7 апреля 2015, 03:00 1926 просмотров

Увидеть небо в алмазах

Несколько дней назад я вернулся из Пензы. Город Мейерхольда, Куприна, Лермонтова... Война его не разрушила – не дошли немцы до города. Рядом были, а сюда не дошли. Встречался с пензенскими предпринимателями. Как они настроены? Будем бороться, говорят. За свой бизнес.#photo1#

Нет, не с властями. Сегодня российскому бизнесу предъявлен серьезный вызов другими обстоятельствами. Усилилась инфляция. Усилилась конкуренция. Власти стараются не давить, а, наоборот, заманить, использовать бизнес. Понятно, модернизация будет идти за счет предпринимательства. Но ему самому еще надо найти точку равновесия, выдержать испытания.

Сейчас проигрыш бизнеса выражается в потерях прибыли, а не в увеличении числа банкротств. До этого пока не дошло. Это касается и Пензы, и других регионов. В целом такая картина. Когда она переломится и в какую сторону? Трудно сказать. Знаю одно: чем упорнее нас будут ориентировать на внешние угрозы, которых нет, тем больше будет негативных моментов.

Подходит к концу первая фаза развития экономического кризиса, который начался во второй половине 2012 года. Мы пережили ее пик 16-17 декабря 2014 года, когда рубль упал ниже всех психологических отметок.

Такая отрицательная динамика национальной валюты накаляла обстановку во всей экономике. Ситуацию переломил Центральный банк. Плюс слова доверия, которые были высказаны президентом в адрес его политики. ЦБ наконец-то вернул в Россию систему свободного курса валют. Ранее, в начале девяностых годов, напомню, ее ввел Егор Гайдар. Но потом появился валютный коридор, в рамках которого разрешили «гулять» курсам валют.

Мы не делали этого очень долго, регулирование на валютном рынке шло в основном за счет интервенций ЦБ. Что ухудшало ситуацию. Начиналась утечка капитала, падало доверие бизнеса к государству, интервенции все время приходилось наращивать. Они особенно быстро росли как раз 15-16 декабря. Что можно было сделать? Еще больше увеличивать интервенции, держать низкой ключевую ставку? Но это как раз неправильный путь, хотя многие предприниматели требуют и сейчас: «Дайте нам дешевые кредиты!» Но дешевые кредиты в нашем случае не улучшат ситуацию, а загонят ее в тупик. Когда бизнес получает их, это сразу облегчает его положение. Он добивается только этого. А вот добиться подавления кризиса и создать равновесную ситуацию на рынке таким образом невозможно. Именно такую картину мы наблюдали осенью 2014 года. И с тех пор все время теряли темпы экономического роста.

Обращаю ваше внимание, что самая нормальная политика ЦБ – это свободный курс валют и ориентированная на инфляцию учетная ставка процента, по которой ЦБ предоставляет свои кредитные ресурсы другим банкам. Центробанк нашел это равновесие. Учетная ставка была 17 процентов, потом снижена до 15 и, наконец, до 14 процентов. Но споры вокруг действий ЦБ не утихают. Ключевую ставку требуют снизить еще и еще...

Что нас ждет во второй фазе кризиса? Спад. И реструктуризация. В том плане, что предприятия, которые не смогут выбраться из кризиса, либо обанкротятся, либо присоединятся к более сильным. Кто сумеет выбраться? Те, кто найдет дополнительные рынки, решения для увеличения прибыли и сокращения расходов. В конце концов, они начнут расти. И этот процесс уже пошел.

Но пока в весьма неблагоприятных условиях. Западные санкции плюс собственное эмбарго на ввоз продуктов, которые пользовались спросом. Рост цен на этот импорт подтолкнул динамику цен в других секторах, где было только отечественное производство. Все это заставляет ситуацию быть весьма волатильной. Сколько будет длиться эта фаза? Подозреваю, примерно два-три года. Точнее сейчас сказать невозможно.

Третья фаза, которая должна наступить, откроет дорогу к подъему экономики. Успех определит то, будет ли создана основа для роста. А возможность подъема дает положительная динамика частных инвестиций в экономику, то есть у бизнеса должна быть перспектива высокой эффективности вложений, роста производительности.

Мы можем начать подниматься и становиться на ноги только при этих условиях. И не можем это сделать за счет увеличения численности работников, потому что она сокращается. Либо придется намного увеличивать размеры миграции, но настроя в обществе на это нет. Да и представители наших бывших союзных республик, других стран не особенно сейчас рвутся в Россию, учитывая, что страна, которая обладала одним из самых высоких темпов роста в мире, теперь этим похвастаться не может.

