Баннер ФЗ-54
16.09.2014 01:00:00 16 сентября 2014, 01:00 5246 просмотров

Как сыр в масле

Главный бенефициар российско-европейской напряженности – Белоруссия,– стремительно наращивает экспорт продовольствия в РФ.В Москве опасаются: партнер по Таможенному союзу может стать «окном в Россию» для контрабанды сельхозпродукции из подсанкционных стран. Насколько оправданны опасения и чем готовы нас накормить белорусы.

«Мы специализируемся на мягких и полутвердых сырах без срока созревания: сегодня к нам приходит молоко, а завтра это уже сыр на складе»,– директор Туровского молочного комбината (ТМК) Ольга Луцко проводит для корреспондента «Огонька» экскурсию по своему детищу. Несколько лет назад она переехала сюда из Речицы – города белорусских нефтяников,– чтобы участвовать в строительстве самого современного в стране молокозавода.

Как и белорусское государство, про занятых в прибыльном нефтяном производстве родственников и друзей она не забывает, но концентрируется сейчас на другом сырье: внезапно выяснилось, что для Минска и оно может стать новым – «белым» – золотом.

«Белое золото»

Цикл производства на ТМК полностью закрытый, так что в емкости технически не могут попасть посторонние примеси. Проход в цех – только в халате, бахилах и после дезинфекции. Процесс производства максимально компьютеризирован: технологический персонал составляет меньше половины от общей численности сотрудников; один работник может управляться с тоннами продукции. Качество входящего сырья круглосуточно контролируют 20 сотрудников лаборатории, где молоко проходит бактериологический и радиологический анализ. Что же до вкусовых качеств, то их ежедневно оценивает дегустационная комиссия во главе с директором. Мало того, образцы из каждой партии хранят до истечения срока годности – так в лаборатории отслеживают изменения свойств продукции.

Этому образцовому предприятию молочной отрасли недавно исполнился год. Белорусские инвесторы, белорусский бизнес-план, белорусский брендинг (даже помещения завода выполнены в фирменном стиле) – это мог бы быть столь востребованный в России пример опоры исключительно на свои силы, если бы не полностью итальянское оборудование и итальянские технологи, которых специально приглашали в этот уголок Полесья для обучения персонала.

От рикотты до проволетты – не все в России знают столько названий итальянских сыров, сколько производят в Полесье
От рикотты до проволетты – не все в России знают столько названий итальянских сыров, сколько производят в Полесье
Впрочем, ведущий в Белоруссии производитель моцареллы и рикотты (а также скаморцы и проволетты) не склонен делать главный акцент на «европейскости». «В России белорусская молочка – это бренд. Чтобы выделиться в среде конкурентов, мы решили позиционировать себя как производителя белорусских сыров, хотя и по итальянской технологии»,– объясняет стратегию Ольга Луцко.

При этом здесь не скрывают: комбинат – предприятие экспортоориентированное, а главный и единственный его экспортный рынок – Россия. Перспективы? Если в начале августа доля экспортных поставок ТМК не превышала 40 процентов, то нежданный «подарок» в виде санкций на европейский продимпорт позволил за считанные недели нарастить отгрузку в Россию до 80 процентов – и это при том, что общий объем выпуска продукции тоже вырос.

– Если раньше в крупнейшие российские сети нужно было только на прием записываться за полгода, то через несколько дней после объявления о санкциях их представители уже сами начали нам звонить и просить о прямых поставках,– утверждают здешние маркетологи.

Результат – в начале сентября здешняя продукция была представлена на полках основных ритейлеров в Москве и Санкт-Петербурге, а полесский маскарпоне появился в крупнейшей российской сети кофеен.

Тем не менее внезапное изменение конъюнктуры никак не повлияло на стратегию развития предприятия. Ввод в эксплуатацию происходит постепенно. Сейчас открыта лишь первая очередь завода, которая позволяет перерабатывать 250 тонн молока в сутки, а выход на проектную мощность в 600 тонн должен произойти, как и планировалось, лишь в 2015-м. Всему виной – объективные причины: заводу остро не хватает молока.

– В Белоруссии действует система жесткой географической привязки предприятий к сельскохозяйственному сырью. Например, мы можем приобретать молоко только в хозяйствах Житковичского района Гомельской области, в котором расположены, плюс максимум одно-два хозяйства за его пределами,– говорят на заводе.

Молочное стадо в местных колхозах тоже растет, но и это процесс постепенный; увеличить поголовье быстро технически невозможно.

Сконцентрироваться на сливках

Туровский молочный комбинат – флагман отрасли – набрал такие обороты, что своего молока не хватает
Туровский молочный комбинат – флагман отрасли – набрал такие обороты, что своего молока не хватает
Комбинат в Турове – пример обкатки нового для Белоруссии механизма модернизации целых отраслей экономики. Это первый крупный проект в продовольственном секторе, реализованный Банком развития Республики Белоруссия – структурой, образованной по рекомендации МВФ и заслуживающей особого внимания.

