Баннер ФЗ-54
18 сентября 2009, 00:00 4821 просмотр

Евгений Чичваркин: "Меня мочат нечестно"

В.КАРПОВ: 15 часов 3 минуты. В студии «Русской службы новостей» Владимир Карпов и Игорь Виттель. Сейчас с нами на прямой телефонной связи находится Евгений Чичваркин. Интервью в прямом эфире «Русской службы новостей» без цензуры, только наши вопросы и ответы Евгения Чичваркина.

И.ВИТТЕЛЬ: Женя, здравствуй.

Е.ЧИЧВАРКИН: Хэлло, Москоу.

И.ВИТТЕЛЬ: Привет. Жень, я надеюсь, телефонная связь для тебя не очень разорительна.

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет, вы же позвонили, все входящие бесплатно.

И.ВИТТЕЛЬ: Что же ты нас так подставляешь. Теперь будут все знать, что мы знаем твой номер телефона. Жень, как я и обещал, значит, я обещал прямой эфир – он есть; я обещал, что это будет наш с тобой диалог один на один – это есть; я обещал тебе, что я не буду прерывать, и цензуры не будет, это ты – и это есть. Один вопрос, ты не возражаешь против того, чтобы периодически слушатели еще звонили или как?

Е.ЧИЧВАРКИН: Да ради бога. Я обещал, что не будет призывов к свержению режима, потому что это не является моей позицией и обещания, естественно, сдержу. Хотя огромное количество людей и всевозможных, как вы сказали, сейковых аккаунтов от моего имени общаются, пишут письма, говорят моим голосом и так далее.

И.ВИТТЕЛЬ: Я проверил, что это твой голос и что это ты. Жень, кстати, мы тут голосование устроили – жертва ты режима или нет. 70% наших радиослушателей считают, что ты невинная жертва режима. Кстати, насколько я помню, у тебя на прошлой неделе был день рождения.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да.

И.ВИТТЕЛЬ: Я тебя запоздало поздравляю и все наши радиослушатели, я надеюсь, присоединяются к этому. Жень, значит, с чего начнем. Когда мы с тобой общались в Москве незадолго до твоего отъезда, помнишь наш последний разговор, я говорю: Жень, а зачем тебе это все, ну, хватит, уже продал фирму, уже все, успокойся. Помнишь, что ты мне ответил, да. Я живу в правовом государстве, - ответил ты. Помнишь мои глаза, я очень удивился твоему такому ответу, потому что никогда не считал тебя наивным человеком. Что произошло, Жень, понимаешь, я читал твое интервью, слышал твое интервью, которое ты дал нашим коллегам. Честно тебе говорю, мне показалось, ты что-то недоговариваешь. Давай, договорим это сейчас.

Е.ЧИЧВАРКИН: Вообще как бы лгать нельзя, а недоговаривать можно. В умных книгах так написано. Естественно, я и буду чего-то недоговаривать, и даже многое чего я знаю, унесу с собой в могилу.

И.ВИТТЕЛЬ: Давай так, о могиле еще рано, дай-то бог. Не об этом сейчас. Я просто к чему веду, смотри, был такой момент в твоем интервью, ты сказал: я могу назвать этих людей, «Управление «К», 38-й отдел по специальным мероприятиям. Что-то вроде этого, да.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да, я их уже называл не раз. На пресс-конференции год с лишним назад…

И.ВИТТЕЛЬ: Жень, но ведь и ты же не мальчик, ты пойми, ты же тоже не мальчик. Ты серьезный бизнесмен, поднимался не с нуля. И вот эти люди смогли тебя так прессануть.

Е.ЧИЧВАРКИН: Как это не с нуля? Еще с какого с минуса.

И.ВИТТЕЛЬ: Ты знаешь, тут, кстати, было полчаса, я пришел чуть раньше, мы решили пообщаться с нашими радиослушателями на тему - их версии случившегося. Было много версий, что не мог человек так с нуля раскрутиться, наверняка у кого-то взял деньги не у тех и вот теперь с этими не поделился.

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет, я ни у кого не брал деньги на старт. А банковские кредиты брал только в уважаемых банках, таких как «Промсвязь», "Сбер", "ВТБ" и «Альфа». И начал брать банковские кредиты через пять лет после начала. Хочу напомнить, у нас в течение двух лет было три магазина, в течение двух лет.

И.ВИТТЕЛЬ: Жень, ну начал ты не с нуля, хорошо, допустим. Но ты окреп, возмужал, у тебя же все-таки был связи, иначе ты бы не мог решать проблемы. Ну, никто у нас в бизнесе столько лет не выживает, правда. Что же это за черные силы такие таинственные, которые смогли тебя прессануть.

Е.ЧИЧВАРКИН: Они наделены силой, поэтому и смогли прессануть. Они же не только меня, они весь рынок грабят…

И.ВИТТЕЛЬ: Слушай, ну, на каждую силу, ты же знаешь, что на каждую хитрую вот эту самую всегда находится этот с винтом, да.

Е.ЧИЧВАРКИН: Видимо …

И.ВИТТЕЛЬ: Подожди, у тебя же тоже есть связи. У нас сейчас президент с коррупцией борется. Уже публично снимают, заявляют. Я не считаю тебя невинной овцой…

Е.ЧИЧВАРКИН: Ну, вот после «Моторолы» же никого не сняли, хотя было хищение на 19 миллионов. Наказали каких-то мелких ментов. А если следовать их логике, если я давал распоряжение сотрудникам ЧОПа похищать Власкина, значит и высшие чины подразделения «К» должны были знать и давать распоряжение похищать телефоны «Моторола», они же не пострадали никак.

И.ВИТТЕЛЬ: Честное слово, мне все равно, я не суд и мне абсолютно все равно, похищали Власкина, не похищали. Я уже говорил полчаса назад и повторю это тебе, я знаю сотни людей, которые засовывали паяльник в задницу, я знаю сотни людей, которым засовывали, и еще тысячи, которым я бы лично засунул. Меня это не интересует, все этим занимались.

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет, у нас другие методы. Если бы мы добились тогда реального решения, законного решения, то человек, ну, оба, они бы сейчас... Оба нет, но один бы точно сейчас сидел за два покушения на убийство, которыми никто, естественно, не будет заниматься, и за хищение у нас огромной партии телефонов, которым тоже никто не будет заниматься.

И.ВИТТЕЛЬ: Прости, перебью. Очень многие люди отметили, что голос у тебя был, когда ты давал другое интервью очень потухший. Сейчас я слышу живого человека. Что произошло?

Е.ЧИЧВАРКИН: Потухший?

И.ВИТТЕЛЬ: Да, я правда, честно, обратил внимание - тогда у тебя был потухший голос, ты как-то очень вяло говорил, что-то тебя пугало, видимо.

Е.ЧИЧВАРКИН: Может, тогда я думал, о чем говорить, а сейчас…

И.ВИТТЕЛЬ: А теперь ты почувствовал себя свободным, знаешь, как Кипелов пел «я свободен, словно птица в небесах». Хорошо, раз ты такой свободный и я такой свободный, поехали дальше. Значит смотри, еще один момент, который ты проговорил, когда «наконец мы стали работать вбелую», сказал ты. Было такое, да.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да, естественно. Смотрите, весь рынок до сентября 2005 года, вообще весь, вот весь-весь, включая операторские коробочки, телефоны самых уважаемых операторов, который был, он весь, скажем так, растамаживался по, так называемой, "сетке". Это официальный таможенный документ, позволяющий официально, но только очень своим компаниям, близким к таможне…

И.ВИТТЕЛЬ: А ты был ближе к таможне, так я понимаю.

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет, там были только свои компании, они понятны и известны, и они вокруг этой Шереметьевской таможни были созданы самими же таможенниками. И никаким иным способом, кроме как купить у этих компаний, не было возможности ни у кого. Поэтому, соответственно, в «Вымпелком» поставлял «Беталинк», в «МТС» - «Диксис» и «Телефон.ру» и все телефоны, которые были, они были либо с занижением стоимости... Вообще, все эти компании, они делали эти документы фиктивными.

И.ВИТТЕЛЬ: И все об этом знали, и это всех устраивало.

Е.ЧИЧВАРКИН: С 1990 по 2005 год не прошло, не въехало… Как бы, по базовому законодательству был акт в таможне, еще раз говорю, официальная бумага, называющаяся "сеткой" за подписью начальника Федеральной таможенной службы, по которой можно быстро и дешево осуществлять очистку. И все это делали. А так как там были большие деньги, сотрудники того самого подразделения «К», у них не было задачи этот рынок выбелить, у них задача там просто иметь свою долю, но из-за жадности они скрали слишком много. То есть, в общей сложности, на 50 миллионов долларов товара было изъято у нас в «Шереметьево», а также в «Диксисе», «Беталинке», «Ульте», «Северене», то есть, это который «Цифроград». И причем, у последних трех был похищен полностью рабочий капитал, что привело их к попаданию в долги и через какое-то время наращивание долга, обслуживание этого долга - к банкротству как таковому.

И.ВИТТЕЛЬ: Подожди, ну взялись-то в результате за тебя и за «Евросеть».

Е.ЧИЧВАРКИН: Потому что мы не молчали, когда второй раз начали грабить. Первый раз все "обосрались", потому что на всех завели уголовные дела и стали приставать. Это было для нас абсолютно ново - нас ограбили и нас же прессуют. И просто испугались. И плюс к тому, собрал всех тогда Греф и сказал, что вы должны немедленно быстро начать работать. Мы говорим: Герман Оскарович, мы были готовы всегда, только у нас это по формальным признакам не получалось. Потому что была группа лиц, которая все полностью контролировала, ситуацию вокруг… Он говорит: "но сейчас этого не будет".

И.ВИТТЕЛЬ: Теперь эту ситуацию будем контролировать мы, сказал Герман Оскарович.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да, и «Евросеть» была первая - деньги пошли в казну прямо с сентября 2005 года. Но людям, которые хотели этот рынок всегда крышевать, это не понравилось…

И.ВИТТЕЛЬ: Я знаю, что не понравилось, я же тебе рассказывал чудесную историю.

Е.ЧИЧВАРКИН: И они хотели засунуть опять рынок, сделать его незаконным, чтобы опять начать пользоваться…

И.ВИТТЕЛЬ: Я с тобой полностью согласен, потому что я тебе рассказывал эту историю. У меня друзья ноутбуки впервые в истории России в том самом 2005 году ввезли, заплатив полную стоимость, не занизив ничего. Да, заплатили все налоги и пригласили меня посмотреть, как это произойдет. С одной таможни выехали, 200 метров за ворота - приняла другая таможня. Никому не выгодно, чтоб был белым рынок, никому.

Е.ЧИЧВАРКИН: Никому невыгоден белый рынок. Но это все те же «кашники», они и решили это все стричь.

И.ВИТТЕЛЬ: Слушай, ты хочешь сказать, что нет такой силы, которая может их победить?

Е.ЧИЧВАРКИН: ...просто отдали деньги живые от страха.

И.ВИТТЕЛЬ: Жень, ты хочешь сказать, что нет такой силы, которая может их победить?

Е.ЧИЧВАРКИН: Почему нет? Есть.

И.ВИТТЕЛЬ: Кто?

Е.ЧИЧВАРКИН: Я не знаю, есть власти страны.

И.ВИТТЕЛЬ: Вот смотри, все, что ты сказал в том интервью, сводится к одному – в нашей стране невозможно, - я ненавижу, когда говорят «этой стране», поэтому говорю "в нашей стране" - невозможно было делать бизнес, и невозможно сейчас.

Е.ЧИЧВАРКИН: Моя любимая, моя родная страна, в которой, к сожалению, я сейчас не могу находиться, так как думаю, что в отношении меня не будет справедливое судебное или вообще справедливое отношение.

И.ВИТТЕЛЬ: Хорошо, но ты же говоришь, что есть власть, которая может защитить. Вот в какого ты веришь сейчас.

Е.ЧИЧВАРКИН: Не защитить, а просто закон и порядок делать...

И.ВИТТЕЛЬ: Ты пытаешься сейчас контактировать с какими-то людьми в Москве.

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет. Все что говорят, что я, якобы, пытался контактировать, все вымысел. Последнее общение…

И.ВИТТЕЛЬ: Я не говорю, что ты пытаешься, я просто говорю - надо же это делать. Ну, невозможно, понимаешь. Если ты замолчишь, то это значит все, больше никто не восстанет.

Е.ЧИЧВАРКИН: Ну, если это всех устраивает. Как можно людей делать насильно счастливыми? Если всех это устраивает, что их в любой момент могут ограбить. Любой коммерсант сейчас находится в состоянии стоя раком, и вазелин наготове.

И.ВИТТЕЛЬ: И готовы это терпеть. И молятся, чтобы просто их обошла.

