8 сентября 2016, 00:00 2425 просмотров

"Планируем добиться роста продаж: 25% за 2016"

Гендиректор Ozon Дэнни ПерекальскиГендиректор Ozon Дэнни Перекальски рассказал в интервью RNS в преддверии бизнес-саммита Retail Business Russia & EAEU 2016 о продажах во время кризиса, планах выйти на IPO и влиянии закона депутата Ирины Яровой на бизнес.

— Ощущаете ли эффект от продолжающегося кризиса на бизнес компании? Добилась ли компания прогнозных результатов на этот период?

— По итогам семи месяцев мы вышли по показателю роста продаж на уровень 20%. По итогам 2016 года планируем добиться роста продаж год к году в 25%. Мы рады этому показателю в 20%, потому что в целом рынок такими темпами не растет. Что касается показателя онлайн-продаж — мы продолжаем улучшать показатель антиприбыли.

— Удастся ли выйти на прибыльность в следующем году?

— Наш план был выйти на прибыль в следующем году — и сейчас наши результаты даже лучше плана на пути к прибыли.

— В феврале сообщалось, что акционеры Ozon рассматривают возможность слияния проекта Ozon.Travel с одним из российских сервисов бронирования отелей. В числе потенциальных проектов для объединения назывались OneTwoTrip и Anywayanyday. В какой стадии находятся в настоящее время переговоры по объединению и когда сделка может быть оформлена и с каким игроком? Как это может нарастить бизнес Ozon.Travel?

— Я не управляю Ozon.Travel, но знаю, что у проекта периодически есть какие-то обсуждения.

— В марте гендиректор «Юлмарта» Дмитрий Костыгин заявлял о том, что в перспективе компания может быть объединена с Ozon. Начаты ли соответствующие переговоры? Соответствует ли это стратегии Ozon, и интересно ли это компании?

— Нам очень нравится, что у людей появляются такие перспективные идеи. Однако никаких подобных переговоров мы не ведем. Мы вообще на эту тему не думаем.

— А в целом на фоне инициатив усиления регулирования сектора электронной торговли как вы оцениваете перспективы рынка с точки зрения консолидации?

— Консолидация точно будет. Потому что сегодня тысячи магазинов, многие из которых работают «в серую». И я не вижу никакого другого сценария, кроме как консолидации. Потому что потребность покупателей, которые заинтересованы в получении качественных товаров и в доверии продавцам при покупке в интернете, приведет к тому, что останутся только легальные торговые площадки и качественные магазины. Разумеется, это приведет к сокращению количества магазинов, которые сейчас исчисляются тысячами. Это постоянно будет происходить, да.

Более того, мы все чаще слышим от покупателей: «Я покупаю у вас, потому что уже несколько раз имел плохой опыт в других магазинах и сейчас понимаю, что лучше платить чуть дороже, чем в «сером» магазине, но я точно куплю оригинальный и качественный товар». И речь идет именно о небольших магазинах — нелегальных или «серых». Поэтому рынок к этому придет банально в связи с покупательскими предпочтениями и опытом.

— Обычно на небольшие магазины выходят, в том числе, через товарныеГендиректор Ozon Дэнни Перекальски агрегаторы. Считаете ли вы в принципе необходимым регулировать данный сектор, о чем заявляет ряд крупных розничных игроков?

— Регуляторика должна преследовать только одну цель — чтобы покупатель жил лучше и чтобы он был защищен. Я слышал много раз истории, когда покупатель что-то купил — сразу понимал, что это не оригинальный товар, и при этом не мог его вернуть. Вот регулятор должен улучшать жизнь покупателям в подобных случаях. Но опять же, регулятор должен исходить из запросов потребителей.

— В июле Ozon открыл раздел с алкоголем — расскажите, пожалуйста, о первых результатах продаж. Есть ли прогноз, какую долю продаж алкоголь составит в структуре выручки Ozon по итогам 2016 года?

