция. Судьба бизнеса зависит от нормативного регулирования, и без понимания сути изменений, происходящих на рынке, сегодня невозможно строить планы даже на краткосрочную перспективу. Пассивность алкогольной отрасли — это одна из ее главных проблем на сегодняшний день. Если вы не хотите сами позаботиться о будущем вашего бизнеса, о нем обязательно позаботится кто-то другой. И далеко не всегда эта забота будет дружеской. В Европе это понимают, поэтому отраслевые ассоциации участников алкогольного рынка охватывают большинство производителей и они представляются влиятельной силой, с которой вынуждены считаться государственные органы. Это и O.I.V. (Международная ассоциация виноделов), добившаяся статуса межправительственной организации, и CEEV (Европейский комитет производителей вина), объединяющий 1300 производителей и администрирующий 80% экспорта вина из Европы. Нам пока остается мечтать о том, чтобы объединения предпринимателей были столь влиятельными, как на Западе. Нам надо к этому стремиться.

— Насколько вы удовлетворены существующей судебной практикой по делам участников рынка и регулятора?

— Не так давно наша Ассоциация направила запрос в Высший арбитражный суд с просьбой подготовить разъяснения пленума либо информационное письмо по судебной практике в рамках применения нашего отраслевого закона 171-ФЗ. К сожалению, ВАС нам ответил, что, по его мнению, достаточного количества судебных споров еще не накопилось, что проблемы они не видят и, как следствие, не видят необходимости готовить подобный документ. Хотя за последний год регулятор провел очень много проверок, закончившихся судебными разбирательствами. К тому же, если провести параллели с практикой принятия поправок в Налоговый кодекс, после их утверждения ВАС сразу же выпустил постановление пленума, в котором проанализировал и дал разъяснения применения первой части Налогового кодекса.

Сегодня по однотипным делам в разных регионах мы видим порой диаметрально противоположные решения, принятые на единоличное усмотрение судьи, что создает богатую пищу для появления коррупциогенных факторов. Правила игры должны быть прозрачными, понятными и одинаковыми для всех.

— Помимо Ассоциации импортеров вин вы возглавляете профильный подкомитет в Торгово-промышленной палате. Есть ли польза для участников рынка от работы этого органа?

— Уже около года я возглавляю подкомитет по регулированию алкогольного рынка в ТПП. За это время мы провели круглый стол, посвященный актуальной для алкогольного рынка проблеме наличия региональных барьеров для компаний из других субъектов Федерации. Проблема наличия искусственных барьеров, создаваемых чиновниками на местах для производителей, оптовиков и импортеров при вхождении на региональные рынки, обусловлена спецификой налогового законодательства, согласно которому 40% суммы акциза на алкоголь крепче 9 градусов напрямую зачисляется платежным поручением в бюджет региона, где работает конкретный производитель. Поэтому региональные руководители, мотивированные с точки зрения бюджетного законодательства и налоговых поступлений, заинтересованы в том, чтобы местный производитель спиртных напитков производил как можно больше продукции для увеличения поступлений в местный бюджет. Все это ведет к оказанию давления на розницу, для работы с которой у властей есть отличный рычаг в виде права лицензирования ее деятельности путем создания на местах системы так называемой добровольной сертификации, призванной на самом деле выдавливать с рынка продукцию неместного производства. Причем проходить ее приходится не только сомнительной водке, но и, например, элитным бордоским винам стоимостью несколько тысяч рублей за бутылку, хотя вся ввозимая в Россию продукция проходит еще на таможне всю предусмотренную процедуру проверки и соответствия. По результатам этого круглого стола мы подготовили запрос на имя генпрокурора и на имя руководителя ФАС Игоря Артемьева. Итогом обращения стали проверки в трети регионов России, где были выявлены нарушения, а ФАС и Генпрокуратура опротестовали ряд региональных законов. Так что наша активность в этом направлении дает свои результаты, что, конечно, радует.

— Однако при всех проблемах есть ощущение, что российское виноделие находится на пути к возрождению утраченных традиций…

— Российское виноделие до сих пор не оправилось от удара, нанесенного антиалкогольной кампанией середины 1980-х годов, в частности вырубкой виноградников. Например, площадь виноградников, находящихся в собственности заводов, имеющих лицензию на производство вина из собственного винограда, сократилось с 200 тыс. га в 1984 году до 24 тыс. га сегодня. Для сравнения: во Франции 800 тыс. га занято виноградниками. Для участников рынка очевидно, что без господдержки и дотаций виноградарству и виноделию практически невозможно сегодня получить необходимый объем качественного российского вина, который мог бы удовлетворить внутренний спрос. Дефицит собственного винограда и необходимость закупок виноматериала являются предпосылками для появления на российском рынке под видом вина шмурдяка, который, к сожалению, широко представлен сегодня на полках российских магазинов.