Е.ЧИЧВАРКИН: Ну, все, да, большинство готовы.

И.ВИТТЕЛЬ: То есть, это новая молитва российских коммерсантов – да минует орган сей мою жопу, да, но вазелин всегда наготове.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да, если тебя обосрали, лежи обосранным, - глядишь, тебя в грязи не заметят. Но заметьте, у всех лидеров компаний в любой отрасли каждый раз сшибается голова, то есть, у лидера отрасли.

И.ВИТТЕЛЬ: Кстати, правда.

Е.ЧИЧВАРКИН: Какой смысл бороться.

И.ВИТТЕЛЬ: Жень, скажи мне, пожалуйста, на следующий день после твоего интервью следует решение британского суда - совпадение, что это?

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет, здесь нет вообще никаких совпадений. Всем морочат голову, что здесь какая-то политика. В Великобритании действуют исключительно по закону Великобритании.

И.ВИТТЕЛЬ: То есть, кровавая рука «Управления «К» не дотянулась до британского суда. Напоминаю радиослушателям, мы беседуем с Евгением Чичваркиным. Не знаю, как тебя теперь представлять, предпринимателем, предпринимателем….

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет, меня можно звать безработным, можно называть бывшим.

И.ВИТТЕЛЬ: Скромным британским безработным.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да.

И.ВИТТЕЛЬ: Хорошо, Жень, тогда возвращаемся к этой теме. Скажи мне, пожалуйста, я понимаю, что вопрос неприятный, он, кстати, неприятный, в первую очередь, для меня, потому что тебе в Лондоне уже ничего за это не будет, а здесь... А какова роль «Билайна» и Мамута в этой ситуации, если сейчас уже об этом можно говорить.

Е.ЧИЧВАРКИН: Компанию, скорее всего, ждали бы чудовищные времена; я не уверен, что нам удалось бы справиться с нашим кредитным бременем в той ситуации, которая была прошлой осенью.

И.ВИТТЕЛЬ: Подожди, в кредитное бремя ты себя загнал сам - это не дело рук «Управления «К», это, как бы, кризис или политика твоя и твоего компаньона, правильно я понимаю, да.

Е.ЧИЧВАРКИН: Практически правильно. Я бы смог реструктуризировать и подождать, если бы не давление со стороны прокуратуры, которое было спровоцировано теми же самыми «кашниками». Потому что оказалось, что они не только в сфере высоких технологий, а еще и спасают экспедиторов Власкиных, то есть, водитель «Газели» - тоже специальность.

И.ВИТТЕЛЬ: А скажи мне, пожалуйста, еще раз повторюсь, а прокуратура и господин Мамут…

Е.ЧИЧВАРКИН: И из-за этого огромное количество банков напугались, потому что они видели, что…

И.ВИТТЕЛЬ: И не стали давать тебе кредиты.

Е.ЧИЧВАРКИН: И не хотели реструктуризировать нам кредит.

И.ВИТТЕЛЬ: Я повторю свой вопрос, Мамут как-то повлиял на то, что вам не давали кредиты, Мамут принимал участие, можно это рейдерским захватом...

Е.ЧИЧВАРКИН: Наоборот.

И.ВИТТЕЛЬ: Мамут помогал.

Е.ЧИЧВАРКИН: Наоборот, он помогал.

И.ВИТТЕЛЬ: То есть, ни «Билайн», то бишь «Вымпелком», ни Мамут не приложили руку к тому, чтобы ослабить твои позиции.

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет, ни «Билайн», ни Мамут, ни Фридман не приложили руку. У меня, во всяком случае, нет никаких данных и никаких ощущений.

И.ВИТТЕЛЬ: А скажи мне, не стоит бояться, что эти темные силы до нас дотянутся сейчас за то, что мы с тобой разговариваем и это открыто обсуждаем.

Е.ЧИЧВАРКИН: Знаете, Катя Карычева, которая написала, кстати, очень интересную заметку во «Время новостей»: то, что одного из «кашников», который расследовал дело «Моторолы», «приняли» с 300 тысячами евро наличными, несколькими банковскими пластиковыми карточками, а также несколькими телефонами «Верту». Когда она это написала, ее дважды вызывали в прокуратуру и сказали «чтобы заткнулась», и потом главного редактора вызвали в прокуратуру и сказали «чтобы заткнулись». И больше они про это не пишут.

И.ВИТТЕЛЬ: То есть, мы прямо можем с Сергеем Леонидовичем из студии отправляться, я так понимаю, не дожидаясь вызова.

Е.ЧИЧВАРКИН: …И Максима Кочина, который книжку написал, тоже вызывали в прокуратуру и тоже оказывали на него моральное воздействие, чтобы тоже заткнулся.

И.ВИТТЕЛЬ: Я далек от этих мыслей, но я знаю, что папуасам, как-то характерно для них мифологизировать, наделять просто какими-то невероятными силами то, что они не могут понять. Ну, объяснил ты мне, кто эти люди, ну, неужели они насколько всесильны, что с ними никто не может справиться, а те, кто может, не хотят…

Е.ЧИЧВАРКИН: Они важную работу делают, они же слушают всех, это важная работа для всех.

И.ВИТТЕЛЬ: Я надеюсь, что ни они сейчас слушают нас. Я, кстати, призывают их, если вы, дорогие мои, хотите поучаствовать в нашем разговоре, то 788-107-0. И я, и Евгений Чичваркин с удовольствием с вами побеседуем. Жень, ты не против, если они позвонят.

Е.ЧИЧВАРКИН: Я не против, пусть звонит кто угодно, но удовольствие вряд ли будет и вряд ли будет взаимность.

И.ВИТТЕЛЬ: Поскольку я вазелином не запасся, то точно удовольствия не получу. Жень, мы буквально на 30 секунд на рекламную паузу прервемся, не уходи никуда, хорошо. Кстати, есть звонок, я думаю, что это «Управление «К».

И.ВИТТЕЛЬ: Возвращаемся в эфир. Жень, надеюсь, ты еще здесь, мы тоже еще здесь, как это ни странно. Есть звонок, я попрошу проверить, не «Управление «К» ли это. Жень, ты здесь?

Е.ЧИЧВАРКИН: Да. Может быть мы лучше, я не против общаться с людьми, но может быть вы лучше зададите вопросы, которые следовало. Мне так кажется, что было бы правильно. Ну, давайте послушаем человека.

И.ВИТТЕЛЬ: Да. Интересно, понимаем, что мы с Евгением Чичваркиным общаемся. Добрый день, вы в эфире, представьтесь, пожалуйста.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Станислав меня зовут. Я бывший сотрудник правоохранительных органов. Евгений, здравствуйте. Я вам желаю огромной удачи. Я сам занимаюсь сейчас бизнесом, знаю что это, знаю как это в Москве. И я вами восхищаюсь, вашей судьбой, вашей жизнью. Дай бой, чтобы у вас все было чудесно. Это все, что я хотел вам сказать.

Е.ЧИЧВАРКИН: Спасибо большое

И.ВИТТЕЛЬ: Еще один звонок примем, может все-таки кто-то из действующих позвонит. Вы в эфире, представьтесь, пожалуйста.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Я сегодня уже звонил насчет Мамута.

И.ВИТТЕЛЬ: Так, все. Только «Управление К». Извините, мы сейчас принимаем звонки только из «Управления «К», но они не звонят. Жень, продолжаем. Жень, так что же делать людям, которые остались, которые сейчас не в Лондоне. Как с этим бороться, ты видишь пути борьбы с этим.

Е.ЧИЧВАРКИН: Смотрите, если бизнес совсем маленький, то его грабят только мелкие менты, пожарные и прочие, и как-то можно жить. И наверное нужно созидать, потому что у нормального человека это инстинкт. А остальные как совесть позволяет, пусть так и действуют. Я могу давать советы, но призывать никого ни к чему не буду.

И.ВИТТЕЛЬ: Я не прошу тебя призывать, просто мне может объяснишь. Потому что, смотри, на примере Михаил Борисовича было понятно, что дан сигнал обществу: чувак, зарабатывай деньги, не лезь в политику. Сняли голову с крупного бизнесмена. На твоем примере стало понятно, что снимут голову и с бизнесмена, ты уж прости меня, но помельче. Сейчас я жду следующего сигнала: не смей, сволочь, вообще ничем заниматься. Жень, ответь мне, я правильно понимаю тенденцию. Как … за толстыми коровами идут тощие, за тощими отсутствие мяса.

Е.ЧИЧВАРКИН: Дело в том, что и коровы никогда не переведутся, потому что есть потребность созидать. Поэтому можно грабить любое количество времени. Даже есть пример Сапармурата Ниязова, в каком состоянии жило это общество, в бедности, недоразвитости, никто же не лез на баррикады. Поэтому люди могут терпеть абсолютно любое.

И.ВИТТЕЛЬ: Нет, просто периодически власть дает обществу сигнал – вот этого теперь тоже нельзя. Сейчас на твоем примере дан сигнал, что предпринимательство…

Е.ЧИЧВАРКИН: Это еще гуманно давать сигналы, я считаю.

И.ВИТТЕЛЬ: Это просто ты успел, могли и менее гуманно. У нас есть звонок в студию, может «Управление «К». Представьтесь, пожалуйста.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Любовь.

И.ВИТТЕЛЬ: Вы не из «Управления «К».

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, нет.

И.ВИТТЕЛЬ: Тогда в следующий раз Любовь. Сейчас мы принимаем звонки только от «Управления «К».

Е.ЧИЧВАРКИН: Игорь, я считаю, что это некрасиво так с людьми поступать. Они же дозвонились, чего-то хотят. Тогда давай не будет принимать вообще звонки.

И.ВИТТЕЛЬ: Хорошо, тогда не принимаем звонки, договорились. Продолжаем наш разговор.

Е.ЧИЧВАРКИН: Извините Люба.

И.ВИТТЕЛЬ: Да. Мы извиняемся перед Любой и перед остальными. Я их предупредил честно, если вы из «Управления «К», звоните. Мы до этого полчаса принимали звонки. Жень, чем тебе кажется, эта история закончится, британский суд встанет на твою сторону.

Е.ЧИЧВАРКИН: Британский суд встанет, на мой взгляд, на сторону закона Британии, как в общем-то любой нормальный суд независимый.

И.ВИТТЕЛЬ: Я понимаю. Т.е. как бы если честно раскрыть карты, показать все документы, выяснить все обстоятельства, то другого выхода ты не ждешь.

Е.ЧИЧВАРКИН: Я не знаю. Я не устану доказывать свою невиновность и буду за это биться и сражаться. У меня, на мой взгляд, достаточно сильная позиция в этом отношении. Но будет так, как скажет британский суд. Я полностью доверяю и принимаю то решение, которое будет.

И.ВИТТЕЛЬ: Жень, у нас до выпуска новостей осталось 3,5 минуты, я не хочу тебя перебивать. Есть что-то, что ты хочешь высказывать.

Е.ЧИЧВАРКИН: А мы потом заканчиваем и все.

И.ВИТТЕЛЬ: Нет, мы потом вернемся в студию обязательно, после выпуска новостей. Просто я хочу дать тебе 3,5 минуты монолога.

Е.ЧИЧВАРКИН: Задайте вопрос. Ну, монолог, я наверно не готов.

И.ВИТТЕЛЬ: Владимир Карпов, который сейчас находится вместе со мной в студии, хочет присоединиться к беседе, если ты не против.

В.КАРПОВ: Евгений, если вы не против, то несколько уточнений. Вы говорили о том, что, по-моему, до нового года у вас была попытка еще наладить контакты с кем-то из мира сильных в России.

Е.ЧИЧВАРКИН: Я говорил разве.

И.ВИТТЕЛЬ: Нет, Евгений как раз всячески отрицал, Владимир, я вмешиваюсь.

В.КАРПОВ: Хорошо, просто вы сказали, что вы в какой-то промежуток времени еще пытались связаться. До какого момента вы пытались выйти…

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет, у меня были контакты, людей интересовало, что произошло, я говорил, что произошло. Я высказывал свое мнение, что нас, конкретно меня мочат и мочат нечестно, ну, и собственно все. Т.е. информацию какую-то… Но если случилось так как случилось, значит это в интересах государства, наверное, и в интересах тех людей, которые для государства настолько важны, что можно подножный корм, такой как я, скормить спокойно.

И.ВИТТЕЛЬ: Ты по-прежнему настаиваешь, что эта сила непобедима и важна для государства.

В.КАРПОВ: Евгений, когда Леонид Гозман, сопредседатель партии «Правое дело» шел на встречу с Дмитрием Медведевым, вы просили передать президенту, что вы невиновны. Вы знаете ответ Медведева.

