30 июня 2009, 00:00 4156 просмотров

Судьбоносное явление

В.ДЫМАРСКИЙ: Добрый вечер. Это программа «Кредит доверия. Я потребитель». И, как обычно по понедельникам, со мной вместе ведет сегодняшнюю программу Лев Хасис, председатель президиума ассоциации компаний розничной торговли. Меня зовут Виталий Дымарский. Л.ХАСИС: Добрый вечер. В.ДЫМАРСКИЙ: Добрый вечер, Лев. Тема у нас сегодня – Путин в «Перекрестке». Значит, здесь я должен сказать, что мой соведущий Лев Хасис таким образом выступает в своем втором качестве – как глава компании «X5 Retail». Правильно я назвал? Л.ХАСИС: Да, «X5 Retail Group». В.ДЫМАРСКИЙ: «X5 Retail Group», которая является владельцем вот этого теперь уже знаменитого супермаркета «Перекресток», где… Л.ХАСИС: Как и всех остальных супермаркетов «Перекресток», дискаунтеров «Пятерочка» и гипермаркетов «Карусель». В.ДЫМАРСКИЙ: Вот. Но Путин, тем не менее, выбрал «Перекресток». Лев, перед тем, как мы начнем нашу беседу, я хочу предупредить наших слушателей, что сегодня нам ввиду важности темы отдано намного больше времени – мы работаем сегодня до конца часа с небольшим перерывом на «Спорт-Курьер». Так вот, перед началом нашей беседы я хочу зачитать то письмо, которое пришло на сайт радиостанции «Эхо Москвы» перед нашим эфиром. Эльмир из Татарстана: «Господин Лев Хасис, вы могли бы в начале эфира поклясться перед слушателями «Эха Москвы» - говорить правду и только правду и ничего кроме правды?» Л.ХАСИС: Мне очень легко это сделать. Я стараюсь всегда так делать. Клянусь, что все, что я сегодня в программе скажу, будет чистой правдой. В.ДЫМАРСКИЙ: Замечательно. Я надеюсь, что и вы, уважаемые слушатели, будете нам говорить и писать чистую правду по номеру +7 985 970 4545. Это номер, как вы сами понимаете, для смсок. Если у нас останется время, может, включим сегодня телефоны для того, чтобы вы могли непосредственно пообщаться с нами – с ведущими программы «Кредит доверия. Я потребитель». Тогда, раз правда, только правда и ничего кроме правды, я задаю вам, Лев, первый такой вопрос. Вот если бы вам дали на выбор – Путин приходит в «Перекресток» или Путин не приходит в «Перекресток», что бы вы выбрали? Л.ХАСИС: Ну, мне кажется, вопрос совершенно риторический. Безусловно, визит главы правительства в наш магазин – это судьбоносное явление. И наш бренд, и так являясь одним из самых известных на рынке, сейчас известен даже в тех городах, где мы еще не работаем, и далеко за пределами страны уже все знают, что «Перекресток» - это самый лучший супермаркет в стране, как, собственно, председатель правительства и сказал. В.ДЫМАРСКИЙ: Но вот здесь нам пишет как раз Владимир Ловчев, преподаватель из Казани: «Путин отрекламировал «Перекресток», теперь «Перекресток» знают в самой глухой дыре. Подобно герою Куравлева из фильма «Иван Васильевич меняет профессию», он имеет полное право заявить: «Это я удачно зашел». То есть, скажите честно, правду и ничего кроме правды – это большая честь, как вы сказали, даже судьбоносный визит, как вы сказали, что к вам зашел премьер-министр, или это просто действительно хорошая реклама магазину? Л.ХАСИС: Ну, безусловно, то, что председатель правительства прервал совещание… вот многие спрашивают – если это было случайно, то как все остальные там оказались? В.ДЫМАРСКИЙ: В частности, товарищ Кобаладзе. Л.ХАСИС: Да. Проходило совещание на заседании правительства, и действительно он сказал – «А сейчас группа товарищей встала и поехала вместе со мной, посмотрим, как это выглядит в жизни». И то, что председателю правительства пришло в голову ехать именно в наш магазин, я считаю, это правильно, потому что, во-первых, он не рекламировал магазины иностранных компаний, поддерживал в данном случае отечественный бизнес, и то, что он поехал в магазин самого крупного в стране предприятия розничной торговли, это тоже, с моей точки зрения, факт признания важности и нашей индустрии, и нашей компании для страны. В.ДЫМАРСКИЙ: Ну хорошо. Теперь к самому визиту. Собственно говоря, главный момент этого визита – это разговор с Кобаладзе, с вашим сотрудником. Как точно должность Юрия Георгиевича? Л.ХАСИС: Юрий Георгиевич у нас управляющий директор по корпоративным отношениям. В.ДЫМАРСКИЙ: Вот, с управляющим директором по корпоративным отношениям Юрием Георгиевичем Кобаладзе на тему цен. Л.ХАСИС: Да. Единственное – я бы хотел поправить. Разговор шел не на тему цен, а на тему наценок. Наценка и цена – это не одно и то же. В.ДЫМАРСКИЙ: Да. Я думаю, что мы сегодня вообще поговорим и о ценах, и о наценках. Хотя это все, конечно, взаимосвязано. Л.ХАСИС: Это взаимосвязано, но нет прямой зависимости. Иногда магазин, который продает с большей наценкой, розничную цену имеет меньшую, чем тот, который продает с маленькой наценкой, потому что мы забываем, что важным фактором является то, почем магазин покупает свою продукцию. И если кому-то удается купить товары дешевле и он может дешево продать, но с большой наценкой, то это ему в плюс, потому что у председателя правительства не было ни одного нарекания в адрес «Перекрестка» относительно цен на ту продукцию, которая продается. Скажем, та же самая свинина, которая подверглась такой критике, почему такая большая наценка, реально продается даже с такой наценкой практически по одной из самых низких цен в Москве. И то, что она дешево куплена, в результате чего на этом конкретном товаре «Перекресток» имел возможность компенсировать частично низкую наценку по другим товарам, это заслуга наших закупочных подразделений. В.