— Тем не менее вам приходилось встречать отечественные вина, которые уже сегодня могут на равных соперничать с ведущими образцами из винных стран Европы и Нового Света?

— В этом году для меня открытием стало вино, производимое небольшим частным хозяйством ООО «Виноградники Гай-Кодзора». Продукция производится из французских сортов винограда, которые дают возможность производить вино с изысканным вкусом. По моему субъективному мнению, вино, производимое в Гай-Кодзоре, смело можно назвать гордостью российского виноделия.

— Первое полугодие 2011 года прошло под знаком массового перелицензирования алкогольной отрасли и ухода с рынка множества маленьких компаний. Насколько проблемы передела рынка затронули импортеров вин, среди которых немало совсем небольших компаний? Многим ли пришлось уйти из бизнеса?

— В Ассоциации импортеров вин действительно состоят в том числе и небольшие компании, занимающиеся ввозом ограниченных партий элитных вин в Россию. Яркий пример — компания «Винтаж-М», возглавляемая известным экспертом по вину, передающим свой опыт в многочисленных проводимых мастер-классах, Светланой Арсенашвили, занимающейся импортом высококлассных вин. Если в результате мер по ужесточению регулирования алкогольного рынка с него начнут исчезать такие компании, то это станет настоящим ударом по качеству продукции, представленной на российском рынке, и ударом по определенной категории потребителей, которые хотят получать гарантированно хороший продукт, за который они готовы платить хорошие деньги. Очень бы не хотелось, чтобы такие компании как-то пострадали. По моим оценкам, потребителями высококлассных элитных вин, завозимых, как правило, небольшими компаниями в ограниченном количестве, является около 2% населения. Это, конечно, совсем небольшая часть потребителей, но она есть, и ее интересы хотелось бы соблюсти. Понятно, что если рынок будет стремительно укрупняться в интересах больших компаний, то этот сегмент рынка выпадет: большому оптовику неинтересно заниматься маленькими партиями, если его привычные объемы измеряются пароходами, железнодорожными составами.

— Существует распространенная точка зрения, что все последние события на рынке происходили в интересах крупных водочников и были направлены в первую очередь против производителей пива. Вы согласны?

— Если мы проанализируем поправки к 171-ФЗ, то мы увидим, что основные ужесточения идут на оборот спирта и розницу. Причины ясны: самая высокая в России акцизная ставка — водочная. Именно отсюда идут поступления в бюджет и контроль за оборотом спирта, в частности перенос уплаты акциза на спирт. Ужесточение контроля за розницей обусловлено огромным присутствием нелегальной продукции в легальной рознице. О масштабах левака можно судить по цифрам Росстата, которые свидетельствуют, что объем розничных продаж спиртных напитков в России значительно превосходит объемы легального производства алкоголя. Разница — в полтора раза. На этом фоне импортеры вина избежали введения какого-то особого ужесточения госрегулирования в своем секторе. Представители здравоохранения должны понять, что легальные производители и импортеры не заинтересованы в том, чтобы потребители спивались. Более того, легальные участники рынка, как никто другой, заинтересованы в эффективной борьбе с нелегалами. В этом интересы участников рынка полностью совпадают с интересами регулятора, и задача состоит в том, чтобы соблюсти баланс интересов без перекосов в ту или иную сторону.

— Часто ли госорганы действительно прислушиваются к мнению участников рынка и различных отраслевых ассоциаций?

— К сожалению, такое происходит не всегда. В качестве примера могу привести ситуацию, когда АИВ вышла с инициативой отмены запрета на дистанционную торговлю алкоголем, в частности через Интернет. Мы написали письмо в МВД с просьбой сообщить их позицию по данному вопросу. Мы обратили внимание МВД на то, что люди, торгующие через Интернет алкоголем в канистрах сомнительного качества и происхождения, в любом случае не видны для лицензионного контроля. Такие граждане и компании не имеют вообще никаких лицензий с привязкой к конкретному адресу, складам, которые мог бы проверить РАР. Эти лица совершают уголовное преступление по статье УК «Незаконное предпринимательство». Поэтому для нас было важно мнение и оценка именно МВД: повысится ли криминализация общества, если отменить запрет торговли алкоголем через Интернет для легальных алкогольных компаний? К сожалению, в своем официальном ответе МВД сообщило, что данный вопрос не входит в его компетенцию, и посоветовало обратиться в Росалкогольрегулирование. Наверное, просто не захотели заниматься этим вопросом. И это не единственный пример невнимательного отношения к просьбам участников рынка со стороны органов государственной власти.