Предыстория такова. В 2011-м на фоне крупного экономического кризиса на нескольких белорусских госбанках мертвым грузом повисли гигантские проблемные кредиты, прежде всего те, что были выданы аграриям. Чтобы улучшить показатели, белорусские власти придумали перевести их в Банк развития. Возглавил его невиданный для белорусской властной вертикали экономист-либерал Сергей Румас. Формально уйдя на понижение с должности вице-премьера, Румас быстро сконцентрировал в своих руках денежные потоки основных программ развития страны – от строительства дорог до сельского хозяйства и производства продуктов питания.

Симбиоз убежденного рыночника и командно-административной экономики работает следующим образом: государство спускает сверху плановые показатели по отраслям, а в Банке развития занимаются экспертизой – отбирают бизнес-планы для реализации в рамках утвержденных госпрограмм. Поддержка частных и госкомпаний со стороны Банка может выражаться как в простом лоббировании интересов, так и в льготном финансировании. Извлечение прибыли официально не является целью, и тем не менее Банк из года в год показывает стабильный доход – даже при том, что 45 процентов в общем портфеле выданных кредитов приходится именно на нестабильный агропромышленный комплекс.

– Банк развития как специальный финансовый институт при кредитовании не преследует цель получения прибыли и предоставляет средства на льготной нерыночной основе,– заявили «Огоньку» в учреждении.– Аграрный сектор для Банка развития определен законодательством в качестве целевого.

Молоко – белое золото. Задача дня – занять свободные ниши на рынке вРоссии
Молоко – белое золото. Задача дня – занять свободные ниши на рынке вРоссии
Теперь о приоритетах. Банк развития помогает поднимать в Белоруссии птицеводство, свиноводство, рыбоводство, картофелеводство и овощеводство. Но основная точка приложения усилий – молочка.

Белорусские власти надеются в 2014 году построить 34 молочно-товарные фермы, и только Банк развития выделяет на эти цели за год 2 трлн белорусских рублей (7,15 млрд российских). Российские санкции увеличили этот бюджет радикально: когда верстался номер, стало известно, что белорусский Совмин решил дополнительно направить на развитие молочной отрасли до конца 2015 года 2,2 трлн белорусских рублей.

Показательно, что совсем недавно белорусская сторона отменила все ограничения на импорт живых животных из стран Евросоюза. Опрошенные «Огоньком» эксперты полагают, что именно с помощью западных буренок Белоруссия рассчитывает быстро нарастить молочное и мясное стадо.

Европейцы вложатся в переработку

С момента объявления Россией санкций, касающихся европейского продимпорта, на переговоры в Белоруссию зачастили высокие гости из ЕС. Прежде всего, министры сельского хозяйства Литвы, Латвии и Польши, заинтересованные в том, чтобы продать вытесненную с российских прилавков продукцию.

И официально, и неофициально белорусские чиновники уклоняются от ответа, звучали ли в ходе подобных встреч предложения о реэкспорте готовой продукции в РФ по серым схемам. Они лишь в один голос заверяют, что в нелегальном поле Белоруссия действовать не станет. Пожалуй, это тот случай, когда закон и прагматизм совпадают: стране значительно выгоднее размещать у себя дополнительные производственные мощности, перерабатывая европейское сырье, чем возить продукты по серым схемам.

Не случайно уже в конце августа (через считанные дни после введения санкций РФ) министр сельского хозяйства и продовольствия Польши Марек Савицкий рассказал о предложении Минска создавать в Белоруссии совместные предприятия для переработки польского сельхозсырья, которое отныне запрещено ввозить в Россию. Группа потенциальных польских инвесторов отправилась в ознакомительный тур в Минск через полторы недели после этого заявления.

Посол Польши в Минске Лешек Шерепка подтвердил «Огоньку» серьезный интерес польских аграриев к белорусской переработке, но констатировал: с работой по наиболее чувствительным для поляков группам продуктов есть проблемы.

– В течение последних трех лет действуют ограничения на поставки в Белоруссию польской говядины из-за коровьего бешенства и болезни «голубых языков» (катаральная лихорадка – инфекционное заболевание, к которому чувствительны овцы и крупный рогатый скот.– «О»). Уже полгода как запрещен ввоз в Белоруссию свинины из-за свиной чумы (африканская чума свиней – вирусное заболевание, из-за которого животных уничтожают в радиусе 20 км от его очага.– «О»),– сказал посол «Огоньку».– Строго говоря, у нас нет африканской чумы на фермах – она фиксируется лишь среди диких кабанов на границе с Белоруссией. Правила международных организаций говорят: когда происходят подобные ситуации, надо выявить регионы страны, где заболевание фиксируется, эти местности надо исключать из импорта, но мясо из прочих регионов можно спокойно употреблять. Так, кстати, делает Россия в отношении Белоруссии – и мы пытаемся убедить белорусскую сторону применять ту же модель к нам. Но пока особых подвижек я здесь не вижу.

