Баннер ФЗ-54
09.06.2015 15:00:00 9 июня 2015, 15:00 2708 просмотров

Бомбоубежище закрыто на банкет

Прокуратура Свердловской области проводит проверку местных бункеров. Поводом для нее стало обращение регионального депутата Дениса Носкова. По его данным, в некоторых бомбоубежищах на территории области развернули работу частные компании.

В бункерах Свердловской области работают магазины и бары

Фото: Валерий Шарифулин/ ТАСС
Фото: Валерий Шарифулин/ ТАСС
Прокуратура Свердловской области проводит проверку местных бункеров. Поводом для нее стало обращение регионального депутата Дениса Носкова. По его данным, в некоторых бомбоубежищах на территории области развернули работу частные компании.

– Я обратился к прокурору региона Сергею Охлопкову с просьбой проверить законность приватизации бомбоубежищ в Екатеринбурге и Первоуральске, – пояснил корреспонденту РП депутат Законодательного собрания Свердловской области от партии ЛДПР Денис Носков. – Он пообещал взять ситуацию под свой личный контроль, отметив, что все бомбоубежища принадлежат государству и передача их в собственность частному бизнесу без разрешения Росимущества противозаконна.

В марте при участии Носкова из бомбоубежища в центре Екатеринбурга выселили популярный бар «Желтая подводная лодка». Вскоре выяснилось, что как минимум еще одно городское бомбоубежище сейчас занято мужским клубом «Легенда». Но самой впечатляющей оказалась ситуация в Первоуральске.

– Мэр Первоуральска Николай Козлов на ежегодном докладе сообщил, что в городе было незаконно приватизировано семь бомбоубежищ, – продолжает Денис Носков. – Их общая вместимость – 120 тыс. человек. Это почти все население Первоуральска.

Проверка в Первоуральске показала также, что из оставшихся в федеральной собственности укрытий 70% пребывают в плачевном состоянии и не смогут никого спасти. Остальные 30% требуют текущего или капитального ремонта.

– Это создает прямую угрозу безопасности граждан и нарушает их права. Поэтому я и обратился в прокуратуру с просьбой провести проверку, – поясняет свое решение Денис Носков. – Ведь бомбоубежища могут понадобиться в любой момент не только из-за начала военных действий. Возможны и другие катастрофы, подобные выбросу сибирской язвы в районе Вторчермет в Екатеринбурге, который произошел еще в советские времена и был засекречен.

Прокуратура Свердловской области до завершения проверки не готова огласить результаты. Но если выяснится, что бомбоубежища действительно были приватизированы без одобрения Росимущества, их вернут государству.

– По закону, все объекты гражданской обороны являются федеральной собственностью и не подлежат приватизации, – подтвердил корреспонденту РП юрист Владимир Емельяненко. – Однако здесь есть одно маленькое «но»: даже если прокуратура установит, что бомбоубежище было приватизировано незаконно, и обратится в суд, она далеко не всегда сможет его выиграть. При грамотном адвокате новый собственник сумеет сохранить за собой помещение. Например, есть такое понятие, как срок исковой давности. С заявлением, что его лишили имущества, собственник должен подать заявление в суд не позднее, чем через три года после того, как это произошло. Российская Федерация, как собственник, также должна соблюдать это правило. А большинство бомбоубежищ в нашей стране были приватизированы еще в 1992–1994 годах. Есть и другие юридические тонкости. Прецедентов, когда Росимуществу не удавалось вернуть сменившее собственника помещение, достаточно, хотя это и не афишируется. Не уверен, что бомбоубежища Первоуральска вернутся к государству.

Сдавайся кто может

На территории Свердловской области расположено около 4 тыс. бомбоубежищ. Их точное число и расположение корреспонденту РП в региональном управлении МЧС сообщить отказались.

– Это закрытая информация, к которой имеет доступ ограниченный круг должностных лиц. Мы не имеем права разглашать сведения о точном расположении бомбоубежищ и прочих объектов гражданской обороны, поскольку в этом случае эти сведения могут стать известны вероятному противнику, – заявил корреспонденту РП сотрудник отдела управления гражданской защиты МЧС России Сергей Мироненко.

Это, впрочем, не означает, что в случае ЧС никто не будет знать, что делать и куда идти. На этот случай в МЧС есть четкий алгоритм оповещения и действий. «Когда будет нужно, все без исключения узнают, что делать. Никто не будет забыт», – отметил Мироненко.