— Создание Таможенного союза как-то повлияло на бизнес импортеров вин?

— Наша ассоциация очень внимательно следит и анализирует нормотворчество, в частности положения технических регламентов, которые будут действовать на территории ТС. Мы считаем, что самым разумным шагом было бы гармонизировать нормы техрегламентов ТС с аналогичными нормами, принятыми в Евросоюзе. www.rbcdaily.ru

Статья относится к тематикам: Retail
Поделиться публикацией:
Что пришлось изменить в сети, чтобы она продолжала...
5516
Как обмен информацией принес выгоду ритейлеру и по...
1365
О запуске нового розничного проекта HomeMarket
1821
Андрей Филимонов, ГК «Лето», о том, от чего зависи...
2456
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
2438
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
5887
Опыт использования системы Jungheinrich ISM Online...
627
Как запускался новый офлайн-магазин и как тестиров...
823

— Ассоциация импортеров вин — одна из самых молодых отраслевых ассоциаций на российском рынке алкоголя. Чем было обусловлено ее создание, какие цели она преследует?

— До марта 2011 года я был председателем экспертного профильного совета в Госдуме, и, когда возникала необходимость дать экспертное заключение на тот или иной законопроект или нормативный акт, было понятно, кто это может сделать от пивоваренной индустрии, кто — от производителей крепкого алкоголя, кто — от российских виноградарей и виноделов. А вот по вопросам получения заключений от импортеров вина приходилось обращаться непосредственно в компании. Это было не слишком удобно: даже при наличии хороших личных связей с руководством конкретных компаний их мнение по какому-либо вопросу нельзя рассматривать как общую точку зрения всего сектора рынка. Разобщенность и отсутствие взаимодействия этого сегмента рынка и создали предпосылку для этого объединения. На настоящий момент основная задача нашей ассоциации — это участие в нормотворчестве, подготовка заключений и комментариев от отрасли и участие в публичных экспертизах нормативных актов, размещаемых на сайтах госорганов. Кроме того, мы заинтересованы в оказании влияния на культуру потребления вина в России, каких-то других моментах, связанных с восприятием вина в стране, но, безусловно, задача номер один сейчас — участие в регулировании рынка.

— Способны ли подобные ассоциации быть по-настоящему влиятельными игроками на рынке, как это происходит, например, в европейских странах?

— К сожалению ассоциации участников алкогольного рынка сегодня не могут похвастаться каким-то глобальным охватом рынка. На данный момент в России действует пять подобных ассоциаций, в самой маленькой из них два члена, в самой крупной — двенадцать. При этом в стране только водочных лицензий выдано три сотни и более сотни спиртовых. То есть от общего количества участников рынка членством в отраслевых ассоциациях охвачены 1–2% компаний. Остальные 98–99% живут исключительно заботами и проблемами своих компаний и плывут по течению, надеясь, что их не коснутся проблемы, затрагивающие весь рынок целиком. Их равнодушие — неправильная позиция. Судьба бизнеса зависит от нормативного регулирования, и без понимания сути изменений, происходящих на рынке, сегодня невозможно строить планы даже на краткосрочную перспективу. Пассивность алкогольной отрасли — это одна из ее главных проблем на сегодняшний день. Если вы не хотите сами позаботиться о будущем вашего бизнеса, о нем обязательно позаботится кто-то другой. И далеко не всегда эта забота будет дружеской. В Европе это понимают, поэтому отраслевые ассоциации участников алкогольного рынка охватывают большинство производителей и они представляются влиятельной силой, с которой вынуждены считаться государственные органы. Это и O.I.V. (Международная ассоциация виноделов), добившаяся статуса межправительственной организации, и CEEV (Европейский комитет производителей вина), объединяющий 1300 производителей и администрирующий 80% экспорта вина из Европы. Нам пока остается мечтать о том, чтобы объединения предпринимателей были столь влиятельными, как на Западе. Нам надо к этому стремиться.

— Насколько вы удовлетворены существующей судебной практикой по делам участников рынка и регулятора?

