Баннер ФЗ-54
facebookvkenvelopeuseraddeyebasketkeyloupearrow-leftarrow-right
28 июля 2016, 23:00 2223 просмотра

Кликни на вкус

Развитие экспорта российских товаров тормозит гигантский рынок поддельных товаров за границей. Под видом нашего знаменитого шоколада, часов и даже мультфильмов китайские умельцы штампуют копеечный ширпотреб. Пресечь эту практику помогут крупнейшие международные интернет-магазины, через которые отечественные производители начнут продвигать качественные продукты и вещи.

Об этом, а также о продвижении наших товаров под маркой «Made in Russia» «Российской газете» рассказал управляющий директор по реализации приоритетных проектов Российского экспортного центра Михаил Мамонов

Михаил МамоновМихаил Викторович, недавно стал свидетелем того, как китайцы в одном российском магазине в огромных количествах закупались шоколадом нашей известной марки. Оказывается, наши бренды пользуются популярностью за рубежом. Много их?

Михаил Мамонов: Догадываюсь, о каком шоколаде идет речь. Он действительно популярен в Китае, и доказательство этому – его часто подделывают. В целом же говорить о том, что есть всемирно известные российские бренды потребительских товаров, пока не приходится. И это одна из причин, почему даже после девальвации рубля, когда наши товары стали по соотношению «цена-качество» весьма конкурентоспособны на зарубежных рынках, ажиотажного спроса на них нет.

Многие потребители просто не осведомлены о том, что российские товары обладают какими-то уникальными свойствами, а они есть. Хотя бы потому, что в России на законодательном уровне запрещено использование ГМО, это может сделать наши продукты привлекательными в глазах состоятельных городских жителей не только Китая, но и, например, Вьетнама, Малайзии. В том же Китае уровень потребительского внимания к тому, что они покупают, уже высок. Поэтому мы хотим, чтобы российские товары были объединены в какой-то бренд, стали узнаваемы за рубежом.

Иностранцев интересует наша экологически чистая косметика, одежда, товары материнства и детства

 Бренд предполагает какую-то особую маркировку, например «Made in Russia»?

Михаил Мамонов: Возможно, и так. А может быть, это будет что-то другое, сейчас работаем над этим. В частности, прорабатываются названия «Russian Export Brands», «Russian Quality Brands». Важно, чтобы наши товары были представлены единообразно с точки зрения аудиовизуального образа на всех зарубежных выставках. Надо идти в соцсети за рубежом, в рекламу. Имею в виду рекламу некого Russian lifestyle – образа жизни. Я лично противник того, чтобы о России думали как о стране матрешек, водки и автомата Калашникова. Мы больше должны позиционировать себя как европейская держава с важными интересами в Азии.

Кликни на вкус

В этом году проведем российскую гастрономическую неделю в Азии. Китайские и вьетнамские коллеги должны в непосредственном общении убедиться, что российские товары имеют все основания претендовать на свою нишу на их рынке. Важно, чтобы наша продукция пришла именно в крупные сетевые компании, потому что сейчас очень большой поток серого экспорта. Люди просто пересекают российско-китайскую границу с обычными холщовыми сумками.

Раньше их называли «мечта оккупанта». Но теперь направление челночной торговли поменялось.

Михаил Мамонов: Да, после девальвации рубля во многом поменялось. Это на самом деле большой ущерб наносит даже не столько двусторонней торговле, сколько имиджу российских товаров. Потому что покупается товар среднего качества, по бросовой цене, возможно, уже на грани истечения срока годности. И потом у китайских потребителей через это формируется очень неправильное мнение о том, что же такое российское. Они здесь бывают весьма удивлены, заходя в наши магазины, понимая, что такое на самом деле российские товары.

Мы будем работать и над этой проблемой вместе с Федеральной таможенной службой (ФТС). И, надеюсь, в обозримые сроки если не полностью решим, то ограничим этот негативный фактор.

А вы нацелены прежде всего на китайский рынок?

