10 марта 2014, 23:45 14467 просмотров

Бумажное молоко

«Всё хорошо»
«Всё хорошо»
Анализ ситуации на молочном рынке России

Как звезд на небе

Кто-нибудь может сказать, как выглядит миллиард долларов? Кто-нибудь видел 30 млн. тонн молока? Много это или мало? Достаточно ли это для России или нет? «Аналитики» Минсельхоза не отвечают на этот вопрос, а лишь «кормят» общественность и руководство страны красивыми цифрами и успокаивают: «Всё хорошо!».

Итак, каков сухой официальный остаток на конец 2013 года?

В России произведено 30,7 млн. тонн молока, на 3,7% меньше, чем в 2012 году, или на 1,2 млн. тонн.

Самое большое падение производства отмечено в секторе сельскохозяйственных организаций – 4,8%, или 704,4 тыс. тонн.

Снижение производства в хозяйствах населения меньше – 3,6%, или 551 тыс. тонн.

Удельный вес продовольствия российского производства в общем объеме товарных ресурсов – 77,1%.

Стоит сказать, что также представители Министерства отмечают: молочная отрасль – это единственный сегмент сельского хозяйства, где наблюдается снижение производства. А в целом-то все хорошо! Да и на рынке молока всё будет хорошо. И даже сейчас хорошо – цена на сырое молоко высокая, производство цельномолочной продукции растет, сезонность производства молока сглаживается.

Это отличные цифры для отчета. Ну, снизилось производство молока на 4% – ничего. В следующем году вырастет на эти же 4% процента. Будет повод повеселиться! Зато производство молока высшего сорта увеличилось. Благо министерство заранее подготовилось, усложнив условия выдачи субсидий на литр товарного молока таким образом, чтобы покупатель и продавец могли легко договориться о цене с учетом выплаты субсидии. И всем хорошо: отчетная сортность повысилась, переработчик купил молоко дешевле, производитель компенсировал разницу субсидией, региональный чиновник красиво отчитался. Теперь руководство министерства может смело заявить: «в соответствии с документами, сортность молока в России повысилась. Да, приписки есть. Ну и что? Кто не приписывает? И в Советском Союзе приписывали, и ничего – живем. Зато по этому показателю, в соответствии с официальной статистикой меры поддержки отрасли можно признать эффективными«.

На основании красивых отчетов в нашей стране регулярно на правительственном уровне провозглашаются красивые программы развития молочной отрасли, ставящие амбициозные планы увеличения производства молока. Так в 2007 году в подпрограмме развития молочного животноводства было запланировано увеличение производства сырого молока с 32 до 37 млн. тонн к 2012 году. Было потрачено много государственных денег, и как итог в 2012 году объем производства молока составил… 32 млн. тонн. С 2012 года принята государственная подпрограмма развития молочной отрасли с похожими ориентирами: удельный вес отечественного молока и молочных продуктов к 2018 году составит не менее 85%! Комментируя «достижения» последних лет, министр сельского хозяйства в своей статье, опубликованной в Российской Газете, заявил: «Матушка-природа постоянно подбрасывает земледельцам разного рода сюрпризы: то жару, то затяжные дожди, то заморозки…». Очень хотелось бы, чтобы в 2018 году министр сельского хозяйства (действующий на тот момент), оправдывая неудачи своего ведомства, не сослался бы на более серьезные форс-мажорные обстоятельства, подброшенные земледельцами «матушкой-природой», такие, как III Мировая война или нашествие инопланетян.

На наш взгляд, причина неудач находится в непонимании (или нежелании признать) глубины проблем текущего состояния молочной отрасли и аграрного сектора экономики в целом. И, как следствие, неспособности (или нехватке мужества) поставить перед отраслью реальные цели и сформировать этапы их достижения.

Итак, что мы имеем?

Производство молока в России значительно ниже заявленных объемов. Система формирования статистики настолько несовершенна, что ее результаты не выдерживают никакой критики.