— Не так давно наша Ассоциация направила запрос в Высший арбитражный суд с просьбой подготовить разъяснения пленума либо информационное письмо по судебной практике в рамках применения нашего отраслевого закона 171-ФЗ. К сожалению, ВАС нам ответил, что, по его мнению, достаточного количества судебных споров еще не накопилось, что проблемы они не видят и, как следствие, не видят необходимости готовить подобный документ. Хотя за последний год регулятор провел очень много проверок, закончившихся судебными разбирательствами. К тому же, если провести параллели с практикой принятия поправок в Налоговый кодекс, после их утверждения ВАС сразу же выпустил постановление пленума, в котором проанализировал и дал разъяснения применения первой части Налогового кодекса.

Сегодня по однотипным делам в разных регионах мы видим порой диаметрально противоположные решения, принятые на единоличное усмотрение судьи, что создает богатую пищу для появления коррупциогенных факторов. Правила игры должны быть прозрачными, понятными и одинаковыми для всех.

— Помимо Ассоциации импортеров вин вы возглавляете профильный подкомитет в Торгово-промышленной палате. Есть ли польза для участников рынка от работы этого органа?

— Уже около года я возглавляю подкомитет по регулированию алкогольного рынка в ТПП. За это время мы провели круглый стол, посвященный актуальной для алкогольного рынка проблеме наличия региональных барьеров для компаний из других субъектов Федерации. Проблема наличия искусственных барьеров, создаваемых чиновниками на местах для производителей, оптовиков и импортеров при вхождении на региональные рынки, обусловлена спецификой налогового законодательства, согласно которому 40% суммы акциза на алкоголь крепче 9 градусов напрямую зачисляется платежным поручением в бюджет региона, где работает конкретный производитель. Поэтому региональные руководители, мотивированные с точки зрения бюджетного законодательства и налоговых поступлений, заинтересованы в том, чтобы местный производитель спиртных напитков производил как можно больше продукции для увеличения поступлений в местный бюджет. Все это ведет к оказанию давления на розницу, для работы с которой у властей есть отличный рычаг в виде права лицензирования ее деятельности путем создания на местах системы так называемой добровольной сертификации, призванной на самом деле выдавливать с рынка продукцию неместного производства. Причем проходить ее приходится не только сомнительной водке, но и, например, элитным бордоским винам стоимостью несколько тысяч рублей за бутылку, хотя вся ввозимая в Россию продукция проходит еще на таможне всю предусмотренную процедуру проверки и соответствия. По результатам этого круглого стола мы подготовили запрос на имя генпрокурора и на имя руководителя ФАС Игоря Артемьева. Итогом обращения стали проверки в трети регионов России, где были выявлены нарушения, а ФАС и Генпрокуратура опротестовали ряд региональных законов. Так что наша активность в этом направлении дает свои результаты, что, конечно, радует.

— Однако при всех проблемах есть ощущение, что российское виноделие находится на пути к возрождению утраченных традиций…

— Российское виноделие до сих пор не оправилось от удара, нанесенного антиалкогольной кампанией середины 1980-х годов, в частности вырубкой виноградников. Например, площадь виноградников, находящихся в собственности заводов, имеющих лицензию на производство вина из собственного винограда, сократилось с 200 тыс. га в 1984 году до 24 тыс. га сегодня. Для сравнения: во Франции 800 тыс. га занято виноградниками. Для участников рынка очевидно, что без господдержки и дотаций виноградарству и виноделию практически невозможно сегодня получить необходимый объем качественного российского вина, который мог бы удовлетворить внутренний спрос. Дефицит собственного винограда и необходимость закупок виноматериала являются предпосылками для появления на российском рынке под видом вина шмурдяка, который, к сожалению, широко представлен сегодня на полках российских магазинов.

— Тем не менее вам приходилось встречать отечественные вина, которые уже сегодня могут на равных соперничать с ведущими образцами из винных стран Европы и Нового Света?

— В этом году для меня открытием стало вино, производимое небольшим частным хозяйством ООО «Виноградники Гай-Кодзора». Продукция производится из французских сортов винограда, которые дают возможность производить вино с изысканным вкусом. По моему субъективному мнению, вино, производимое в Гай-Кодзоре, смело можно назвать гордостью российского виноделия.

— Первое полугодие 2011 года прошло под знаком массового перелицензирования алкогольной отрасли и ухода с рынка множества маленьких компаний. Насколько проблемы передела рынка затронули импортеров вин, среди которых немало совсем небольших компаний? Многим ли пришлось уйти из бизнеса?

