15 апреля 2014, 23:05 4764 просмотра

Мир на трех пузырях

Америка растет, Европа больше не падает, Китай задумался о «жесткой посадке», но пока растет. Впрочем, благополучие может оказаться неустойчивым – слишком многое в сегодняшней экономической ситуации выглядит иррациональным.

Звездно-полосатый реванш

Американская экономика выздоравливает. По апрельским прогнозам МВФ, рост ВВП США в 2014-м ожидается на уровне 2,8%. Это выше, чем в 2013-м (1,9%). Безработица практически достигла предкризисного уровня – 6,7% в марте 2014-го (против 7,5% годом ранее, на пике – в октябре 2009-го – 10%). Постепенно снижается дефицит торгового баланса: в 2013 году он был самым низким с кризисного 2009-го, когда резко обвалился импорт. Выручает в основном нефтяной компонент дефицита – за январь-февраль 2014-го он сократился до $39 млрд с $45 млрд годом ранее. Немудрено: добыча нефти выросла с 5 млн баррелей в день (мбд) в середине 2000-х до более чем 8 мбд сейчас (последний раз такой уровень был в конце 1980-х). Импорт нефти упал с 12 мбд в середине 2000-х до сегодняшних 5 мбд. США становятся энергетической супердержавой.

На этом оптимистичном фоне ФРС, возглавляемая недавно назначенной Джанет Йеллен, сворачивает сверхмягкую монетарную политику количественного ослабления (QE). Покупки активов с рынка уже сократились до $55 млрд в месяц (начальный уровень $85 млрд) и будут сокращаться впредь. И все же ФРС явно боится спугнуть рост – она отказалась от целевого уровня безработицы (6,5%), ранее бывшего критерием старта роста ставок, и вовсе убрала ориентир по инфляции (ранее ФРС указывалана то, что ставки останутся низкими, пока прогнозы по инфляции на год-два будут оставаться ниже 2,5%). Вместо всего этого для принятия решений по ставкам ФРС будет использовать широкий спектр показателей. В общем, монетарные власти развязали себе руки и убрали жесткие целевые ориентиры.

Это вызывает беспокойство. Джордж Сорос уже играет на понижение американского индекса S&P500 (достигшего исторического максимума в начале апреля), считая котировки акций завышенными. Другие гуру рынка, например Джон Хассман (глава Hussman Investment Trust) и Сет Кларман (глава Baupost Group), тоже считают, что благодаря сверхмягкой политике ФРС на рынках образовался пузырь. Особенно он очевиден среди интернет-компаний и в биотехнологическом секторе. Кое-что действительно настораживает. Так, количество IPO в первом квартале 2014-го стало рекордным – разместились 64 компании, привлекшие с рынка более $10,6 млрд. Предыдущий рекорд был в 2000-м, во время пика пузырявысокотехнологичных компаний (dotcom-bubble 1998-2000), тогда количество IPO за год составило 128. При этом 19 высокотехнологичных компаний из 28, прошедших через IPO в 2013 году, убыточны. Все это сильно смахивает на dotcom-bubble 2. 0.

Все хорошо, прекрасная Европа!

Американский оптимизм заразил и Европу. 2013-й стал годом успокоения еврокризиса. В первом квартале 2014-го эта тенденция получила развитие. Среднее значение индекса деловой активности в промышленности еврозоны PMI, основанного на опросе менеджеров по закупкам, в первом квартале 2014-го составило 53,4 (значение выше 50 говорит о росте деловой активности, ниже 50 – о падении). Это лучший показатель со второго квартала 2011 года, кануна острой фазы еврокризиса. Даже отстающие подтягиваются: например, во Франции индекс PMI Composite в марте вырос до 51,8 (максимум за 31 месяц). Экономика периферийных стран еврозоны тоже восстанавливается. Согласно прогнозам Еврокомиссии, в 2014-м ВВП снизится только на Кипре и в Словении, в целом МВФ прогнозирует рост ВВП еврозоны на 1%. Даже ВВП Греции в 2013 году упал всего на 3,7%, а в 2014-м ожидается рост на 0,6%.

Гособлигации периферии, из которых инвесторы бежали в 2011-2012 годах, теперь раскупаются как горячие пирожки. Так, доходность пятилетних гособлигаций Испании в начале апреля упала – впервые с 2007-го – ниже доходности пятилетних казначейских обязательств США. Даже греческие гособлигации стали низкодоходным активом. Доходность «десятилеток» упала ниже 6% (минимум с 2009-го), хотя, конечно, язык не поворачивается назвать этот актив «надежным».

Странное поведение европейских бумаг объясняется не только возросшим аппетитом инвесторов к риску и убежденностью, что за все южные эксцессы заплатят северяне. Еще одна причина – риск дефляции. Инфляция в марте в еврозоне упала до 0,5% – ниже было только в ноябре 2009-го. Это значительно ниже целевого уровня ЕЦБ – 2%.

