24 февраля 2009, 00:00 4339 просмотров

Спрос на говядину и свинину упадет в России в этом году на 25%

Вегетарианцев на земле насчитывается не более 9 процентов от общего количества жителей планеты. Но ведь хорошо известно, что Россия, и Москва в частности, пока сильно зависят от импорта мяса. Между тем резко обесценился рубль. Получается, и мясо сильно подорожает? Или, не дай бог, вдруг окажется в дефиците.

   Корреспондент “ВМ” выяснял у руководителя исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации Сергея ЮШИНА, каковы перспективы у российских мясоедов в ближайшие год-два.        Железный… свиновод    – Сергей Евгеньевич, обнадежить сможете? Что в действительности происходило на мясном рынке страны в этом году? Способна ли отрасль противодействовать кризису или мы настолько отстали от Запада, что...    – Не совсем корректный вопрос. Потому что у нас уже появились агрокомплексы, которые по показателям эффективности и производительности опережают среднеевропейские. И это колоссальный прорыв, поскольку еще 7 лет назад не было ничего. Хочу заметить, что в стране происходит ощутимая модернизация отрасли.    Ведь если еще в 2000 году в России на долю крупных или средних хозяйств приходилось около трети объема производства свинины, то в прошлом году – не менее половины.    Но дело вот в чем. У нас слабо развита отрасль первичной переработки мясного сырья. Чтобы довести свинью до мясокомбината, нужны хорошие дороги и специальный транспорт. Современный “скотовоз” может стоить до 100 тысяч долларов! Даже сейчас, кстати, в условиях кризиса, по госпрограмме развития АПК выделяются средства для “инфраструктурной” модернизации.    Но потребуется терпение и много времени. Я приведу один пример, чтобы вы поняли, какие для перевооружения нашего свиноводства нужны деньги и технологии.    В Белгородской области построен частный свинокомплекс “Короча” стоимостью… 5,4 миллиарда рублей. Там фактически применяются космические технологии. При убое животных, разделке, упаковке используются не автоматы, а роботы, как на заводе “Тойота”. Роботы! Вот это уровень. В целом же пока до среднеевропейского уровня дотягивают единицы хозяйств, хотя на их долю уже приходится около 15–20 процентов объема производства свинины.        Им тоже плохо    – И все-таки от импорта мяса мы по-прежнему очень зависим, не так ли?    – Пока да. Чуть более трети объема потребляемой в стране говядины, четверти свинины и 32 процентов мяса птицы было ввезено в Россию в 2008 году из-за рубежа.    Но если доля импорта свинины и мяса птицы снижается, то с говядиной ситуация сложнее. В России мясное скотоводство, по сути, отсутствует. На скот мясных пород приходится… около 2 процентов поголовья. Поэтому от импорта говядины мы зависим и качественно, и по ассортименту.    – Что же получается, по большому счету, магазинов, то есть системы поставок в розничную сеть мяса и колбасных изделий, кризис еще и не коснулся? Все впереди?    – Что вы имеете в виду? – отвечу вопросом на вопрос. Мясо в магазинах не пропадет, потому что при капитализме само понятие тотального дефицита – нонсенс. Другой вопрос, что может возникнуть ценовой барьер: мясо есть, но пойди, купи его по заоблачной цене. Импорт мяса, конечно, стал дороже: все-таки девальвация рубля достигла почти 50 процентов. На мировом же рынке падение цен на мясо составило от 15 до 30 процентов за последние полгода. Но ситуация с курсами валют резко повлияла на таможенные сборы, уплачиваемые внешнеторговыми компаниями. У нас снизилась возможность закупать, у них – возможность отгружать мясо с отсрочкой платежа. Поэтому, кстати, десятки предприятий – экспортеров мяса за границей – закрываются. Вся мировая система производства и торговли мясом разбалансирована. А вы представляете себе, что бы было, если бы, не дай бог, Россия не нарастила в последние годы производство собственного мяса птицы и свинины? При столь резком падении импорта в январе! То есть путь развития в целом выбран правильно.        Война цен?    – Итак, вы сказали, что мясо в магазинах может стать недоступным для рядового кошелька. Скажите, какова себестоимость производства мяса, той же свинины например?    – Средняя – экономически обоснованная – себестоимость в живом весе к концу года составляла не более 45–50 рублей.    – Подождите, кто же завышает цены: производители или продавцы? Почему в супермаркете свининка стоит уже 250 рублей и выше?    – А вот этой терминологии я, извините, не понимаю. Что это значит – завышают цены? Цена такая, какую дают – и ритейл, совершая оптовые закупки, и рядовой покупатель. Кроме того, в магазинах-то мы не живых свиней с копытами покупаем, а разделанную, в том числе бескостную, свинину.    – Вы намекаете на незыблемость договорных отношений. Однако если, к примеру, торговая сеть ставит поставщика в соответствующие условия: мол, плати за право торговать у меня в магазине или ищи себе другого продавца? И куда этому фермеру со своим товаром деваться?    – Но мы с вами живем в рыночное время, не забыли? Конкуренция! Будьте конкурентоспособны, и вас заметят. И вам заплатят. Я понимаю, к чему вы клоните. Вы считаете, что продавцы-мироеды гнобят поставщиков.    – А разве нет? Вы станете отрицать, что торговые сети устанавливают целый пул всевозможных бонусов? Накинули к первоначальной цене процентов 30–40 – вот и получилась свинина “золотая”.    – Давайте с вами разбираться, причем без эмоций. Если в магазине есть товар, и он стоит 250 рублей, и его покупают – значит, эта цена нормальная.    – Так что же делать, коли выбора нет?    – Это вы о чем? У вас в кошельке 100 рублей, вы станете покупать товар за 250? Поймите, я абсолютно не защищаю сети. Но! Сеть – это бизнес, верно? Любой бизнес организуется для получения прибыли, факт? Факт! А теперь скажите мне, как может сеть быть заинтересована в завышении стоимости товара, если по высокой цене у нее товары просто не купят? В России до сих пор покупательская способность населения низкая. В условиях кризиса она резко упадет. Так какое может быть завышение, зачем? Сеть заинтересована в общей операционной рентабельности. На одном товаре она зарабатывает 5 процентов, на другом – 25–50. Да будь я владельцем сети, поставил бы на молоко нулевую наценку, таким образом завлекая к себе людей. Которые, покупая иные товары с большей наценкой, приносили бы мне прибыль.    – Это, в конце концов, отношения коммерсантов. Но чего ожидать в эти кризисные годы нам, потребителям?    – Я уже говорил: дефицита “не обещаю”. Прилавки всегда будут заполнены каким-то товаром. А вот с проблемой доступности товаров, в данном случае мяса, мы действительно столкнемся. Оптовые цены на говядину резко выросли в середине прошлого года, затем осенью, с началом кризиса, серьезно упали. Что никак не отразилось на розничных ценах.    И не могли отразиться: ведь договоры поставки никто постоянно изменять не может. А теперь цена опять пошла в рост – на 20 процентов к февралю нынешнего года. Свинина в опте стала дороже на 10–15 процентов, так же как и мясо птицы. Мы прогнозируем в 2009 году снижение спроса на более дорогие по сравнению с мясом птицы свинину и говядину минимум на 25 процентов.    Импорт снизится на треть. Ведь у импортеров просто не хватает средств.    Останется ли доступным мясо птицы? Вспомним, импорт курятины по-прежнему составляет 30 процентов от уровня потребления. Если поставки сократятся, то цена неизбежно подрастет. Предсказывать параметры цены сейчас нет достаточных оснований. Слишком много разнонаправленных факторов, влияющих на ее динамику.    Сегодня правительство реализует несколько антикризисных мер в сфере таможенно-тарифного регулирования, предложенных нашей ассоциацией. Если они начнут работать в течение марта, вероятно, темпы роста цен замедлятся.        Справка “ВМ”    В 1997 году в стране было произведено 630 тысяч тонн курятины, в прошлом году – 2,2 миллиона тонн. При емкости рынка в 3,5 миллиона тонн.    Еще в 2005 году производство свинины в России не превышало 1,5 миллиона тонн. В 2008 году этот показатель уже превысил уровень в 2 миллиона.        ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ    Может ли власть корректировать цены на продукты?    Михаил АНТОНЦЕВ, депутат Мосгордумы:    – Может, должна и будет! В том числе и путем продуктовой интервенции. Что касается мяса, будет сделано то же, что уже сделано в отношении сахара: объемы запасов города обеспечили им товарную сеть по неспекулятивной цене для того, чтобы не допустить резкого подорожания. Это рыночные технологии, которые используют все цивилизованные страны.

Статья относится к тематикам: Товар на полку
Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

Спрос на говядину и свинину упадет в России в этом году на 25%свинина, мясо, производители, кризис, деньги, эффективность, фермы