Все укрытия с 2012 года находятся в управлении специализированного предприятия по техническому обслуживанию защитных средств и сооружений гражданской обороны ФГУП «Экран». Оно должно следить, в каком состоянии находится федеральная собственность. Чтобы получить средства на их ремонт и комплектацию, «Экран» имеет право сдавать бомбоубежища в аренду. Но только предварительно получив разрешение Росимущества.

– По итогам прокурорских проверок, проведенных в 2014 году, было выявлено, что ФГУП «Экран» передало несколько защитных сооружений в аренду, нарушив установленную законом процедуру. Не было получено согласие на передачу от собственника этого имущества, которым является Российская Федерация, – сообщила корреспонденту РП младший советник юстиции прокуратуры Свердловской области Лидия Смирнова. – На территории одного только Качканарского городского округа незаконно были сданы в аренду шесть бомбоубежищ. Виновные оштрафованы, договоры аренды расторгнуты, а предпринимателей обязали освободить занимаемые помещения. Всего за 2014 год было выявлено свыше 100 нарушений в использовании государственного имущества.

Впрочем, большинство бомбоубежищ сдают в аренду, соблюдая закон. Как поясняют в МЧС, ФГУП «Экран» имеет право сдавать в аренду помещения защитных сооружений лишь для размещения в них тиров, спортзалов, учебных классов, предприятий питания и торговли, а также бытового обслуживания.

– Устраивать в бомбоубежищах, например, сауны, нельзя: вода может повредить стены и нарушить герметичность, – объясняет Сергей Мироненко.

Готовность за 12 часов

При необходимости бомбоубежище должны привести в соответствие нормам за 12 часов. Арендатор помещения обязан освободить его максимум за шесть часов. Если помещение, например, использовалось под стоянку, автомобили вывозятся как их непосредственными владельцами, так и специально пригнанными тягачами. Если в бомбоубежище оборудован склад, то он должен быть загружен не более чем на 50%. При внезапных ситуациях или катастрофах в бомбоубежище можно спуститься сразу же после объявления тревоги.

Именно поэтому арендатор не имеет права проводить перепланировку бункеров, использовать в мирное время вспомогательные помещения. Он обязан строго соблюдать правила пожарной безопасности, окрашивать стены негорючими материалами, не штукатурить и не покрывать керамической плиткой. Нельзя нарушать герметизацию и гидроизоляцию. Недопустимо демонтировать специализированное оборудование, перегораживать входы и аварийные выходы. Но эти нормы нарушаются сплошь и рядом.

Последняя массовая проверка в Свердловской области показала, что почти все защитные сооружения области превратились в забитые до отказа склады и магазины. Помещения перепланированы, их герметичность нарушена. Никакого бетонного пола и окрашенных негорючими красками стен в них больше нет, как и исправных систем вентиляции и энергоснабжения. Зато есть множество других приборов и оборудования, устанавливать которые по закону строго запрещено.

– Одними из самых резонансных стали результаты прокурорской проверки бомбоубежища, расположенного под Свердловской киностудией, – говорит Лидия Смирнова. – В прошлом году было установлено, что защитное сооружение перепланировано, аварийные выходы не защищены от осадков и на них имеются следы подтопления, а стены и потолки нуждаются в срочном ремонте.

Альтернативы бомбоубежищам в Екатеринбурге нет

Магазин «Рыболов» в жилом доме. Фото: ТАСС / ООО «Издательский дом Родионова» / из архива
Магазин «Рыболов» в жилом доме. Фото: ТАСС / ООО «Издательский дом Родионова» / из архива
– К сожалению, метрополитен Екатеринбурга строился иначе, чем в других российских городах-миллионниках, – рассказали корреспонденту РП в пресс-службе ГУ МЧС России по Свердловской области. – Он может стать укрытием для населения только при природных катастрофах, например в случае урагана. При ЧС техногенного характера, ядерных ударах, газовых атаках и прочих угрозах из этого ряда метрополитен Екатеринбурга не станет спасением, поскольку в нем нет герметичных дверей и прочего необходимого оборудования.

В новых домах бомбоубежища не строят уже 25 лет. А укрытия, расположенные на предприятиях, – их примерно две трети от общего количества бомбоубежищ в Свердловской области – предназначены для их сотрудников, которые в случае ЧС должны будут остаться на рабочем месте, и тех, кто будет обеспечивать жизнедеятельность городов.