— Сразу хочу сказать, что мы не продаем алкоголь онлайн. В сотрудничестве с сетью «Бристоль» мы предлагаем на нашей витрине алкоголь. Покупатель может видеть товар в наличии, ознакомиться с ценой, забронировать его и прийти в магазин «Бристоль», чтобы оплатить покупку и забрать. Мы запускали это для удобства покупателей, чтобы они приходили за покупкой точно зная, что она в наличии, и точно зная, сколько она стоит. При этом мы делали это, чтобы предоставить покупателям максимальный спектр товаров через интернет-магазин. Мы только начали, поэтому пока количество заказов алкоголя составляет единицы. Больше чем 0,5% в структуре продаж Ozon.ru алкоголь в этом году не достигнет.

— А в следующем году?

— Для нас самое важное — что покупатель может найти в Ozon.ru все, что ему нужно. В целом мы видим, что продукты питания растут в Ozon.ru очень быстро — в структуре продаж они уже превышают 3%. В следующем году продажи алкоголя могут составить 1% продаж Ozon.ru.

— Какой алкоголь пользуется большим спросом — вино или крепкие алкогольные напитки?

— Вино.

— А с кем-то еще из сетей, специализирующихся на продаже алкоголя, вы ведете переговоры о сотрудничестве?

— В Москве у «Бристоль» немного точек — это больше региональная сеть. Мы ведем переговоры с другими игроками рынка, не знаю пока, договоримся или нет.

— Расскажите о перспективах продаж товаров для взрослых: когда был запущен раздел? Каковы показатели продаж?

— Мы запустили его 2 июня. По итогам двух с половиной месяцев мы получаем десятки заказов в день. У нас в ассортименте несколько тысяч товаров для взрослых.

— То есть они даже популярнее алкоголя?

— Да, но эти товарные категории не очень корректно сравнивать. Потому что товары для взрослых мы продаем онлайн. Покупатель делает заказ и может потом забрать его в пункте выдачи или получить с курьером. Но товары для взрослых продаются больше. Тем не менее в структуре продаж они тоже не превысят 0,5% в 2016 году.

— То есть вы не видите, что покупатели боятся покупать их в интернете?

— Когда мы выходили в этот сегмент, мы уже знали, что доля потребления товаров для взрослых в интернете растет. И онлайн-канал — хорошее место для данной категории, потому что это discreet-канал. То есть потребитель может оформить заказ без непосредственной интеракции с продавцом. И даже в чеке мы не отображаем наименование товара — это обеспечивает дополнительный комфорт для покупателя. Мы видим спрос, причем на федеральном уровне — и в Москве, и в Санкт-Петербурге, и в регионах.

— Потребители предпочитают получать товары от курьеров или из пункта выдачи?

— Для товаров для взрослых чаще выбирают пункт выдачи — 75%. Еще 25% — это курьерская доставка.

— В каких регионах РФ товары для взрослых пользуются наибольшим спросом?

— Распределение по регионам, как и в целом у Ozon.ru: 50% — Москва и ЦФО. Санкт-Петербург и регионы — 10–13%. Остальное приходится на оставшиеся регионы. Мы не нашли регион, в котором потребность в данной категории товаров особенно высока.

— Как Ozon обеспечивает дополнительную защиту во избежание утечек данных потребителей, которые покупают товары для взрослых?

— Для этой категории мы разработали специальный процесс. Во-первых, в чеке мы не отображаем наименование товара. Во-вторых, мы не делаем рекомендации товаров из этой категории, если пользователь Ozon.ru купил у нас что-то из раздела для взрослых. То есть мы как будто не видим информации, что потребитель приобрел через нас данный товар. То есть для всех остальных товаров мы хотим предоставить вам удобство выбора. Если вас интересует косметика, мы порекомендуем новинки бренда, который вы у нас приобрели. Что касается товаров для взрослых — мы как будто не знаем, что в вашем потреблении есть данная категория. Это другой подход в бизнесе. У нас для этого стоит специальный фильтр — мы не получаем аналитику по данной категории товаров.