Е.ЧИЧВАРКИН: У меня есть данные, что верхнее руководство страны многократно было введено в заблуждение по поводу, что я говорил, к чему я призывал, что я делал. Были сфабрикованы документы, сфабрикованы телефонные разговоры. И долго-долго создавалась аура, чтобы сказать, что я основной коррупционер, что я платил и сажал ментов, что я платил и пытался менять законы. Хотя никогда никому не платил. Я вообще свои заработанные потом и кровью деньги люблю и никому их не раздаю. Но тем не менее, это постоянно муссировалось, что я платил туда, что бравировал участием в выборах Медведева и считал, что у меня иммунитет, хотя я гордился этим, но никогда не бравировал. Что я заносил туда деньги, а я туда не заносил денег. Постоянно верхнее руководство страны вводилось в заблуждение относительно моих высказываний, моих речей, моих писем. И я знаю, что огромное количество всякого смоделировано, создано и что документы, которых никогда не было в жизни, они попали на большие столы и создалось мнение, что это тот враг, который вреден, опасен и которого надо мочить. Это точно абсолютно было сделано. И я просил сказать, что вот это все неправда. Я честный и открытый человек. По одному единственному телефону со всеми общался. Я хотел … к лучшему реально…

В.КАРПОВ: Евгений, вы знаете ответ Медведева.

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет, не знаю.

В.КАРПОВ: Т.е. Леонид Гозман вам не передал потом, что сказал Медведев.

И.ВИТТЕЛЬ: Я думаю, Владимир, что мы не можем это повторить в эфире.

Е.ЧИЧВАРКИН: Я не знаю ответ.

И.ВИТТЕЛЬ: Хорошо. Мы прервемся сейчас на выпуск новостей. Буквально никуда не исчезай, пожалуйста, мы продолжим нашу беседу.

В.КАРПОВ: 15 часов 32 минуты. В студии «Русской службы новостей» Владимир Карпов и Игорь Виттель. С нами на прямой телефонной связи из Лондона Евгений Чичваркин, безработный. Евгений.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да.

В.КАРПОВ: Вы с нами?

Е.ЧИЧВАРКИН: Мысленно с вами.

И.ВИТТЕЛЬ: Жень, я надеюсь, что мысленно это временно. Я надеюсь, что присоединишься к нам все-таки в Москве, на свободе и все будет хорошо.

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет, уж лучше вы к нам.

И.ВИТТЕЛЬ: Будете у нас на Колыме, заходите.

В.КАРПОВ: Хотелось бы закончить историю с Гозманом и Медведевым. Т.е. вам Леонид Гозман ничего не рассказывал о том, как он сходил к Медведеву и что Медведев ему передал.

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет, он мне не сказал, что он ему передал.

В.КАРПОВ: Насколько я обладаю информаций, не знаю, может быть я ошибаюсь, но Дмитрий Медведев сказал, что вы подписали якобы какие-то документы и делу уже нельзя дать обратный ход. Какие документы вы подписывали.

Е.ЧИЧВАРКИН: Я не подписал никаких документов, естественно и вообще не представляю какие документы я мог подписать. Там был какие-то допросы, на которых наверно я мог признать например факт того, что может быть превышение, не знаю, факт самоуправства. Т.е. мы и не скрывали о том, что факт самоуправства в том случае имел место быть или о том, что там неправильно, не по закону был изъят дом у бандита Власкина. Он курьер на «Газели», у него дом где-то 300 тысяч стоил долларов. Наверное, какие-то были нарушены законы, но мне кажется, это не тот случай, когда через 6 лет выступает сначала глава Следственного комитета, а потом представители МИД говорят, что это не политическое дело.

И.ВИТТЕЛЬ: Слушай, ты можешь гордиться, Жень, из-за тебя открыли международный скандал.

Е.ЧИЧВАРКИН: Если это является тем, что я подписал. Но я честно сказал, при полном бездействии этих милиционеров, потом, кстати, их коллеги, расстреляли в супермаркете «Остров» несколько человек, вот при полном бездействии их, которые в федеральный розыск объявили человека, потом, пошушукавшись с ним, отпустили его на волю и сказали, что разбирайтесь с ним сами. Вероятно, какое-то, скажем так, самоуправство наверное это можно квалифицировать так. Но надо учесть, что человек этот, он дважды покушался на убийство и это доказанный факт. У человека шесть ножевых ранений, реальных дырок.

И.ВИТТЕЛЬ: И при этом не сидит, насколько я понимаю.

Е.ЧИЧВАРКИН: И уголовные дела заведены и закрыты и он реально украл эти телефоны, в чем признался. Естественно знает вся компания, но это никого не интересует. Его даже «Росбалт» называет «бедолагой».

И.ВИТТЕЛЬ: Жень, я правильно понимаю, что он не сидит.

Е.ЧИЧВАРКИН: Конечно, нет. Я единственное боюсь, вдруг дело начнется разворачиваться в обратную сторону, они его просто убьют, потому что он тогда расскажет, кто и как его нашел, чем напугал, какую конфетку нарисовал, чтобы он вдруг начал вспоминал какое страшное с ним творилось и он страшную тайну эту носил в себе.

И.ВИТТЕЛЬ: Я теперь понял, у нас же теперь власть еще программу защиты свидетелей всячески пиарит. Это под Власкина специально, чтобы живым остался. У меня к тебе один есть вопрос. Ты говоришь, что ты не любишь расставаться с кровно заработанными деньгами.

Е.ЧИЧВАРКИН: Конечно, нет.

И.ВИТТЕЛЬ: Никто не любит.

Е.ЧИЧВАРКИН: Я особенно не люблю, потому что я их заработал, а не… …просили не говорить такие слова по радио.

И.ВИТТЕЛЬ: Хорошо. У меня к тебе другой вопрос. В любом бизнесе, мы же не мальчики, давай серьезно, невозможно выжить, ни с кем не делясь, ни с «крышей», ни с какими-то людьми на таможне.

Е.ЧИЧВАРКИН: Зачем делиться, когда рынок стал белым.

И.ВИТТЕЛЬ: Подожди, но до 2005-го он же не был белым, ты же делился.

Е.ЧИЧВАРКИН: Хорошо, давай ... ситуацию с осени 2005 года, рынок стал белым благодаря усилиям Германа Оскаровича Грефа, за что ему огромное спасибо. И я не понимаю, почему его портрет у каждого ритейлера, который электронкой занимается, не висел в офисе тогда.

И.ВИТТЕЛЬ: Ты мне хорошую идею для бизнеса подал, я сейчас быстро напечатаю портреты Греф и начну ходить по ритейлерам и предлагать купить, как охранную грамоту.

Е.ЧИЧВАРКИН: Огромнейшее спасибо. Мы вышли все из зоны циклона. Люди начали задумываться об IPO, люди перестали бояться собственных цифр и показателей, перестали бояться собственной тени. Зачем платить-то.

И.ВИТТЕЛЬ: Так я говорю, до 2005 года. Значит те люди, которые потеряли свои доходы, с которыми ты делился и остальные участники до 205 года, им это не понравилось.

Е.ЧИЧВАРКИН: Доходы основные оседали на таможне в основном на Шереметьевской, так как они практически узурпировали канал поставки телефонов в Россию. И они сами эти доходы себе создавали, обкладывая, грубо говоря, весь импорт самостоятельно ими сделанной такой псевдопошлиной. Поэтому основные доходы были там. И еще раз повторюсь, сотрудники «Управления «К» просто хотели этими доходами с ними делиться, но из-за жадности украли слишком много, и скандал был большой. Изначально они хотели тихо завести на всех уголовные дела, «доить» и давить, чтобы все сидели молча, боялись и ждали, когда к ним придут и скажут, на визиточке нарисуют «с вас еще четыре миллиона». Это рынок, которые бы они хотели видеть. И любого … к ногтю. Но для многих так и продолжается. Вплоть до прошлого года я знаю, что крупные компании им относили деньги кратные миллионам, чтобы они не продолжали уголовное дело когда-то начатое. Потому что боятся репутации, боятся, что они кредитов не возьмут, больше разорятся. И тихо им отстегивают «бабки».

И.ВИТТЕЛЬ: Скажи, пожалуйста, есть сейчас в России сила, которая все-таки может разобраться вот с этой темной силой.

Е.ЧИЧВАРКИН: В любой момент, как захочет, разберется в один момент, если это будет нужно.

И.ВИТТЕЛЬ: От кого должна команда последовать. Давай построим вопрос по-другому. Напоминаю, что мы беседуем с Евгением Чичваркиным. На самом верху знаю об этой ситуации?

Е.ЧИЧВАРКИН: Я думаю, что знают превратно, из-за того, что из-за чести мундира многие смежные структуры естественно выгораживают тоже людей в погонах, создавая те самые неправильные документы, якобы мои речи и формируя образ врага, преступника, похитителя, бандита, любого другого говна, кроме предпринимателя и человека, который занимался продажами. А вот представьте себе, ноябрь и октябрь 2003 года, компания выросла в четыре раза. Вот мне было какое-то дело, я 16 часов проводил, чтобы просто подготовиться к новому году, потому что были продажи, которых никогда не было до этого. Мы покупали и продавали, занимались организацией. Огромное количество пришло – 11 тысяч новых людей, которых надо было обучить, людей из неблагополучных семей, которые привыкли хамить, которые не привыкли мыться. У меня забот был полон рот, у меня волосы на голове стояли. Мне была по … эта … и прочее, я об этом узнал после нового года, когда мне Борис доложил, что поймали вора, и он возвращает деньги.

И.ВИТТЕЛЬ: А Борис по-прежнему под стражей.

Е.ЧИЧВАРКИН: Естественно, он арестован, его постараются замочить, навесив и нарисовав ему как можно больше, чтобы он не вышел никогда. Я абсолютно уверен в том, что справедливости суда по отношению к ним не будет, и на них навешают всех собак и даже больше. Вот недавно, например, некого Рогова, который вообще к тому делу не имеет никакого отношения, приписали, чтобы продлить дело, чтобы не отдавать нам на ознакомление, который вообще ни сном, ни духом. Те люди, которые в кавычках сотрудничают со следствием, на самом деле пишут под диктовку все, что им «кашники» продиктуют. Звонили ему и угрожали, эти угрозы зафиксированы. Если подана жалоба, на нее не будет никакой реакции, как и на предыдущие несколько десятков жалоб, на несколько десятков нарушений, а некоторые нарушения можно квалифицировать как преступления, которые наши адвокаты подали, естественно никакой реакции на это не будет. А Рогов, когда его оклеветали, попытался покончить жизнь самоубийством десять дней назад. Включил газ и вместе с женой хотели уйти из жизни, их спасли. Он лежал в больнице. Потому что человека оклеветали. Потому что он не верит в том, что будет надлежащее и честное судебное разбирательство.

И.ВИТТЕЛЬ: А представляешь, ты говоришь, на самом верху извращенное представление. А вдруг они сейчас сидят, слушают «Русскую службу новостей», так случайно приемничек включен, вдруг услышат и скажут «твою мать, что ж происходит-то». И сейчас быстренько, за несколько часов тебя возвращают в Россию.

Е.ЧИЧВАРКИН: … там какой-то эмигрантишка, наверняка, бандит … из Лондона, а здесь люди, которые служивые, которым нужно задания всякие давать, которые служат верой и правдой России и что, кого менять на кого.

И.ВИТТЕЛЬ: Возвращаясь все-таки к теме. Тут, кстати, вопрос пришел интересный от нашего постоянного радиослушателя и друга. Без дела Евгению будет скучно, чем он собирается заняться, если суд встанет на его сторону и в какой стране.

Е.ЧИЧВАРКИН: Кстати, хочу еще напомнить, что деньги за продажу компании я получил и в бюджет отнес все, что полагается. Лично налоги я заплатил в России. И настолько хотелось создать образ врага, что в момент подачи декларации наша помощница, которая подавала налоговую декларацию, а мы как нормальные русские люди все делаем в последний день, на нее напали, вырвали сумку, благо она успела ее сдать в налоговую.

И.ВИТТЕЛЬ: Т.е. к тебе вообще ни с какой стороны не подкопаешься.

Е.ЧИЧВАРКИН: Ее по телефону прослушивали. Т.е. все преступления, а преступлений сделано около шести или семи актов бытового бандитизма, они все сделаны исходя из прослушек телефонов. Наши вещи хранились у друзей, разгромили квартиру друзей именно на 8 марта, сломав специально даже детские вещи, чтобы был… Звонили моей маме с угрозами. Звонили помощнице с угрозами, довели ее мать до смерти ночными обысками и пугалками, что мы тебя посадим на четыре года. Все зафиксировано, все жалобы отданы – никакой реакции естественно. Крали новые ноутбуки у адвокатов, крали ноутбуки у помощника Тимура. Т.е. количество преступлений шкалит все мыслимые границы. И это никому не интересно и их никто никогда не будет расследовать.