ДЫМАРСКИЙ: То есть цена не очень-то и высокая, как вы считаете. Л.ХАСИС: Ну смотрите. Можно продавать за 20 рублей и покупать за 15… В.ДЫМАРСКИЙ: Да, и наценка будет маленькая. Л.ХАСИС: И наценка будет одна. А можно купить за два рубля тот же самый товар и продавать за 10 – наценка будет гигантской, но розничная цена будет намного меньше. Поэтому правильно говорить не только о наценках, но и на уровень розничных цен также обращать внимание. В.ДЫМАРСКИЙ: Цены в том же «Перекрестке», хотя у вас есть и другие магазины, я так понимаю, что «Пятерочка» это все-таки магазин, где более низкие цены, но уровень розничных цен в связи с примером, который привел тот же Путин, когда она начал говорить о свинине, он, вы считаете, у вас не выше, чем в других магазинах той же категории? Л.ХАСИС: Знаете, многие думают, что современные компании розничной торговли делают ценообразование, исходя из цены закупки, дальше делают какую-то наценку и после этого образуется цена. На самом деле, все ровно не так. Современные компании мониторят сотни тысяч цен каждую неделю – почем данный товар продается у конкурентов, почем он продается на открытых рынках, и дальше сражаются за потребителя, предлагая максимально низкие цены. Скажем, если мы говорим о «Перекрестке», то, безусловно, это самый недорогой супермаркет и в Москве, и в других регионов своего присутствия, среди супермаркетов. Потому что супермаркет – это не только цена. Это еще и ассортимент, это еще и качество обслуживания. И конечно, если мы говорим о дискаунтерах, то их нужно сравнивать с дискаунтерами, гипермаркеты с гипермаркетами. В.ДЫМАРСКИЙ: Хорошо. Л.ХАСИС: Все очень просто. В.ДЫМАРСКИЙ: Я думаю, что самый важный вопрос, который вытекает из всего этого визита Путина, ведь он же не просто так туда поехал… Л.ХАСИС: Почему наценки большие. В.ДЫМАРСКИЙ: Нет-нет. Об этом я вас спрошу потом, позже. Л.ХАСИС: Но не забудьте, потому что вопрос, почему большие наценки, я думаю, всех очень волнует. В.ДЫМАРСКИЙ: Нет, я хочу немножко о другом поговорить. Визит был неслучайный и не для того, чтобы определиться с ценой на конкретный вид свинины, который он увидел на прилавке. Л.ХАСИС: Визит был неслучайный в предприятие розничной торговли, но то, что он выбрал именно «Перекресток», это действительно была чистая случайность. В.ДЫМАРСКИЙ: Да, я не имею в виду, что неслучайно, то он попал в «Перекресток». Для вас это была действительно неожиданность, это я понимаю и даже знаю. А вот я имею в виду, что это подготовка к принятию закона, где, как я понимаю, есть такая идея – через закон ограничить торговые наценки. Это вообще нормально в рыночной экономике, сама идея такая? Я уж не говорю про саму цифру. Л.ХАСИС: Ну смотрите. Моя личная точка зрения следующая. Даже в условиях рыночной экономики право правительства в случае каких-то чрезвычайных обстоятельств, стихийных бедствий, неурожаев, каких-то специальных ситуаций регулировать директивным образом цены, даже не наценки, а просто цены на продукты питания, будь то отпускные цены поставщиков или розничные цены магазинов, это право должно быть обязательно. И хотя многие мои коллеги против этого выступают, я, например, считаю, что такие права у правительства должны быть. Но в условиях обычной, нормальной жизни, конечно, это, с моей точки зрения, нонсенс. Представим себе на секунду, что это уже введено. Во-первых, часть магазинов просто перестанет существовать. Потому что многие магазины имеют право на существование только потому, что у них большие наценки. Именно поэтому они могут располагаться в тех местах, где недвижимость очень дорогая, именно поэтому они могут поддерживать уровень ассортимента, уровень сервиса. Ну представляете, все эти гастрономы в ГУМе, «Азбуки вкуса», «Глобусы Гурмэ»? Они, конечно же, сразу закроются, потому что существовать в условиях маленькой наценки такой магазин физически не может, у него для этого совершенно другая модель бизнеса. С другой стороны, нужно не забывать о том, что не существует одинаковой наценки в магазине на все товары. Точно так же, как есть «правило любителей пива». Знаете «правило любителей пива»? В.ДЫМАРСКИЙ: Нет. Л.ХАСИС: Что 20% людей выпивает 80% пива. Точно такая же ситуация с ассортиментом в магазине. 20% ассортимента делает 80% продаж. Остальные 80% покупается гораздо реже, и вот те 20%, которые самые продаваемые, на них, конечно, наценка очень маленькая, потому что если она будет большая, это никто не будет покупать. Она является двигателем продаж. А компенсируют доходность как раз на том ассортименте, который плохо продается. Поэтому если сейчас сказать, что вводится предельная наценка, это приведет к тому, что да, те продукты, 80%, на которые стоит более высокая наценка, подешевеют, но зато самые востребованные продукты, конечно же, подорожают, потому что нечем будет компенсировать низкую наценку по ним. Это все сообщающиеся сосуды. И декретом сделать так, чтобы всем было хорошо, невозможно. В.ДЫМАРСКИЙ: Зачем тогда этот закон? Л.