Баннер ФЗ-54
facebookvkenvelopeuseraddeyebasketkeyloupearrow-leftarrow-right
10 марта 2009, 00:00 3415 просмотров

"Нельзя менять нефть на ботинки"

 

Генеральный директор компании Ralf Ringer Андрей Бережной рассказал о сегодняшнем состоянии обувного рынка, о проблемах, с которыми в кризис сталкиваются производители и ритейлеры. — Что сейчас происходит на обувном рынке, как он встретил финансово-экономический кризис? — Мировой финансовый кризис не стал для нас сюрпризом. Последние год-полтора было устойчивое ощущение, что должно случиться что-то на глобальном уровне. И в принципе, нынешний кризис — не самый плохой из возможных вариантов. Было ощущение, что может начаться мировая война. Но то, что мы ожидали глобальные проблемы, не означает, что мы — компания Ralf Ringer — или обувной рынок России сумели подготовиться к кризису. Слишком невелик запас прочности большинства компаний обувного рынка. И нужно понимать, что проблемы, которые сегодня возникают, или возникнут в ближайшее время у обувщиков, есть следствие специфики российского рынка обуви. — С какими основными проблемами сталкиваются игроки обувного рынка России? — Отсутствуют игроки федерального уровня, которые бы контролировали значимую долю рынка. Это касается и ритейла — сеть из 100 и более магазинов по всей стране имеют всего около десяти компаний, и производства. Сегодня подавляющее большинство производителей не могут предложить взвешенную ассортиментную матрицу, на основании которой с учетом региона и формата магазинов можно делать заказ. Есть проблемы и на уровне оптового звена: на обувном рынке России нет оптовиков-консолидаторов федерального уровня, которые бы выступали связующим звеном между производством и ритейлом. В итоге получается, что схема работы на обувном рынке крайне сложная, дорогостоящая, с высокими рисками и низкой маржой. Как следствие, в «обувь» не хотят идти инвесторы. За все время, по сути, имел место всего один прецедент инвестиций в обувь — покупка доли «Центробуви». А раз нет относительно дешевых денег инвесторов, то игроки вынуждены работать с дорогими деньгами, что негативно отражается на рентабельности бизнеса. Подавляющее большинство игроков — и импортеров, и производителей, и ритейлеров — «жили в кредит». И сейчас, когда банки дают кредиты крайне неохотно и под высокие проценты, рентабельность некоторых компаний снижается до нуля. Уже есть прецеденты, когда, посчитав стоимость всех бизнес-процессов, владельцы закрывают магазины, чтобы не работать себе в убыток. Есть проблемы иного свойства, повлиять на которые игроки рынка просто не в состоянии. Это, например, изменение климата. Даже этой, хорошей с точки зрения продаж обуви, зимой в ряде регионов продажи зимнего ассортимента начались только в феврале. Непонимание, какой будет зима, когда она начнется и будет ли в этом году вообще, серьезно подрывают рентабельность розничных продаж обуви. — Есть ли специфика в потребительских предпочтениях россиян? — У населения России не сформировались вкусовые предпочтения. Можно описать, какую обувь носят в Германии, в Италии, в Испании. В России носят всё. И отсутствие единых требований к обуви населения на всей территории страны не позволяют успешным проектам заниматься тиражированием. Если некая компания научилась феноменально успешно продавать определенный ассортимент в магазинах разработанного ею формата, почти наверняка, открывая подобные магазины в других городах, она столкнется с иным уровнем продаж. Вероятней всего, эта проблема является следствием уникальной протяженности страны. Есть конкретные примеры. Успешная сибирская сеть открыла магазин в Санкт-Петербурге, и продажи были нулевые. У жителей Северной столицы формат магазина просто вызвал отторжение. Или мы несколько лет назад столкнулись со спецификой Казани. Мы приложили массу усилий, чтобы продавать в нужных нам объемах обувь в Татарстане. Но вопрос открыт до сих пор. — Как на спрос влияет финансовая нестабильность в стране? — Вероятней всего, сократится потребление в парах вследствие снижения покупательской способности населения — по разным оценкам, от 10 до 20%. Потребление же в деньгах возрастет, потому что цены на обувь привязаны к курсам евро, доллара и юаня. Сегодня порядка 80% всей продаваемой в России обуви приходится на долю импорта, и вряд ли импортеры смогут снизить свои издержки и повысить эффективность бизнес-процессов настолько, чтобы компенсировать рост доллара с 24 до 36 рублей. Почти со 100% вероятностью можно прогнозировать, что цены на обувь поднимутся на 40-50%. Если же предположить, что доллар продолжит рост, то розничная цена на