— В Ассоциации импортеров вин действительно состоят в том числе и небольшие компании, занимающиеся ввозом ограниченных партий элитных вин в Россию. Яркий пример — компания «Винтаж-М», возглавляемая известным экспертом по вину, передающим свой опыт в многочисленных проводимых мастер-классах, Светланой Арсенашвили, занимающейся импортом высококлассных вин. Если в результате мер по ужесточению регулирования алкогольного рынка с него начнут исчезать такие компании, то это станет настоящим ударом по качеству продукции, представленной на российском рынке, и ударом по определенной категории потребителей, которые хотят получать гарантированно хороший продукт, за который они готовы платить хорошие деньги. Очень бы не хотелось, чтобы такие компании как-то пострадали. По моим оценкам, потребителями высококлассных элитных вин, завозимых, как правило, небольшими компаниями в ограниченном количестве, является около 2% населения. Это, конечно, совсем небольшая часть потребителей, но она есть, и ее интересы хотелось бы соблюсти. Понятно, что если рынок будет стремительно укрупняться в интересах больших компаний, то этот сегмент рынка выпадет: большому оптовику неинтересно заниматься маленькими партиями, если его привычные объемы измеряются пароходами, железнодорожными составами.

— Существует распространенная точка зрения, что все последние события на рынке происходили в интересах крупных водочников и были направлены в первую очередь против производителей пива. Вы согласны?

— Если мы проанализируем поправки к 171-ФЗ, то мы увидим, что основные ужесточения идут на оборот спирта и розницу. Причины ясны: самая высокая в России акцизная ставка — водочная. Именно отсюда идут поступления в бюджет и контроль за оборотом спирта, в частности перенос уплаты акциза на спирт. Ужесточение контроля за розницей обусловлено огромным присутствием нелегальной продукции в легальной рознице. О масштабах левака можно судить по цифрам Росстата, которые свидетельствуют, что объем розничных продаж спиртных напитков в России значительно превосходит объемы легального производства алкоголя. Разница — в полтора раза. На этом фоне импортеры вина избежали введения какого-то особого ужесточения госрегулирования в своем секторе. Представители здравоохранения должны понять, что легальные производители и импортеры не заинтересованы в том, чтобы потребители спивались. Более того, легальные участники рынка, как никто другой, заинтересованы в эффективной борьбе с нелегалами. В этом интересы участников рынка полностью совпадают с интересами регулятора, и задача состоит в том, чтобы соблюсти баланс интересов без перекосов в ту или иную сторону.

— Часто ли госорганы действительно прислушиваются к мнению участников рынка и различных отраслевых ассоциаций?

— К сожалению, такое происходит не всегда. В качестве примера могу привести ситуацию, когда АИВ вышла с инициативой отмены запрета на дистанционную торговлю алкоголем, в частности через Интернет. Мы написали письмо в МВД с просьбой сообщить их позицию по данному вопросу. Мы обратили внимание МВД на то, что люди, торгующие через Интернет алкоголем в канистрах сомнительного качества и происхождения, в любом случае не видны для лицензионного контроля. Такие граждане и компании не имеют вообще никаких лицензий с привязкой к конкретному адресу, складам, которые мог бы проверить РАР. Эти лица совершают уголовное преступление по статье УК «Незаконное предпринимательство». Поэтому для нас было важно мнение и оценка именно МВД: повысится ли криминализация общества, если отменить запрет торговли алкоголем через Интернет для легальных алкогольных компаний? К сожалению, в своем официальном ответе МВД сообщило, что данный вопрос не входит в его компетенцию, и посоветовало обратиться в Росалкогольрегулирование. Наверное, просто не захотели заниматься этим вопросом. И это не единственный пример невнимательного отношения к просьбам участников рынка со стороны органов государственной власти.

— Создание Таможенного союза как-то повлияло на бизнес импортеров вин?

— Наша ассоциация очень внимательно следит и анализирует нормотворчество, в частности положения технических регламентов, которые будут действовать на территории ТС. Мы считаем, что самым разумным шагом было бы гармонизировать нормы техрегламентов ТС с аналогичными нормами, принятыми в Евросоюзе. www.rbcdaily.ru

Главная проблема алкогольной отрасли — в ее пассивности и разобщенностиалкоголь, импорт алкоголя, вино, алкогольные, ввоз алкоголя, оборот алкоголя, продажа алкоголя
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Главная проблема алкогольной отрасли — в ее пассивности и разобщенности
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/interviews/50039/2017-09-25