ХАСИС: Закон разрабатывался достаточно давно, и он имеет очень важную регулирующую роль с точки зрения снижения уровня административного давления на бизнес, потому что значительная часть этих наценок, о которых мы говорим, вызвана необходимостью компенсации торговыми сетями тех расходов на администрирования, которые есть. Все, что касается различных лицензий, разрешений, которые требуются, и так далее. И это мы говорим не только про сетевые магазины. Любой представитель малого бизнеса знает, каких мук стоит пойти получить разрешение на открытие киоска. Поэтому закон готовится для того, чтобы в целом упорядочить всю эту ситуацию. Другое дело, что в этой мутной воде, конечно, есть много людей, которые пытаются сделать политический капитал, предлагая различные, экстравагантные подчас, решения. Ну например, они говорят: давайте запретим сетевым магазинам работать по выходным, давайте ограничим часы работы магазинов, давайте запретим магазинам продавать товары ниже себестоимости. А сегодня, не секрет, что значительная часть товаров в магазинах продается по цене ниже отпускной цены производителей, и тем самым магазины привлекают к себе покупателей, естественно, а огромное количество население предпочитает именно сетевые магазины, потому что там можно дешево купить самые востребованные и самые необходимые товары. Поэтому вот такие ограничения в любом случае приведут к росту цен. Ну и в целом разработчики этих экстравагантных предложений, как я их называю, не скрывают, что их главной целью является повышение прибыли поставщиков. В принципе, я тоже всегда это повторяю, я тоже за то, чтобы прибыльность поставщиков росла, я против того, чтобы это делалось административными мерами, я против того, чтобы это происходило очень единовременно, разово, потому что скачок цен – это всегда крайне негативная реакция со стороны потребителя. Вот я могу сказать, что у меня телефоны уже обрываются от различных обществ потребителей, которые в ужасе от этих инициатив, поскольку они понимают, что любое перераспределение денег от покупателей к потребителям – это рост цен, а в условиях кризиса вряд ли, я думаю, наши власти на это пойдут. В.ДЫМАРСКИЙ: Хорошо. Сейчас я к этому еще вернусь. Но пока передо мной кусочек стенограммы вчерашней встречи Путина с лидерами фракций Госдумы и его диалог с господином Грызловым. Я вам сейчас зачитаю фразу, которую сказал господин Грызлов. Это по стенограмме. «И что очень важно, параллельно торговые сети, работая в установленном проценте наценки (то есть при определенной планке наценки), будут стремиться к закупке товаров по более высоким ценам. Это даст импульс для повышения цен закупочного производителя. То есть мы этим самым сможем убить двух зайцев – и понизить конечные цены, и повысить цены закупки у производителей». То есть, я так понима… Л.ХАСИС: Я тоже читал эту стенограмму. Мне очень понравился комментарий Владимира Владимировича, который тут же пошутил на тему того, что этих убитых зайцев нужно сразу же отправить в торговые сети на продажу. В.ДЫМАРСКИЙ: Здесь написано, да. «Убить и направить в торговую сеть для реализации». Да. Л.ХАСИС: Ну, собственно, это ровно то, о чем я и говорю. В.ДЫМАРСКИЙ: Но Грызлов считает, что это позволит понизить конечные цены. Л.ХАСИС: Грызлов высказался о том, что понизятся наценки. Это действительно так. Если будет больше отпускная цена, то процент, который торговля должна будет взять с большей отпускной цены, будет меньше. Это правда. Но источником дополнительной прибыли поставщиков ничто, кроме кармана покупателя, быть не может. И в данном случае, поскольку я читал всю эту стенограмму, я хочу сказать, что в целом позиция и председателя правительства, и лидера «Единой России» носит, с моей точки зрения, очень конструктивный характер, они очень далеки от этих экстремистских предложений, которые есть, и даже Грызлов, как мне кажется, несколько дистанцируется от тех совсем уже маниакальных предложений, которые звучат. В.ДЫМАРСКИЙ: Ну вот смотрите. Кто-то нас спрашивает: «А это что, заслуга – дешево покупать у производителя? А производителю каково?» Не получается ли, что торговые сети, вообще торговля устанавливает свой диктат над производителем и поставщиком? Л.ХАСИС: Если мы говорим, например, о компании, которую я возглавляю, наша компания занимает 4% рынка, и известно, что есть очень много поставщиков, у которых доля на российском рынке 20%, 30%, 15%. Поэтому нам со своими 4% достаточно сложно диктовать какие-то специальные условия. Является ли заслугой купить дешево? Да, является. Потому что когда компания имеет возможность дешево закупать, она имеет возможность дешево продавать. И если мы говорим, например, о «Х5», то средняя маржинальность, то есть доля в розничной цене средняя, которая у нас есть, составляет примерно около 26%, из которых примерно 60% - это наценка, а 40% - это различные вилы бонусов, которые мы собираем. То есть 60% если брать от 26%, это получается, что средняя маржинальность на уровне 15-16%. В.ДЫМАРСКИЙ: А вот Наталья из Москвы нам пишет: «А в Европе средняя наценка – 20%». Л.ХАСИС: Средняя маржинальность – 20%, 22%, я бы даже сказал. У нас сейчас в нашей компании – 25-26% примерно. Я думаю, что постепенно каждый год мы снижаем нашу маржинальность и в течение ближайших двух-трех лет тоже мы дойдем до европейских стандартов. В.ДЫМАРСКИЙ: Так, хорошо. Теперь я бы хотел вернуться к тому, о чем вы сказали – у правительства социальные задачи, социальную стабильность сохранить. Как я понимаю, есть два варианта закона – думский (депутатский) и министерский. Л.ХАСИС: Реально есть пять вариантов. В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, хорошо. Но самые известные – два. Л.ХАСИС: Да, правительственный и альтернативный депутатский. В.ДЫМАРСКИЙ: Я так понимаю, что депутатский вариант для вас совсем плох. Л.