обувь в сезоне «Осень-Зима 2009-2010» может вырасти в два раза и даже более. Мы ждем, что в итоге изменится структура потребления. В ситуации кризиса люди, вероятней всего, откажутся от дополнительного ассортимента и вновь начнут покупать универсальную обувь, в которой можно ходить и на работу, и в кино. Как следствие, ряд проектов, которые не ориентированы на повседневную носку, могут исчезнуть. Если говорить про ценовые сегменты, сильней всего «просядет» премиум. Что касается среднеценового и низкого сегментов, то тут не все однозначно. С одной стороны, есть вероятность, что в ситуации снижения доходов и роста цен часть покупателей среднеценового сегмента станет приобретать более дешевую обувь. Но с другой стороны, среднеценовой сегмент в обуви — это «value for money». Покупая обувь этого уровня, люди понимают, за что, за какие преимущества, они платят деньги. И они знают, что платят не за «понты», а за качество, за комфорт, за технологии. И мы считаем, что в основной своей массе, покупатели среднеценового сегмента не откажутся от своих пристрастий. — Что же будет в таких условиях с обувным ритейлом? — Очевидно, сократится количество магазинов, торгующих обувью. В последние полтора года было устойчивое ощущение избыточности предложения. Подпитываемые ничем не обоснованными заявлениями о том, что в будущем в России будут покупать по 5–7 пар на человека в год (сейчас говорят о потреблении на уровне 2–3 пары в год), люди открывали все новые и новые магазины. Причем чаще всего эти магазины не предлагали ничего нового и уникального. И на сегодня мы по всей стране имеем десятки, а возможно и сотни тысяч магазинов, которые завалены однообразной продукцией. Будут разоряться компании. В первую очередь ритейлеры. Недавно я читал мнение одного из игроков, что легче всего переживут кризис федеральные сети и предприниматели, владеющие 2–3 магазинами. Это не так. Эффективность обувного ритейла никак не завязана на размере бизнеса. Вряд ли в ситуации кризиса мы увидим консолидацию усилий, желание компаний вместе искать выход. Скорее наоборот, будут невыполнения договоренностей, срыв платежей, в общем, игра не по правилам, но по принципу «каждый сам за себя». — Что будет делать ваша компания, чтобы остаться на плаву? — Это комплекс мер. Во-первых, мы пересмотрели коллекцию на следующий сезон. Она стала более консервативной и менее рискованной. Мы оставили только «большие идеи», то есть продукты, за каждым из которых стоит потребность: это будет способствовать продажам. Во-вторых, в регионах, где в связи с кризисом возникли проблемы у ритейла, мы активно ищем альтернативы. Где-то открываем магазины собственной розницы. А в Новосибирске мы даже открыли представительство. И наконец, мы продаем обувь за рубли. Что серьезный аргумент в нашу пользу, если учитывать, что не только в опте, но уже местами и в рознице цены на обувь указывают в евро. — Какие, на ваш взгляд, глобальные меры смогут помочь российским обувщикам в частности и бизнесу в целом выйти из кризисного состояния? — Прежде всего, мы надеемся, что хотя бы сейчас, в ситуации слабого рубля, снижения цен и спроса на нефть и газ, стремительного сокращения золотовалютных запасов, люди наконец-то поймут, что страна, в которой нет производства, является абсолютно беззащитной перед лицом глобальных проблем. Сегодня, когда из-за роста курсов евро и доллара ценник на множество товаров первой необходимости растет, нам нечего противопоставить этому. А ведь очевидно, что если бы российское производство обуви в обычных условиях обеспечивало около половины потребления, то сейчас можно было поднапрячься и выйти на цифру 70-80%. Не говоря уже о том, что в таких условиях импортеры были бы вынуждены удерживать цены в пределах, установленных российскими производителями. А сейчас то, что в 2009 году Ralf Ringer и другие российские производители оставят цены на уровне 2008 года, никак не повлияет на цены обуви из Китая. Просто потому, что китайской обуви на полках российских магазинов в 4 раза больше. Поэтому в среднесрочной перспективе мы видим единственно правильным повышать пошлины на импорт товаров, причем не только обуви, но и одежды, продуктов питания и других товаров. Тем самым будет создаваться дополнительная маржа у отечественных производителей. Производство станет привлекательным для инвесторов, что неминуемо приведет к росту производства в России. Следующим шагом будет рост конкуренции. И финальным аккордом — рост эффективности и снижение ценника. Это единственный путь. И наша компания говорит об этом на протяжении последних трех лет. Нельзя менять нефть на ботинки.

