Баннер ФЗ-54
facebookvkenvelopeuseraddeyebasketkeyloupearrow-leftarrow-right
27 ноября 2008, 00:00 5357 просмотров

"Мы еще не достигли пика, худшее впереди"

 Трудно ли придумать секрет бессмертия? На самом деле, проще простого. В сущности, что такое смерть? Это когда отдельные части целостного организма вдруг теряют с ним связь и начинают существовать сами по себе. Если мы сможем постоянно удерживать их вместе, то и целое не умрет. Другой дело, как осуществить это на практике. Израильский бизнес-консультант Ицхак Адизес утверждает, что он нашел способ обессмертить если не человека, то хотя бы компанию. Он считает, что каждая организация представляет собой живой организм, который проходит в своем развитии несколько стадий — от рождения до смерти. Жизнь корпоративного организма зависит от четырех ролей менеджмента, или, словами Адизеса, "организационных витаминов". Чтобы поддерживать свое существование, компании требуются люди четырех типов: администраторы, производители, предприниматели и интеграторы. Для жизни компании нужны все эти элементы сразу, если она теряет хотя бы один из них, то погибает. Однако смерти можно избежать. Дело в том, что, согласно Адизесу, среди четырех "витаминов" есть один волшебный, с помощью которого можно поддерживать баланс всех остальных. "Сейчас я понимаю, что экономисты ошибались"

"СЕКРЕТ ФИРМЫ": Компании приходят в упадок и умирают из-за недостатка менеджерских "витаминов". Почему он возникает? ИЦХАК АДИЗЕС: По двум причинам. Во-первых, мы не можем быть одинаково успешными во всех четырех ролях, потому что это противоречит закону сохранения энергии. Количество энергии ограничено, поэтому если развить до максимума одну менеджерскую роль, другие обязательно станут слабее. Во-вторых, роли эти конфликтуют между собой, потому что по-разному видят мир. Представьте, что четыре парня стоят в комнате перед окном: предприниматель глядит в него и видит лес с горами, потому что для него важна панорама; администратора интересуют детали, он смотрит на раму и замечает, что она грязная; провайдер думает о функциональности, например о том, как это окно моют; четвертый парень — интегратор — смотрит на то, чем занимаются первые трое. СФ: Кто из четверых — главный могильщик компаний? ИА: Я всегда утверждал, что организация начинает стареть, когда лишается предпринимательского духа. Сейчас я считаю иначе. Прежде чем уходит предпринимательство, у компании начинаются проблемы с интеграцией. СФ: Почему вы так решили? Подсказала интуиция или провели исследование? ИА: В основе моей концепции не научные эксперименты, а наблюдения за реальностью. Я начал работать над ней, когда учился на экономическом факультете. В то время экономисты очень много рассуждали о предпринимательстве. И я тоже поддался этому веянию. "O'кей,— сказал я.— Самый важный фактор, влияющий на рост и умирание компании,— предпринимательство". Сейчас я понимаю, что экономисты ошибались. Когда стареешь, начинаешь понимать важность интеграции. Как рождается компания? Парень идет жарким днем по улице. Он хочет мороженого, но не может найти, где его тут продают. И решает: "А почему бы мне не поставить здесь палатку с мороженым?" Думаете, это предпринимательство? Нет! Идея пришла к нему, когда он осознал, что мороженого хочет не только он, но и другие люди, что место проходное и что ему разрешат поставить здесь палатку. Получается, чтобы придумать идею бизнеса, ему пришлось интегрироваться в свое окружение. Когда компания начинает стареть? Когда ее основатель теряет к ней интерес, иными словами, перестает быть интегрированным в свой бизнес. Старение начинается с потери интеграции, потом исчезает дух предпринимательства, потом — функция снабжения. До самого конца продолжает работать только административная функция, то есть форма компании. Тело движется, и людям кажется, что компания жива. Но на самом деле она — дерево, от которого остался только сухой ствол. В конце концов умирает и он. "Мужчин обуял ужас"