Качество продукции – под круглосуточным контролем собственной лаборатории
Качество продукции – под круглосуточным контролем собственной лаборатории
Шерепка подчеркивает, что польская свинина значительно дешевле белорусской. До весны некоторые мясокомбинаты Западной Белоруссии работали на польском сырье. Но после запрета они были вынуждены переориентироваться на канадскую свинину, которая едва ли не в два раза дороже, не считая затрат на доставку.

Однако самые значительные потери от российских санкций несут не животноводы, а польские производители овощей и фруктов. Белорусы предлагают полякам открывать заводы по производству консервов, джемов и желе. Но столько сладкого российский рынок вряд ли переварит: ему нужны свежие сливы и яблоки. Небольшой белорусский рынок полякам громадного российского не заменит, да и доля польских яблок на нем 70 процентов от импорта – наращивать некуда.

Шерепка говорит, что приходу в белорусский аграрный сектор крупного польского бизнеса пока мешают административные барьеры командной системы. Впрочем, посол уверен, что белорусская сторона найдет индивидуальный подход к каждому конкретному проекту. Во-первых, Минску такое сотрудничество очень выгодно, во-вторых, этому будет способствовать серьезное потепление отношений между Минском и Варшавой, наметившееся на фоне украинского кризиса.

– Сейчас политическая обстановка улучшилась,– подводит черту дипломат.– Плюс российский рынок закрыт. Уверен, в этих условиях польские предприятия будут охотнее заходить в Белоруссию, так как политические риски немного спали, а потенциальная прибыль выросла.

Белорусы продадут дороже

В белорусском Минсельхозпроде вовсю кипит работа. С момента введения ограничений для западных производителей продовольствия на российском рынке едва прошел месяц, а всем областям Белоруссии в неизменных традициях плановой экономики уже доведены новые показатели по производству продуктов.

В ведомстве посчитали: по итогам августа – декабря Белоруссия может поставить в РФ на 40 процентов больше молочных продуктов, на 50 процентов больше мясных полуфабрикатов и масла и аж на 70 процентов больше сыров, чем за тот же период прошлого года.

Другой вопрос – за счет чего добиться такого внушительного роста? Начальник управления внешнеэкономической деятельности Алексей Богданов уверяет, что не за счет внутреннего рынка и – в ходе беседы он повторяет это несколько раз – не за счет реэкспорта продукции из сопредельных стран.

– По каждой продуктовой группе у нас есть баланс производства, потребления и экспорта, которые мы согласовываем с Министерством сельского хозяйства России,– объясняет он «Огоньку».– Так что в обход Москвы ничего поставлять не будем.

Складывается ощущение, что в Белоруссии российские санкции против импорта продовольствия из ЕС и США, вероятно, предвидели еще во время весенней посевной. Как иначе объяснить, что при сохранении текущего спроса внутри страны Минск готов до конца года поставить в Россию свыше 200 тысяч тонн овощей и аж за миллион (!) тонн картофеля. Впрочем, некоторые аналитики предлагают и иное объяснение: в новых условиях Белоруссия, говорят они, будет стремиться поставлять в Россию почти всю сельхозпродукцию, произведенную у себя. А сама будет потреблять польскую и голландскую.В Минсельхозпроде оценок возможного увеличения импорта продовольствия Белоруссией не приводят.

Российский ритейл, свидетельствует господин Богданов, готов покупать вБелоруссии по принципу «чем больше, тем лучше». В конце сентября министерство организовало в Минске круглый стол, на котором присутствовали представители восьми федеральных торговых сетей и директора 50 белорусских перерабатывающих предприятий. Степень интереса российских сетей видна из беспрецедентных уступок: по ряду позиций они готовы работать с белорусскими предприятиями напрямую и по предоплате, утверждает руководитель отдела ВЭД.

– В большинстве своем мы и так в 90 процентах случаев поставляли свою продукцию в Россию по предоплате, однако делали это через посредников, которые брали свой процент,– говорит он.– Основным сдерживающим фактором для работы напрямую было то, что сети работают с задержкой платежа в 45-60 дней. Сейчас ритейлеры готовы снять это ограничение. Так что теперь та дельта, которую раньше зарабатывал посредник, останется в Белоруссии.

Командный рынок

Однако увеличение объемов и большая наценка – не единственное, на чем в Белоруссии планируют заработать в эпоху санкций. Сам ассортимент товаров, которые поставляются в Россию, претерпит изменения. Алексей Богданов утверждает, что белорусские власти как разработчик экспортных планов просто ориентируются на наиболее острые потребности соседнего рынка, где, к примеру, резко исчезли дорогие европейские сыры.