Михаил Мамонов: Сейчас мы рассматриваем Китай и Вьетнам как некие «пилотные территории» для того, чтобы обкатать новые подходы к продвижению товаров. Потом эти подходы будем применять и в других регионах. Существенный интерес к рынку Ближнего Востока и Северной Африки, где растет спрос на наши товары, в том числе на продукты «халяль». Мы заинтересованы в поставках продовольствия в Африку – это большой, быстро растущий рынок сбыта. Интересны также Вьетнам и Индонезия.

А как же Европа?

Михаил Мамонов: С учетом ограниченности ресурсов просто вынуждены концентрировать свои усилия на приоритетных направлениях. И в приоритетах оказываются растущие рынки. Выбираем страны, где быстрее и легче можно реализовать российскую продукцию. Но мы не отказываемся от работы с европейцами.

Пример успеха крупного китайского интернет-магазина по всему миру говорит о большом потенциале онлайн-торговли. Вы будете пытаться его использовать? Я имею в виду создание, может быть, какой-то электронной экспортной площадки или нескольких площадок для разных стран.

Михаил Мамонов: Мы в Российском экспортном центре противники создания некоей русской Alibaba (компания, владеющая гипермаркетом AliExpress.com. – Прим. ред.) – как минимум против того, чтобы создавать такую компанию на бюджетные деньги. Хотя бы потому, что ведущие мировые площадки ушли в своем развитии достаточно далеко, и никакая российская площадка, сколько бы денег мы ни вложили в ее создание, не будет в такой же мере востребована зарубежным потребителем, привыкшим к поиску товаров на определенных ресурсах.

Скорее, мы нацелены на то, чтобы на первом этапе стимулировать спрос и предложение через создание национальных павильонов на имеющихся площадках – в первую очередь на площадках TMallGlobal и JDGlobal, которые торгуют импортными товарами в Китае, также рассчитываем использовать площадку AliExpress для глобального розничного экспорта российских товаров.

Матрешка

Такие попытки ведь уже были.

Михаил Мамонов: Мы понимаем, какие ошибки были допущены, и учтем это в своей работе. Что касается национальных павильонов – это уникальная возможность для российских экспортеров, и практика других государств уже в полной мере доказала эффективность этого способа продвижения национальной продукции. Просто представьте себе поток посетителей на таких ресурсах, а ссылки на национальные павильоны расположены на главной странице этой торговой площадки.

Мы провели очень плодотворные переговоры с Джеком Ма (основатель и председатель совета директоров Alibaba. – Прим. ред.), и мы благодарны ему за согласие открыть российский павильон. Планируем, что это будет уже в сентябре этого года. Мы теперь развертываем работу по привлечению на эту площадку российских производителей и со своей стороны будем обеспечи вать им минимизацию расходов и бизнес-рисков.

В этом году экспортеры смогут в упрощенном порядке дистанционно декларировать товары при отправке по почте

Сегодня многие производители просто не могут пересечь таможенную границу, у них товар не адаптирован для экспорта.

Михаил Мамонов: Да, и вот с этого, с правильной «упаковки» товара, необходимо начинать. А именно: товар должен быть определенным образом сфотографирован, пройти таможенную чистку и получить необходимые международные сертификаты. Все эти сервисы будет предоставлять РЭЦ – либо напрямую, либо во взаимодействии с партнерами.

В этом году мы также запускаем с ФТС таможенный эксперимент, по которому экспортеры смогут в упрощенном порядке дистанционно задекларировать товары при отправке по почтовым каналам. Это существенно упростит процедуру розничного экспорта в сегменте «бизнес-потребитель».

Кликни на вкус

Продвигать будете только продовольствие?

Михаил Мамонов: В других сегментах у нас меньше товаров, которые будут интересны китайскому потребителю. Но как только мы поймем, что наладили взаимодействие с китайскими партнерами, займемся и непродовольственными товарами. Китайцы, например, очень интересуются российской военной игрушкой. Или, как ни странно, часами «Ракета» и «Победа», можно осторожно говорить о потенциальном интересе к российской экологически чистой косметике, а также к детской одежде, товарам материнства и детства в целом.

Они же умеют делать их за 3 рубля.

Михаил Мамонов: Лицо среднего класса в Китае меняется. Там больше не хотят иметь подделки или низкокачественную продукцию. Китайский городской потребитель готов платить намного больше за продукцию высокого качества.

Кликни на вкус

Чебурашка должен остаться только российским

Какие еще российские товары интересуют иностранцев?