СФ: Кажется, что в последнее время процесс отмирания "социальных организмов" активизировался. В развитых странах семьи рушатся чаще, чем создаются, распадаются веками существовавшие государства вроде Бельгии. Да и у компаний дела обстоят не лучше. Что вообще происходит в мире? ИА: Все дело в изменениях. Любое изменение вызывает дезинтеграцию. В этом мире все состоит из систем. Системы в свою очередь состоят из подсистем, которые не могут реагировать на изменения с одинаковой скоростью. Между подсистемами возникают разрывы. Например, в России материальная подсистема, то есть экономика, меняется гораздо быстрее социальной. Поэтому у вас на улицах так много бомжей. Сейчас изменения в мире постоянно ускоряются, поэтому активизируются и центробежные силы — наша система ценностей не поспевает за скоростью технических изменений. И я убежден, что мы еще не достигли пика, худшее еще впереди. Мы движемся к Армагеддону. СФ: Грядет третья мировая? ИА: Она уже идет. Речь не о глобальном вооруженном конфликте и не о "столкновении цивилизаций" Хантингтона (Сэмюель Хантингтон, американский социолог и политолог; рассматривает международные отношения как конфликт цивилизаций.— СФ). Сейчас происходит перераспределение власти между полами. Мужчины становятся слабым полом. Тысячелетиями мы воевали и работали, а теперь устали — мы моем полы и готовим на кухне. Женщины же, наоборот, накопили энергию и повсюду берут власть в свои руки. Вы обратили внимание, что в большинстве случаев, когда происходит развод, женщина оставляет мужчину, а не наоборот? Сейчас даже в порнографии женщина всегда сверху. Просто посмотрите! Мужчин обуял ужас, они просто не могут приспособиться к этой ситуации. Мы решительно ничего не можем с этим поделать. СФ: Если центробежные силы столь сильны, почему вы утверждаете, что компанию можно спасти от смерти? Ваш предшественник, немецкий философ Освальд Шпенглер говорил, что смерть организмов культуры неизбежна. ИА: Я не согласен с этим вердиктом. Смерть неизбежна только для тех, кто ничего не делает. Считаю, что умирают бизнесы, а не компании. Одна из моих фирм-клиентов выращивала коров. У нее их были десятки тысяч — тогда этим бизнесом было выгодно заниматься по причине хороших налоговых льгот. Потом правительство отменило льготы. Умерла ли компания? Нет, она занялась разработкой месторождений! СФ: То есть секрет вечной молодости в том, чтобы адаптироваться к изменениям? ИА: Адаптация опасна для компании, потому что это постоянная игра в догонялки. Сначала с вами что-то случается, а через какое-то время вы к этим изменениям адаптируетесь. Но может случиться так, что отреагировать-то вы отреагировали, однако чересчур поздно — сделать это стоило бы несколько лет назад. А может, вас уже поджидают другие беды — пока вы адаптировались, успело народиться что-то новое. То, что модель адаптации несостоятельна, демонстрирует мир дикой природы: каждый день вымирает какой-то вид животных. Происходит это оттого, что животные, реагируя на изменения, не могут за ними угнаться. СФ: Что же надо делать компании, чтобы избежать смерти? ИА: Надо стать проактивным и постоянно менять структуру организации. Расскажу еврейский анекдот. Католический священник, мусульманский кади и еврейский раввин спорят о том, что делать, если всю землю вдруг накроет потоп. Католик говорит: "Я буду молиться Богу, чтобы он меня спас". "Я верю, что Аллах сделает что-то",— вторит ему кади. "Я научусь жить под водой",— говорит раввин. В этом весь секрет выживания еврейского народа. Евреи как тараканы — постоянно находясь в ситуации угрозы, они создали очень чувствительные антенны, с помощью которых улавливают проблемы раньше, чем кто-либо другой. Кто первым в СССР прыгнул в перестройку? Правильно, евреи! Тот же подход поможет и компании. Ей нужно постоянно следить за всем, что происходит вокруг, и регулярно менять свою структуру. Перестраивайте корпорацию каждые три года — и вы сможете прожить очень долго. "Те, кто ненавидит, выглядят стариками"