И.ВИТТЕЛЬ: Жень, о какой сумме вообще идет речь, из-за чего такое началось. О какой примерно сумме идет речь, что они так взъерепенились.

Е.ЧИЧВАРКИН: Изначально хотели компанию «Евросеть».

И.ВИТТЕЛЬ: Целиком.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да.

И.ВИТТЕЛЬ: Это было на осень прошлого года, когда ты ее примерно во сколько оценивал.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да. Охладить хотели. Считали, что он перегретый и надо охладить. А охладить попросили тех людей, которые давно имели зуб и давно хотели ограбить.

И.ВИТТЕЛЬ: Т.е. совпали интересы, я правильно понимаю.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да, совпали интересы. А потом еще совпали интересы тех, кто не хотел, чтобы я участвовал в либеральной…

И.ВИТТЕЛЬ: Прости, в это я не готов поверить. У нас же власть не боится никакой конкуренции сбоку. Неужели из-за политических.

Е.ЧИЧВАРКИН: А зачем на митинг 500 ментов присылать, если митингующих 100 человек.

И.ВИТТЕЛЬ: Это я думаю, что от глупости большой. Жень, скажи, пожалуйста, ты упомянул, что ты участвовал как-то в выборах Медведева, что ты этим гордишься. Просто для меня это новость, поясни.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да, я этим горжусь. Дело в том, что тот план, который был у Дмитрия Анатольевича на момент выборов, мне очень нравился, я по-прежнему готов поставить личную подпись под его речью на Красноярском форуме, послушать которую летал в Красноярск. И мне насколько нравилась идея плавной, спокойной либерализации, модернизации экономики. Мне это очень близко было сердцу и душе. Я честно абсолютно начал этим заниматься и поддерживать, и в общем-то был неким наверное...

И.ВИТТЕЛЬ: Посол доброй воли.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да.

И.ВИТТЕЛЬ: Зато теперь ты посол доброй воли в Лондоне. Я прошу ответить на вопрос, который прислал наш радиослушатель. Если суд встанет на твою сторону, чем ты будешь заниматься дальше. Я же понимаю, что ты не можешь сидеть ровно на том месте, в которое обычно втыкают паяльник.

Е.ЧИЧВАРКИН: Я буду обслуживать людей.

И.ВИТТЕЛЬ: Но пока никакой больше конкретики ты сказать не можешь.

Е.ЧИЧВАРКИН: Я буду обслуживать людей. Мне кажется, что если компания будет небольшая, то можно будет не допустить тех ляпов и промахов, которые были в России. Потому что мне так и не удалось сделать той сферы, которую считал правильной и приемлемой, и огромное количество людей так и не поверило в то, что сервис это та религия, которой надо служить или человек есть мера всех вещей. И ради блага и комфорта человека и существует любая розничная или сервисная компания. Если компания будет небольшая, то, мне кажется, что у меня это может получиться с учетом опыта и вывода из предыдущих ошибок.

И.ВИТТЕЛЬ: Там была вторая часть вопроса, в какой стране. Я так понимаю, что не в России в любом случае.

Е.ЧИЧВАРКИН: Я с удовольствием вернулся бы в Россию и с удовольствием бы поработал на благо родины, как только появилась возможность.

И.ВИТТЕЛЬ: Алло, Евгений. Мы сейчас попробуем перезвонить, буквально через секунду наберем номер Евгения. У нас, кстати, есть звонок. Саша прими, пожалуйста, звонок, потому что я вижу, что этот номер звонит уже 21-й раз. Вы в эфире, представьтесь, пожалуйста.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я звонила, меня отключили, меня зовут Любовь. Я бы хотела поздравить с тем, что ему удалось отсюда выбраться, из России. И может быть он подскажет, меня просто обвинили в терроризме, в подрыве, чего я не делала никогда и не могла сделать. Я может совета у него спросить, все-таки человек опытный, бизнесмен и он пострадал. Молодец, что убежал и сохранил свою жизнь и близких своих.

И.ВИТТЕЛЬ: Любовь, попробуйте написать мне на сайте, попробуем ответить на этот вопрос, просто Евгений сейчас рассоединился. Сейчас мы попытаемся вернуться на связь.

В.КАРПОВ: Давайте мы расстанемся на время рекламы. За это время как раз дозвонимся до Евгения Чичваркина и после этого продолжим беседу.

В.КАРПОВ: 15 часов 51 минута, мы сейчас по-прежнему пытаемся дозвониться до Евгения Чичваркина. Неожиданно мы с ним рассоединились.

И.ВИТТЕЛЬ: Евгений на самом деле сам перезвонил нам, правда, на мобильный телефон, не волнуйтесь. Мы в порядке и он в порядке, по крайней мере, пока, я постучу рогами об стол.

В.КАРПОВ: С нашего телефона мы пока дозвониться не можем.

И.ВИТТЕЛЬ: Видимо «Управление «К» наш телефон уже заблокировало, а мобильный еще нет.

В.КАРПОВ: После беседы с Евгением Чичваркиным, я ничему не удивлюсь.

И.ВИТТЕЛЬ: Хорошо, Владимир. Пока дозваниваются до Евгения, что мы-то не услышали. Вот я услышал ответы практически на все вопросы, кроме… Вот дозвонились, насколько я вижу, до Евгения. Жень, у тебя телефон-то белый, может там батарейка села, мы уже испугались как-то, или просто аккумулятор маленькой емкости. Что-то происходит со связью. Всесильно, видимо, это управление оказалось, недооценили противника.

В.КАРПОВ: Для меня до сих пор пока не понятно, почему Евгений Чичваркин, вроде бы обладая достаточно приличными связями, не может правильную информацию донести до президента, скажем, до премьера.

И.ВИТТЕЛЬ: У меня есть возможные версии. Они знают и это страшные версии.

В.КАРПОВ: Но это наше предположение.

И.ВИТТЕЛЬ: Это предположение, я еще раз говорю, это моя версия, что они знают.

В.КАРПОВ: Евгений Чичваркин пока в это верить не хочет.

И.ВИТТЕЛЬ: Вот вижу, что мы дозвонились до Евгения. На связи все нормально, может батарейка садится.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да, у меня все нормально. У меня телефон «Нокиа», поэтому батарейка не садится.

И.ВИТТЕЛЬ: Ну, давай еще product placement в эфире делать, Евгений. Слушай, видать, правда тебе не доплатили за фирму, если «Нокиа» приходится рекламировать. У нас осталось не так много времени, буквально три минуты. Е

.ЧИЧВАРКИН: А мне можете дать еще один час.

И.ВИТТЕЛЬ: Жень, постараюсь, если останемся живы после этого в эфире и на свободе, то я тебе дам еще час, честно, обещаю. Все-таки давай попытаемся подвести итоги. Из того, что я услышал, я все-таки не услышал ответ ровно на один вопрос: почему ты не пытаешься контактировать ни с кем в верхах, чтобы пытаться как-то все-таки бороться и доказать свою правоту.

Е.ЧИЧВАРКИН: Потому что не надо думать, не 1905 год сейчас, что нужно идти и доказывать, что ты не верблюд.

И.ВИТТЕЛЬ: Что царь-батюшка не знает, ты имеешь в виду.

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет смысла, всех устраивает такое положение дел. Поэтому раз всех устраивает, какой смысл лезть из штанов, пытаться разводить, будут еще больше чего-то придумывать. Смысл какой. Я не люблю делать действия, которые… Цель какая?

И.ВИТТЕЛЬ: Цель – оправдать себя, доказать свою правоту. Е

.ЧИЧВАРКИН: Перед кем? Перед огромным количеством, перед 55 миллионами людей, которые хоть раз что-либо оплатили в «Евросети» или перед теми 20 миллионами, которые купили.

И.ВИТТЕЛЬ: Да хотя бы перед судом. Женя, это же прецедент будет, ты докажешь, что ты не виновен и бизнесмены поверят в это.

Е.ЧИЧВАРКИН: Нормальные люди и так знаю, что я не виновен. У кого есть мозг в голове на плечах и так поминаю, что я не виновен.

И.ВИТТЕЛЬ: Да ты не слышишь меня. Может быть, это будет пример для бизнесменов, что это можно победить, что это небезнадежно. Женя победил и мы можем. Мы можем бодаться с дубом.

Е.ЧИЧВАРКИН: Поймите одну вещь, я один раз смог доказать, что телефоны белые, после этого люди вышли из тюрьмы и отомстили и им позволено было отмстить.

И.ВИТТЕЛЬ: Т.е. ты даже думаешь, что если ты выиграешь сейчас, то тебе отомстят еще раз.

Е.ЧИЧВАРКИН: Я не думаю, что я выиграю сейчас, тем более, что сотрудник подразделения «К», который с моей женой до полтретьего ночи сидел в день моего отъезда, он сказал, что твой вопрос вообще могут решить два человека, но Женя до них не добежит, и вообще, где деньги, и вообще лучше косичку сбрить и не ходить в цветных штанах, потому что меня будут педарасить в «Бутырке». И какой смысл, что доказывать кому. Людям нормальным не надо доказывать, я им и так все уже доказал своей работой, верой и правдой. А людям с искаженным соображением, людям недоразвитым, какой смысл чего-то доказывать.

И.ВИТТЕЛЬ: Т.е. возможность победить и дать пример другим бизнесменам ты для себя не видишь.

Е.ЧИЧВАРКИН: Я не могу победить или проиграть, потому что перестал сражаться. Я не проиграл, я положил меч на берег реки.

И.ВИТТЕЛЬ: Жень, тут дозванивается в студию Любовь, которая дозвонилась нам. Она дозвонилась пока мы дозванивались до тебя. Она сказала, что ее обвинили в терроризме, в преступлении, которое она не совершала, и спрашивает у тебя как у опытного человека совет. Ты все-таки позволишь, я дам ей возможность поговорить с тобой, хорошо.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да, я хочу сказать…, ну, ладно.

И.ВИТТЕЛЬ: Нет, скажи, Жень, не молчи.

Е.ЧИЧВАРКИН: Оставим хоть что-то для следующих эфиров.

И.ВИТТЕЛЬ: Я тебе обещаю, что они будут, если, конечно, со мной ничего не случится после этого эфира, я надеюсь. Любовь спросите у Евгения то, что вы хотели.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Евгений у меня такая просьба, вы не подскажите, каким образом вы могли бы мне помочь, т.е. я написала вам письмо, но сейчас вы находитесь, я так понимаю, в Лондоне. Чтобы вы помогли мне понять, как отмыться от той грязи, которой меня облили, т.е. меня сделали террористкой. И куда бы я не обратилась – закрыты двери.

Е.ЧИЧВАРКИН: Вы понимаете, меня тоже облили и сделали меня киднеппером. Не мудрено, я не удивлюсь, что окажется, что еще кого-нибудь я изнасиловал, убил, взорвал, не знаю, что еще сделал. Отмыться в глазах кого? Для меня важно мнение нескольких людей – близких друзей и еще мнение доминирующей части, интеллектуальной части моих бывших покупателей, наверное, их мнение важно. В их глазах я нормальный человек и я знаю, что я нормальный человек и мне не надо доказывать и отмываться. Если мнение людей всех для вас важно и если у вас бизнес, который обслуживает всех людей, ну, не знаю, используйте средства массовой информации, силу слова. Я не знаю, как помочь вам. Если бы я знал, я бы помог и вам, и себе бы.

И.ВИТТЕЛЬ: Спасибо.

В.КАРПОВ: Евгений, у нас просто совсем не остается времени. Если можно, коротко совсем ответьте, скажите, например, люди Березовского или «ЮКОСа» на вас выходили в Лондоне.

Е.ЧИЧВАРКИН: А что значит выходили? Звонили.

В.КАРПОВ: Ну, звонили, приглашали может быть к себе на пати.

Е.ЧИЧВАРКИН: А еще одна фишка, что я здесь типа сколачиваю фронт, что я поклялся отомстить, вот эту всю хреноту. Я точно знаю, что это пишется в отчетах, эта вся хренота. Я ни с кем не общался, никому не пытался отомстить, потому что в этом нет смысла.

И.ВИТТЕЛЬ: Жень, передача подошла к концу. Я не прощаюсь с тобой, надеюсь, что не прощаюсь со слушателями. Спасибо тебе огромное, что поговорил с нами. До встречи. Я думаю, что у нас еще будут с тобой эфиры. Счастливо и держись.

