2 апреля 2014, 00:15 5215 просмотров

Инвестиционно привлекательное поколение

Траты на детей растут в нашей стране ежегодно на 10-12%, и это обстоятельство манит на рынок все новых инвесторов. Прелесть момента в том, что многие из них забывают о прибыли, стараясь создавать действительно качественные проекты, которых раньше на рынке не было.

Прибежали в избу деньги

В этом году в поселке Бородино должен заработать детский творческий лагерь «Село». Было объявлено, что первая смена откроется в июле (сейчас организаторы в этом не вполне уверены), и только за первые дни открытого бронирования поступило 3 тыс. заявок. Такую известность «Селу» обеспечили прежде всего имена создателей (участвовали бывший главред Esquire Филипп Бахтин, Антон Носик, известный учитель Илья Колмановский, режиссер Борис Хлебников) и их планы по устройству этого лагеря.

Творческую программу придумал и опробовал в своем маленьком лагере «Камчатка» (тоже очень популярном в узких кругах) Филипп Бахтин. Суть программы в том, что каждый следующий день в лагере целиком посвящен новому виду деятельности – кино, музыка, рисование, цирк, исследования – и каждый вид деятельности должен увенчаться результатом. В «Селе» же эта плотная творческая жизнь будет произрастать в каких-то небывало прекрасных бытовых условиях. По словам Бахтина, за питание в лагере отвечает единственный представленный к мишленовской звезде российский ресторатор Анатолий Комм, здания строили немецкие архитекторы, два отставных генерала «Моссада» разработали систему безопасности, на пятерых детей в лагере – один наставник. Стоимость двухнедельной путевки при этом совсем не запредельная – 37 тыс. руб.

Один из акционеров и инвесторов проекта, бывший владелец бельевой сети «БельПостель» Леонид Ханукаев, настаивает на том, что все это – не социальный проект, а хорошо просчитанный и очень интересный бизнес. Дело в том, что «Село» – это лишь первый проект компании «Страна детей», всего же их до 2018 года должно быть построено 25. «Число загородных детских лагерей снизилось за последние пять лет в три раза,– излагает Ханукаев рыночные реалии.– Их сейчас чуть больше 5 тыс. При этом у нас ни одного конкурента на этом рынке нет. В деньгах же рынок будет только расти: у современного ребенка в связи со всеми каникулами и праздниками полгода свободны – 180 дней. Я уверен, еще несколько лет – и только сегмент загородного детского отдыха вырастет до триллиона рублей».

Согласно исследованиям, потребность в загородном отдыхе для детей растет, а вот число лагерей уменьшается. Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ
Согласно исследованиям, потребность в загородном отдыхе для детей растет, а вот число лагерей уменьшается. Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ
«Страна детей» претендует на десятую часть этого триллиона. Безусловно признавая низкую конкуренцию на рынке загородного детского отдыха, следует заметить, что планы компании кажутся фантастическими. Во-первых, в части масштабов. По задумке из 3,7 млрд руб., которые планируется тратить на каждый лагерь, большая часть – около 3 млрд – должна быть заемной. Однако «Село» пока строится, по словам Ханукаева, на собственные деньги «акционеров и инвесторов», которых он раскрывать не хочет. Общая сумма потраченных средств уже превысила 700 млн руб., а железных договоренностей с банками или государством по поводу софинансирования еще нет. «Мы просто ищем наиболее оптимальные пути привлечения средств,– говорит Ханукаев.– Возможно, это будут кредиты, возможно, какие-то формы государственно-частного партнерства». На этом фоне возникают сложности и между партнерами. Так, в прошлом году из проекта «Страны детей» в Ярославской области вышел официальный австрийский партнер – «из-за непонятного статуса земель», на которых планировалось строить лагерь.

