9 августа 2010, 00:00 5512 просмотров

"У нас дешевле только водка и сигареты"

— При сопоставлении цен нужно обращать внимание не только на цифры на ценнике, нужно сопоставлять цены со средними зарплатами, смотреть, сколько тех или иных товаров может купить житель страны на свой заработок.

Сегодня в России есть условно две группы товаров и услуг: одни обходятся жителям нашей страны дешевле, чем гражданам западных стран, другие, наоборот, дороже.

"Дешевая" группа невелика, в нее попадают подакцизные товары, в первую очередь сигареты и алкоголь. Причина их дешевизны — низкие акцизы. В Европе акцизы на эти товары не просто способ пополнить казну, это инструмент государственной политики, мера, стимулирующая потребителей меньше пить и курить. В России же частные компании, например табачные, активно лоббируют низкие акцизы. Итого: средний житель России, даже с учетом низких зарплат, может купить больше сигарет и водки, чем европеец.

У нас дешевое электричество, относительно дешевый, по сравнению с Европой, бензин. Например, на Украине бензин в 1,5 раза дороже, чем в России, хотя эта страна беднее. В Турции и странах ЕС он в 2-3 раза дороже. Но дешевизна топлива и энергии — это опять-таки результат государственной политики.

— Остальные товары у нас дороже?

— Чаще всего да. Очень важно понимать, что в России не развита сетевая торговля и обеспеченность населения торговыми площадями у нас намного ниже, чем на Западе. (По данным Минпромторга, в России на тысячу человек приходится всего 73 кв. м, в ЕС этот показатель выше в 7 раз.— "О".) В итоге не во всех регионах сегодня есть жесткая конкуренция между современными магазинами. Это влияет на цены: во-первых, у не очень больших компаний выше издержки, меньше объемы закупки и соответственно выше цена, а во-вторых, низкий уровень конкуренции позволяет делать высокую наценку. В России все еще можно продавать товары с существенной торговой наценкой. При этом есть ряд примеров, когда приход в крупный город нескольких сетевых игроков существенно снижает цены на продовольствие во всем регионе.

Вторая причина дороговизны: в России мало производят, того же продовольствия. Фрукты, овощи, свинина, говядина, молоко — по всем этим продуктам российское производство не покрывает внутренний спрос, в итоге продукты приходится завозить, стоят они дорого.

Третий важный момент: у нас не самый благоприятный инвестиционный климат — есть проблемы с судами, коррупцией, защитой собственности и эффективностью государства в целом. Поэтому сроки окупаемости инвестиционных проектов в России устанавливаются значительно короче, чем, например, на рынках развитых стран. Более короткий срок окупаемости означает, что инвестор пытается как можно быстрее вернуть вложения и повышает цены. У нас до сих пор частный проект со сроком окупаемости в 10 лет рассматривается как аномальный: "О-о-о, 10 лет окупаемость! Ты уверен, что у тебя будет все хорошо через 10 лет?"

Влияет на стоимость товаров и цена кредита: несмотря на то что ставки по кредитам для бизнеса снизились, они все еще раза в 3 выше, чем в странах Балтии, и раз в 5 выше, чем в Германии. То есть деньги у нас тоже очень дорогие.

Четвертый момент — инфраструктура. С одной стороны, сектор ЖКХ, транспорта, поставок электроэнергии недореформирован, часто там по-прежнему царят монополии, а это ведет к росту цен на услуги. Производитель закладывает эти издержки в цены на товары. С другой стороны, у нас в ряде регионов нет нормальной инфраструктуры, например дорог, логистических центров, где бы грузы могли быстро обрабатываться. У нас до сих пор нет дороги, соединяющей Москву и Владивосток. Отсутствие инфраструктуры удорожает доставку товаров.

Пункт пятый — у нас очень низкая производительность труда. На одного работника производится продукции меньше, чем в США, причем в разы меньше. Соответственно, низкая производительность труда тоже закладывается в цену. Когда 100 тысяч жителей Тольятти собирают 600 тысяч автомобилей, то получается, что в год один работник ВАЗа собирает, дай бог, машин шесть. А в США он может собирать за это время 15 автомобилей.

В итоге при относительно низком уровне оплаты труда удельный вес зарплат в цене конкретного автомобиля остается высоким. Зарплаты у нас по многим отраслям ниже, чем на Западе, но не во столько раз, во сколько ниже производительность

— Получается, товары дорожают по четырем причинам: коррупция и неэффективность государства, плохая инфраструктура, технологическая отсталость и низкая производительность, нехватка конкуренции. Какая из этих причин главная?

— Скорее всего, технологическое отставание и низкая производительность — это фактор номер один. Инфраструктура на втором месте и на третьем — откаты, взятки и все, что с этим связано.

— На какие товары наценка "за российскость" больше всего?

— Мы годами переплачиваем за автомобили. Фактически, цены на них завышены последние лет 20, это государственная политика. Ситуация может измениться только после вступления в ВТО, когда будут снижены тарифы и мы сможем покупать автомобили, поставляемые с низкими таможенными пошлинами. Вторая группа товаров — одежда. Для многих регионов большая проблема — переплаты за транспорт. Часто авиабилеты в некий город России, не самый далекий, по цене сопоставимы с перелетом в США. И таких регионов много. В итоге их жители, получается, отрезаны этими тарифами от всей страны. Возьмем тех же военных пенсионеров на Дальнем Востоке: климат в регионе такой, что лучше, выйдя на пенсию, оттуда уезжать, но они остаются, потому что переезд стоит непомерных денег.

— Как потребители реагируют на тотальное завышение цен?

— Потребители мобилизуются, когда они видят одномоментные вопиющие факты роста цен. Самый яркий пример — борьба с монетизацией льгот. Когда они увидели, что теперь приходится платить больше, что льгота потеряна, люди взбунтовались. В этом году похожая история была с абсолютно необоснованным подорожанием проезда на электричках из Подмосковья в Москву и обратно. В таких очевидных ситуациях потребители добиваются отмены принятых решений.

А вот скрытый рост цен, увеличение таможенных тарифов происходит вопреки позиции потребителей. Все понимают, что некая отрасль, например автопром, стратегическая, и мы еще 5 лет будем переплачивать 30 процентов от стоимости, чтобы поддержать очередного успешного менеджера, который поднимает из руин все это дело. Такие решения принимаются на самом высоком уровне, при участии отраслевых лоббистов, и у потребителей нет шансов вмешаться.

— Можно ли быстро поменять ситуацию с дороговизной? И насколько быстро?

— Опыт ЕС показывает, что необходимые реформы можно сделать за период жизни одного поколения — 10 лет вполне достаточно. В 1991 году Россия и Польша, Чехия, Литва стартовали с одного уровня, но если сравнить, чего достигли эти страны, а чего достигла Россия, то видишь — они ушли значительно вперед и по инфраструктуре, и по качеству государственного управления. А главное — по качеству жизни.

— Как меняется поведение людей в условиях всеобщей дороговизны?

— Происходит сжатие спроса, сокращение покупок. Другая тенденция, проявившаяся в последние два года,— накопление вместо потребления.

— От чего отказываются потребители?

— От "излишеств", например отпуска на море, остаются вместо этого дома. В итоге происходит обеднение нашей потребительской жизни. 

Огонёк  Всеволод Бельченко

Статья относится к тематикам: Актуально
Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

"У нас дешевле только водка и сигареты"Дмитрий Янин, права потребителей, рост цен, высокие цены, ритейлеры, рознинчая торговля, низкие цены