– О том, чтобы в бомбоубежищах могло укрыться все население региона, не было речи и в советское время. В Екатеринбурге общая обеспеченность жителей укрытиями составляет 26%, – сообщает региональное МЧС. – Но это не означает, что мест в защитных сооружениях хватит лишь каждому четвертому. Действующая концепция обороны предполагает, что мирное население в случае ЧС будет эвакуировано. Детей, школьников, студентов, пенсионеров, больных вывезут в безопасные районы.

Предполагается, что в бомбоубежищах мирные жители проведут максимум два дня. И там должно быть все необходимое, чтобы продержаться это время и дождаться эвакуации. Вход в защитное сооружение должен быть герметичным, чтобы не пропустить внутрь любые вредные вещества. Должны иметься запас воды, баллоны со сжатым воздухом, сухие пайки, медикаменты. Кроме того, бункер должен быть оснащен дизель-генератором, который обеспечит электричеством, кухней и кровати, на которых можно будет поспать хотя бы по очереди. Должны быть исправными системы жизнеобеспечения, регенерации и фильтрации воздуха, канализация.

Проверять, есть ли все это в бомбоубежищах, пока не проданных и не сменивших собственника, должно региональное управление МЧС. Однако и эти данные ведомство держит в строгом секрете.

Стоит отметить, что неразбериха с бомбоубежищами характерна не только для Свердловской области. В конце прошлого года о плачевном состоянии объектов гражданской обороны во всех регионах России заявили депутаты Госдумы Сергей Обухов и Валерий Рашкин. Они призвали главу МЧС Владимира Пучкова провести глобальную проверку и выяснить, кто сейчас занимает помещения защитных сооружений, как они оборудованы, есть ли в них все необходимое. В начале этого года МЧС отчиталось, что проверка проведена: «Фонд защитных сооружений сохранен и может использоваться по назначению».

Полина Виноградова, «Русская планета», Екатеринбург 

Статья относится к тематикам: Практический опыт, Недвижимость, комментарии
Поделиться публикацией:
От особенностей поведения до особенностей потребле...
1281
Илья Блинов, генеральный директор компании «Милфор...
1214
Виктория Харламова, руководитель направления китай...
845
Артем Тараев, генеральный директор «К-раута»
1879
Применение 54-ФЗ на примере сети из 48 магазинов
665
Количество наименований в чеке увеличилось на 20%,...
654

В бункерах Свердловской области работают магазины и бары

Фото: Валерий Шарифулин/ ТАСС
Фото: Валерий Шарифулин/ ТАСС
Прокуратура Свердловской области проводит проверку местных бункеров. Поводом для нее стало обращение регионального депутата Дениса Носкова. По его данным, в некоторых бомбоубежищах на территории области развернули работу частные компании.

– Я обратился к прокурору региона Сергею Охлопкову с просьбой проверить законность приватизации бомбоубежищ в Екатеринбурге и Первоуральске, – пояснил корреспонденту РП депутат Законодательного собрания Свердловской области от партии ЛДПР Денис Носков. – Он пообещал взять ситуацию под свой личный контроль, отметив, что все бомбоубежища принадлежат государству и передача их в собственность частному бизнесу без разрешения Росимущества противозаконна.

В марте при участии Носкова из бомбоубежища в центре Екатеринбурга выселили популярный бар «Желтая подводная лодка». Вскоре выяснилось, что как минимум еще одно городское бомбоубежище сейчас занято мужским клубом «Легенда». Но самой впечатляющей оказалась ситуация в Первоуральске.

– Мэр Первоуральска Николай Козлов на ежегодном докладе сообщил, что в городе было незаконно приватизировано семь бомбоубежищ, – продолжает Денис Носков. – Их общая вместимость – 120 тыс. человек. Это почти все население Первоуральска.

Проверка в Первоуральске показала также, что из оставшихся в федеральной собственности укрытий 70% пребывают в плачевном состоянии и не смогут никого спасти. Остальные 30% требуют текущего или капитального ремонта.

– Это создает прямую угрозу безопасности граждан и нарушает их права. Поэтому я и обратился в прокуратуру с просьбой провести проверку, – поясняет свое решение Денис Носков. – Ведь бомбоубежища могут понадобиться в любой момент не только из-за начала военных действий. Возможны и другие катастрофы, подобные выбросу сибирской язвы в районе Вторчермет в Екатеринбурге, который произошел еще в советские времена и был засекречен.