Михаил Мамонов: Мы запустили вместе с китайской компанией LeEco, а также Институтом развития Интернета и Центральным телевидением (дочерняя компания ВГТРК. – Прим. ред.) проект по продаже российского аудиовизуального контента на китайский онлайн-рынок. Мультфильмы, фильмы, сериалы, документальные фильмы.

Сейчас мы с коллегами адаптируем под китайского потребителя мультфильм «Мимимишки» (для самых маленьких зрителей). Пилотный запуск трех пятиминутных серий внушает осторожный оптимизм – за три дня показов фильм собрал 6 миллионов просмотров.

Думаете, пойдет? Это же все легко качается из Интернета.

Михаил Мамонов: Да, это правда. Тем не менее мы продаем, уступаем права крупной ответственной компании, с ее стороны есть интерес, значит, она знает, как дальше будет бороться с контрафактным использованием.

В прошлом году сборы фильма «Битва за Севастополь» в Китае составили порядка 25 миллионов долларов. Да, немного, но и мы не являемся ведущей кинематографической державой мира. У нас нет ни Болливуда, ни Голливуда, но есть к чему стремиться.

Права передаются на современные произведения или на классику?

Михаил Мамонов: Мы начали с современных мультфильмов. Например, воронежская «Снежная королева», «Маша и Медведь», «Фиксики», «Смешарики» пользуются большим успехом в Китае. Их тоже стали подделывать. Что тоже доказывает их популярность.

Были удивлены, с интересом узнали, что потенциал у этого рынка есть, хотя он и не гигантский. Китайский рынок иностранного кино в целом жестко регламентируется – доля иностранного контента не должна превышать 30 процентов. Но мы надеемся, что с учетом особых партнерских отношений между Россией и Китаем сможем при необходимости договориться о двустороннем договоре по изменению этой квоты для российского кино.

Игорь Зубков, «Российская газета»

 

Статья относится к тематикам: Retail, Марка. Брэнд., Общеотраслевое, Товар на полку
Поделиться публикацией:
Инвестиции в развитие за рубежом составят 1,5 млрд...
680
Динамика роста онлайн-торговли опережает офлайн-ма...
1294
Как законы, направленные на легализацию торговли, ...
1810
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
4513
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
8653
Развитие экспорта российских товаров тормозит гигантский рынок поддельных товаров за границей. Под видом нашего знаменитого шоколада, часов и даже мультфильмов китайские умельцы штампуют копеечный ширпотреб. Пресечь эту практику помогут крупнейшие международные интернет-магазины, через которые отечественные производители начнут продвигать качественные продукты и вещи.

Об этом, а также о продвижении наших товаров под маркой «Made in Russia» «Российской газете» рассказал управляющий директор по реализации приоритетных проектов Российского экспортного центра Михаил Мамонов

Михаил МамоновМихаил Викторович, недавно стал свидетелем того, как китайцы в одном российском магазине в огромных количествах закупались шоколадом нашей известной марки. Оказывается, наши бренды пользуются популярностью за рубежом. Много их?

Михаил Мамонов: Догадываюсь, о каком шоколаде идет речь. Он действительно популярен в Китае, и доказательство этому – его часто подделывают. В целом же говорить о том, что есть всемирно известные российские бренды потребительских товаров, пока не приходится. И это одна из причин, почему даже после девальвации рубля, когда наши товары стали по соотношению «цена-качество» весьма конкурентоспособны на зарубежных рынках, ажиотажного спроса на них нет.

Многие потребители просто не осведомлены о том, что российские товары обладают какими-то уникальными свойствами, а они есть. Хотя бы потому, что в России на законодательном уровне запрещено использование ГМО, это может сделать наши продукты привлекательными в глазах состоятельных городских жителей не только Китая, но и, например, Вьетнама, Малайзии. В том же Китае уровень потребительского внимания к тому, что они покупают, уже высок. Поэтому мы хотим, чтобы российские товары были объединены в какой-то бренд, стали узнаваемы за рубежом.

Иностранцев интересует наша экологически чистая косметика, одежда, товары материнства и детства

 Бренд предполагает какую-то особую маркировку, например «Made in Russia»?