Русская служба новостей  

Статья относится к тематикам: Retail
Поделиться публикацией:
Что пришлось изменить в сети, чтобы она продолжала...
3899
Как обмен информацией принес выгоду ритейлеру и по...
1161
О запуске нового розничного проекта HomeMarket
1230
Андрей Филимонов, ГК «Лето», о том, от чего зависи...
2206
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
2329
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
5742
Опыт использования системы Jungheinrich ISM Online...
339
Как запускался новый офлайн-магазин и как тестиров...
539

В.КАРПОВ: 15 часов 3 минуты. В студии «Русской службы новостей» Владимир Карпов и Игорь Виттель. Сейчас с нами на прямой телефонной связи находится Евгений Чичваркин. Интервью в прямом эфире «Русской службы новостей» без цензуры, только наши вопросы и ответы Евгения Чичваркина.

И.ВИТТЕЛЬ: Женя, здравствуй.

Е.ЧИЧВАРКИН: Хэлло, Москоу.

И.ВИТТЕЛЬ: Привет. Жень, я надеюсь, телефонная связь для тебя не очень разорительна.

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет, вы же позвонили, все входящие бесплатно.

И.ВИТТЕЛЬ: Что же ты нас так подставляешь. Теперь будут все знать, что мы знаем твой номер телефона. Жень, как я и обещал, значит, я обещал прямой эфир – он есть; я обещал, что это будет наш с тобой диалог один на один – это есть; я обещал тебе, что я не буду прерывать, и цензуры не будет, это ты – и это есть. Один вопрос, ты не возражаешь против того, чтобы периодически слушатели еще звонили или как?

Е.ЧИЧВАРКИН: Да ради бога. Я обещал, что не будет призывов к свержению режима, потому что это не является моей позицией и обещания, естественно, сдержу. Хотя огромное количество людей и всевозможных, как вы сказали, сейковых аккаунтов от моего имени общаются, пишут письма, говорят моим голосом и так далее.

И.ВИТТЕЛЬ: Я проверил, что это твой голос и что это ты. Жень, кстати, мы тут голосование устроили – жертва ты режима или нет. 70% наших радиослушателей считают, что ты невинная жертва режима. Кстати, насколько я помню, у тебя на прошлой неделе был день рождения.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да.

И.ВИТТЕЛЬ: Я тебя запоздало поздравляю и все наши радиослушатели, я надеюсь, присоединяются к этому. Жень, значит, с чего начнем. Когда мы с тобой общались в Москве незадолго до твоего отъезда, помнишь наш последний разговор, я говорю: Жень, а зачем тебе это все, ну, хватит, уже продал фирму, уже все, успокойся. Помнишь, что ты мне ответил, да. Я живу в правовом государстве, - ответил ты. Помнишь мои глаза, я очень удивился твоему такому ответу, потому что никогда не считал тебя наивным человеком. Что произошло, Жень, понимаешь, я читал твое интервью, слышал твое интервью, которое ты дал нашим коллегам. Честно тебе говорю, мне показалось, ты что-то недоговариваешь. Давай, договорим это сейчас.

Е.ЧИЧВАРКИН: Вообще как бы лгать нельзя, а недоговаривать можно. В умных книгах так написано. Естественно, я и буду чего-то недоговаривать, и даже многое чего я знаю, унесу с собой в могилу.

И.ВИТТЕЛЬ: Давай так, о могиле еще рано, дай-то бог. Не об этом сейчас. Я просто к чему веду, смотри, был такой момент в твоем интервью, ты сказал: я могу назвать этих людей, «Управление «К», 38-й отдел по специальным мероприятиям. Что-то вроде этого, да.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да, я их уже называл не раз. На пресс-конференции год с лишним назад…

И.ВИТТЕЛЬ: Жень, но ведь и ты же не мальчик, ты пойми, ты же тоже не мальчик. Ты серьезный бизнесмен, поднимался не с нуля. И вот эти люди смогли тебя так прессануть.

Е.ЧИЧВАРКИН: Как это не с нуля? Еще с какого с минуса.

И.ВИТТЕЛЬ: Ты знаешь, тут, кстати, было полчаса, я пришел чуть раньше, мы решили пообщаться с нашими радиослушателями на тему - их версии случившегося. Было много версий, что не мог человек так с нуля раскрутиться, наверняка у кого-то взял деньги не у тех и вот теперь с этими не поделился.

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет, я ни у кого не брал деньги на старт. А банковские кредиты брал только в уважаемых банках, таких как «Промсвязь», "Сбер", "ВТБ" и «Альфа». И начал брать банковские кредиты через пять лет после начала. Хочу напомнить, у нас в течение двух лет было три магазина, в течение двух лет.

И.ВИТТЕЛЬ: Жень, ну начал ты не с нуля, хорошо, допустим. Но ты окреп, возмужал, у тебя же все-таки был связи, иначе ты бы не мог решать проблемы. Ну, никто у нас в бизнесе столько лет не выживает, правда. Что же это за черные силы такие таинственные, которые смогли тебя прессануть.

Е.ЧИЧВАРКИН: Они наделены силой, поэтому и смогли прессануть. Они же не только меня, они весь рынок грабят…

И.ВИТТЕЛЬ: Слушай, ну, на каждую силу, ты же знаешь, что на каждую хитрую вот эту самую всегда находится этот с винтом, да.

Е.ЧИЧВАРКИН: Видимо …

И.ВИТТЕЛЬ: Подожди, у тебя же тоже есть связи. У нас сейчас президент с коррупцией борется. Уже публично снимают, заявляют. Я не считаю тебя невинной овцой…

Е.ЧИЧВАРКИН: Ну, вот после «Моторолы» же никого не сняли, хотя было хищение на 19 миллионов. Наказали каких-то мелких ментов. А если следовать их логике, если я давал распоряжение сотрудникам ЧОПа похищать Власкина, значит и высшие чины подразделения «К» должны были знать и давать распоряжение похищать телефоны «Моторола», они же не пострадали никак.

И.ВИТТЕЛЬ: Честное слово, мне все равно, я не суд и мне абсолютно все равно, похищали Власкина, не похищали. Я уже говорил полчаса назад и повторю это тебе, я знаю сотни людей, которые засовывали паяльник в задницу, я знаю сотни людей, которым засовывали, и еще тысячи, которым я бы лично засунул. Меня это не интересует, все этим занимались.

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет, у нас другие методы. Если бы мы добились тогда реального решения, законного решения, то человек, ну, оба, они бы сейчас... Оба нет, но один бы точно сейчас сидел за два покушения на убийство, которыми никто, естественно, не будет заниматься, и за хищение у нас огромной партии телефонов, которым тоже никто не будет заниматься.

И.ВИТТЕЛЬ: Прости, перебью. Очень многие люди отметили, что голос у тебя был, когда ты давал другое интервью очень потухший. Сейчас я слышу живого человека. Что произошло?

Е.ЧИЧВАРКИН: Потухший?

И.ВИТТЕЛЬ: Да, я правда, честно, обратил внимание - тогда у тебя был потухший голос, ты как-то очень вяло говорил, что-то тебя пугало, видимо.

Е.ЧИЧВАРКИН: Может, тогда я думал, о чем говорить, а сейчас…

И.ВИТТЕЛЬ: А теперь ты почувствовал себя свободным, знаешь, как Кипелов пел «я свободен, словно птица в небесах». Хорошо, раз ты такой свободный и я такой свободный, поехали дальше. Значит смотри, еще один момент, который ты проговорил, когда «наконец мы стали работать вбелую», сказал ты. Было такое, да.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да, естественно. Смотрите, весь рынок до сентября 2005 года, вообще весь, вот весь-весь, включая операторские коробочки, телефоны самых уважаемых операторов, который был, он весь, скажем так, растамаживался по, так называемой, "сетке". Это официальный таможенный документ, позволяющий официально, но только очень своим компаниям, близким к таможне…

И.ВИТТЕЛЬ: А ты был ближе к таможне, так я понимаю.

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет, там были только свои компании, они понятны и известны, и они вокруг этой Шереметьевской таможни были созданы самими же таможенниками. И никаким иным способом, кроме как купить у этих компаний, не было возможности ни у кого. Поэтому, соответственно, в «Вымпелком» поставлял «Беталинк», в «МТС» - «Диксис» и «Телефон.ру» и все телефоны, которые были, они были либо с занижением стоимости... Вообще, все эти компании, они делали эти документы фиктивными.

И.ВИТТЕЛЬ: И все об этом знали, и это всех устраивало.

Е.ЧИЧВАРКИН: С 1990 по 2005 год не прошло, не въехало… Как бы, по базовому законодательству был акт в таможне, еще раз говорю, официальная бумага, называющаяся "сеткой" за подписью начальника Федеральной таможенной службы, по которой можно быстро и дешево осуществлять очистку. И все это делали. А так как там были большие деньги, сотрудники того самого подразделения «К», у них не было задачи этот рынок выбелить, у них задача там просто иметь свою долю, но из-за жадности они скрали слишком много. То есть, в общей сложности, на 50 миллионов долларов товара было изъято у нас в «Шереметьево», а также в «Диксисе», «Беталинке», «Ульте», «Северене», то есть, это который «Цифроград». И причем, у последних трех был похищен полностью рабочий капитал, что привело их к попаданию в долги и через какое-то время наращивание долга, обслуживание этого долга - к банкротству как таковому.

И.ВИТТЕЛЬ: Подожди, ну взялись-то в результате за тебя и за «Евросеть».

Е.ЧИЧВАРКИН: Потому что мы не молчали, когда второй раз начали грабить. Первый раз все "обосрались", потому что на всех завели уголовные дела и стали приставать. Это было для нас абсолютно ново - нас ограбили и нас же прессуют. И просто испугались. И плюс к тому, собрал всех тогда Греф и сказал, что вы должны немедленно быстро начать работать. Мы говорим: Герман Оскарович, мы были готовы всегда, только у нас это по формальным признакам не получалось. Потому что была группа лиц, которая все полностью контролировала, ситуацию вокруг… Он говорит: "но сейчас этого не будет".

И.ВИТТЕЛЬ: Теперь эту ситуацию будем контролировать мы, сказал Герман Оскарович.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да, и «Евросеть» была первая - деньги пошли в казну прямо с сентября 2005 года. Но людям, которые хотели этот рынок всегда крышевать, это не понравилось…

И.ВИТТЕЛЬ: Я знаю, что не понравилось, я же тебе рассказывал чудесную историю.

Е.ЧИЧВАРКИН: И они хотели засунуть опять рынок, сделать его незаконным, чтобы опять начать пользоваться…

И.ВИТТЕЛЬ: Я с тобой полностью согласен, потому что я тебе рассказывал эту историю. У меня друзья ноутбуки впервые в истории России в том самом 2005 году ввезли, заплатив полную стоимость, не занизив ничего. Да, заплатили все налоги и пригласили меня посмотреть, как это произойдет. С одной таможни выехали, 200 метров за ворота - приняла другая таможня. Никому не выгодно, чтоб был белым рынок, никому.

Е.ЧИЧВАРКИН: Никому невыгоден белый рынок. Но это все те же «кашники», они и решили это все стричь.

И.ВИТТЕЛЬ: Слушай, ты хочешь сказать, что нет такой силы, которая может их победить?

Е.ЧИЧВАРКИН: ...просто отдали деньги живые от страха.

И.ВИТТЕЛЬ: Жень, ты хочешь сказать, что нет такой силы, которая может их победить?

Е.ЧИЧВАРКИН: Почему нет? Есть.

И.ВИТТЕЛЬ: Кто?

Е.ЧИЧВАРКИН: Я не знаю, есть власти страны.

И.ВИТТЕЛЬ: Вот смотри, все, что ты сказал в том интервью, сводится к одному – в нашей стране невозможно, - я ненавижу, когда говорят «этой стране», поэтому говорю "в нашей стране" - невозможно было делать бизнес, и невозможно сейчас.

Е.ЧИЧВАРКИН: Моя любимая, моя родная страна, в которой, к сожалению, я сейчас не могу находиться, так как думаю, что в отношении меня не будет справедливое судебное или вообще справедливое отношение.

И.ВИТТЕЛЬ: Хорошо, но ты же говоришь, что есть власть, которая может защитить. Вот в какого ты веришь сейчас.

Е.ЧИЧВАРКИН: Не защитить, а просто закон и порядок делать...

И.ВИТТЕЛЬ: Ты пытаешься сейчас контактировать с какими-то людьми в Москве.

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет. Все что говорят, что я, якобы, пытался контактировать, все вымысел. Последнее общение…

И.ВИТТЕЛЬ: Я не говорю, что ты пытаешься, я просто говорю - надо же это делать. Ну, невозможно, понимаешь. Если ты замолчишь, то это значит все, больше никто не восстанет.

Е.ЧИЧВАРКИН: Ну, если это всех устраивает. Как можно людей делать насильно счастливыми? Если всех это устраивает, что их в любой момент могут ограбить. Любой коммерсант сейчас находится в состоянии стоя раком, и вазелин наготове.

И.ВИТТЕЛЬ: И готовы это терпеть. И молятся, чтобы просто их обошла.