ХАСИС: Это не так. Вот может сложится мнение, что мы считаем, что он плох для нас. Мы считаем, что он плох для нас только косвенно, потому что он плох для потребителя. Мы видим, что сейчас у нас происходит – из-за того, что реальные доходы населения из-за кризиса уменьшаются, покупательская способность падает, средний чек падает, и во многих сетях – у нас, к счастью, этого не наблюдается, но во многих сетях количество покупателей уменьшается. Если цены розничные еще больше повысятся, мы ожидаем, что будет дальнейшая стагнация нашей индустрии. Поэтому мы против любых шагов, которые влияют на рост потребительских цен. В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, как я вас понял, у вас сейчас в какой-то степени расхождение интересов с правительством, потому что правительство, естественно, хочет социальной стабильности и, соответственно, понижения цен, в том числе и через фиксацию торговой наценки… Л.ХАСИС: Еще раз. Фиксация торговой наценки – это не понижение цен, это повышение цен. Потому что – да, снизятся цены на какие-то премиальные товары, но повысятся цены на те товары повседневного спроса, которые сейчас продаются с маленькими наценками. В.ДЫМАРСКИЙ: Так. Л.ХАСИС: Поэтому у нас с правительством никаких разногласий нет. Другое дело – что вот этот депутатский законопроект не родился на пустом месте. Безусловно, есть огромные группы интересантов, которые были бы заинтересованы в росте собственной прибыли… В.ДЫМАРСКИЙ: Но это имеются в виду поставщики и производители. Л.ХАСИС: Да, это не группы какие-то маленькие, это пусть не столько людей, сколько занято в каких-то других отраслях, но это огромное количество населения, занятого в этих индустриях, и я вполне разделяю тезис правительства о том, что желательно найти какие-то компромиссные решения, которые бы, с одной стороны, в какой-то степени удовлетворили запросы поставщиков на рост их прибыльности, с другой стороны, не навредили бы покупателю. Поэтому я считаю, что в те 10 дней, за которые председатель правительства поручил такие консультации провести, думаю, что мы будем очень активно участвовать в этих консультациях, искать компромиссы. На самом деле, эта борьба длится уже достаточно давно, мы за это время сделали уже большое количество шагов навстречу, мы приняли (мы как ассоциация компаний розничной торговли) положение о поставках сельскохозяйственной продукции, где ограничили и бонусы, практически все их отменили для сельхозпродукции, ввели ограничение сроков оплаты продукции, сейчас приняли кодекс добросовестных практик, который пошел еще дальше навстречу поставщикам. Я считаю, что, конечно, компромиссы должны быть найдены, и, судя по настроению руководителей правительства, они за то, чтобы были найдены какие-то компромиссные решения. Самое главное – чтобы не пострадало население. Потому что социальные волнения сейчас точно никому не нужны. В.ДЫМАРСКИЙ: «Как решается проблема с торговыми наценками в зарубежной практике? Читал, что иначе, чем в России», - пишет нам один из наших слушателей. Собственно, вы и сказали, что в Европе где-то 20-22%, да? Л.ХАСИС: Ну, это сложившаяся практика. У нас пять крупнейших компаний России в совокупности имеют 10% рынка. А если взять Европу, там в любой стране пять крупнейших компаний в совокупности имеют 60-70% рынка. Мы находимся еще на столь раннем эволюционном витке развития, что мне кажется, что подобные меры несколько рановато применять. В.ДЫМАРСКИЙ: А вот смотрите, совершенно неожиданно. Все ж хотят понижения цен. Вот нам пишет Дмитрий из города Дмитрова: «Никак нельзя делать наценку всего в 20% - в нее что, сможет уместиться аренда, коммуналка, зарплата персоналу? Глупости! Что вы думаете по этому? Спасибо. Дмитрий, самый обычный человек и ваш покупатель». То есть он, наоборот, требует увеличения наценки. Л.ХАСИС: Он не требует наоборот. Он задает абсолютно здравомыслящий вопрос – а на что предприятие торговли должно существовать и покрывать свои издержки? Я хочу сказать, что есть разные модели бизнеса, и, например, формат гипермаркета должен существовать в условиях торговой наценки ниже 20%, совокупной, вместе с бонусами. Потому что это индустриальное производство с очень маленьким уровнем издержек, и конечно, я думаю, что в перспективе, если смотреть на ближайшие 2-3 года, то гипермаркеты в целом должны будут работать с общем уровнем маржинальности, я думаю, 17-18%, из которых только процентов 10 должно быть наценка, а все остальное – различного рода бонусы. Если мы говорим об уличном магазине, вот уличном… В.ДЫМАРСКИЙ: Извините, я на секунду вас прерву. Когда вы говорите гипермаркет и супермаркет, это одно и то же? Л.ХАСИС: Это не одно и то же. Под гипермаркетом я подразумеваю большое предприятие торговли с торговой площадью 4000 и больше метров. А супермаркет – все-таки это… В.ДЫМАРСКИЙ: «Перекресток» - это супермаркет? Л.ХАСИС: Да. В.ДЫМАРСКИЙ: Хорошо. Л.ХАСИС: Гипермаркеты – это «Карусель», «Ашан», «Реал», «Карфур» вот недавно открылся. И конечно, гипермаркеты должны работать с меньшим уровнем наценок. Дискаунтеры должны работать еще с меньшим уровнем наценок, чем гипермаркеты, потому что там все совсем сориентировано на цены. В.ДЫМАРСКИЙ: Дискаунтер – это магазин дешевых товаров. Л.ХАСИС: Да, «Пятерочка» - это самый дешевый магазин на рынке, и по всем мониторингам он дешевле всех гипермаркетов на сегодняшний день, поэтому там такой приток покупателей. Несмотря на кризис, у нас сейчас там плюс 15% количества покупателей относительно прошлого года. В одинаковых магазинах. Там розничные цены даже ниже, чем в гипермаркетах, на 2-3% в среднем. В.ДЫМАРСКИЙ: А наценки торговые? Л.