Михаил Мамонов: Возможно, и так. А может быть, это будет что-то другое, сейчас работаем над этим. В частности, прорабатываются названия «Russian Export Brands», «Russian Quality Brands». Важно, чтобы наши товары были представлены единообразно с точки зрения аудиовизуального образа на всех зарубежных выставках. Надо идти в соцсети за рубежом, в рекламу. Имею в виду рекламу некого Russian lifestyle – образа жизни. Я лично противник того, чтобы о России думали как о стране матрешек, водки и автомата Калашникова. Мы больше должны позиционировать себя как европейская держава с важными интересами в Азии.

Кликни на вкус

В этом году проведем российскую гастрономическую неделю в Азии. Китайские и вьетнамские коллеги должны в непосредственном общении убедиться, что российские товары имеют все основания претендовать на свою нишу на их рынке. Важно, чтобы наша продукция пришла именно в крупные сетевые компании, потому что сейчас очень большой поток серого экспорта. Люди просто пересекают российско-китайскую границу с обычными холщовыми сумками.

Раньше их называли «мечта оккупанта». Но теперь направление челночной торговли поменялось.

Михаил Мамонов: Да, после девальвации рубля во многом поменялось. Это на самом деле большой ущерб наносит даже не столько двусторонней торговле, сколько имиджу российских товаров. Потому что покупается товар среднего качества, по бросовой цене, возможно, уже на грани истечения срока годности. И потом у китайских потребителей через это формируется очень неправильное мнение о том, что же такое российское. Они здесь бывают весьма удивлены, заходя в наши магазины, понимая, что такое на самом деле российские товары.

Мы будем работать и над этой проблемой вместе с Федеральной таможенной службой (ФТС). И, надеюсь, в обозримые сроки если не полностью решим, то ограничим этот негативный фактор.

А вы нацелены прежде всего на китайский рынок?

Михаил Мамонов: Сейчас мы рассматриваем Китай и Вьетнам как некие «пилотные территории» для того, чтобы обкатать новые подходы к продвижению товаров. Потом эти подходы будем применять и в других регионах. Существенный интерес к рынку Ближнего Востока и Северной Африки, где растет спрос на наши товары, в том числе на продукты «халяль». Мы заинтересованы в поставках продовольствия в Африку – это большой, быстро растущий рынок сбыта. Интересны также Вьетнам и Индонезия.

А как же Европа?

Михаил Мамонов: С учетом ограниченности ресурсов просто вынуждены концентрировать свои усилия на приоритетных направлениях. И в приоритетах оказываются растущие рынки. Выбираем страны, где быстрее и легче можно реализовать российскую продукцию. Но мы не отказываемся от работы с европейцами.

Пример успеха крупного китайского интернет-магазина по всему миру говорит о большом потенциале онлайн-торговли. Вы будете пытаться его использовать? Я имею в виду создание, может быть, какой-то электронной экспортной площадки или нескольких площадок для разных стран.

Михаил Мамонов: Мы в Российском экспортном центре противники создания некоей русской Alibaba (компания, владеющая гипермаркетом AliExpress.com. – Прим. ред.) – как минимум против того, чтобы создавать такую компанию на бюджетные деньги. Хотя бы потому, что ведущие мировые площадки ушли в своем развитии достаточно далеко, и никакая российская площадка, сколько бы денег мы ни вложили в ее создание, не будет в такой же мере востребована зарубежным потребителем, привыкшим к поиску товаров на определенных ресурсах.

Скорее, мы нацелены на то, чтобы на первом этапе стимулировать спрос и предложение через создание национальных павильонов на имеющихся площадках – в первую очередь на площадках TMallGlobal и JDGlobal, которые торгуют импортными товарами в Китае, также рассчитываем использовать площадку AliExpress для глобального розничного экспорта российских товаров.

Матрешка

Такие попытки ведь уже были.

Михаил Мамонов: Мы понимаем, какие ошибки были допущены, и учтем это в своей работе. Что касается национальных павильонов – это уникальная возможность для российских экспортеров, и практика других государств уже в полной мере доказала эффективность этого способа продвижения национальной продукции. Просто представьте себе поток посетителей на таких ресурсах, а ссылки на национальные павильоны расположены на главной странице этой торговой площадки.