— Рассматривает ли Ozon возможность внедрения технологий blockchain в свою IT-систему?

— Мы не видим у наших покупателей такой потребности. У нас есть агрегатор платежей, и если это будет внедрено в агрегатор — то только если мы увидим желание от наших покупателей.

— Но многие покупатели просто не знают о существовании blockchain.

— Но и не наша задача рассказывать им о ней. Для этого есть соответствующие участники рынка. Их задача — создать потребность в ней. Когда эта потребность у покупателей появится, мы внедрим технологию.

Гендиректор Ozon Дэнни Перекальски

— По итогам полугодия и всего 2016 года — как распределяются способы оплаты в Ozon.ru, сколько через карты и сколько наличными?

— Сейчас 40% к 60%. 40% — предоплата, например с помощью банковских карт. 60% — в руки курьеру при доставке товара. К концу года распределение может составить 45% к 55%, в 2017 году — 50% на 50%. Прогноз примерно такой.

— В марте вы также говорили, что планируете запустить продажу лекарств через интернет-магазин. На каком этапе подготовка к запуску?

— Мы говорили, что если появится возможность — мы будем к этом подходить. Пока это невозможно. У нас есть план, но пока он «отложен в ящик».

— А вы ведете какие-то консультации с регуляторами?

— Переговоры мы не ведем. И, если честно, не хотим специально продавливать инициативу. У нас были одна-две встречи, на которых мы объяснили нашу позицию — что это могло бы дать и бизнесу, и потребителям с точки зрения предоставления качественного сервиса. Чтобы потребитель был уверен, что это качественный товар, он хранится в правильных условиях и т. д.

— А вы не можете запустить услугу по аналогии с алкоголем — то есть услугу бронирования лекарственных средств?

— С лекарствами даже это делать нельзя. Там более жесткие правила, потому что рисков больше. Мы работаем на эту тему, в том числе с АКИТ. Но в настоящее время подвижек с законом пока нет.

— Оценивал ли Ozon, как «закон Яровой» отразится на сервисе доставки компании, в частности в категории товаров для взрослых? Та же «Почта России» предупреждала о возможном колоссальном росте затрат в связи с исполнением закона. Есть ли риск снижения спроса потребителей из-за новых норм?

— «Почта России» наш хороший партнер, но в нашей структуре доставки товаров она занимает менее 4%. Наши основные каналы доставки — это собственная курьерская служба и сеть пунктов выдачи заказов. При этом почти все наши товары мы доставляем из собственных складов в России до конечных покупателей. Поэтому «закон Яровой» на нас повлияет существенно в меньшей степени.

— А как распределяется доля по структуре доставки? Потому что «закон Яровой» распространяется не только на «Почту России», но и на других операторов экспресс-доставки.

— Да, но с учетом того, что основной канал доставки — наша служба курьерская, плюс мы сами на своих складах храним товар, — нет смысла это проверять, потому что мы уверены в своих товарах, мы сами их упаковали и мы же доставили — на 100%. Мы видим, что за товар, как только он поступает на наши склады в России.

Что касается каналов доставки, доля доставки собственной курьерской службой — 44%, через пункты выдачи заказов — 49%, «Почта России» — 4%, почтоматы — 3%.

— В сентябре прошлого года вы говорили о том, что IPO Ozon предварительно запланировано на 2017 год. Остается ли это актуальным? Ведутся ли уже предварительные консультации с банками? Какая площадка для IPO вам наиболее интересна?

— IPO в наших планах остается. Но оно состоится не в 2017 году, а в перспективе двух-трех лет.

— Причина в макроэкономической ситуации?

— У нас нет необходимости в «срочных деньгах». Конечно, интересно на каком-то этапе начать развивать бизнес еще быстрее и инвестировать в это еще больше. Я бы не сказал, что это первый приоритет. Поэтому реальный прогноз — перспектива трех лет.