ХАСИС: Опять-таки, наценки ниже, потому что там существенно ниже издержки. Там все, без чего можно обойтись, без этого мы обходимся, и естественно, покупателю не все из этого нравится, они говорят: цены у вас замечательные, но было бы прекрасно, чтобы у вас был персонал, который говорит исключительно на литературном русском языке, чтобы были мрамором выложены полы и так далее. Так не бывает. За все нужно платить. Если низкая цена, то в этой низкой цене заложено то, что есть какие-то издержки по обслуживанию и по сервису. Поэтому… А если мы возьмем, скажем, маленький уличный магазин, сто квадратных метров, то у него 20-30% от его выручки уходит только на оплату аренды помещения. Поэтому как он может работать с наценкой меньше 20%? Невозможно. Если завтра выйдет закон и скажут, что магазину нельзя работать с наценкой больше, чем 25%, я уверен, что 90% маленьких уличных магазинов просто закроется. Они с такой наценкой существовать не смогут. В.ДЫМАРСКИЙ: Хотел поделиться своими воспоминаниями о том, как работают сети магазинов и уличные магазины во Франции, но сейчас мы прервемся на несколько минут на «Спорт-Курьер», после чего продолжим нашу беседу. СПОРТ-КУРЬЕР В.ДЫМАРСКИЙ: Еще раз добрый вечер. Программа “Я потребитель” в рамках программы “Кредит доверия”, и мы ведущие Виталий Дымарский и Лев Хасис. Продолжаем говорить о посещении Путиным магазина “Перекресток”. Лев, здесь одна дама, Наталья из Москвы, нас уже замучила смсками на одну и ту же тему: “В начале кризиса вы получили кредит из общих резервов. Какова сумма? И конечно, премьер имеет право контролировать облагодетельствованных из налогов покупателей”. Л.ХАСИС: Мы никаких кредитов из налогов населения не получали, работаем с коммерческими банками. Есть банки с государственным участием, такие как Сберегательный банк и Внешторгбанк, работаем с ними исключительно на рыночных условиях под обычные налоги, под обычные высокие проценты. Из бюджета мы никаких кредитов не получали. В.ДЫМАРСКИЙ: Понятно. Давайте немножко поотвечаем на вопросы, когда вы пришли, и до эфира и во время эфира их очень много. Денис Живелюг, менеджер из Самары: “Я региональный менеджер крупного производителя. За ввод в “Перекресток” в Самаре берут 15 тысяч за одну позицию за один магазин, даже если есть ваши внутренние коды. Плюс взятка категорийному менеджеру 3 тысячи за позицию. Вот и считайте, какая наценка будет”. Вы поняли вопрос? Л.ХАСИС: Я вопрос понял. Наценка будет на ту сумму, которая уплачена официально, меньше, потому что если бы этой суммы не было, пришлось бы это в цену вкладывать. Поэтому любые листинговые платежи, которые называют входными, они реально уменьшают наценку, у не увеличивают ее. Что касается того, что категорийный менеджер получил взятку, мы безусловно живем в России, и такое явление, как коррупция, поскольку существует в стране, существует и в компании. Мы с этим чрезвычайно напряженно боремся. Другое дело, что очень часто менеджеры компаний-поставщиков берут деньги у своих владельцев на то, чтобы якобы дать взятку кому-то в нашей компании, а на самом деле оставляют эти деньги себе. Поэтому я, пользуясь случаем, хочу обратиться ко всем владельцам компаний-поставщиков, чтобы они, если вдруг кто-то из их менеджеров говорит им, что в “Перекрестке”, в “Пятерочке”, в “Карусели” кто-то за что-то хочет получить взятку не официально, не на счет компании, пожалуйста, звоните мне в приемную, мы в каждом конкретном случае разберемся. Я обещаю, что деньги вернем бесплатно поставим на полку или другую вещь сделаем. А тот менеджер, которые пытается получить деньги, сядет в тюрьму. И таких случаев у нас каждый год, к сожалению, 2-3 бывает. В.ДЫМАРСКИЙ: Вы суров. Л.ХАСИС: А по-другому невозможно, потому что особенно в условиях кризиса некоторые люди к деньгам относятся как к последней возможности что-то заработать. И точно так же, как в любых других отраслях, к сожалению, часто пытаются что-то украсть. Кстати, то же самое относится к покупателям. У нас каждый месяц служба безопасности задерживает сотни тысяч людей при попытке украсть что-то из магазина. И, к сожалению, сотни наших сотрудников также задерживаются при попытке что-то украсть. И сегодня практика такая, что уже довольно часто суды применяют и безусловные тюремные наказания. Да, это 6 месяцев, но за украденную бутылку провести 6 месяцев в тюрьме - это, наверно, не очень здорово. В.ДЫМАРСКИЙ: Ян спрашивает: “Почему цены на молочные продукты в “Перекрестке” выросли? Это после обещания снизить цены”. Л.ХАСИС: Я не знаю, что он имеет в виду, потому что цены на молочные продукты в “Перекрестке” сегодня в среднем процентов на 6 меньше, чем ровно год назад в это же время. И молочные продукты - это одна из тех категорий, где в среднем произошло снижение. Может быть, какое-то конкретное наименование выросло, но в среднем по категории молока цены снизились. В.ДЫМАРСКИЙ: Признавайтесь, господин Хасис, Николаю. “Не состоит ли ваш гость, - спрашивает он, - членом Единой России?” Л.ХАСИС: Я не состою в «Единой России». Но я уже встречался несколько раз с руководителями этой партии и считаю, что их позиция по проблемам потребительского рынка носит достаточно сбалансированный и разумный характер. Они далеки от того, чтобы поддерживать какие-то экстремальные точки зрения, и будут искать какое-то решение, которое будет позитивным для потребителя. В.ДЫМАРСКИЙ: Оля из Казани спрашивает - это ваш чисто внутрикорпоративный вопрос: “В Казани один “Перекресток” стал называться “Каруселью”. В чем разница?” Л.