– Белоруссия традиционно занимает лидирующие позиции на российском рынке в сырном сегменте. Но мы поставляли больше молодых сыров – это «Голландский», «Российский», «Костромской». Теперь постараемся ориентировать наши предприятия на дополнительное производство выдержанных сыров, сыров с плесенью и «Маасдама», чтобы заместить ту продукцию, которая шла из Евросоюза.

По его словам, такая переориентация больших вложений не требует, ведь технология производства меняется незначительно: «Помещения у нас есть. А чтобы производить более качественный сыр, нужны лишь камеры созревания с особым температурно-влагостным режимом. Соответствующее оборудование уже закупается».

Все эти меры производители могут принять быстро. Что касается более долгосрочной перспективы, здесь белорусский агропром пока осторожничает.

– Мы работаем в рамках программы развития АПК; постараемся привлечь некоторые дополнительные инвестиции, чтобы обеспечить продовольственную безопасности Таможенного союза. Но наращивать объемы производства и инвестиций в разы никто не будет,– говорит господин Богданов.– Мы понимаем, что рано или поздно Россия со своими европейскими коллегами помирится и санкции будут отменены. Когда это произойдет, никто не может сказать. Наша задача – после нового открытия российского рынка не потерять тот задел, который мы получили в результате продуктового эмбарго, закрепить лояльность российского потребителя к нашему товару.

В конце августа – начале сентября на белорусские предприятия поступили первые партии латвийского и польского концентрированного молока, из него здесь делают сыр и творог. Такое сырье дороже дефицитного белорусского, поэтому предприятия на нем работают, по выражению Алексея Богданова, без особой прибыли: «Мы сегодня наши предприятия ориентируем: пускай мы работаем на ноль или с небольшой рентабельностью – с целью увеличения объемов производства и закрепления на российском рынке надо загружать все свободные мощности». На вопрос о том, что случится с отпускными ценами белорусских предприятий на такую продукцию после закрепления на полках российских супермаркетов, Алексей Богданов говорит, что «заработать на беде» Минск своей целью не ставит, а цены «рынок отрегулирует».

Николай Анищенко, Туров – Минск, Журнал «Огонёк»

Месяц с продовольственным эмбарго. Детали

«Огонек» подвел первые итоги запрета на ввоз ряда продовольственных товаров из Евросоюза, США, Австралии и Норвегии

По данным Федеральной таможенной службы, импорт продовольствия в Россию в августе 2014 года по сравнению с августом прошлого года сократился на 7,5 процента – до 2,46 млрд долларов. Сильнее всего снизился ввоз молочных продуктов (на 57 процентов), свинины (почти на 45 процентов) и овощей (на 44 процента). Рост импорта показала говядина, которой в августе было ввезено на 47 процентов больше, чем за аналогичный период 2013 года.

Итогом августа стало подорожание практически всех видов мясо- и рыбопродуктов. Больше всего выросли цены на куриные окорочка – почти на 5 процентов, на кур охлажденных и мороженых – на 4,5 процента. Рыба живая и охлажденная подорожала на 3 процента, мороженая лососевых пород – на 2,4 процента, филе рыбное – на 1,4 процента. На 2,5 процента дороже стали национальные сыры и брынза, более чем на 2 процента – орехи. Наибольший рост цен показали цитрусовые. Стоимость лимонов поднялась на 22,5 процента, апельсины подорожали более чем на 7 процентов. Картофель при этом подешевел на 32 процента, помидоры – на 27 процентов, морковь, свекла и лук репчатый – на 20,5-23 процента.

В течение месяца Россельхознадзор провел переговоры с представителями свыше 20 стран об открытии или о расширении импорта в страну мяса, молока, овощей, фруктов, рыбы и морепродуктов. С Белоруссией Россия договорилась о дополнительных поставках мясной, молочной и овощной продукции. До конца 2014 года будет поставлено 70 тысяч тонн сыров, также республика готова поставить более 1 млн тонн картофеля, более 200 тысяч тонн овощей. В 2015 году экспорт в Россию белорусской молочной продукции вырастет на 29 процентов, мяса – на 14 процентов.

Росрыболовство заявило, что Фареры готовы увеличить экспорт рыбы и рыбной продукции в 1,5-2 раза. Россельхознадзор расширил список поставщиков из Чили, в него включены 14 предприятий – производителей рыбы и морепродуктов. С Турцией согласованы поставки продукции животного происхождения, к ввозу молочной продукции допущены три турецких предприятия. Также ведомство договорилось с Китаем о дополнительных поставках из двух свиноводческих предприятий.

С рядом стран обсуждены возможности увеличения поставок: из Сербии – плодоовощной, молочной и мясной продукции, из Гватемалы – мясной продукции, овощей и морепродуктов, из Израиля – фруктов и овощей, из Кении – фруктов, овощей, кофе и цветов, из Приднестровья – мяса и молочной продукции.