— Но вы уже оценивали, на какой площадке вам интереснее было бы провести IPO? На российской или зарубежной?

— Мы смотрим на зарубежные площадки в рамках данного плана. И американскую, и лондонскую биржи. Конкретики пока нет, с банками консультации мы не вели.

— Может ли продажа стратегу стать альтернативой IPO?Гендиректор Ozon Дэнни Перекальски

— Если сказать нет — это будет неправильно. Такой вариант может быть. Но сейчас вообще нет ничего, близкого к этому. В нашем текущем плане привлечение инвестиций в бизнес не критично, мы в них не нуждаемся.

Есть вариант, что наши текущие акционеры будут еще вкладывать деньги в бизнес Ozon. Потому что большое доверие к Ozon.ru и к направлению бизнеса электронной коммерции в целом. Поэтому есть вариант, что существующие акционеры могут в нас проинвестировать. Поэтому в настоящий момент у нас нет работы по привлечению денег извне. Но есть те, кто стучат в дверь и хотят инвестировать.

— Говоря о существующих акционерах, вы имеете в виду АФК «Система»?

— В том числе. Такая вероятность есть.

— Переговоры уже ведутся?

— С АФК «Система» это не переговоры. Мы партнеры. Мы встречаемся минимум раз в месяц, обсуждаем бизнес, думаем о дальнейших вариантах развития. С АФК «Система» вариант такой есть, с другими акционерами — тоже может быть. Минимум раз в квартал мы все собираемся — и понимаем, что у акционеров есть доверие к нашему бизнесу. Посмотрим, к чему это приведет.

— Каков прогноз по продажам Ozon по итогам 2017 года?

— Мы прогнозируем рост на 30% по отношению к 2016 году.

— Планирует ли Ozon увеличивать долю в Litres?

— Таких планов нет. Мы с Litres в хороших партнерских отношениях находимся. Собираемся на уровне совета директоров Litres раз в два-три месяца. Продаем с удовольствием электронные книги на Ozon.ru с платформы Litres. Но никаких планов по наращиванию пакета или наоборот сокращения — нет.

— Есть ли переговоры в области M&A с другими сервисами, которые усилили бы бизнес Ozon и эффективно вписались бы в стратегию развития холдинга?

— Мы не считаем, что нам нужны другие бренды. Мы работаем над усилением бренда Ozon.ru и развитием отношений этого бренда с покупателями. Смысла инвестировать в другой бренд нет.

— Вы можете купить компанию, но не использовать их бренд.

— В этом тоже нет смысла. Ассортимент у нас есть, он расширяется. Цена улучшается. Коммуникацию выстраиваем и дальше.

— В середине июля вы объявили о начале прямых продаж одежды и обуви иностранных брендов из Европы и США — каковы первые результаты? Видите ли вы тренд, что потребители отдают предпочтение именно этим товарам, а не товарам внутри РФ?

— Сейчас ассортимент этой категории товаров — около 20 тыс. У нас есть такие интересные бренды, как, например, Under Armour — один из ведущих спортивных брендов в США. Количество заказов зарубежных товаров — более 10 заказов в день. Мы запустили это направление, потому что видим интерес российских потребителей, включая и наших клиентов, к покупкам за рубежом. И мы решили дать им такую возможность — почему бы не дать им это через Ozon.

— У вас есть прогноз, когда доля пользователей Ozon, покупающих товары напрямую из-за рубежа сравняется с долей покупающих товары из РФ?

— У нас нет цели, чтобы покупатели Ozon перешли полностью на покупки товаров из-за рубежа. Наоборот, мы строим жизнь по-русски и очень хотим, чтобы покупали российские товары, в российских магазинах. Мы запустили продажи из США и Европы как ответ на запрос потребителей. Но мы не нацелены на то, чтобы сместить фокус с товаров из России. Мы не будем толкать людей на то, чтобы они специально покупали одежду и обувь из-за рубежа. У нас фокус объяснить людям, почему надо покупать товары в России. Но если кто-то хочет бренд Under Armour, то мы даем ему эту возможность. Нет цели каннибализировать российские продажи — есть цель предоставить услугу покупателям со специфическими потребностями.