Кроме того, слишком уж оптимистичными выглядят планы по финансовой отдаче. По словам Ханукаева, каждый лагерь, рассчитанный на 1260 детей, должен иметь годовой оборот 0,8-1,2 млрд руб. Правда, он добавляет, что для этого нужно еще убедить людей тратить деньги на детей: «Последние 20 лет этого особо не происходило. Кредит на очередной телевизор – в порядке вещей, кредит на отдых ребенка в детском лагере – что-то из области фантастики». Изменить это, по словам Ханукаева, может только государство, простимулировав людей вкладываться в качественный отдых их собственных детей, и бизнес, предоставив возможность этого самого качественного отдыха. В части стимулирования у «Страны детей» свои планы – продавать путевки в кредит.

Каждый день в лагере «Село» дети будут проводить в новой творческой лаборатории, построенной немецкими архитекторами. Фото: компания , компания «Страна детей»
Каждый день в лагере «Село» дети будут проводить в новой творческой лаборатории, построенной немецкими архитекторами. Фото: компания , компания «Страна детей»
Впрочем, несмотря на всю фантастичность бизнес-плана Ханукаева, хотя бы некоторые его проекты могут реализоваться с успехом. «Рынок детских товаров и услуг растет очень впечатляющими темпами,– утверждает главный редактор журнала «Дошкольное образование» и директор двух частных детских садов «Семь гномов» Дмитрий Тюттерин.– Причем спрос наконец-то начал расти не только на детские товары, но и на качественные образовательные услуги, предпринимательская маржа в которых по определению меньше. Поэтому как раз сейчас рынок заинтересован в появлении сумасшедших энтузиастов, которые готовы пожертвовать большой рентабельностью ради серьезных и сложных проектов для детей».

«Счастье каждого ребенка – вот в чем мы видим свой финансовый успех»,– сдается наконец Ханукаев, и вот это уже звучит убедительно.

Спорт не для спортсменов

У детского спортивного центра TagSport, открывшегося прошлым летом в Таганском парке, тоже есть амбициозный бизнес-план, в котором и «захват» еще нескольких московских парков, и выход на всероссийский масштаб, и даже создание собственного детского спортивного бренда. Тем не менее спешить с его реализацией создатели центра не хотят. «У нас уже есть несколько запросов от инвесторов, которые готовы вложиться в масштабирование нашего бизнеса,– говорит один из сооснователей центра Владимир Долгий-Рапопорт.– Но мы не особо спешим брать у кого-то деньги. За прибылью не гонимся, будем развивать полюбившееся дело неторопливо и взвешенно».

Полюбившееся дело – это ежедневные игры с детьми в футбол и фрисби, занятия капоэйрой, фехтованием, слэклайном и многими другими видами спорта. «У нас нет цели сделать из ребят профессиональных спортсменов, нам важно показать детям, что спорт – это весело, интересно и полезно,– объясняет Владимир.– Потому что из тысячи детей только у одного есть шансы стать профессионалом, а мы хотим, чтобы остальные 999 тоже жили полной жизнью. Но если мы видим в ребенке талант и желание, то советуем родителям записать его в профессиональную спортивную секцию».

В этом, по словам Владимира, их уникальность, которая и открывает им совершенно безбрежный рынок. «В Москве уже достаточно научных, творческих и культурных центров для детей – это и «Политех», и «Гараж», и ЗИЛ, и «Шардам»,– рассказывает он.– Но в плане здоровых активностей – ничего, пустой рынок, который мы и хотим занять».

За восемь месяцев существования центра через него уже прошло более 3 тыс. детей. «Из них более 500 приходят к нам постоянно,– гордится Владимир.– И их число будет расти, так что летом мы расширим штат преподавателей до 20 человек и будем развивать новые направления». На это, по его словам, пока должно хватить и собственных денег. «Благодаря поддержке правительства Москвы и не очень высокой арендной ставке за землю в парке на #TagSport было потрачено всего порядка миллиона рублей,– рассказывает он.– За полгода мы вышли в операционный ноль, так что летом будем, наверное, потихоньку зарабатывать».