Информационный центр «Коммерсанта» для журнала «Огонёк»



Поделиться публикацией:
Прогнозирует Антон Титов, директор группы компаний...
59
От особенностей поведения до особенностей потребле...
1406
Виктория Харламова, руководитель направления китай...
893
Артем Тараев, генеральный директор «К-раута»
1903
Применение 54-ФЗ на примере сети из 48 магазинов
686
Количество наименований в чеке увеличилось на 20%,...
673

«Мы специализируемся на мягких и полутвердых сырах без срока созревания: сегодня к нам приходит молоко, а завтра это уже сыр на складе»,– директор Туровского молочного комбината (ТМК) Ольга Луцко проводит для корреспондента «Огонька» экскурсию по своему детищу. Несколько лет назад она переехала сюда из Речицы – города белорусских нефтяников,– чтобы участвовать в строительстве самого современного в стране молокозавода.

Как и белорусское государство, про занятых в прибыльном нефтяном производстве родственников и друзей она не забывает, но концентрируется сейчас на другом сырье: внезапно выяснилось, что для Минска и оно может стать новым – «белым» – золотом.

«Белое золото»

Цикл производства на ТМК полностью закрытый, так что в емкости технически не могут попасть посторонние примеси. Проход в цех – только в халате, бахилах и после дезинфекции. Процесс производства максимально компьютеризирован: технологический персонал составляет меньше половины от общей численности сотрудников; один работник может управляться с тоннами продукции. Качество входящего сырья круглосуточно контролируют 20 сотрудников лаборатории, где молоко проходит бактериологический и радиологический анализ. Что же до вкусовых качеств, то их ежедневно оценивает дегустационная комиссия во главе с директором. Мало того, образцы из каждой партии хранят до истечения срока годности – так в лаборатории отслеживают изменения свойств продукции.

Этому образцовому предприятию молочной отрасли недавно исполнился год. Белорусские инвесторы, белорусский бизнес-план, белорусский брендинг (даже помещения завода выполнены в фирменном стиле) – это мог бы быть столь востребованный в России пример опоры исключительно на свои силы, если бы не полностью итальянское оборудование и итальянские технологи, которых специально приглашали в этот уголок Полесья для обучения персонала.

От рикотты до проволетты – не все в России знают столько названий итальянских сыров, сколько производят в Полесье
От рикотты до проволетты – не все в России знают столько названий итальянских сыров, сколько производят в Полесье
Впрочем, ведущий в Белоруссии производитель моцареллы и рикотты (а также скаморцы и проволетты) не склонен делать главный акцент на «европейскости». «В России белорусская молочка – это бренд. Чтобы выделиться в среде конкурентов, мы решили позиционировать себя как производителя белорусских сыров, хотя и по итальянской технологии»,– объясняет стратегию Ольга Луцко.

При этом здесь не скрывают: комбинат – предприятие экспортоориентированное, а главный и единственный его экспортный рынок – Россия. Перспективы? Если в начале августа доля экспортных поставок ТМК не превышала 40 процентов, то нежданный «подарок» в виде санкций на европейский продимпорт позволил за считанные недели нарастить отгрузку в Россию до 80 процентов – и это при том, что общий объем выпуска продукции тоже вырос.

– Если раньше в крупнейшие российские сети нужно было только на прием записываться за полгода, то через несколько дней после объявления о санкциях их представители уже сами начали нам звонить и просить о прямых поставках,– утверждают здешние маркетологи.

Результат – в начале сентября здешняя продукция была представлена на полках основных ритейлеров в Москве и Санкт-Петербурге, а полесский маскарпоне появился в крупнейшей российской сети кофеен.

Тем не менее внезапное изменение конъюнктуры никак не повлияло на стратегию развития предприятия. Ввод в эксплуатацию происходит постепенно. Сейчас открыта лишь первая очередь завода, которая позволяет перерабатывать 250 тонн молока в сутки, а выход на проектную мощность в 600 тонн должен произойти, как и планировалось, лишь в 2015-м. Всему виной – объективные причины: заводу остро не хватает молока.

– В Белоруссии действует система жесткой географической привязки предприятий к сельскохозяйственному сырью. Например, мы можем приобретать молоко только в хозяйствах Житковичского района Гомельской области, в котором расположены, плюс максимум одно-два хозяйства за его пределами,– говорят на заводе.

Молочное стадо в местных колхозах тоже растет, но и это процесс постепенный; увеличить поголовье быстро технически невозможно.

Сконцентрироваться на сливках

Туровский молочный комбинат – флагман отрасли – набрал такие обороты, что своего молока не хватает
Туровский молочный комбинат – флагман отрасли – набрал такие обороты, что своего молока не хватает
Комбинат в Турове – пример обкатки нового для Белоруссии механизма модернизации целых отраслей экономики. Это первый крупный проект в продовольственном секторе, реализованный Банком развития Республики Белоруссия – структурой, образованной по рекомендации МВФ и заслуживающей особого внимания.