Е.ЧИЧВАРКИН: Ну, все, да, большинство готовы.

И.ВИТТЕЛЬ: То есть, это новая молитва российских коммерсантов – да минует орган сей мою жопу, да, но вазелин всегда наготове.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да, если тебя обосрали, лежи обосранным, - глядишь, тебя в грязи не заметят. Но заметьте, у всех лидеров компаний в любой отрасли каждый раз сшибается голова, то есть, у лидера отрасли.

И.ВИТТЕЛЬ: Кстати, правда.

Е.ЧИЧВАРКИН: Какой смысл бороться.

И.ВИТТЕЛЬ: Жень, скажи мне, пожалуйста, на следующий день после твоего интервью следует решение британского суда - совпадение, что это?

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет, здесь нет вообще никаких совпадений. Всем морочат голову, что здесь какая-то политика. В Великобритании действуют исключительно по закону Великобритании.

И.ВИТТЕЛЬ: То есть, кровавая рука «Управления «К» не дотянулась до британского суда. Напоминаю радиослушателям, мы беседуем с Евгением Чичваркиным. Не знаю, как тебя теперь представлять, предпринимателем, предпринимателем….

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет, меня можно звать безработным, можно называть бывшим.

И.ВИТТЕЛЬ: Скромным британским безработным.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да.

И.ВИТТЕЛЬ: Хорошо, Жень, тогда возвращаемся к этой теме. Скажи мне, пожалуйста, я понимаю, что вопрос неприятный, он, кстати, неприятный, в первую очередь, для меня, потому что тебе в Лондоне уже ничего за это не будет, а здесь... А какова роль «Билайна» и Мамута в этой ситуации, если сейчас уже об этом можно говорить.

Е.ЧИЧВАРКИН: Компанию, скорее всего, ждали бы чудовищные времена; я не уверен, что нам удалось бы справиться с нашим кредитным бременем в той ситуации, которая была прошлой осенью.

И.ВИТТЕЛЬ: Подожди, в кредитное бремя ты себя загнал сам - это не дело рук «Управления «К», это, как бы, кризис или политика твоя и твоего компаньона, правильно я понимаю, да.

Е.ЧИЧВАРКИН: Практически правильно. Я бы смог реструктуризировать и подождать, если бы не давление со стороны прокуратуры, которое было спровоцировано теми же самыми «кашниками». Потому что оказалось, что они не только в сфере высоких технологий, а еще и спасают экспедиторов Власкиных, то есть, водитель «Газели» - тоже специальность.

И.ВИТТЕЛЬ: А скажи мне, пожалуйста, еще раз повторюсь, а прокуратура и господин Мамут…

Е.ЧИЧВАРКИН: И из-за этого огромное количество банков напугались, потому что они видели, что…

И.ВИТТЕЛЬ: И не стали давать тебе кредиты.

Е.ЧИЧВАРКИН: И не хотели реструктуризировать нам кредит.

И.ВИТТЕЛЬ: Я повторю свой вопрос, Мамут как-то повлиял на то, что вам не давали кредиты, Мамут принимал участие, можно это рейдерским захватом...

Е.ЧИЧВАРКИН: Наоборот.

И.ВИТТЕЛЬ: Мамут помогал.

Е.ЧИЧВАРКИН: Наоборот, он помогал.

И.ВИТТЕЛЬ: То есть, ни «Билайн», то бишь «Вымпелком», ни Мамут не приложили руку к тому, чтобы ослабить твои позиции.

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет, ни «Билайн», ни Мамут, ни Фридман не приложили руку. У меня, во всяком случае, нет никаких данных и никаких ощущений.

И.ВИТТЕЛЬ: А скажи мне, не стоит бояться, что эти темные силы до нас дотянутся сейчас за то, что мы с тобой разговариваем и это открыто обсуждаем.

Е.ЧИЧВАРКИН: Знаете, Катя Карычева, которая написала, кстати, очень интересную заметку во «Время новостей»: то, что одного из «кашников», который расследовал дело «Моторолы», «приняли» с 300 тысячами евро наличными, несколькими банковскими пластиковыми карточками, а также несколькими телефонами «Верту». Когда она это написала, ее дважды вызывали в прокуратуру и сказали «чтобы заткнулась», и потом главного редактора вызвали в прокуратуру и сказали «чтобы заткнулись». И больше они про это не пишут.

И.ВИТТЕЛЬ: То есть, мы прямо можем с Сергеем Леонидовичем из студии отправляться, я так понимаю, не дожидаясь вызова.

Е.ЧИЧВАРКИН: …И Максима Кочина, который книжку написал, тоже вызывали в прокуратуру и тоже оказывали на него моральное воздействие, чтобы тоже заткнулся.

И.ВИТТЕЛЬ: Я далек от этих мыслей, но я знаю, что папуасам, как-то характерно для них мифологизировать, наделять просто какими-то невероятными силами то, что они не могут понять. Ну, объяснил ты мне, кто эти люди, ну, неужели они насколько всесильны, что с ними никто не может справиться, а те, кто может, не хотят…

Е.ЧИЧВАРКИН: Они важную работу делают, они же слушают всех, это важная работа для всех.

И.ВИТТЕЛЬ: Я надеюсь, что ни они сейчас слушают нас. Я, кстати, призывают их, если вы, дорогие мои, хотите поучаствовать в нашем разговоре, то 788-107-0. И я, и Евгений Чичваркин с удовольствием с вами побеседуем. Жень, ты не против, если они позвонят.

Е.ЧИЧВАРКИН: Я не против, пусть звонит кто угодно, но удовольствие вряд ли будет и вряд ли будет взаимность.

И.ВИТТЕЛЬ: Поскольку я вазелином не запасся, то точно удовольствия не получу. Жень, мы буквально на 30 секунд на рекламную паузу прервемся, не уходи никуда, хорошо. Кстати, есть звонок, я думаю, что это «Управление «К».

И.ВИТТЕЛЬ: Возвращаемся в эфир. Жень, надеюсь, ты еще здесь, мы тоже еще здесь, как это ни странно. Есть звонок, я попрошу проверить, не «Управление «К» ли это. Жень, ты здесь?

Е.ЧИЧВАРКИН: Да. Может быть мы лучше, я не против общаться с людьми, но может быть вы лучше зададите вопросы, которые следовало. Мне так кажется, что было бы правильно. Ну, давайте послушаем человека.

И.ВИТТЕЛЬ: Да. Интересно, понимаем, что мы с Евгением Чичваркиным общаемся. Добрый день, вы в эфире, представьтесь, пожалуйста.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Станислав меня зовут. Я бывший сотрудник правоохранительных органов. Евгений, здравствуйте. Я вам желаю огромной удачи. Я сам занимаюсь сейчас бизнесом, знаю что это, знаю как это в Москве. И я вами восхищаюсь, вашей судьбой, вашей жизнью. Дай бой, чтобы у вас все было чудесно. Это все, что я хотел вам сказать.

Е.ЧИЧВАРКИН: Спасибо большое

И.ВИТТЕЛЬ: Еще один звонок примем, может все-таки кто-то из действующих позвонит. Вы в эфире, представьтесь, пожалуйста.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Я сегодня уже звонил насчет Мамута.

И.ВИТТЕЛЬ: Так, все. Только «Управление К». Извините, мы сейчас принимаем звонки только из «Управления «К», но они не звонят. Жень, продолжаем. Жень, так что же делать людям, которые остались, которые сейчас не в Лондоне. Как с этим бороться, ты видишь пути борьбы с этим.

Е.ЧИЧВАРКИН: Смотрите, если бизнес совсем маленький, то его грабят только мелкие менты, пожарные и прочие, и как-то можно жить. И наверное нужно созидать, потому что у нормального человека это инстинкт. А остальные как совесть позволяет, пусть так и действуют. Я могу давать советы, но призывать никого ни к чему не буду.

И.ВИТТЕЛЬ: Я не прошу тебя призывать, просто мне может объяснишь. Потому что, смотри, на примере Михаил Борисовича было понятно, что дан сигнал обществу: чувак, зарабатывай деньги, не лезь в политику. Сняли голову с крупного бизнесмена. На твоем примере стало понятно, что снимут голову и с бизнесмена, ты уж прости меня, но помельче. Сейчас я жду следующего сигнала: не смей, сволочь, вообще ничем заниматься. Жень, ответь мне, я правильно понимаю тенденцию. Как … за толстыми коровами идут тощие, за тощими отсутствие мяса.

Е.ЧИЧВАРКИН: Дело в том, что и коровы никогда не переведутся, потому что есть потребность созидать. Поэтому можно грабить любое количество времени. Даже есть пример Сапармурата Ниязова, в каком состоянии жило это общество, в бедности, недоразвитости, никто же не лез на баррикады. Поэтому люди могут терпеть абсолютно любое.

И.ВИТТЕЛЬ: Нет, просто периодически власть дает обществу сигнал – вот этого теперь тоже нельзя. Сейчас на твоем примере дан сигнал, что предпринимательство…

Е.ЧИЧВАРКИН: Это еще гуманно давать сигналы, я считаю.

И.ВИТТЕЛЬ: Это просто ты успел, могли и менее гуманно. У нас есть звонок в студию, может «Управление «К». Представьтесь, пожалуйста.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Любовь.

И.ВИТТЕЛЬ: Вы не из «Управления «К».

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, нет.

И.ВИТТЕЛЬ: Тогда в следующий раз Любовь. Сейчас мы принимаем звонки только от «Управления «К».

Е.ЧИЧВАРКИН: Игорь, я считаю, что это некрасиво так с людьми поступать. Они же дозвонились, чего-то хотят. Тогда давай не будет принимать вообще звонки.

И.ВИТТЕЛЬ: Хорошо, тогда не принимаем звонки, договорились. Продолжаем наш разговор.

Е.ЧИЧВАРКИН: Извините Люба.

И.ВИТТЕЛЬ: Да. Мы извиняемся перед Любой и перед остальными. Я их предупредил честно, если вы из «Управления «К», звоните. Мы до этого полчаса принимали звонки. Жень, чем тебе кажется, эта история закончится, британский суд встанет на твою сторону.

Е.ЧИЧВАРКИН: Британский суд встанет, на мой взгляд, на сторону закона Британии, как в общем-то любой нормальный суд независимый.

И.ВИТТЕЛЬ: Я понимаю. Т.е. как бы если честно раскрыть карты, показать все документы, выяснить все обстоятельства, то другого выхода ты не ждешь.

Е.ЧИЧВАРКИН: Я не знаю. Я не устану доказывать свою невиновность и буду за это биться и сражаться. У меня, на мой взгляд, достаточно сильная позиция в этом отношении. Но будет так, как скажет британский суд. Я полностью доверяю и принимаю то решение, которое будет.

И.ВИТТЕЛЬ: Жень, у нас до выпуска новостей осталось 3,5 минуты, я не хочу тебя перебивать. Есть что-то, что ты хочешь высказывать.

Е.ЧИЧВАРКИН: А мы потом заканчиваем и все.

И.ВИТТЕЛЬ: Нет, мы потом вернемся в студию обязательно, после выпуска новостей. Просто я хочу дать тебе 3,5 минуты монолога.

Е.ЧИЧВАРКИН: Задайте вопрос. Ну, монолог, я наверно не готов.

И.ВИТТЕЛЬ: Владимир Карпов, который сейчас находится вместе со мной в студии, хочет присоединиться к беседе, если ты не против.

В.КАРПОВ: Евгений, если вы не против, то несколько уточнений. Вы говорили о том, что, по-моему, до нового года у вас была попытка еще наладить контакты с кем-то из мира сильных в России.

Е.ЧИЧВАРКИН: Я говорил разве.

И.ВИТТЕЛЬ: Нет, Евгений как раз всячески отрицал, Владимир, я вмешиваюсь.

В.КАРПОВ: Хорошо, просто вы сказали, что вы в какой-то промежуток времени еще пытались связаться. До какого момента вы пытались выйти…

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет, у меня были контакты, людей интересовало, что произошло, я говорил, что произошло. Я высказывал свое мнение, что нас, конкретно меня мочат и мочат нечестно, ну, и собственно все. Т.е. информацию какую-то… Но если случилось так как случилось, значит это в интересах государства, наверное, и в интересах тех людей, которые для государства настолько важны, что можно подножный корм, такой как я, скормить спокойно.

И.ВИТТЕЛЬ: Ты по-прежнему настаиваешь, что эта сила непобедима и важна для государства.

В.КАРПОВ: Евгений, когда Леонид Гозман, сопредседатель партии «Правое дело» шел на встречу с Дмитрием Медведевым, вы просили передать президенту, что вы невиновны. Вы знаете ответ Медведева.