ХАСИС: Раньше, до того как мы приобрели сеть “Карусель”, в “Перекрестке” супермаркеты и гипермаркеты назывались одинаково. Но поскольку у них разная ассортиментная политика, разная ценовая политика, то после того как “Карусель” стала частью нашей компании, все гипермаркеты “Перекресток” были преобразованы в “Карусель”. В.ДЫМАРСКИЙ: Скажите, пожалуйста, господин Хасис. Вернемся опять к визиту Путина. А как вы относитесь, это уже мой вопрос, вообще к такой форме общения властей, в частности экономических властей, премьер-министра, с народом, как посещение магазинов под телекамерами? Л.ХАСИС: Я отношусь прекрасно, потому что считаю, что торговля является зеркалом экономики. И видя, что происходит в торговле, легко лучше понять, что происходит в целом в стране, что происходит с настроением людей, с доходами людей. Поэтому правительство каждую неделю получает от нас регулярную сводку информации о изменении потребительских предпочтений, об изменении спроса, об изменении трат людей. Это очень важная макроэкономическая информация. В.ДЫМАРСКИЙ: Вы можете себе представить, чтобы господин Обама, господин Саркози, Гордон Браун лидер.... Л.ХАСИС: ... приедут в “Перекресток”? Если серьезно, то, безусловно, каждый из них, я думаю, либо уже бывал в магазинах, либо будет в магазинах, потому что это то, что людям понятно, а в Соединенных Штатах розничная торговля - это вообще тот двигатель, который должен вытаскивать экономику страны из кризиса. Или Китай возьмите. Китай сейчас делает очень простую вещь. Им в голову не приходит заниматься регулированием торговли, им приходит в голову другое. Они дают до 70% дотацию населению при покупке товаров длительного пользования. Таким образом хотят, чтобы через внутренний спрос была поддержана экономика. Поэтому, конечно, мы выступаем за, в том числе, предложение “Единой России” по введению для малоимущих граждан специальных таких фуд-стэмпов, как в Америке, которые могли бы позволить малоимущим пойти и купить продукты питания, естественно, не сигареты и алкоголь, а нормальные продукты питания. В Америке 10% населения живет благодаря этим фуд-стэмпам. Не самая бедная страна. В.ДЫМАРСКИЙ: Для тех, кто не знает, фуд-стэмп это... Л.ХАСИС: ... бумажка, которую можно бесплатно обменять на продовольствие в любом магазине. В.ДЫМАРСКИЙ: Две подряд смски к нам приходят. Дима из Екатеринбурга: “У нас в Екатеринбурге “Перекрестка” нет ни одного, хотя являемся 4-ым городом по населению. А закон мне вообще не нравится”, - пишет он. И тут же приходит от Андрея из города Дмитрова: “Пусть господин Хасис не ноет о закрытие мелких магазинов и не плачет о судьбе потребителей. Предлагаемый закон поможет исключить лишних посредников, остановить рост цен, повысить рентабельных сельскохозяйственных и пищевых производителей, направить прибыль из торговых сетей не в яхты и клубы, а в производство и выращивание сельхозпродукции на территории РФ, уменьшить коррупционные потоки наличности”. Л.ХАСИС: Я считаю, что это подписался кто-то из авторов этих законопроектов, потому что каждый тезис с точностью до наоборот. Безусловно, то, что предлагается, направлено исключительно на рост коррупции, исключительно на рост потребительских цен и исключительно на то, чтобы потребителю стало хуже. За любое гос. регулирование заплатит потребитель - это точно. Поэтому важно, чтобы оно было разумным и не превышало необходимого уровня. В.ДЫМАРСКИЙ: Я не знаю, в вашей ли это компетенции такой вопрос. “Ответьте, пожалуйста, обманул или не обманул Путин про отмену кассовых аппаратов с первого июля?” Л.ХАСИС: Я тоже читал в сводке новостей про отмену кассовых аппаратов, но к сожалению, но это не ко мне вопрос. Это для малого бизнеса. Не хочу ввести в заблуждение. В.ДЫМАРСКИЙ: Здесь у вас поставщики обнаружились. Владимир: “Хотим войти в сеть “Перекресток” со своим функциональным б/а напитком. Как это сделать лучше и быстрее?” Лучше и быстрее - зайти на наш сайт. Там есть раздел “Для поставщиков”. И там все написано, что нужно делать дальше. На нашем сайте: www.x5.ru. Если кто-то будет вымогать взятку, там же есть координаты службы безопасности, которая поможет. Нужно обращаться в нашу СБ, мы поможем эту взятку дать, и мы вернем деньги, поставим товар на полку, потому что для нас внутренняя коррупция - это самое страшное, что только может быть. В.ДЫМАРСКИЙ: Давайте от конкретных вопросов слушателей вернемся к вопросу человека, который прислал его на сайт, более общему. Вот, Николай Демин, пенсионер: “Путин дал команду ФАС, и ФАС тут как тут начинает проверку, кетчупы, заметили, по разной цене продаются. Вопрос: какова роль Федеральной Антимонопольной Службы в регулировании торговых наценок, и кто вообще должен и должен ли следить и влиять на это?” Л.ХАСИС: Я считаю, что ФАС должен играть огромную роль в уровне не наценок, а в уровне цен. И никакого лучшего средства для понижения цен, как конкуренция, в мире еще не придумали. Поэтому ФАС должен следить за тем, чтобы не было картельных сговоров, чтобы не получалось так, что сети договорились и держат одинаковую цену, или поставщики договорились и держат единую отпускную цену на свои продукты. И то, о чем говорили и президент, и председатель правительства, когда начинается проявление местного сепаратизма, когда власти не пускают на свои территории конкретного субъекта федерации товары из других субъектов федерации для того, чтобы поддерживать местных. Это тоже область деятельности ФАСа. И я считаю, что новый закон должен расширить полномочия ФАСа по прекращению таких ситуаций. В.