СФ: По вашим представлениям, человек тоже система. Ваша методология — ключ к личному бессмертию? ИА: Вы знаете, что индийские йоги не знают своего возраста? Они умирают здоровыми — когда они чувствуют, что час пришел, просто засыпают и не просыпаются. Мне самому 72 года, но никто в это не верит. Я чувствую себя на 40. СФ: В чем секрет молодости? ИА: Поделюсь личным. Пару лет назад я встречался с шаманом одного из индейских племен. Он сказал мне: "Твоя проблема в том, что ты боишься умереть. Чтобы начать жить, ты должен получить опыт смерти". Это действительно было так. Ребенком я пережил холокост в нацистском лагере, и непосредственный детский страх смерти остался со мной на всю жизнь. Я решил встретиться со своими страхами лицом к лицу. Шаман сделал мне инъекцию и сказал: "В течение часа ты будешь переживать смерть. Потом ты поймешь, что значит для тебя жизнь". Меня словно заморозили — я полностью утратил чувствительность. В комнате помимо индейца находилась его женщина. Я понимал, каковы отношения между ними и как они относятся ко мне, но не мог в ответ даже глазом пошевелить. Выйдя из этого состояния, я понял, что мне ничего не нужно кроме любви. Ведь что такое любовь? Это интеграция. Когда вы любите свою работу, детей, машину или страну, вы чувствуете себя их частью. Поэтому чем больше в вас любви, тем дольше вы живете. Ненависть — это, наоборот дезинтеграция, и те, кто ненавидит, выглядят стариками. Сделайте себе два списка. В один поместите вещи, которые вы любите, в другой — все, что ненавидите. Старайтесь удлинить первый список и сократить второй. Хотите жить долго — окружите себя любовью.

Журнал «Секрет Фирмы»   № 46(278) от 24.11.2008 

Статья относится к тематикам: Кризис. Точка бифуркации, Общеотраслевое
Поделиться публикацией:
Инвестиции в развитие за рубежом составят 1,5 млрд...
634
Динамика роста онлайн-торговли опережает офлайн-ма...
1240
Как законы, направленные на легализацию торговли, ...
1796
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
4505
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
8643

 Трудно ли придумать секрет бессмертия? На самом деле, проще простого. В сущности, что такое смерть? Это когда отдельные части целостного организма вдруг теряют с ним связь и начинают существовать сами по себе. Если мы сможем постоянно удерживать их вместе, то и целое не умрет. Другой дело, как осуществить это на практике. Израильский бизнес-консультант Ицхак Адизес утверждает, что он нашел способ обессмертить если не человека, то хотя бы компанию. Он считает, что каждая организация представляет собой живой организм, который проходит в своем развитии несколько стадий — от рождения до смерти. Жизнь корпоративного организма зависит от четырех ролей менеджмента, или, словами Адизеса, "организационных витаминов". Чтобы поддерживать свое существование, компании требуются люди четырех типов: администраторы, производители, предприниматели и интеграторы. Для жизни компании нужны все эти элементы сразу, если она теряет хотя бы один из них, то погибает. Однако смерти можно избежать. Дело в том, что, согласно Адизесу, среди четырех "витаминов" есть один волшебный, с помощью которого можно поддерживать баланс всех остальных. "Сейчас я понимаю, что экономисты ошибались"