Прокуратура Свердловской области до завершения проверки не готова огласить результаты. Но если выяснится, что бомбоубежища действительно были приватизированы без одобрения Росимущества, их вернут государству.

– По закону, все объекты гражданской обороны являются федеральной собственностью и не подлежат приватизации, – подтвердил корреспонденту РП юрист Владимир Емельяненко. – Однако здесь есть одно маленькое «но»: даже если прокуратура установит, что бомбоубежище было приватизировано незаконно, и обратится в суд, она далеко не всегда сможет его выиграть. При грамотном адвокате новый собственник сумеет сохранить за собой помещение. Например, есть такое понятие, как срок исковой давности. С заявлением, что его лишили имущества, собственник должен подать заявление в суд не позднее, чем через три года после того, как это произошло. Российская Федерация, как собственник, также должна соблюдать это правило. А большинство бомбоубежищ в нашей стране были приватизированы еще в 1992–1994 годах. Есть и другие юридические тонкости. Прецедентов, когда Росимуществу не удавалось вернуть сменившее собственника помещение, достаточно, хотя это и не афишируется. Не уверен, что бомбоубежища Первоуральска вернутся к государству.

Сдавайся кто может

На территории Свердловской области расположено около 4 тыс. бомбоубежищ. Их точное число и расположение корреспонденту РП в региональном управлении МЧС сообщить отказались.

– Это закрытая информация, к которой имеет доступ ограниченный круг должностных лиц. Мы не имеем права разглашать сведения о точном расположении бомбоубежищ и прочих объектов гражданской обороны, поскольку в этом случае эти сведения могут стать известны вероятному противнику, – заявил корреспонденту РП сотрудник отдела управления гражданской защиты МЧС России Сергей Мироненко.

Это, впрочем, не означает, что в случае ЧС никто не будет знать, что делать и куда идти. На этот случай в МЧС есть четкий алгоритм оповещения и действий. «Когда будет нужно, все без исключения узнают, что делать. Никто не будет забыт», – отметил Мироненко.

Все укрытия с 2012 года находятся в управлении специализированного предприятия по техническому обслуживанию защитных средств и сооружений гражданской обороны ФГУП «Экран». Оно должно следить, в каком состоянии находится федеральная собственность. Чтобы получить средства на их ремонт и комплектацию, «Экран» имеет право сдавать бомбоубежища в аренду. Но только предварительно получив разрешение Росимущества.

– По итогам прокурорских проверок, проведенных в 2014 году, было выявлено, что ФГУП «Экран» передало несколько защитных сооружений в аренду, нарушив установленную законом процедуру. Не было получено согласие на передачу от собственника этого имущества, которым является Российская Федерация, – сообщила корреспонденту РП младший советник юстиции прокуратуры Свердловской области Лидия Смирнова. – На территории одного только Качканарского городского округа незаконно были сданы в аренду шесть бомбоубежищ. Виновные оштрафованы, договоры аренды расторгнуты, а предпринимателей обязали освободить занимаемые помещения. Всего за 2014 год было выявлено свыше 100 нарушений в использовании государственного имущества.

Впрочем, большинство бомбоубежищ сдают в аренду, соблюдая закон. Как поясняют в МЧС, ФГУП «Экран» имеет право сдавать в аренду помещения защитных сооружений лишь для размещения в них тиров, спортзалов, учебных классов, предприятий питания и торговли, а также бытового обслуживания.

– Устраивать в бомбоубежищах, например, сауны, нельзя: вода может повредить стены и нарушить герметичность, – объясняет Сергей Мироненко.

Готовность за 12 часов

При необходимости бомбоубежище должны привести в соответствие нормам за 12 часов. Арендатор помещения обязан освободить его максимум за шесть часов. Если помещение, например, использовалось под стоянку, автомобили вывозятся как их непосредственными владельцами, так и специально пригнанными тягачами. Если в бомбоубежище оборудован склад, то он должен быть загружен не более чем на 50%. При внезапных ситуациях или катастрофах в бомбоубежище можно спуститься сразу же после объявления тревоги.