Предыстория такова. В 2011-м на фоне крупного экономического кризиса на нескольких белорусских госбанках мертвым грузом повисли гигантские проблемные кредиты, прежде всего те, что были выданы аграриям. Чтобы улучшить показатели, белорусские власти придумали перевести их в Банк развития. Возглавил его невиданный для белорусской властной вертикали экономист-либерал Сергей Румас. Формально уйдя на понижение с должности вице-премьера, Румас быстро сконцентрировал в своих руках денежные потоки основных программ развития страны – от строительства дорог до сельского хозяйства и производства продуктов питания.

Симбиоз убежденного рыночника и командно-административной экономики работает следующим образом: государство спускает сверху плановые показатели по отраслям, а в Банке развития занимаются экспертизой – отбирают бизнес-планы для реализации в рамках утвержденных госпрограмм. Поддержка частных и госкомпаний со стороны Банка может выражаться как в простом лоббировании интересов, так и в льготном финансировании. Извлечение прибыли официально не является целью, и тем не менее Банк из года в год показывает стабильный доход – даже при том, что 45 процентов в общем портфеле выданных кредитов приходится именно на нестабильный агропромышленный комплекс.

– Банк развития как специальный финансовый институт при кредитовании не преследует цель получения прибыли и предоставляет средства на льготной нерыночной основе,– заявили «Огоньку» в учреждении.– Аграрный сектор для Банка развития определен законодательством в качестве целевого.

Молоко – белое золото. Задача дня – занять свободные ниши на рынке вРоссии
Молоко – белое золото. Задача дня – занять свободные ниши на рынке вРоссии
Теперь о приоритетах. Банк развития помогает поднимать в Белоруссии птицеводство, свиноводство, рыбоводство, картофелеводство и овощеводство. Но основная точка приложения усилий – молочка.

Белорусские власти надеются в 2014 году построить 34 молочно-товарные фермы, и только Банк развития выделяет на эти цели за год 2 трлн белорусских рублей (7,15 млрд российских). Российские санкции увеличили этот бюджет радикально: когда верстался номер, стало известно, что белорусский Совмин решил дополнительно направить на развитие молочной отрасли до конца 2015 года 2,2 трлн белорусских рублей.

Показательно, что совсем недавно белорусская сторона отменила все ограничения на импорт живых животных из стран Евросоюза. Опрошенные «Огоньком» эксперты полагают, что именно с помощью западных буренок Белоруссия рассчитывает быстро нарастить молочное и мясное стадо.

Европейцы вложатся в переработку

С момента объявления Россией санкций, касающихся европейского продимпорта, на переговоры в Белоруссию зачастили высокие гости из ЕС. Прежде всего, министры сельского хозяйства Литвы, Латвии и Польши, заинтересованные в том, чтобы продать вытесненную с российских прилавков продукцию.

И официально, и неофициально белорусские чиновники уклоняются от ответа, звучали ли в ходе подобных встреч предложения о реэкспорте готовой продукции в РФ по серым схемам. Они лишь в один голос заверяют, что в нелегальном поле Белоруссия действовать не станет. Пожалуй, это тот случай, когда закон и прагматизм совпадают: стране значительно выгоднее размещать у себя дополнительные производственные мощности, перерабатывая европейское сырье, чем возить продукты по серым схемам.

Не случайно уже в конце августа (через считанные дни после введения санкций РФ) министр сельского хозяйства и продовольствия Польши Марек Савицкий рассказал о предложении Минска создавать в Белоруссии совместные предприятия для переработки польского сельхозсырья, которое отныне запрещено ввозить в Россию. Группа потенциальных польских инвесторов отправилась в ознакомительный тур в Минск через полторы недели после этого заявления.

Посол Польши в Минске Лешек Шерепка подтвердил «Огоньку» серьезный интерес польских аграриев к белорусской переработке, но констатировал: с работой по наиболее чувствительным для поляков группам продуктов есть проблемы.

– В течение последних трех лет действуют ограничения на поставки в Белоруссию польской говядины из-за коровьего бешенства и болезни «голубых языков» (катаральная лихорадка – инфекционное заболевание, к которому чувствительны овцы и крупный рогатый скот.– «О»). Уже полгода как запрещен ввоз в Белоруссию свинины из-за свиной чумы (африканская чума свиней – вирусное заболевание, из-за которого животных уничтожают в радиусе 20 км от его очага.– «О»),– сказал посол «Огоньку».– Строго говоря, у нас нет африканской чумы на фермах – она фиксируется лишь среди диких кабанов на границе с Белоруссией. Правила международных организаций говорят: когда происходят подобные ситуации, надо выявить регионы страны, где заболевание фиксируется, эти местности надо исключать из импорта, но мясо из прочих регионов можно спокойно употреблять. Так, кстати, делает Россия в отношении Белоруссии – и мы пытаемся убедить белорусскую сторону применять ту же модель к нам. Но пока особых подвижек я здесь не вижу.