Е.ЧИЧВАРКИН: У меня есть данные, что верхнее руководство страны многократно было введено в заблуждение по поводу, что я говорил, к чему я призывал, что я делал. Были сфабрикованы документы, сфабрикованы телефонные разговоры. И долго-долго создавалась аура, чтобы сказать, что я основной коррупционер, что я платил и сажал ментов, что я платил и пытался менять законы. Хотя никогда никому не платил. Я вообще свои заработанные потом и кровью деньги люблю и никому их не раздаю. Но тем не менее, это постоянно муссировалось, что я платил туда, что бравировал участием в выборах Медведева и считал, что у меня иммунитет, хотя я гордился этим, но никогда не бравировал. Что я заносил туда деньги, а я туда не заносил денег. Постоянно верхнее руководство страны вводилось в заблуждение относительно моих высказываний, моих речей, моих писем. И я знаю, что огромное количество всякого смоделировано, создано и что документы, которых никогда не было в жизни, они попали на большие столы и создалось мнение, что это тот враг, который вреден, опасен и которого надо мочить. Это точно абсолютно было сделано. И я просил сказать, что вот это все неправда. Я честный и открытый человек. По одному единственному телефону со всеми общался. Я хотел … к лучшему реально…

В.КАРПОВ: Евгений, вы знаете ответ Медведева.

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет, не знаю.

В.КАРПОВ: Т.е. Леонид Гозман вам не передал потом, что сказал Медведев.

И.ВИТТЕЛЬ: Я думаю, Владимир, что мы не можем это повторить в эфире.

Е.ЧИЧВАРКИН: Я не знаю ответ.

И.ВИТТЕЛЬ: Хорошо. Мы прервемся сейчас на выпуск новостей. Буквально никуда не исчезай, пожалуйста, мы продолжим нашу беседу.

В.КАРПОВ: 15 часов 32 минуты. В студии «Русской службы новостей» Владимир Карпов и Игорь Виттель. С нами на прямой телефонной связи из Лондона Евгений Чичваркин, безработный. Евгений.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да.

В.КАРПОВ: Вы с нами?

Е.ЧИЧВАРКИН: Мысленно с вами.

И.ВИТТЕЛЬ: Жень, я надеюсь, что мысленно это временно. Я надеюсь, что присоединишься к нам все-таки в Москве, на свободе и все будет хорошо.

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет, уж лучше вы к нам.

И.ВИТТЕЛЬ: Будете у нас на Колыме, заходите.

В.КАРПОВ: Хотелось бы закончить историю с Гозманом и Медведевым. Т.е. вам Леонид Гозман ничего не рассказывал о том, как он сходил к Медведеву и что Медведев ему передал.

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет, он мне не сказал, что он ему передал.

В.КАРПОВ: Насколько я обладаю информаций, не знаю, может быть я ошибаюсь, но Дмитрий Медведев сказал, что вы подписали якобы какие-то документы и делу уже нельзя дать обратный ход. Какие документы вы подписывали.

Е.ЧИЧВАРКИН: Я не подписал никаких документов, естественно и вообще не представляю какие документы я мог подписать. Там был какие-то допросы, на которых наверно я мог признать например факт того, что может быть превышение, не знаю, факт самоуправства. Т.е. мы и не скрывали о том, что факт самоуправства в том случае имел место быть или о том, что там неправильно, не по закону был изъят дом у бандита Власкина. Он курьер на «Газели», у него дом где-то 300 тысяч стоил долларов. Наверное, какие-то были нарушены законы, но мне кажется, это не тот случай, когда через 6 лет выступает сначала глава Следственного комитета, а потом представители МИД говорят, что это не политическое дело.

И.ВИТТЕЛЬ: Слушай, ты можешь гордиться, Жень, из-за тебя открыли международный скандал.

Е.ЧИЧВАРКИН: Если это является тем, что я подписал. Но я честно сказал, при полном бездействии этих милиционеров, потом, кстати, их коллеги, расстреляли в супермаркете «Остров» несколько человек, вот при полном бездействии их, которые в федеральный розыск объявили человека, потом, пошушукавшись с ним, отпустили его на волю и сказали, что разбирайтесь с ним сами. Вероятно, какое-то, скажем так, самоуправство наверное это можно квалифицировать так. Но надо учесть, что человек этот, он дважды покушался на убийство и это доказанный факт. У человека шесть ножевых ранений, реальных дырок.

И.ВИТТЕЛЬ: И при этом не сидит, насколько я понимаю.

Е.ЧИЧВАРКИН: И уголовные дела заведены и закрыты и он реально украл эти телефоны, в чем признался. Естественно знает вся компания, но это никого не интересует. Его даже «Росбалт» называет «бедолагой».

И.ВИТТЕЛЬ: Жень, я правильно понимаю, что он не сидит.

Е.ЧИЧВАРКИН: Конечно, нет. Я единственное боюсь, вдруг дело начнется разворачиваться в обратную сторону, они его просто убьют, потому что он тогда расскажет, кто и как его нашел, чем напугал, какую конфетку нарисовал, чтобы он вдруг начал вспоминал какое страшное с ним творилось и он страшную тайну эту носил в себе.

И.ВИТТЕЛЬ: Я теперь понял, у нас же теперь власть еще программу защиты свидетелей всячески пиарит. Это под Власкина специально, чтобы живым остался. У меня к тебе один есть вопрос. Ты говоришь, что ты не любишь расставаться с кровно заработанными деньгами.

Е.ЧИЧВАРКИН: Конечно, нет.

И.ВИТТЕЛЬ: Никто не любит.

Е.ЧИЧВАРКИН: Я особенно не люблю, потому что я их заработал, а не… …просили не говорить такие слова по радио.

И.ВИТТЕЛЬ: Хорошо. У меня к тебе другой вопрос. В любом бизнесе, мы же не мальчики, давай серьезно, невозможно выжить, ни с кем не делясь, ни с «крышей», ни с какими-то людьми на таможне.

Е.ЧИЧВАРКИН: Зачем делиться, когда рынок стал белым.

И.ВИТТЕЛЬ: Подожди, но до 2005-го он же не был белым, ты же делился.

Е.ЧИЧВАРКИН: Хорошо, давай ... ситуацию с осени 2005 года, рынок стал белым благодаря усилиям Германа Оскаровича Грефа, за что ему огромное спасибо. И я не понимаю, почему его портрет у каждого ритейлера, который электронкой занимается, не висел в офисе тогда.

И.ВИТТЕЛЬ: Ты мне хорошую идею для бизнеса подал, я сейчас быстро напечатаю портреты Греф и начну ходить по ритейлерам и предлагать купить, как охранную грамоту.

Е.ЧИЧВАРКИН: Огромнейшее спасибо. Мы вышли все из зоны циклона. Люди начали задумываться об IPO, люди перестали бояться собственных цифр и показателей, перестали бояться собственной тени. Зачем платить-то.

И.ВИТТЕЛЬ: Так я говорю, до 2005 года. Значит те люди, которые потеряли свои доходы, с которыми ты делился и остальные участники до 205 года, им это не понравилось.

Е.ЧИЧВАРКИН: Доходы основные оседали на таможне в основном на Шереметьевской, так как они практически узурпировали канал поставки телефонов в Россию. И они сами эти доходы себе создавали, обкладывая, грубо говоря, весь импорт самостоятельно ими сделанной такой псевдопошлиной. Поэтому основные доходы были там. И еще раз повторюсь, сотрудники «Управления «К» просто хотели этими доходами с ними делиться, но из-за жадности украли слишком много, и скандал был большой. Изначально они хотели тихо завести на всех уголовные дела, «доить» и давить, чтобы все сидели молча, боялись и ждали, когда к ним придут и скажут, на визиточке нарисуют «с вас еще четыре миллиона». Это рынок, которые бы они хотели видеть. И любого … к ногтю. Но для многих так и продолжается. Вплоть до прошлого года я знаю, что крупные компании им относили деньги кратные миллионам, чтобы они не продолжали уголовное дело когда-то начатое. Потому что боятся репутации, боятся, что они кредитов не возьмут, больше разорятся. И тихо им отстегивают «бабки».

И.ВИТТЕЛЬ: Скажи, пожалуйста, есть сейчас в России сила, которая все-таки может разобраться вот с этой темной силой.

Е.ЧИЧВАРКИН: В любой момент, как захочет, разберется в один момент, если это будет нужно.

И.ВИТТЕЛЬ: От кого должна команда последовать. Давай построим вопрос по-другому. Напоминаю, что мы беседуем с Евгением Чичваркиным. На самом верху знаю об этой ситуации?

Е.ЧИЧВАРКИН: Я думаю, что знают превратно, из-за того, что из-за чести мундира многие смежные структуры естественно выгораживают тоже людей в погонах, создавая те самые неправильные документы, якобы мои речи и формируя образ врага, преступника, похитителя, бандита, любого другого говна, кроме предпринимателя и человека, который занимался продажами. А вот представьте себе, ноябрь и октябрь 2003 года, компания выросла в четыре раза. Вот мне было какое-то дело, я 16 часов проводил, чтобы просто подготовиться к новому году, потому что были продажи, которых никогда не было до этого. Мы покупали и продавали, занимались организацией. Огромное количество пришло – 11 тысяч новых людей, которых надо было обучить, людей из неблагополучных семей, которые привыкли хамить, которые не привыкли мыться. У меня забот был полон рот, у меня волосы на голове стояли. Мне была по … эта … и прочее, я об этом узнал после нового года, когда мне Борис доложил, что поймали вора, и он возвращает деньги.

И.ВИТТЕЛЬ: А Борис по-прежнему под стражей.

Е.ЧИЧВАРКИН: Естественно, он арестован, его постараются замочить, навесив и нарисовав ему как можно больше, чтобы он не вышел никогда. Я абсолютно уверен в том, что справедливости суда по отношению к ним не будет, и на них навешают всех собак и даже больше. Вот недавно, например, некого Рогова, который вообще к тому делу не имеет никакого отношения, приписали, чтобы продлить дело, чтобы не отдавать нам на ознакомление, который вообще ни сном, ни духом. Те люди, которые в кавычках сотрудничают со следствием, на самом деле пишут под диктовку все, что им «кашники» продиктуют. Звонили ему и угрожали, эти угрозы зафиксированы. Если подана жалоба, на нее не будет никакой реакции, как и на предыдущие несколько десятков жалоб, на несколько десятков нарушений, а некоторые нарушения можно квалифицировать как преступления, которые наши адвокаты подали, естественно никакой реакции на это не будет. А Рогов, когда его оклеветали, попытался покончить жизнь самоубийством десять дней назад. Включил газ и вместе с женой хотели уйти из жизни, их спасли. Он лежал в больнице. Потому что человека оклеветали. Потому что он не верит в том, что будет надлежащее и честное судебное разбирательство.

И.ВИТТЕЛЬ: А представляешь, ты говоришь, на самом верху извращенное представление. А вдруг они сейчас сидят, слушают «Русскую службу новостей», так случайно приемничек включен, вдруг услышат и скажут «твою мать, что ж происходит-то». И сейчас быстренько, за несколько часов тебя возвращают в Россию.

Е.ЧИЧВАРКИН: … там какой-то эмигрантишка, наверняка, бандит … из Лондона, а здесь люди, которые служивые, которым нужно задания всякие давать, которые служат верой и правдой России и что, кого менять на кого.

И.ВИТТЕЛЬ: Возвращаясь все-таки к теме. Тут, кстати, вопрос пришел интересный от нашего постоянного радиослушателя и друга. Без дела Евгению будет скучно, чем он собирается заняться, если суд встанет на его сторону и в какой стране.

Е.ЧИЧВАРКИН: Кстати, хочу еще напомнить, что деньги за продажу компании я получил и в бюджет отнес все, что полагается. Лично налоги я заплатил в России. И настолько хотелось создать образ врага, что в момент подачи декларации наша помощница, которая подавала налоговую декларацию, а мы как нормальные русские люди все делаем в последний день, на нее напали, вырвали сумку, благо она успела ее сдать в налоговую.

И.ВИТТЕЛЬ: Т.е. к тебе вообще ни с какой стороны не подкопаешься.

Е.ЧИЧВАРКИН: Ее по телефону прослушивали. Т.е. все преступления, а преступлений сделано около шести или семи актов бытового бандитизма, они все сделаны исходя из прослушек телефонов. Наши вещи хранились у друзей, разгромили квартиру друзей именно на 8 марта, сломав специально даже детские вещи, чтобы был… Звонили моей маме с угрозами. Звонили помощнице с угрозами, довели ее мать до смерти ночными обысками и пугалками, что мы тебя посадим на четыре года. Все зафиксировано, все жалобы отданы – никакой реакции естественно. Крали новые ноутбуки у адвокатов, крали ноутбуки у помощника Тимура. Т.е. количество преступлений шкалит все мыслимые границы. И это никому не интересно и их никто никогда не будет расследовать.