Именно поэтому арендатор не имеет права проводить перепланировку бункеров, использовать в мирное время вспомогательные помещения. Он обязан строго соблюдать правила пожарной безопасности, окрашивать стены негорючими материалами, не штукатурить и не покрывать керамической плиткой. Нельзя нарушать герметизацию и гидроизоляцию. Недопустимо демонтировать специализированное оборудование, перегораживать входы и аварийные выходы. Но эти нормы нарушаются сплошь и рядом.

Последняя массовая проверка в Свердловской области показала, что почти все защитные сооружения области превратились в забитые до отказа склады и магазины. Помещения перепланированы, их герметичность нарушена. Никакого бетонного пола и окрашенных негорючими красками стен в них больше нет, как и исправных систем вентиляции и энергоснабжения. Зато есть множество других приборов и оборудования, устанавливать которые по закону строго запрещено.

– Одними из самых резонансных стали результаты прокурорской проверки бомбоубежища, расположенного под Свердловской киностудией, – говорит Лидия Смирнова. – В прошлом году было установлено, что защитное сооружение перепланировано, аварийные выходы не защищены от осадков и на них имеются следы подтопления, а стены и потолки нуждаются в срочном ремонте.

Альтернативы бомбоубежищам в Екатеринбурге нет

Магазин «Рыболов» в жилом доме. Фото: ТАСС / ООО «Издательский дом Родионова» / из архива
Магазин «Рыболов» в жилом доме. Фото: ТАСС / ООО «Издательский дом Родионова» / из архива
– К сожалению, метрополитен Екатеринбурга строился иначе, чем в других российских городах-миллионниках, – рассказали корреспонденту РП в пресс-службе ГУ МЧС России по Свердловской области. – Он может стать укрытием для населения только при природных катастрофах, например в случае урагана. При ЧС техногенного характера, ядерных ударах, газовых атаках и прочих угрозах из этого ряда метрополитен Екатеринбурга не станет спасением, поскольку в нем нет герметичных дверей и прочего необходимого оборудования.

В новых домах бомбоубежища не строят уже 25 лет. А укрытия, расположенные на предприятиях, – их примерно две трети от общего количества бомбоубежищ в Свердловской области – предназначены для их сотрудников, которые в случае ЧС должны будут остаться на рабочем месте, и тех, кто будет обеспечивать жизнедеятельность городов.

– О том, чтобы в бомбоубежищах могло укрыться все население региона, не было речи и в советское время. В Екатеринбурге общая обеспеченность жителей укрытиями составляет 26%, – сообщает региональное МЧС. – Но это не означает, что мест в защитных сооружениях хватит лишь каждому четвертому. Действующая концепция обороны предполагает, что мирное население в случае ЧС будет эвакуировано. Детей, школьников, студентов, пенсионеров, больных вывезут в безопасные районы.

Предполагается, что в бомбоубежищах мирные жители проведут максимум два дня. И там должно быть все необходимое, чтобы продержаться это время и дождаться эвакуации. Вход в защитное сооружение должен быть герметичным, чтобы не пропустить внутрь любые вредные вещества. Должны иметься запас воды, баллоны со сжатым воздухом, сухие пайки, медикаменты. Кроме того, бункер должен быть оснащен дизель-генератором, который обеспечит электричеством, кухней и кровати, на которых можно будет поспать хотя бы по очереди. Должны быть исправными системы жизнеобеспечения, регенерации и фильтрации воздуха, канализация.

Проверять, есть ли все это в бомбоубежищах, пока не проданных и не сменивших собственника, должно региональное управление МЧС. Однако и эти данные ведомство держит в строгом секрете.

Стоит отметить, что неразбериха с бомбоубежищами характерна не только для Свердловской области. В конце прошлого года о плачевном состоянии объектов гражданской обороны во всех регионах России заявили депутаты Госдумы Сергей Обухов и Валерий Рашкин. Они призвали главу МЧС Владимира Пучкова провести глобальную проверку и выяснить, кто сейчас занимает помещения защитных сооружений, как они оборудованы, есть ли в них все необходимое. В начале этого года МЧС отчиталось, что проверка проведена: «Фонд защитных сооружений сохранен и может использоваться по назначению».

Полина Виноградова, «Русская планета», Екатеринбург 

Бомбоубежище закрыто на банкетЕкатеринбург, торговая недвижимость, проверка, прокуратура
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Бомбоубежище закрыто на банкет
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME http://www.retail.ru
http://www.retail.ru/articles/89751/2017-05-29