Фото: компания «Страна детей». Не все – в сад
Фото: компания «Страна детей». Не все – в сад
«Как ни крути, к детским проектам нельзя подходить исключительно с точки зрения бизнеса. Должно быть простое, но сильное желание сделать что-то хорошее»,– уверен Дмитрий Тюттерин. Дмитрий открыл свой первый детский сад шесть лет назад, после того как отчаялся найти хороший сад для собственных детей. Потратил на его создание около 3 млн руб., на рентабельность в 5-10% вышел лишь спустя четыре года. «И тут же организовал второй детский сад, потому что в первом уже мест не было»,– говорит Тюттерин. По его словам, рентабельность можно получать и более высокую, но для этого нужно либо задирать цены («месяц у нас стоит 35 тыс. руб., хотя мог бы стоить и 45, и 50 тыс.»), либо на всем экономить.

«Такими расчетами в России немногих заинтересуешь,– улыбается Дмитрий.– Я время от времени провожу специальные семинары для желающих создать частный садик, и первое, что делаю,– старательно всех отговариваю. Говорю, что первый год будет убыточным, что придется возиться с СанПиНами, что нужно будет объяснять родителям, «за что такие огромные деньги», и многое другое. Довольно часто помогает, если быть честным».

По словам Дмитрия, всем, кто хочет на детском рынке понятной финансовой модели, низких расходов и быстрого выхода на прибыль, он советует открывать интернет-магазин по продаже детской одежды, обуви, продуктов питания или игрушек. «Работает – такие интернет-магазины появляются десятками,– уточняет он.– Это самая популярная категория проектов, претендующих на проводимую нами премию в сфере товаров и услуг для детей «Стартап»«.

Рынок товаров для детей действительно существенно больше рынка образовательных и развлекательных услуг для них же. «К началу января рынок детских товаров показал уже привычный рост 10,9% и составил около 750 млрд руб.,– рассказывает президент Ассоциации предприятий индустрии детских товаров Антонина Цицулина.– Самая быстрорастущая категория – это одежда, на нее тратят более трети от общих расходов на детские товары. Потом идут игрушки, товары для новорожденных, книги, канцтовары и обувь». При этом, по словам Цицулиной, несмотря на такой рост, объем потребления детских товаров на одного ребенка в России куда как меньше, чем в США или Европе: в США на обеспечение товарами одного ребенка тратят $2 тыс. в год, в России – $1 тыс. Но этот разрыв быстро сокращается.

Игрушки бывают разные

Фото: компания «Страна детей»
Фото: компания «Страна детей»
Впрочем, о готовности жертвовать маржей в пользу качества говорят не только на рынке услуг, но и на рынке детских товаров. Магазин «Понарошку» открылся в Москве летом прошлого года, но его совладелица Вера Дорофеева утверждает, что прибылью пока и не пахнет: магазин требует все новых вливаний, к тому же готовится к запуску второй. На это сейчас и уходит все, что зарабатывается.

«Сняли помещение в центре, вложились в создание атмосферы и продаем только привезенные из Европы игрушки самого высокого качества, из экологичных материалов»,– рассказывает Вера. «Все, что мы даем в руки ребенку, закладывает в него определенные представления и стандарты, с которыми он и будет расти и жить дальше,– говорит Вера.– И очень жаль, если бэкграунд ребенка формируется некрасивыми пластмассовыми китайскими игрушками». В своем сегменте рынка как таковой конкуренции Вера тоже не видит: кроме монополиста в лице «Детского мира» и еще нескольких запредельно дорогих бутиков, по сути, никого нет. И все же настоящим прибыльным бизнесом магазин «Понарошку» не стал. «Но мы обожаем свой магазин, в нем всегда полно детей и родителей, необязательно покупающих, а порой просто играющих во что-нибудь,– делится Дорофеева.– Мы хорошо развиваемся, видим, что вписались в рынок и заняли свою нишу. Но самое главное – мы просто знаем, что занимаемся добрым и полезным делом».