И.ВИТТЕЛЬ: Жень, о какой сумме вообще идет речь, из-за чего такое началось. О какой примерно сумме идет речь, что они так взъерепенились.

Е.ЧИЧВАРКИН: Изначально хотели компанию «Евросеть».

И.ВИТТЕЛЬ: Целиком.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да.

И.ВИТТЕЛЬ: Это было на осень прошлого года, когда ты ее примерно во сколько оценивал.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да. Охладить хотели. Считали, что он перегретый и надо охладить. А охладить попросили тех людей, которые давно имели зуб и давно хотели ограбить.

И.ВИТТЕЛЬ: Т.е. совпали интересы, я правильно понимаю.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да, совпали интересы. А потом еще совпали интересы тех, кто не хотел, чтобы я участвовал в либеральной…

И.ВИТТЕЛЬ: Прости, в это я не готов поверить. У нас же власть не боится никакой конкуренции сбоку. Неужели из-за политических.

Е.ЧИЧВАРКИН: А зачем на митинг 500 ментов присылать, если митингующих 100 человек.

И.ВИТТЕЛЬ: Это я думаю, что от глупости большой. Жень, скажи, пожалуйста, ты упомянул, что ты участвовал как-то в выборах Медведева, что ты этим гордишься. Просто для меня это новость, поясни.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да, я этим горжусь. Дело в том, что тот план, который был у Дмитрия Анатольевича на момент выборов, мне очень нравился, я по-прежнему готов поставить личную подпись под его речью на Красноярском форуме, послушать которую летал в Красноярск. И мне насколько нравилась идея плавной, спокойной либерализации, модернизации экономики. Мне это очень близко было сердцу и душе. Я честно абсолютно начал этим заниматься и поддерживать, и в общем-то был неким наверное...

И.ВИТТЕЛЬ: Посол доброй воли.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да.

И.ВИТТЕЛЬ: Зато теперь ты посол доброй воли в Лондоне. Я прошу ответить на вопрос, который прислал наш радиослушатель. Если суд встанет на твою сторону, чем ты будешь заниматься дальше. Я же понимаю, что ты не можешь сидеть ровно на том месте, в которое обычно втыкают паяльник.

Е.ЧИЧВАРКИН: Я буду обслуживать людей.

И.ВИТТЕЛЬ: Но пока никакой больше конкретики ты сказать не можешь.

Е.ЧИЧВАРКИН: Я буду обслуживать людей. Мне кажется, что если компания будет небольшая, то можно будет не допустить тех ляпов и промахов, которые были в России. Потому что мне так и не удалось сделать той сферы, которую считал правильной и приемлемой, и огромное количество людей так и не поверило в то, что сервис это та религия, которой надо служить или человек есть мера всех вещей. И ради блага и комфорта человека и существует любая розничная или сервисная компания. Если компания будет небольшая, то, мне кажется, что у меня это может получиться с учетом опыта и вывода из предыдущих ошибок.

И.ВИТТЕЛЬ: Там была вторая часть вопроса, в какой стране. Я так понимаю, что не в России в любом случае.

Е.ЧИЧВАРКИН: Я с удовольствием вернулся бы в Россию и с удовольствием бы поработал на благо родины, как только появилась возможность.

И.ВИТТЕЛЬ: Алло, Евгений. Мы сейчас попробуем перезвонить, буквально через секунду наберем номер Евгения. У нас, кстати, есть звонок. Саша прими, пожалуйста, звонок, потому что я вижу, что этот номер звонит уже 21-й раз. Вы в эфире, представьтесь, пожалуйста.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я звонила, меня отключили, меня зовут Любовь. Я бы хотела поздравить с тем, что ему удалось отсюда выбраться, из России. И может быть он подскажет, меня просто обвинили в терроризме, в подрыве, чего я не делала никогда и не могла сделать. Я может совета у него спросить, все-таки человек опытный, бизнесмен и он пострадал. Молодец, что убежал и сохранил свою жизнь и близких своих.

И.ВИТТЕЛЬ: Любовь, попробуйте написать мне на сайте, попробуем ответить на этот вопрос, просто Евгений сейчас рассоединился. Сейчас мы попытаемся вернуться на связь.

В.КАРПОВ: Давайте мы расстанемся на время рекламы. За это время как раз дозвонимся до Евгения Чичваркина и после этого продолжим беседу.

В.КАРПОВ: 15 часов 51 минута, мы сейчас по-прежнему пытаемся дозвониться до Евгения Чичваркина. Неожиданно мы с ним рассоединились.

И.ВИТТЕЛЬ: Евгений на самом деле сам перезвонил нам, правда, на мобильный телефон, не волнуйтесь. Мы в порядке и он в порядке, по крайней мере, пока, я постучу рогами об стол.

В.КАРПОВ: С нашего телефона мы пока дозвониться не можем.

И.ВИТТЕЛЬ: Видимо «Управление «К» наш телефон уже заблокировало, а мобильный еще нет.

В.КАРПОВ: После беседы с Евгением Чичваркиным, я ничему не удивлюсь.

И.ВИТТЕЛЬ: Хорошо, Владимир. Пока дозваниваются до Евгения, что мы-то не услышали. Вот я услышал ответы практически на все вопросы, кроме… Вот дозвонились, насколько я вижу, до Евгения. Жень, у тебя телефон-то белый, может там батарейка села, мы уже испугались как-то, или просто аккумулятор маленькой емкости. Что-то происходит со связью. Всесильно, видимо, это управление оказалось, недооценили противника.

В.КАРПОВ: Для меня до сих пор пока не понятно, почему Евгений Чичваркин, вроде бы обладая достаточно приличными связями, не может правильную информацию донести до президента, скажем, до премьера.

И.ВИТТЕЛЬ: У меня есть возможные версии. Они знают и это страшные версии.

В.КАРПОВ: Но это наше предположение.

И.ВИТТЕЛЬ: Это предположение, я еще раз говорю, это моя версия, что они знают.

В.КАРПОВ: Евгений Чичваркин пока в это верить не хочет.

И.ВИТТЕЛЬ: Вот вижу, что мы дозвонились до Евгения. На связи все нормально, может батарейка садится.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да, у меня все нормально. У меня телефон «Нокиа», поэтому батарейка не садится.

И.ВИТТЕЛЬ: Ну, давай еще product placement в эфире делать, Евгений. Слушай, видать, правда тебе не доплатили за фирму, если «Нокиа» приходится рекламировать. У нас осталось не так много времени, буквально три минуты. Е

.ЧИЧВАРКИН: А мне можете дать еще один час.

И.ВИТТЕЛЬ: Жень, постараюсь, если останемся живы после этого в эфире и на свободе, то я тебе дам еще час, честно, обещаю. Все-таки давай попытаемся подвести итоги. Из того, что я услышал, я все-таки не услышал ответ ровно на один вопрос: почему ты не пытаешься контактировать ни с кем в верхах, чтобы пытаться как-то все-таки бороться и доказать свою правоту.

Е.ЧИЧВАРКИН: Потому что не надо думать, не 1905 год сейчас, что нужно идти и доказывать, что ты не верблюд.

И.ВИТТЕЛЬ: Что царь-батюшка не знает, ты имеешь в виду.

Е.ЧИЧВАРКИН: Нет смысла, всех устраивает такое положение дел. Поэтому раз всех устраивает, какой смысл лезть из штанов, пытаться разводить, будут еще больше чего-то придумывать. Смысл какой. Я не люблю делать действия, которые… Цель какая?

И.ВИТТЕЛЬ: Цель – оправдать себя, доказать свою правоту. Е

.ЧИЧВАРКИН: Перед кем? Перед огромным количеством, перед 55 миллионами людей, которые хоть раз что-либо оплатили в «Евросети» или перед теми 20 миллионами, которые купили.

И.ВИТТЕЛЬ: Да хотя бы перед судом. Женя, это же прецедент будет, ты докажешь, что ты не виновен и бизнесмены поверят в это.

Е.ЧИЧВАРКИН: Нормальные люди и так знаю, что я не виновен. У кого есть мозг в голове на плечах и так поминаю, что я не виновен.

И.ВИТТЕЛЬ: Да ты не слышишь меня. Может быть, это будет пример для бизнесменов, что это можно победить, что это небезнадежно. Женя победил и мы можем. Мы можем бодаться с дубом.

Е.ЧИЧВАРКИН: Поймите одну вещь, я один раз смог доказать, что телефоны белые, после этого люди вышли из тюрьмы и отомстили и им позволено было отмстить.

И.ВИТТЕЛЬ: Т.е. ты даже думаешь, что если ты выиграешь сейчас, то тебе отомстят еще раз.

Е.ЧИЧВАРКИН: Я не думаю, что я выиграю сейчас, тем более, что сотрудник подразделения «К», который с моей женой до полтретьего ночи сидел в день моего отъезда, он сказал, что твой вопрос вообще могут решить два человека, но Женя до них не добежит, и вообще, где деньги, и вообще лучше косичку сбрить и не ходить в цветных штанах, потому что меня будут педарасить в «Бутырке». И какой смысл, что доказывать кому. Людям нормальным не надо доказывать, я им и так все уже доказал своей работой, верой и правдой. А людям с искаженным соображением, людям недоразвитым, какой смысл чего-то доказывать.

И.ВИТТЕЛЬ: Т.е. возможность победить и дать пример другим бизнесменам ты для себя не видишь.

Е.ЧИЧВАРКИН: Я не могу победить или проиграть, потому что перестал сражаться. Я не проиграл, я положил меч на берег реки.

И.ВИТТЕЛЬ: Жень, тут дозванивается в студию Любовь, которая дозвонилась нам. Она дозвонилась пока мы дозванивались до тебя. Она сказала, что ее обвинили в терроризме, в преступлении, которое она не совершала, и спрашивает у тебя как у опытного человека совет. Ты все-таки позволишь, я дам ей возможность поговорить с тобой, хорошо.

Е.ЧИЧВАРКИН: Да, я хочу сказать…, ну, ладно.

И.ВИТТЕЛЬ: Нет, скажи, Жень, не молчи.

Е.ЧИЧВАРКИН: Оставим хоть что-то для следующих эфиров.

И.ВИТТЕЛЬ: Я тебе обещаю, что они будут, если, конечно, со мной ничего не случится после этого эфира, я надеюсь. Любовь спросите у Евгения то, что вы хотели.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Евгений у меня такая просьба, вы не подскажите, каким образом вы могли бы мне помочь, т.е. я написала вам письмо, но сейчас вы находитесь, я так понимаю, в Лондоне. Чтобы вы помогли мне понять, как отмыться от той грязи, которой меня облили, т.е. меня сделали террористкой. И куда бы я не обратилась – закрыты двери.

Е.ЧИЧВАРКИН: Вы понимаете, меня тоже облили и сделали меня киднеппером. Не мудрено, я не удивлюсь, что окажется, что еще кого-нибудь я изнасиловал, убил, взорвал, не знаю, что еще сделал. Отмыться в глазах кого? Для меня важно мнение нескольких людей – близких друзей и еще мнение доминирующей части, интеллектуальной части моих бывших покупателей, наверное, их мнение важно. В их глазах я нормальный человек и я знаю, что я нормальный человек и мне не надо доказывать и отмываться. Если мнение людей всех для вас важно и если у вас бизнес, который обслуживает всех людей, ну, не знаю, используйте средства массовой информации, силу слова. Я не знаю, как помочь вам. Если бы я знал, я бы помог и вам, и себе бы.

И.ВИТТЕЛЬ: Спасибо.

В.КАРПОВ: Евгений, у нас просто совсем не остается времени. Если можно, коротко совсем ответьте, скажите, например, люди Березовского или «ЮКОСа» на вас выходили в Лондоне.

Е.ЧИЧВАРКИН: А что значит выходили? Звонили.

В.КАРПОВ: Ну, звонили, приглашали может быть к себе на пати.

Е.ЧИЧВАРКИН: А еще одна фишка, что я здесь типа сколачиваю фронт, что я поклялся отомстить, вот эту всю хреноту. Я точно знаю, что это пишется в отчетах, эта вся хренота. Я ни с кем не общался, никому не пытался отомстить, потому что в этом нет смысла.

И.ВИТТЕЛЬ: Жень, передача подошла к концу. Я не прощаюсь с тобой, надеюсь, что не прощаюсь со слушателями. Спасибо тебе огромное, что поговорил с нами. До встречи. Я думаю, что у нас еще будут с тобой эфиры. Счастливо и держись.

Русская служба новостей  

Евгений Чичваркин: "Меня мочат нечестно"евгений чичваркин, управление к, евросеть, сотовый ритейл, герман греф, коррупция
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Евгений Чичваркин: "Меня мочат нечестно"
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/interviews/39807/2017-09-21