Угроза дефляции может заставить ЕЦБ перехватить эстафетную палочку у ФРС и пойти на смягчение монетарной политики. Ведь в условиях дефляции у отягощенных долгами европейских государств, домохозяйств и бизнеса нет возможностей для роста.

Тем более что фундаментальные причины, породившие еврокризис, никуда не исчезли. ЕЦБ просто пообещал залить их деньгами, и рынок этим обещаниям поверил. И пока верит. Но дефициты, долги и безработица не пропали. Так, безработица в еврозоне в феврале – 11,9%, что практически неотличимо от пикового кризисного уровня конца 2012-го (12%). Безработица в Испании, Греции и Португалии остается чрезвычайно высокой – 25,6%, 27,5% и 15,3% соответственно. Госдолг, по данным за третий квартал 2013-го, тоже вырос. У Испании он составил 93,4% ВВП (против 79,1% годом ранее), у Греции 171,8% ВВП (против 151,8%), у Португалии 128,7% ВВП (против 120,5%) и у Италии 132,9% ВВП (против 127%). Дефицит бюджета в Испании в 2014 году ожидается на уровне 5,8% ВВП, в Италии – 3%, в Греции – 2,3%. Пока все эти цифры находятся напериферии внимания инвесторов, но рынок часто подвержен резким сменам настроения.

Китайские «шанхаи»

Фото: AFP
Фото: AFP
В китайской экономике за последние годы накопилась масса дисбалансов; высочайший рост, который показывал Китай за последние 20 лет, неустойчив. Основной риск, как уже не раз писали «Деньги»,– резкое замедление, «жесткая посадка», губительная для всей мировой экономики.

Макростатистика, поступающая из Китая, не радует. Так, публикуемый HSBC индекс PMI Manufacturing (хорошо коррелирующий с темпами роста ВВП) демонстрирует резкое снижение деловой активности – до 48,0 в марте (восьмимесячный минимум). Цель правительства по росту ВВП в 2014 году на уровне 7,5% вряд ли будет достигнута. Данные за первый квартал 2014-го пока не обнародованы, однако экономисты, опрошенные CNNMoney, склоняются к тому, что рост не превысит 7,3%. Впрочем, к китайской статистике экономисты относятся со скепсисом. Сам нынешний премьер КНР Ли Кэцян, если верить Wikileaks, называл в свое время цифры ВВП рукотворными и недостоверными.

Любые цифры ВВП из Китая следует подвергать проверке. А проверка выявляет проблемы. Так, потребление электричества промышленностью за первые два месяца 2014-го выросло всего на 4,2% к соответствующему периоду прошлого года. Потребление топлива и вовсе снизилось – нефтина 1,8%, дизтоплива на 2,9%, авиатоплива – на 8%. Темпы роста инвестиций в январе-феврале упали до 17,9% (минимум с декабря 2002-го), промышленного производства – до 8,6% (9,7% в декабре), розничной торговли – до девятилетнего минимума в 11,8% (13,6% в декабре).

Все это происходит на фоне резкого охлаждения рынка недвижимости. Обвала цен пока нет, но с ликвидностью уже возникают сложности. Так, объем продаж на первичном и вторичном рынке недвижимости Пекина упал в марте до 7252 сделок, что на 75% ниже объема сделок в марте 2013-го. Многие девелоперы – в Пекине и не только – предлагают скидки в 15-20%. В отрасли огромное перепроизводство: по данным Nomura, на городского жителя в Китае уже приходится 37 кв. м площади против 35 в Японии, 33 – в Великобритании и 22 – в России. При этом 75,6% всего жилого фонда построено совсем недавно, позднее 2000 года. Цены же на жилье в китайских городах одни из самых недоступных в мире (по данным numbeo. com).

А ведь жилищное строительство было в последнее время серьезным драйвером роста экономики. Это 26% всех инвестиций в 2013 году. Кроме того, жилищное строительство тесно связано с другими секторами промышленности, например сталелитейной, цементной, химической, транспортной и др. Общая оценка доли с учетом смежных отраслей, по расчетам Nomura, выше – 33% от инвестиций или 16% ВВП. Это означает, что падение на 20% инвестиций в секторе со смежниками приведет к падению общих инвестиций на 6,6% и вычтет 3,2 п. п. из роста ВВП.

Реализация сценария «жесткой посадки» Китая в 2014 году (рост ВВП ниже 5%), по расчетам Societe Generale, «вычтет» из глобального роста 1 п. п. (апрельский прогноз МВФ по глобальному росту в 2014-м – 3,7%). Косвенные же последствия (например, массовая распродажа активов развивающихся рынков) могут быть не менее болезненными. Тяжело придется и России: по прогнозу Barclays, в случае снижения темпов роста ВВП Китая до 3% цены на нефть могут опуститься до $70 за баррель.

Александр Зотин, Журнал «Коммерсантъ Деньги» №14 

Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

Мир на трех пузыряхфинансовый пузырь, развитие экономики, США, Европа, Китай