Качество продукции – под круглосуточным контролем собственной лаборатории
Качество продукции – под круглосуточным контролем собственной лаборатории
Шерепка подчеркивает, что польская свинина значительно дешевле белорусской. До весны некоторые мясокомбинаты Западной Белоруссии работали на польском сырье. Но после запрета они были вынуждены переориентироваться на канадскую свинину, которая едва ли не в два раза дороже, не считая затрат на доставку.

Однако самые значительные потери от российских санкций несут не животноводы, а польские производители овощей и фруктов. Белорусы предлагают полякам открывать заводы по производству консервов, джемов и желе. Но столько сладкого российский рынок вряд ли переварит: ему нужны свежие сливы и яблоки. Небольшой белорусский рынок полякам громадного российского не заменит, да и доля польских яблок на нем 70 процентов от импорта – наращивать некуда.

Шерепка говорит, что приходу в белорусский аграрный сектор крупного польского бизнеса пока мешают административные барьеры командной системы. Впрочем, посол уверен, что белорусская сторона найдет индивидуальный подход к каждому конкретному проекту. Во-первых, Минску такое сотрудничество очень выгодно, во-вторых, этому будет способствовать серьезное потепление отношений между Минском и Варшавой, наметившееся на фоне украинского кризиса.

– Сейчас политическая обстановка улучшилась,– подводит черту дипломат.– Плюс российский рынок закрыт. Уверен, в этих условиях польские предприятия будут охотнее заходить в Белоруссию, так как политические риски немного спали, а потенциальная прибыль выросла.

Белорусы продадут дороже

В белорусском Минсельхозпроде вовсю кипит работа. С момента введения ограничений для западных производителей продовольствия на российском рынке едва прошел месяц, а всем областям Белоруссии в неизменных традициях плановой экономики уже доведены новые показатели по производству продуктов.

В ведомстве посчитали: по итогам августа – декабря Белоруссия может поставить в РФ на 40 процентов больше молочных продуктов, на 50 процентов больше мясных полуфабрикатов и масла и аж на 70 процентов больше сыров, чем за тот же период прошлого года.

Другой вопрос – за счет чего добиться такого внушительного роста? Начальник управления внешнеэкономической деятельности Алексей Богданов уверяет, что не за счет внутреннего рынка и – в ходе беседы он повторяет это несколько раз – не за счет реэкспорта продукции из сопредельных стран.

– По каждой продуктовой группе у нас есть баланс производства, потребления и экспорта, которые мы согласовываем с Министерством сельского хозяйства России,– объясняет он «Огоньку».– Так что в обход Москвы ничего поставлять не будем.

Складывается ощущение, что в Белоруссии российские санкции против импорта продовольствия из ЕС и США, вероятно, предвидели еще во время весенней посевной. Как иначе объяснить, что при сохранении текущего спроса внутри страны Минск готов до конца года поставить в Россию свыше 200 тысяч тонн овощей и аж за миллион (!) тонн картофеля. Впрочем, некоторые аналитики предлагают и иное объяснение: в новых условиях Белоруссия, говорят они, будет стремиться поставлять в Россию почти всю сельхозпродукцию, произведенную у себя. А сама будет потреблять польскую и голландскую.В Минсельхозпроде оценок возможного увеличения импорта продовольствия Белоруссией не приводят.

Российский ритейл, свидетельствует господин Богданов, готов покупать вБелоруссии по принципу «чем больше, тем лучше». В конце сентября министерство организовало в Минске круглый стол, на котором присутствовали представители восьми федеральных торговых сетей и директора 50 белорусских перерабатывающих предприятий. Степень интереса российских сетей видна из беспрецедентных уступок: по ряду позиций они готовы работать с белорусскими предприятиями напрямую и по предоплате, утверждает руководитель отдела ВЭД.

– В большинстве своем мы и так в 90 процентах случаев поставляли свою продукцию в Россию по предоплате, однако делали это через посредников, которые брали свой процент,– говорит он.– Основным сдерживающим фактором для работы напрямую было то, что сети работают с задержкой платежа в 45-60 дней. Сейчас ритейлеры готовы снять это ограничение. Так что теперь та дельта, которую раньше зарабатывал посредник, останется в Белоруссии.

Командный рынок

Однако увеличение объемов и большая наценка – не единственное, на чем в Белоруссии планируют заработать в эпоху санкций. Сам ассортимент товаров, которые поставляются в Россию, претерпит изменения. Алексей Богданов утверждает, что белорусские власти как разработчик экспортных планов просто ориентируются на наиболее острые потребности соседнего рынка, где, к примеру, резко исчезли дорогие европейские сыры.

– Белоруссия традиционно занимает лидирующие позиции на российском рынке в сырном сегменте. Но мы поставляли больше молодых сыров – это «Голландский», «Российский», «Костромской». Теперь постараемся ориентировать наши предприятия на дополнительное производство выдержанных сыров, сыров с плесенью и «Маасдама», чтобы заместить ту продукцию, которая шла из Евросоюза.