"СЕКРЕТ ФИРМЫ": Компании приходят в упадок и умирают из-за недостатка менеджерских "витаминов". Почему он возникает? ИЦХАК АДИЗЕС: По двум причинам. Во-первых, мы не можем быть одинаково успешными во всех четырех ролях, потому что это противоречит закону сохранения энергии. Количество энергии ограничено, поэтому если развить до максимума одну менеджерскую роль, другие обязательно станут слабее. Во-вторых, роли эти конфликтуют между собой, потому что по-разному видят мир. Представьте, что четыре парня стоят в комнате перед окном: предприниматель глядит в него и видит лес с горами, потому что для него важна панорама; администратора интересуют детали, он смотрит на раму и замечает, что она грязная; провайдер думает о функциональности, например о том, как это окно моют; четвертый парень — интегратор — смотрит на то, чем занимаются первые трое. СФ: Кто из четверых — главный могильщик компаний? ИА: Я всегда утверждал, что организация начинает стареть, когда лишается предпринимательского духа. Сейчас я считаю иначе. Прежде чем уходит предпринимательство, у компании начинаются проблемы с интеграцией. СФ: Почему вы так решили? Подсказала интуиция или провели исследование? ИА: В основе моей концепции не научные эксперименты, а наблюдения за реальностью. Я начал работать над ней, когда учился на экономическом факультете. В то время экономисты очень много рассуждали о предпринимательстве. И я тоже поддался этому веянию. "O'кей,— сказал я.— Самый важный фактор, влияющий на рост и умирание компании,— предпринимательство". Сейчас я понимаю, что экономисты ошибались. Когда стареешь, начинаешь понимать важность интеграции. Как рождается компания? Парень идет жарким днем по улице. Он хочет мороженого, но не может найти, где его тут продают. И решает: "А почему бы мне не поставить здесь палатку с мороженым?" Думаете, это предпринимательство? Нет! Идея пришла к нему, когда он осознал, что мороженого хочет не только он, но и другие люди, что место проходное и что ему разрешат поставить здесь палатку. Получается, чтобы придумать идею бизнеса, ему пришлось интегрироваться в свое окружение. Когда компания начинает стареть? Когда ее основатель теряет к ней интерес, иными словами, перестает быть интегрированным в свой бизнес. Старение начинается с потери интеграции, потом исчезает дух предпринимательства, потом — функция снабжения. До самого конца продолжает работать только административная функция, то есть форма компании. Тело движется, и людям кажется, что компания жива. Но на самом деле она — дерево, от которого остался только сухой ствол. В конце концов умирает и он. "Мужчин обуял ужас"

СФ: Кажется, что в последнее время процесс отмирания "социальных организмов" активизировался. В развитых странах семьи рушатся чаще, чем создаются, распадаются веками существовавшие государства вроде Бельгии. Да и у компаний дела обстоят не лучше. Что вообще происходит в мире? ИА: Все дело в изменениях. Любое изменение вызывает дезинтеграцию. В этом мире все состоит из систем. Системы в свою очередь состоят из подсистем, которые не могут реагировать на изменения с одинаковой скоростью. Между подсистемами возникают разрывы. Например, в России материальная подсистема, то есть экономика, меняется гораздо быстрее социальной. Поэтому у вас на улицах так много бомжей. Сейчас изменения в мире постоянно ускоряются, поэтому активизируются и центробежные силы — наша система ценностей не поспевает за скоростью технических изменений. И я убежден, что мы еще не достигли пика, худшее еще впереди. Мы движемся к Армагеддону. СФ: Грядет третья мировая? ИА: Она уже идет. Речь не о глобальном вооруженном конфликте и не о "столкновении цивилизаций" Хантингтона (Сэмюель Хантингтон, американский социолог и политолог; рассматривает международные отношения как конфликт цивилизаций.— СФ). Сейчас происходит перераспределение власти между полами. Мужчины становятся слабым полом. Тысячелетиями мы воевали и работали, а теперь устали — мы моем полы и готовим на кухне. Женщины же, наоборот, накопили энергию и повсюду берут власть в свои руки. Вы обратили внимание, что в большинстве случаев, когда происходит развод, женщина оставляет мужчину, а не наоборот? Сейчас даже в порнографии женщина всегда сверху. Просто посмотрите! Мужчин обуял ужас, они просто не могут приспособиться к этой ситуации. Мы решительно ничего не можем с этим поделать. СФ: Если центробежные силы столь сильны, почему вы утверждаете, что компанию можно спасти от смерти? Ваш предшественник, немецкий философ Освальд Шпенглер говорил, что смерть организмов культуры неизбежна. ИА: Я не согласен с этим вердиктом. Смерть неизбежна только для тех, кто ничего не делает. Считаю, что умирают бизнесы, а не компании. Одна из моих фирм-клиентов выращивала коров. У нее их были десятки тысяч — тогда этим бизнесом было выгодно заниматься по причине хороших налоговых льгот. Потом правительство отменило льготы. Умерла ли компания? Нет, она занялась разработкой месторождений! СФ: То есть секрет вечной молодости в том, чтобы адаптироваться к изменениям? ИА: Адаптация опасна для компании, потому что это постоянная игра в догонялки. Сначала с вами что-то случается, а через какое-то время вы к этим изменениям адаптируетесь. Но может случиться так, что отреагировать-то вы отреагировали, однако чересчур поздно — сделать это стоило бы несколько лет назад. А может, вас уже поджидают другие беды — пока вы адаптировались, успело народиться что-то новое. То, что модель адаптации несостоятельна, демонстрирует мир дикой природы: каждый день вымирает какой-то вид животных. Происходит это оттого, что животные, реагируя на изменения, не могут за ними угнаться. СФ: Что же надо делать компании, чтобы избежать смерти? ИА: Надо стать проактивным и постоянно менять структуру организации. Расскажу еврейский анекдот. Католический священник, мусульманский кади и еврейский раввин спорят о том, что делать, если всю землю вдруг накроет потоп. Католик говорит: "Я буду молиться Богу, чтобы он меня спас". "Я верю, что Аллах сделает что-то",— вторит ему кади. "Я научусь жить под водой",— говорит раввин. В этом весь секрет выживания еврейского народа. Евреи как тараканы — постоянно находясь в ситуации угрозы, они создали очень чувствительные антенны, с помощью которых улавливают проблемы раньше, чем кто-либо другой. Кто первым в СССР прыгнул в перестройку? Правильно, евреи! Тот же подход поможет и компании. Ей нужно постоянно следить за всем, что происходит вокруг, и регулярно менять свою структуру. Перестраивайте корпорацию каждые три года — и вы сможете прожить очень долго. "Те, кто ненавидит, выглядят стариками"