ДЫМАРСКИЙ: Видимо, все пытаются в ваших сетях найти разного рода преступников. Юрьевич спрашивает: «А как насчет переклейки срока годности продуктов?» Такое тоже существует? Л.ХАСИС: Это очень распространенное явление, потому что большие сети обычно по некоторым товарам имеют право возвращать поставщикам товары, у которых стекает срок годности в каких-то разумных пределах, и поставщики продают это, как правило, нечистоплотным предпринимателям, которые переклеивают сроки годности. И эти товары потом, как правило, оказываются на каких-то открытых рынках, и там такое может быть. То, что в сетевых магазинах такое может быть, я считаю, это нонсенс, и если такие случаи кому-то станут известны, пожалуйста, сообщайте – мы будем за это очень строго наказывать. Политикой сетей это точно не является. В.ДЫМАРСКИЙ: Так, вот я хотел здесь найти один вопрос… Л.ХАСИС: Может, пока звонок? В.ДЫМАРСКИЙ: Нет, давайте я все-таки этот вопрос задам. Я его помню, собственно говоря. Что это за лояльная конкуренция, не гарантирую точность цитаты, когда вокруг «Перекрестка» закрывается Черкизовский рынок? Это, видимо, в связи с сегодняшним сообщением о том, что вообще Черкизовский рынок закрывается. Л.ХАСИС: Ну, я хочу вам сказать, что я клялся говорить правду. К закрытию Черкизовского рынка мы честно не имеем никакого отношения. В.ДЫМАРСКИЙ: А какие вообще взаимоотношения ваши, торговых сетей, и рынков? Они вам мешают? Л.ХАСИС: Если рынки будут, как в свое время это сказал председатель правительства Путин, еще когда был президентом, продавать первичную сельскохозяйственную продукцию, мы всецело за. Когда на рынке начинает продаваться промышленная продукция, товары глубокой переработки, мы считаем, что это не функция рынков, и считаем, что такая продукция все-таки должна продаваться в специализированных магазинах. В.ДЫМАРСКИЙ: Ну давайте, раз обещали звонки… 363 36 59. Если у вас есть вопросы… Только сразу хочу предупредить, у нас здесь на «Эхе Москвы» началась активная борьба с хулиганами, матершинниками и так далее. Поэтому если вдруг что-то прорвется, это сразу в черный список, и все. Л.ХАСИС: Мобильному оператору, и отключение телефона. В.ДЫМАРСКИЙ: Тюрьма… Так, надеваем наушники. Есть у нас звонки? СЛУШАТЕЛЬ: Алло. В.ДЫМАРСКИЙ: Слушаем вас. СЛУШАТЕЛЬ: Иван Григорьевич, Москва. У нас «Перекресток» на улице Вавилова, 66. И мы, ветераны, очень им довольны. В.ДЫМАРСКИЙ: О! просто на душу… Л.ХАСИС: А вот можно вопрос к вам? Насколько я знаю, у нас во всех «Перекрестках», не только там, есть специальная скидка для ветеранов и пенсионеров по утрам… СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я не получал еще. Л.ХАСИС: Ну вот если у вас есть удостоверение, что вы пенсионер, то до двух часов она действует. СЛУШАТЕЛЬ: Я ветеран. Л.ХАСИС: Тем более. А вот вопрос такой. Если магазина, например, будет по выходным закрыт, вам от этого лучше будет? СЛУШАТЕЛЬ: Плохо. Не надо. Л.ХАСИС: Ну, это не ко мне. Это к некоторым разработчикам законопроектов. СЛУШАТЕЛЬ: Ой, не хотелось бы. В.ДЫМАРСКИЙ: Хорошо. Спасибо вам, Иван Григорьевич, за добрые слова. Сейчас после добрых слов, по законам диалектики, должна быть ругань. Л.ХАСИС: Ну да, что-нибудь критическое. В.ДЫМАРСКИЙ: Слушаем вас. СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Ольга Ивановна. Я живу в Раменках. И у нас тоже «Перекресток», прямо рядом с нашим домом. Замечательным магазин. И действительно – и скидки 5%-ные с утра и до часу дня. И потом – товары постоянно со скидкой продаются молочные. Л.ХАСИС: Спасибо. Вы нас покритикуйте. Потому что мне очень приятно, что вы нас хвалите, но… В.ДЫМАРСКИЙ: Нет, ну это невозможно, потому что нас сейчас будут обвинять, что все звонки мы специально подставили, подставные люди. СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, один раз только мне попались некачественные семечки. Л.ХАСИС: Будем бороться за семечки. Ну, я сразу хочу, пользуясь случаем, извиниться. У нас, безусловно, бизнес, в котором роль человеческого фактора очень велика. И мы не можем гарантировать, что не может быть ситуации, когда вы купили, вот вы конкретно, некачественные семечки. Другое дело – если они некачественные, вы должны иметь право их вернуть, поменять на качественные. СЛУШАТЕЛЬ: Все сделали, как надо. И вернули, деньги вернули. Собственно, я, например, довольна. Л.ХАСИС: Спасибо вам. В.ДЫМАРСКИЙ: Спасибо вам, Ольга Ивановна. Лев, скажите честно, вы всем своим сотрудникам сказали, чтобы они звонили по этому телефону? Л.ХАСИС: Ну, во-первых, я не знал, что мы будем в эфире час. Во-вторых, я не знал, что вы пообещаете, что мы будем в эфире. В.ДЫМАРСКИЙ: Что-то это подозрительно. Давайте послушаем еще один звонок. Алло. СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я звоню из Подмосковья, из Тучково. Людмила Дмитриевна. Вот у нас есть магазин «Дикси». Он тоже для ветеранов. Там достаточно дешевые товары за исключением мясных – колбасы и все такое. Молочная продукция там исключительная совершенно. Вот «Дикси» - это не сети «Перекрестка»? потому что то, что я сейчас слышу, мне очень нравится. Л.