Гендиректор Ozon Дэнни Перекальски— У вас есть товары из Европы и США из сегмента Luxury?

— Это не Luxury. Это средняя плюс-минус ценовая категория.

— Не хотите выйти в Luxury-сегмент? В России работает интернет-магазин Aizel, но рынок в основном свободен.

— С Aizel мы договорились о партнерстве уже, скоро расширим их товарами наш ассортимент. Но мы не получаем от покупателей массового запроса на товары этой ценовой категории, поэтому в сегмент Luxury мы не стремимся.

— А насколько товары на Ozon из-за рубежа дороже, чем из России?

— Они не дороже, потому что если продаешь напрямую из-за рубежа онлайн, нет НДС. Поэтому они не дороже. При этом товары из-за рубежа не пересекаются у нас с товарами из России. Например, если есть представитель Calvin Klein в Росси, и мы с ним работаем, — мы будем из России продавать его товар, а не из-за рубежа.

— Как выстроена система доставки товаров из-за рубежа?

— У нас есть партнер, называется Minex, и он занимается доставкой. При этом перед конечными покупателями мы берем на себя ответственность и за доставку, и за сервис.

— У вас эксклюзивный контракт с Minex?

— Нет, не эксклюзивный.

— А ведете еще с кем-то переговоры о доставке из-за рубежа?

— Мы постоянно смотрим, как и за счет чего можно улучшить наш бизнес. Но мы довольны работой с Minex.

— Ранее вы также говорили, что рассматриваете возможность начать прямые продажи товаров из Китая.

— Из Китая мы делаем следующее — мы имеем уже много товаров в следующих сегментах: электроника, спорт, товары для дома, товары для мам и малышей. Мы уже покупаем из Китая товары и сами продаем их в России. Мы не видим смысла запускать прямые продажи из Китая. Но мы покупаем из Китая и продаем хороший качественный товар.

— Ведете ли переговоры с китайскими онлайн-ритейлерами, которые уже вышли на российский рынок или заявляли о таких планах — JD.com, AliExpress, LeEco?

— Не ведем переговоры. Если у кого-то из них здесь представитель, у которого можно будет купить тот же товар того же качества и дешевле — будем покупать у них. Но это касается любого дистрибьютора. Если есть такая возможность — неважно китаец он или русский — если можем что-то, что мы уже покупаем, купить дешевле — будем, конечно, это делать.

— А вы верите, что товары из Китая могут захватить российский рынок и что они наносят ущерб российскому бизнесу?

— Я уверен, что китайские дешевые товары будут иметь спрос в России. Какая будет доля — я не знаю. В том числе и у нас продаются китайские товары, и имеют определенную долю в наших продажах. У этих товаров есть преимущество из-за отсутствия закона, выравнивающего условия для российских и зарубежных ритейлеров. Но оно будет недолгосрочным. Потому что когда потихоньку начнут умирать много маленьких российских магазинов из-за того, что они не могут продавать тот же самый товар на уровне цен, которые предлагают зарубежные продавцы именно из-за привилегии для иностранных компаний не платить НДС, — регулятор изменит ситуацию. Когда тысячи людей потеряют работу в России из-за того, что закрылись магазины, потому что они должны были платить налоги, а их конкуренты — не должны и находятся вообще в другой стране, тогда мы придем к этому.

— В июне Ozon объявил о начале тестирования доставки «день в день» — каковы первые результаты тестирования и когда проект выйдет из режима тестирования в коммерческий?

— Мы запустили тест в Москве. Мы запустили доставку «день в день» в мае 2016 года. Мы видим потребность в данной услуге. Люди оформляют заказ до обеда и получают его вечером — таких заказов у нас более 100 ежедневно. Честно говоря, мы видим намного больший спрос — в связи с потребностями или привычками — получать купленный товар на следующий день, это уже way of life. Мы не видим wow-потребность в доставке день в день. Надо также понимать, что пик продаж приходится на вечер — когда люди дома после работы делают заказ и хотят получить его на следующий день.