BFM.RU  Наталья Ищенко

Поделиться публикацией:
Инвестиции в развитие за рубежом составят 1,5 млрд...
680
Динамика роста онлайн-торговли опережает офлайн-ма...
1294
Как законы, направленные на легализацию торговли, ...
1810
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
4513
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
8653
 

Генеральный директор компании Ralf Ringer Андрей Бережной рассказал о сегодняшнем состоянии обувного рынка, о проблемах, с которыми в кризис сталкиваются производители и ритейлеры. — Что сейчас происходит на обувном рынке, как он встретил финансово-экономический кризис? — Мировой финансовый кризис не стал для нас сюрпризом. Последние год-полтора было устойчивое ощущение, что должно случиться что-то на глобальном уровне. И в принципе, нынешний кризис — не самый плохой из возможных вариантов. Было ощущение, что может начаться мировая война. Но то, что мы ожидали глобальные проблемы, не означает, что мы — компания Ralf Ringer — или обувной рынок России сумели подготовиться к кризису. Слишком невелик запас прочности большинства компаний обувного рынка. И нужно понимать, что проблемы, которые сегодня возникают, или возникнут в ближайшее время у обувщиков, есть следствие специфики российского рынка обуви. — С какими основными проблемами сталкиваются игроки обувного рынка России? — Отсутствуют игроки федерального уровня, которые бы контролировали значимую долю рынка. Это касается и ритейла — сеть из 100 и более магазинов по всей стране имеют всего около десяти компаний, и производства. Сегодня подавляющее большинство производителей не могут предложить взвешенную ассортиментную матрицу, на основании которой с учетом региона и формата магазинов можно делать заказ. Есть проблемы и на уровне оптового звена: на обувном рынке России нет оптовиков-консолидаторов федерального уровня, которые бы выступали связующим звеном между производством и ритейлом. В итоге получается, что схема работы на обувном рынке крайне сложная, дорогостоящая, с высокими рисками и низкой маржой. Как следствие, в «обувь» не хотят идти инвесторы. За все время, по сути, имел место всего один прецедент инвестиций в обувь — покупка доли «Центробуви». А раз нет относительно дешевых денег инвесторов, то игроки вынуждены работать с дорогими деньгами, что негативно отражается на рентабельности бизнеса. Подавляющее большинство игроков — и импортеров, и производителей, и ритейлеров — «жили в кредит». И сейчас, когда банки дают кредиты крайне неохотно и под высокие проценты, рентабельность некоторых компаний снижается до нуля. Уже есть прецеденты, когда, посчитав стоимость всех бизнес-процессов, владельцы закрывают магазины, чтобы не работать себе в убыток. Есть проблемы иного свойства, повлиять на которые игроки рынка просто не в состоянии. Это, например, изменение климата. Даже этой, хорошей с точки зрения продаж обуви, зимой в ряде регионов продажи зимнего ассортимента начались только в феврале. Непонимание, какой будет зима, когда она начнется и будет ли в этом году вообще, серьезно подрывают рентабельность розничных продаж обуви. — Есть ли специфика в потребительских предпочтениях россиян? — У населения России не сформировались вкусовые предпочтения. Можно описать, какую обувь носят в Германии, в Италии, в Испании. В России носят всё. И отсутствие единых требований к обуви населения на всей территории страны не позволяют успешным проектам заниматься тиражированием. Если некая компания научилась феноменально успешно продавать определенный ассортимент в магазинах разработанного ею формата, почти наверняка, открывая подобные магазины в других городах, она столкнется с иным уровнем продаж. Вероятней всего, эта проблема является следствием уникальной протяженности страны. Есть конкретные примеры. Успешная сибирская сеть открыла магазин в Санкт-Петербурге, и продажи были нулевые. У жителей Северной столицы формат магазина просто вызвал отторжение. Или мы несколько лет назад столкнулись со спецификой Казани. Мы приложили массу усилий, чтобы продавать в нужных нам объемах обувь в Татарстане. Но вопрос открыт до сих пор. — Как на спрос влияет финансовая нестабильность в стране? — Вероятней всего, сократится потребление в парах вследствие снижения покупательской способности населения — по разным оценкам, от 10 до 20%. Потребление же в деньгах возрастет, потому что цены на обувь привязаны к курсам евро, доллара и юаня. Сегодня порядка 80% всей продаваемой в России обуви приходится на долю импорта, и вряд ли импортеры смогут снизить свои издержки и повысить эффективность бизнес-процессов настолько, чтобы компенсировать рост доллара с 24 до 36 рублей. Почти со 100% вероятностью можно прогнозировать, что цены на обувь поднимутся на 40-50%. Если же предположить, что доллар продолжит рост, то розничная цена на обувь в сезоне «Осень-Зима 2009-2010» может вырасти в два раза