Так что мы должны понимать, что новый подъем начнется только тогда, когда у нас будут высокие темпы роста производительности. А для нее нужны довольно серьезные изменения экономических условий. Институциональных условий. Это определенные реформы, которые в значительной степени лежат за пределами экономики, и вообще касаются скорее верховенства права и политической конкуренции, которая способна создавать стимулы к поддержанию высокого уровня авторитета права. Ясно, что такие изменения не всегда в интересах правящих элит. Одни виды элит в них заинтересованы, другие – не заинтересованы. Но никто особенно на эту тему не хочет думать. Обсуждаются, на мой взгляд, наименее эффективные методы решения наших проблем. И тем самым затягивается приход третьей фазы.

Вот такая наша ситуация. Я вам нарисовал мое представление, как будет развиваться экономика, что необходимо ей для подъема. Возможен какой-то принципиально другой успешный вариант? Считаю, нет. Если эта основная линия не будет работать, то, боюсь, небо в алмазах мы еще долго не увидим.

Евгений Ясин, научный руководитель НИУ «Высшая школа экономики», для «Российской газеты»

Вопросы автору
Слушаешь вас, Евгений Григорьевич, получается: и сейчас трудно, и будет еще труднее. А вот эксперты Bloomberg вторую неделю нахваливают нас: и рубль лучше, чем валюты других развивающихся стран, и инвесторы к нам рвутся, чтобы наши акции скупать. И пик инфляции, говорит глава минэкономразвития Алексей Улюкаев, уже пройден. Это что? Временная передышка или все-таки начало конца кризиса?

Евгений Ясин: Да, сейчас появились некоторые позитивные моменты. Люди, которые несут ответственность за осуществление экономической политики, отмечают это. И Bloomberg фиксирует те цифры, которые сегодня появляются.

Означает ли это, что завтра все будет хорошо? Нет. Все – не будет. Я не исключаю, что и дальше мы почувствуем некоторое улучшение. Но пока не произойдет увеличения частных инвестиций, я не смогу сказать, что наступили те устойчивые позитивные изменения, которые означают начало новой волны подъема. И, что не менее важно, как я уже говорил, необходимо, чтобы эти финансовые потоки способствовали повышению производительности труда.

Еще раз повторю: мы сможем добиться успеха только на фронте высокой производительности. Нам необходимо самое современное оборудование, техника. Сейчас все это импортное, но через какое-то время мы должны добавить к нему собственные изобретения. Необходим поворот в сторону высочайшей эффективности, которая растет быстрее, чем в развитых странах. Вот тогда наступит момент, когда мы сможем рапортовать о действительно серьезных успехах.

Тогда получается, амнистия капитала, которую планируют объявить уже этим летом, важное звено в наших будущих успехах. Но вы в нее не очень верите?

Евгений Ясин: Если ничего не изменится, то, по моим прогнозам, вернется процентов тридцать капиталов. Понимаете, нужно думать не о том, вывозят или не вывозят. А стремиться создать максимально свободную обстановку здесь.

И чтобы заработок был гарантирован, и чтобы собственность была защищена. Вы сделайте так, чтобы бизнесу было выгодно принести капиталы в страну. «Я могут зарабатывать только в России, – говорит он, – и умею это делать. Но сохранять мне удобнее там». Эта ситуация довлеет над нашим бизнесом. Хотите разрядить обстановку, которая у нас сложилась после снижения цен на нефть? Тогда надо принять сильные меры, чтобы создать обстановку максимального доверия между бизнесом и государством, обществом и бизнесом.

Я так понимаю, обо всем этом вы будете завтра говорить со своими коллегами на Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества. Санкции ЕС не помешают приехать к нам зарубежным участникам? Например, в программе заявлено выступление известного польского экономиста.

Евгений Ясин: Вы имеете в виду Марэка Домбровски, главного экономиста Центра социально-экономических исследований в Варшаве? Этот человек вошел в историю своей страны и всей мировой экономики.

Марэк работал заместителем Лешека Бальцеровича, когда тот был вице-премьером и министром финансов Польши. Он реально является одним из авторов польских реформ. Очень теплый друг России, друг Высшей школы экономики. А когда дружба вырабатывается в борьбе за реформы, она обладает определенной силой, она противостоит многим испытаниям. Вот такой Марэк Домбровски. Он обязательно приедет на конференцию. У нас будет много и других иностранных гостей довольно высокого ранга.

Мы ждем выступления первого вице-премьера Игоря Шувалова. Ждем вице-премьера Ольгу Голодец, министра образования и науки Дмитрия Ливанова, первого зампреда Центрального банка Алексея Симановского.

Подготовила Татьяна Панина, «Российская газета» – Федеральный выпуск

Поделиться публикацией:
Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

EuroShop-2017: ритейлеры на чемоданах

 До крупнейшей отраслевой выставки осталось меньше месяца

Увидеть небо в алмазахЕвгений Ясин