Поэтому в ближайшие годы мы будем больше и больше расширять географию доставки на следующий день, и только следующим шагом станет фокус на доставке день в день. В Москве мы это уже делаем, будет еще в нескольких городах на ближайший год. Но наш основной фокус сейчас — предоставить доставку на следующий день как можно большему количеству российских покупателей. Мы уже это делаем для почти 30% населения России — для Москвы и 200 городов в Московской области, Питера и сотни городов в Ленинградской области, это Екатеринбург, Казань, Челябинск, Пермь, Тюмень, Самара, Ульяновск — мы уже запустили там доставку на следующий день. При этом в начале 2016 года она была только в Москве, Питере и нескольких единицах населенных пунктов.

— Кто покупает день в день?Гендиректор Ozon Дэнни Перекальски

— Это любой покупатель, который хочет что-то срочно. Это зависит не от типа покупателя, а от потребности в покупке. Например, я понимаю, что у меня закончился корм для кошки, а я на работе и вечером мне надо будет ее покормить, — я делаю заказ и к вечеру я его уже получу и покормлю питомца. Или мне надо подарок и уже сегодня подарить — я делаю заказ до обеда и сегодня же дарю.

— А какие это обычно товары?

— Подарки, товары для детей, животных, любой товар, в котором может быть срочная потребность.

— К какому времени вы планируете сделать доставку на следующий день во всех городах России?

— Хочется завтра уже, но реально мы планируем в следующем году расширять доставку на следующий день на Юг России. В текущем плане это еще не утверждено, но мы рассчитываем в 2018 году запустить ее в Новосибирске. И так, шаг за шагом, будем расширяться. Когда для всех — хочется пять лет, чтобы вся Россия могла получать товары из рук наших курьеров. Мы расширяем доставку за счет нашей курьерской службы.

— А внешние партнеры в этом будут как-то участвовать?

— Мы сотрудничаем с внешними партнерами там, где у нас нет офиса. Понятно, что чем дальше мы идем в регионы, тем меньше у нас там офисов.

— А какие это регионы? Дальний Восток?

— Да, Дальний Восток, Сибирь тоже, Юг тоже, Калининград — там мы доставляем через партнеров.

— А Крым?

— Через партнеров тоже.

— А будете в Крым товары сами доставлять?

— Будем, да, может быть, даже через Юг.

— А офис там будете открывать?

— Там наш офис не планируется на ближайшие годы. Через Юг планируем там делать доставку

— Связано с политической ситуацией?

— Нет, со стратегией. Потому что по приоритетам мы не видим. Мы смотрели соотношение населения к количеству интернет-пользователей и из этого рассчитывали приоритетные направления по географии доставки. Следующий приоритет для нас должен быть Юг, Сибирь, и центральный Юг — чтобы усилить доставку между Москвой и Югом.

— Каковы планы Ozon по дальнейшему строительству складов для обеспечения более быстрой доставки товаров из интернет-магазина? Вы заявляли о планах строительства складов в Новосибирске и Краснодаре — они сохраняются?

— Доставку мы делаем через склады в регионах, то есть мы ее будем усиливать за счет складов на Юге и потом в Новосибирске. Мы планируем следующий склад открыть в 2017 году на Юге, и в 2018 году — в Новосибирске.

— А на Юге уже выбрали где?

— Мы сейчас выбираем между Краснодаром и Ростовом.

— А по площади?

— Примерно 3–4 тыс. кв. метров каждый.

— Ведутся ли переговоры с МТС и «Детским миром» по расширению сотрудничества? Может быть, Ozon уже запустил новые форматы совместно с одной из этих компаний?