и даже более. Мы ждем, что в итоге изменится структура потребления. В ситуации кризиса люди, вероятней всего, откажутся от дополнительного ассортимента и вновь начнут покупать универсальную обувь, в которой можно ходить и на работу, и в кино. Как следствие, ряд проектов, которые не ориентированы на повседневную носку, могут исчезнуть. Если говорить про ценовые сегменты, сильней всего «просядет» премиум. Что касается среднеценового и низкого сегментов, то тут не все однозначно. С одной стороны, есть вероятность, что в ситуации снижения доходов и роста цен часть покупателей среднеценового сегмента станет приобретать более дешевую обувь. Но с другой стороны, среднеценовой сегмент в обуви — это «value for money». Покупая обувь этого уровня, люди понимают, за что, за какие преимущества, они платят деньги. И они знают, что платят не за «понты», а за качество, за комфорт, за технологии. И мы считаем, что в основной своей массе, покупатели среднеценового сегмента не откажутся от своих пристрастий. — Что же будет в таких условиях с обувным ритейлом? — Очевидно, сократится количество магазинов, торгующих обувью. В последние полтора года было устойчивое ощущение избыточности предложения. Подпитываемые ничем не обоснованными заявлениями о том, что в будущем в России будут покупать по 5–7 пар на человека в год (сейчас говорят о потреблении на уровне 2–3 пары в год), люди открывали все новые и новые магазины. Причем чаще всего эти магазины не предлагали ничего нового и уникального. И на сегодня мы по всей стране имеем десятки, а возможно и сотни тысяч магазинов, которые завалены однообразной продукцией. Будут разоряться компании. В первую очередь ритейлеры. Недавно я читал мнение одного из игроков, что легче всего переживут кризис федеральные сети и предприниматели, владеющие 2–3 магазинами. Это не так. Эффективность обувного ритейла никак не завязана на размере бизнеса. Вряд ли в ситуации кризиса мы увидим консолидацию усилий, желание компаний вместе искать выход. Скорее наоборот, будут невыполнения договоренностей, срыв платежей, в общем, игра не по правилам, но по принципу «каждый сам за себя». — Что будет делать ваша компания, чтобы остаться на плаву? — Это комплекс мер. Во-первых, мы пересмотрели коллекцию на следующий сезон. Она стала более консервативной и менее рискованной. Мы оставили только «большие идеи», то есть продукты, за каждым из которых стоит потребность: это будет способствовать продажам. Во-вторых, в регионах, где в связи с кризисом возникли проблемы у ритейла, мы активно ищем альтернативы. Где-то открываем магазины собственной розницы. А в Новосибирске мы даже открыли представительство. И наконец, мы продаем обувь за рубли. Что серьезный аргумент в нашу пользу, если учитывать, что не только в опте, но уже местами и в рознице цены на обувь указывают в евро. — Какие, на ваш взгляд, глобальные меры смогут помочь российским обувщикам в частности и бизнесу в целом выйти из кризисного состояния? — Прежде всего, мы надеемся, что хотя бы сейчас, в ситуации слабого рубля, снижения цен и спроса на нефть и газ, стремительного сокращения золотовалютных запасов, люди наконец-то поймут, что страна, в которой нет производства, является абсолютно беззащитной перед лицом глобальных проблем. Сегодня, когда из-за роста курсов евро и доллара ценник на множество товаров первой необходимости растет, нам нечего противопоставить этому. А ведь очевидно, что если бы российское производство обуви в обычных условиях обеспечивало около половины потребления, то сейчас можно было поднапрячься и выйти на цифру 70-80%. Не говоря уже о том, что в таких условиях импортеры были бы вынуждены удерживать цены в пределах, установленных российскими производителями. А сейчас то, что в 2009 году Ralf Ringer и другие российские производители оставят цены на уровне 2008 года, никак не повлияет на цены обуви из Китая. Просто потому, что китайской обуви на полках российских магазинов в 4 раза больше. Поэтому в среднесрочной перспективе мы видим единственно правильным повышать пошлины на импорт товаров, причем не только обуви, но и одежды, продуктов питания и других товаров. Тем самым будет создаваться дополнительная маржа у отечественных производителей. Производство станет привлекательным для инвесторов, что неминуемо приведет к росту производства в России. Следующим шагом будет рост конкуренции. И финальным аккордом — рост эффективности и снижение ценника. Это единственный путь. И наша компания говорит об этом на протяжении последних трех лет. Нельзя менять нефть на ботинки.

BFM.RU  Наталья Ищенко

"Нельзя менять нефть на ботинки"обувь бренд, рынок обуви, кризис, обувщики россии, ритейл, обувной ритейл, торговля обувью
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
"Нельзя менять нефть на ботинки"
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/interviews/36423/2017-11-19