СФ: По вашим представлениям, человек тоже система. Ваша методология — ключ к личному бессмертию? ИА: Вы знаете, что индийские йоги не знают своего возраста? Они умирают здоровыми — когда они чувствуют, что час пришел, просто засыпают и не просыпаются. Мне самому 72 года, но никто в это не верит. Я чувствую себя на 40. СФ: В чем секрет молодости? ИА: Поделюсь личным. Пару лет назад я встречался с шаманом одного из индейских племен. Он сказал мне: "Твоя проблема в том, что ты боишься умереть. Чтобы начать жить, ты должен получить опыт смерти". Это действительно было так. Ребенком я пережил холокост в нацистском лагере, и непосредственный детский страх смерти остался со мной на всю жизнь. Я решил встретиться со своими страхами лицом к лицу. Шаман сделал мне инъекцию и сказал: "В течение часа ты будешь переживать смерть. Потом ты поймешь, что значит для тебя жизнь". Меня словно заморозили — я полностью утратил чувствительность. В комнате помимо индейца находилась его женщина. Я понимал, каковы отношения между ними и как они относятся ко мне, но не мог в ответ даже глазом пошевелить. Выйдя из этого состояния, я понял, что мне ничего не нужно кроме любви. Ведь что такое любовь? Это интеграция. Когда вы любите свою работу, детей, машину или страну, вы чувствуете себя их частью. Поэтому чем больше в вас любви, тем дольше вы живете. Ненависть — это, наоборот дезинтеграция, и те, кто ненавидит, выглядят стариками. Сделайте себе два списка. В один поместите вещи, которые вы любите, в другой — все, что ненавидите. Старайтесь удлинить первый список и сократить второй. Хотите жить долго — окружите себя любовью.

Журнал «Секрет Фирмы»   № 46(278) от 24.11.2008 

"Мы еще не достигли пика, худшее впереди"кризис, Ицхак Адизес, компания, спасти компанию, управление, рост, производство
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
"Мы еще не достигли пика, худшее впереди"
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/interviews/33895/2017-11-19