Почти в таких же словах описывает свой бизнес Анастасия Щербакова, совладелица компании «Шуша», занимающейся производством деревянных игрушек: «Такой игрушечный бизнес, как у нас,– это далеко не простые и не быстрые деньги, это вообще в принципе не бизнес. Это скорее долгосрочные инвестиции в важное и хорошее дело – в развитие наших детей». Анастасия рассказывает, что в России не так много производителей игрушек и даже те, что работают, зачастую недотягивают до европейского уровня качества. «Поэтому мы с мужем, таким же профессиональным дизайнером, в какой-то момент решили сделать игрушки для своего ребенка сами. Сделали все, конечно, в единственном экземпляре и только потом поняли, что можем превратить это в свое дело»,– вспоминает она.

В числе покупателей, по словам Анастасии, люди с разным достатком, объединяет их желание вместо трех дешевых и странных игрушек купить одну умную, красивую и качественную: «Они заботятся о визуальной стороне, им важен дизайн. И в этом их забота об интеллектуальном развитии ребенка». Анастасия уверяет, что таких людей все больше и объемы их производства потихоньку растут, как и доходы: «Поэтому мы, конечно, будем расширять свой ассортимент, думать над новыми направлениями. Это трудное дело, но от него чувствуешь невероятной силы отдачу».

Популярная интерактивность

Андрей Комиссаров работает в крупной американской компании и свой проект игрового образования «Мозаикум» давно уже перестал считать бизнесом. «Поначалу еще были сомнения,– вспоминает Андрей.– Зарегистрировались как ООО, начали выпускать образовательные настольные игры для детей от семи лет и их родителей».

На рынке детских товаров и услуг тратятся миллиарды, но большая их часть – на одежду, обувь и игрушки. Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ
На рынке детских товаров и услуг тратятся миллиарды, но большая их часть – на одежду, обувь и игрушки. Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ
За два года выпустили всего семь настольных игр. «Это долгий и дорогой процесс,– объясняет Андрей.– Несколько месяцев плотной работы и порядка 350-370 тыс. руб. на создание каждой». Чтобы хотя бы отбить себестоимость, говорит Андрей, нужно продать десятки тысяч экземпляров, что при отсутствии каналов сбыта нереально. Отчаявшись заработать на офлайн-играх, «Мозаикум» взялся за образовательные игры для мобильных устройств, однако делает это уже не как ООО: «Когда стало понятно, что мы ничего не получаем, а только вкладываем, поменяли формат и стали некоммерческой организацией».

Заработать на мобильных приложениях рассчитывают в компании KidBook, выпускающей интерактивные книги для детей. Ее основатели, два Евгения, Сафонов и Ничипурук, года два назад решили сделать книгу с элементами игры и анимации. Позже они расширили идею и начали работать над приложением с возможностью скачивания множества таких книг. «Потратили на это чуть меньше года и около 4 млн руб.,– рассказывает Евгений Сафонов.– Вышли в AppStore с пятью готовыми книгами и тут же возглавили топ бесплатных приложений». Сейчас у KidBook – 75 тыс. пользователей, и число их стабильно растет на 15-20 тыс. в месяц. «Не все, конечно, покупают книги,– признается Евгений.– Конверсия пользователей в покупателей сейчас около 7%, но зато все, кто купил книгу, возвращаются к нам за следующей покупкой. Спрос однозначно есть, поэтому сейчас наша основная задача – это расширение имеющегося ассортимента из 15 книг».

По его словам, это не так просто. На одну книгу тратится около четырех месяцев работы и до 200 тыс. руб., так что создавать сразу много книг самостоятельно ребята не могут. Поэтому в планах – нарастить аудиторию хотя бы до миллиона пользователей и привлечь таким образом к себе внимание анимационных студий. «Так мы предоставим им и платформу, на которой можно быстро и дешево создавать интерактивные книжки, и аудиторию, которая будет их покупать,– говорит Евгений.– Тогда можно будет говорить и о прибыли».

Анна Васильева, Журнал «Коммерсантъ Деньги»

Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

Инвестиционно привлекательное поколениемагазин для детей, товары для детей, детский ритейл