Мы провели очень плодотворные переговоры с Джеком Ма (основатель и председатель совета директоров Alibaba. – Прим. ред.), и мы благодарны ему за согласие открыть российский павильон. Планируем, что это будет уже в сентябре этого года. Мы теперь развертываем работу по привлечению на эту площадку российских производителей и со своей стороны будем обеспечи вать им минимизацию расходов и бизнес-рисков.

В этом году экспортеры смогут в упрощенном порядке дистанционно декларировать товары при отправке по почте

Сегодня многие производители просто не могут пересечь таможенную границу, у них товар не адаптирован для экспорта.

Михаил Мамонов: Да, и вот с этого, с правильной «упаковки» товара, необходимо начинать. А именно: товар должен быть определенным образом сфотографирован, пройти таможенную чистку и получить необходимые международные сертификаты. Все эти сервисы будет предоставлять РЭЦ – либо напрямую, либо во взаимодействии с партнерами.

В этом году мы также запускаем с ФТС таможенный эксперимент, по которому экспортеры смогут в упрощенном порядке дистанционно задекларировать товары при отправке по почтовым каналам. Это существенно упростит процедуру розничного экспорта в сегменте «бизнес-потребитель».

Кликни на вкус

Продвигать будете только продовольствие?

Михаил Мамонов: В других сегментах у нас меньше товаров, которые будут интересны китайскому потребителю. Но как только мы поймем, что наладили взаимодействие с китайскими партнерами, займемся и непродовольственными товарами. Китайцы, например, очень интересуются российской военной игрушкой. Или, как ни странно, часами «Ракета» и «Победа», можно осторожно говорить о потенциальном интересе к российской экологически чистой косметике, а также к детской одежде, товарам материнства и детства в целом.

Они же умеют делать их за 3 рубля.

Михаил Мамонов: Лицо среднего класса в Китае меняется. Там больше не хотят иметь подделки или низкокачественную продукцию. Китайский городской потребитель готов платить намного больше за продукцию высокого качества.

Кликни на вкус

Чебурашка должен остаться только российским

Какие еще российские товары интересуют иностранцев?

Михаил Мамонов: Мы запустили вместе с китайской компанией LeEco, а также Институтом развития Интернета и Центральным телевидением (дочерняя компания ВГТРК. – Прим. ред.) проект по продаже российского аудиовизуального контента на китайский онлайн-рынок. Мультфильмы, фильмы, сериалы, документальные фильмы.

Сейчас мы с коллегами адаптируем под китайского потребителя мультфильм «Мимимишки» (для самых маленьких зрителей). Пилотный запуск трех пятиминутных серий внушает осторожный оптимизм – за три дня показов фильм собрал 6 миллионов просмотров.

Думаете, пойдет? Это же все легко качается из Интернета.

Михаил Мамонов: Да, это правда. Тем не менее мы продаем, уступаем права крупной ответственной компании, с ее стороны есть интерес, значит, она знает, как дальше будет бороться с контрафактным использованием.

В прошлом году сборы фильма «Битва за Севастополь» в Китае составили порядка 25 миллионов долларов. Да, немного, но и мы не являемся ведущей кинематографической державой мира. У нас нет ни Болливуда, ни Голливуда, но есть к чему стремиться.

Права передаются на современные произведения или на классику?

Михаил Мамонов: Мы начали с современных мультфильмов. Например, воронежская «Снежная королева», «Маша и Медведь», «Фиксики», «Смешарики» пользуются большим успехом в Китае. Их тоже стали подделывать. Что тоже доказывает их популярность.

Были удивлены, с интересом узнали, что потенциал у этого рынка есть, хотя он и не гигантский. Китайский рынок иностранного кино в целом жестко регламентируется – доля иностранного контента не должна превышать 30 процентов. Но мы надеемся, что с учетом особых партнерских отношений между Россией и Китаем сможем при необходимости договориться о двустороннем договоре по изменению этой квоты для российского кино.

Игорь Зубков, «Российская газета»

 

Кликни на вкусMade in Russia, интернет-магазин, Михаил Мамонов, Бренд, Китай, Вьетнам
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Кликни на вкус
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/interviews/120590/2017-11-19