— План расширять возможность доставки товаров из Ozon на сотни салонов МТС — это на ближайшее время. С «Детским миром» планов нет — мы его рассматриваем как конкурента, а не партнера. У нас сегмент детских товаров — одна из основных категорий бизнеса и один из драйверов роста. Поэтому у нас чистая конкуренция. Но мы делаем для них доставку.

— Ранее ФАС возбудила дело в отношении Apple за координирование цен при продаже нескольких моделей iPhone в России. ФАС зафиксировала, что в 16 российских магазинах, включая Ozon, цены на модели iPhone практически идентичны. Действительно ли со стороны американской корпорации имеет место факт координации ценообразования?

— Мы не комментируем действия другой компании. Но с точки зрения ценообразования — мы формируем цены за счет ряда параметров. В том числе мы смотрим на ценовую политику конкурентов, проводим ценовой мониторинг. Задача и приоритет № 1 — предлагать выгодную цену покупателям.

— Заинтересован ли Ozon принять участие в работе по созданию в России площадки по экспорту — «русской Alibaba»? Если да, то с кем вы консультируетесь и ведете переговоры?

— Мы сказали изначально, и скажу еще раз — у нас нет цели быть чем-то, кроме Ozon. Мы уже продаем за рубежом и с удовольствием расширяем это направление. Мы будем расширять категории и географию. Сейчас продажи за рубеж составляют около 2% от нашего бизнеса. В планах — довести показатель темпов роста до 50% в год. Сейчас в топ-5 рынков входят США, Израиль, Казахстан, Белоруссия, Латвия.

— А куда еще хотите выйти? Китай вам интересен?

— Нет. Ozon — сильный бренд для русскоговорящих. У нас нет сейчас намерения продавать товары для нерусскоговорящих жителей других стран. Мы строим онлайн-канал для русскоговорящих. В Китае таких людей немного. В США много русскоговорящих, которые покупают книги на русском для детей. Мы работаем на таких потребителей.

— Какие у вас следующие перспективные рынки?

— Мы также продаем в Великобритании, Германии, Франции. Доля продаж там очень небольшая, но мы будем продолжать.

— А если будет снят запрет на дистанционную продажу алкоголя? Скажите, будете ли вы самостоятельно развивать данный сегмент?

— Конечно! Если можно будет продавать онлайн, будем продавать его через наш склад.

— Вы ранее также анонсировали продажу свежих продуктов в Москве.Вы будете расширять это направление в регионы?

— Конечно! В Москве мы работаем с Season market, и сейчас мы ищем партнеров в регионах.

— С «Ашан» или другими сетями продовольственными не ведете переговоров?

— Направление продуктов, за исключением свежих продуктов, мы делаем сами. Мы уже продаем больше чая с точки зрения широты ассортимента, чем, например, «Ашан». Мы продаем сами намного больше, чем этот ритейлер. Fresh — это особый сегмент, который требует партнера.

— Может быть, хотите собственный завод открыть?

— Нет. Но мы думаем на тему склада для хранения свежих продуктов. Не исключаем такую возможность. Мы смотрим разные варианты, но это тема не ближайшего полугодия.

— А на данном этапе по сегментам как распределяются продажи по итогам семи месяцев?

— 50% продаж — это книги и электроника. Еще примерно 25% — это товары для дома, а также для мам и малышей, Остальные 25% — косметика, спорт, продукты, одежда, корма для животных.

— А продукты?

— 3,5%. Продукты питания растут, и они будут наращивать долю в бизнесе.

Источник: rns.online

Статья относится к тематикам: Мнения
Поделиться публикацией:
Фэшн-ритейл смутного времени

трещит по швам с небольшими исключениями

Можно ли еще починить легпром?

Что мешает фэшн-ритейлерам запускать собственное производство?

Что ждёт предпринимателей в 2017 году

12 важных изменений в законодательстве

"Планируем добиться роста продаж: 25% за 2016"Ozon, Дэнни Перекальски, бизнес-саммит, Retail Business Russia, кризис