По его словам, такая переориентация больших вложений не требует, ведь технология производства меняется незначительно: «Помещения у нас есть. А чтобы производить более качественный сыр, нужны лишь камеры созревания с особым температурно-влагостным режимом. Соответствующее оборудование уже закупается».

Все эти меры производители могут принять быстро. Что касается более долгосрочной перспективы, здесь белорусский агропром пока осторожничает.

– Мы работаем в рамках программы развития АПК; постараемся привлечь некоторые дополнительные инвестиции, чтобы обеспечить продовольственную безопасности Таможенного союза. Но наращивать объемы производства и инвестиций в разы никто не будет,– говорит господин Богданов.– Мы понимаем, что рано или поздно Россия со своими европейскими коллегами помирится и санкции будут отменены. Когда это произойдет, никто не может сказать. Наша задача – после нового открытия российского рынка не потерять тот задел, который мы получили в результате продуктового эмбарго, закрепить лояльность российского потребителя к нашему товару.

В конце августа – начале сентября на белорусские предприятия поступили первые партии латвийского и польского концентрированного молока, из него здесь делают сыр и творог. Такое сырье дороже дефицитного белорусского, поэтому предприятия на нем работают, по выражению Алексея Богданова, без особой прибыли: «Мы сегодня наши предприятия ориентируем: пускай мы работаем на ноль или с небольшой рентабельностью – с целью увеличения объемов производства и закрепления на российском рынке надо загружать все свободные мощности». На вопрос о том, что случится с отпускными ценами белорусских предприятий на такую продукцию после закрепления на полках российских супермаркетов, Алексей Богданов говорит, что «заработать на беде» Минск своей целью не ставит, а цены «рынок отрегулирует».

Николай Анищенко, Туров – Минск, Журнал «Огонёк»

Месяц с продовольственным эмбарго. Детали

«Огонек» подвел первые итоги запрета на ввоз ряда продовольственных товаров из Евросоюза, США, Австралии и Норвегии

По данным Федеральной таможенной службы, импорт продовольствия в Россию в августе 2014 года по сравнению с августом прошлого года сократился на 7,5 процента – до 2,46 млрд долларов. Сильнее всего снизился ввоз молочных продуктов (на 57 процентов), свинины (почти на 45 процентов) и овощей (на 44 процента). Рост импорта показала говядина, которой в августе было ввезено на 47 процентов больше, чем за аналогичный период 2013 года.

Итогом августа стало подорожание практически всех видов мясо- и рыбопродуктов. Больше всего выросли цены на куриные окорочка – почти на 5 процентов, на кур охлажденных и мороженых – на 4,5 процента. Рыба живая и охлажденная подорожала на 3 процента, мороженая лососевых пород – на 2,4 процента, филе рыбное – на 1,4 процента. На 2,5 процента дороже стали национальные сыры и брынза, более чем на 2 процента – орехи. Наибольший рост цен показали цитрусовые. Стоимость лимонов поднялась на 22,5 процента, апельсины подорожали более чем на 7 процентов. Картофель при этом подешевел на 32 процента, помидоры – на 27 процентов, морковь, свекла и лук репчатый – на 20,5-23 процента.

В течение месяца Россельхознадзор провел переговоры с представителями свыше 20 стран об открытии или о расширении импорта в страну мяса, молока, овощей, фруктов, рыбы и морепродуктов. С Белоруссией Россия договорилась о дополнительных поставках мясной, молочной и овощной продукции. До конца 2014 года будет поставлено 70 тысяч тонн сыров, также республика готова поставить более 1 млн тонн картофеля, более 200 тысяч тонн овощей. В 2015 году экспорт в Россию белорусской молочной продукции вырастет на 29 процентов, мяса – на 14 процентов.

Росрыболовство заявило, что Фареры готовы увеличить экспорт рыбы и рыбной продукции в 1,5-2 раза. Россельхознадзор расширил список поставщиков из Чили, в него включены 14 предприятий – производителей рыбы и морепродуктов. С Турцией согласованы поставки продукции животного происхождения, к ввозу молочной продукции допущены три турецких предприятия. Также ведомство договорилось с Китаем о дополнительных поставках из двух свиноводческих предприятий.

С рядом стран обсуждены возможности увеличения поставок: из Сербии – плодоовощной, молочной и мясной продукции, из Гватемалы – мясной продукции, овощей и морепродуктов, из Израиля – фруктов и овощей, из Кении – фруктов, овощей, кофе и цветов, из Приднестровья – мяса и молочной продукции.

Информационный центр «Коммерсанта» для журнала «Огонёк»



Как сыр в маслеБелоруссия, эмбарго, продовольствие, поставщик, развитие
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Как сыр в масле
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME http://www.retail.ru
http://www.retail.ru/articles/82903/2017-05-29