ХАСИС: «Дикси» - это компания, которая не входит в состав нашей компании. Это отдельная компания. Она активный участник нашей Ассоциации компаний розничной торговли, работает в формате экономичного магазина. Там тоже достаточно низкие цены. А что касается мясных товаров, действительно так получилось, что они во многих сетях являются как бы спонсорами дешевых товаров. Но я думаю, что в ближайшее время ситуация будет меняться и часть мясных продуктов, безусловно, будет продаваться по более низким ценам, и визит Владимира Владимировича, безусловно, окажет позитивное влияние именно на мясные товары. СЛУШАТЕЛЬ: И еще – не очень качественная сметана. Актимель мы покупаем, активию – просто все великолепное. Л.ХАСИС: Спасибо. В.ДЫМАРСКИЙ: Слава богу, что хоть не только в «Перекрестке» хорошие. Л.ХАСИС: А я уверен, что если население спросить, то большая часть населения, если отойти от популистских призывов ограничить наценки, что-то еще сделать, а просто задать вопрос – хотите ли вы низкие цены? Конечно, хотим. А для того, чтобы были низкие цены, нужно, чтобы была развитая розничная торговля, чтобы была конкуренция, и нужно ее сейчас всячески поддерживать, а не убивать. В.ДЫМАРСКИЙ: И Владимир Владимирович помог своим визитом? Л.ХАСИС: Да. В.ДЫМАРСКИЙ: Давайте еще звонок. СЛУШАТЕЛЬ: Алло. В.ДЫМАРСКИЙ: Да, добрый вечер. СЛУШАТЕЛЬ: Меня Андрей зовут, я из Москвы. Скажите, пожалуйста, вот пользуюсь вашими магазинами случайно, если по дороге еду. Ехал, был закрыт супермаркет «Перекресток» в Строгино. Нашел «Маркет». А почему такая разница в формате вашего магазина? Потому что там не было ни колбасы, ничего… В.ДЫМАРСКИЙ: Еще раз – «Маркет», вы сказали? СЛУШАТЕЛЬ: Есть «Маркет Перекресток», и супермаркет в Строгино, и формат магазинов абсолютно разный. Л.ХАСИС: А, понятно, да. У них разная размерность. В.ДЫМАРСКИЙ: А «Маркет» – это просто магазин? Л.ХАСИС: Там у нас есть «Перекресток»-мини, у него другая площадь, и из-за это мы вынуждены делать там несколько другую модель. Там другой ассортимент действительно. И привычный глаз посетителя «Перекрестка» может каких-то вещей не увидеть, которые он привык видеть. Но с другой стороны, он предлагает все-таки достаточно доступный ассортимент. Просто разница в размерах. В.ДЫМАРСКИЙ: Понятно. Лева, вас не критикуют, а меня критикуют – я неправильно поставил ударение в слове «подключим». Но я всегда говорю так и уверен, что это правильно. Л.ХАСИС: А у вас есть программа на «Эхе Москвы» - надо будет, чтобы они… В.ДЫМАРСКИЙ: К Марине Королевой, да. Ну давайте, кто-нибудь будет критиковать «Перекресток»? Слушаем вас, добрый вечер. СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Аня. Я живу на Профсоюзной, и мы пользуемся «Перекрестком», который на улице Теплый Стан. И хочу сказать, что мне очень нравится, что он круглосуточный. И наша семья против того, что вы говорите, что могут по выходным закрыть магазин. Ни в коем случае, потому что с дачи или с работы едешь очень поздно. Очень удобно – заехал, там салатиков купил. Замечательный магазин. И большое спасибо вашему гостю. Л.ХАСИС: Спасибо. В.ДЫМАРСКИЙ: Спасибо. А в связи с чем эти разговоры? Что, есть планы в воскресенье не разрешить магазину работать? Л.ХАСИС: Дело в том, что, помните, был вопрос, является ли заслугой борьба с поставщиком за снижение цен? Конечно, это заслуга. И один из главных аргументов многих поставщиков состоит в том, что с сетями чрезвычайно сложно обсуждать вопрос повышения цен. Как один поставщик мне рассказывал, это ж с ума сойдешь, пока сумеешь доказать, что нужно увеличить цену. И они, конечно, хотят, чтобы у сетей не было возможности сопротивляться – то есть повысил поставщик цену, и как бы она сразу принята, и сразу поставляется по более высокой цене. Поэтому я уверен, что эти меры популистски звучат очень красиво, но если на профессиональном языке начинаешь говорить, то понятно, что сегодня для государства и для общества инфляция явно противопоказана, и надеюсь, что все решения все-таки будут очень здравомыслящими. В.ДЫМАРСКИЙ: Нет, я имею в виду выходной в воскресенье. Л.ХАСИС: Ну, с точки зрения ограничения работы магазинов, здесь аргументация такая – что если сетям будет хуже… В.ДЫМАРСКИЙ: То всем остальным будет лучше. Л.ХАСИС: Да, всем остальным будет лучше. А все остальные – это маленькие магазинчики, которые покупают у поставщиков товар дорого, как правило с предоплатой или с маленькой отсрочкой, и им выгодно работать с киосками, чем с большими магазинами. Поэтому они говорят – давайте мы ограничим немножечко сети с тем, чтобы по другим каналам дистрибуции нам было лучше. А для этого нужно, чтобы по ночам не работали эти магазины, чтобы в выходные они были закрыты, и так далее. В.ДЫМАРСКИЙ: Влад, пенсионер из Томска: «Скоро ли до яиц доберутся?» Что он имеет в виду? После мяса, молока и чего там еще?.. Л.ХАСИС: Ну, кстати, яйца сейчас тоже дешевле, чем год назад. То есть все говорят, цены растут, а вот, скажем, куриные яйца стоят дешевле, чем год назад. В.ДЫМАРСКИЙ: Точно? Л.ХАСИС: Да, на 4-5% меньше. В.ДЫМАРСКИЙ: Ну что, наш сегодняшний гость обещал говорить правду, только правду и ничего кроме правды, и я надеюсь, что он не изменил своему слову, сказанному в начале нашей программы. Л.ХАСИС: Готов подписаться под стенограммой. В.ДЫМАРСКИЙ: Да, и еще я должен сказать нашим слушателям, что мы в прошлый раз обещали сделать программу про воду – минеральную, питьевую. Но в связи с такими чрезвычайными событиями мы эту тему переносим на следующую неделю. Всего доброго. Л.ХАСИС: Всего доброго. До свидания.

Эхо Москвы 

Статья относится к тематикам: Точка бифуркации
Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

Судьбоносное явлениеПутин, лев Хасис, Перекресток, торговля, ритейлеры, ритейл, розничная торговля