Молочная отрасль России в лучшем случае обеспечивает не более 50% всего объема молочной продукции на российском рынке и эта доля сокращается. Соответственно, к 2018 году удельный вес отечественных молочных продуктов однозначно не сможет составить 85%.

Текущие программы поддержки животноводства и молочной отрасли неэффективны, поскольку не носят системного характера.

Вернемся к вопросу о том, сколько реально производится в России молока. Согласно официальной статистике, объем производства молока в нашей стране более чем 10 лет колеблется вокруг одной и той же цифры – 31 млн. тонн. Это цифра включает в себя и товарное, и нетоварное молоко. Показатель товарности в России составляет около 50%. Стоит отметить, что Росстат пока (на середину февраля 2014 года) не предоставляет данные о реализации молока в 2013 году.

По итогам предыдущего года картина следующая:

Мы видим, что по общему объему производства молока Россия занимает 6-е место в мире. Но, имея только половину товарного молока, наше реальное положение по валовому производству хуже:

Мы опустились уже на 8-е место.

Что такое нетоварное молоко в России и кто его производит?

Мертвые души Минсельхоза

Россия единственная в мире страна, где производители сельскохозяйственной продукции делятся между собой на различные юридические категории и по отдельности учитываются в статистике. В то время, как в Европе, США и других странах, есть просто фермеры – крупные или мелкие, в нашей стране есть сельскохозяйственные предприятия (СХП), крестьянско-фермерские хозяйства (КФХ и ИП) и личные подсобные хозяйства (ЛПХ). Смысл деления в условиях отсутствия крепостного права не ясен. Если предприниматель занимается бизнесом и имеет коров, которых доит, он является фермером – субъектом предпринимательской деятельности. Колхоз также является субъектом предпринимательской деятельности, даже не смотря на то, что это коллективное хозяйство.

Обе категории реализуют молоко перерабатывающим предприятиям или сами перерабатывают и продают населению, обе категории платят налоги и отчитываются перед министерством сельского хозяйства, откупаются от ветеринаров, экологов и Роспотребнадзора. СХП могут быть убыточными и развалившимися, КФХ – очень крупными и процветающими. Практика отдельного учета органами статистики СХП и КФХ более чем странна.

Однако наибольшие вопросы вызывают так называемые личные подсобные хозяйства – ЛПХ. Первый вопрос, который возникает: какая связь между государственной статистикой и личными подсобными хозяйствами? Если для жителя села корова не является бизнесом, а служит поставщиком молока и мяса для членов семьи и соседей, то это показатель нищеты населения, неспособности государства обеспечить минимальный уровень обеспеченности продуктами питания и работой. Человек скорее не будет держать корову, если будет иметь возможность купить продукты в магазине, а также с утра до вечера будет занят на производстве. Мало того, молоко, произведенное в ЛПХ, не продается и не покупается, следовательно, его нет для экономики. Если же это молоко реализуется, то это автоматически должно подлежать налогообложению, а продавец фигурировать как фермер (КФХ или ИП).

Но мы понимаем, что наличие ЛПХ, это очень по-гоголевски (кстати, Гоголь, и министр сельского хозяйства Федоров – Николаи Васильевичи). Ими очень удобно заделывать статистические дыры, не задумываясь о последствиях. С помощью мертвых душ (человеческих и коровьих) можно легко увеличить валовый объем производства молока и подкорректировать потребление. Кто сможет проверить, сколько молока потребляют на селе?

Реальная же ситуация выглядит так.

То есть 48% всего молока России (14,8 млн. тонн) производится и выпивается (!) сельскими жителями. Сельское население России, в соответствии с данными Росстата, составляет 37,5 млн. человек, то есть 26% всего населения России. В хозяйствах населения содержатся 4 млн. коров.

Таким образом, в сельской местности, в соответствии со статистикой на каждую корову приходится 9,2 сельских жителя, или на 2,3 семьи, если учесть, что в семье 4 человека. Далее, анализ статистики показывает, что на одного сельского жителя приходится 394,4 кг. нетоварного молока в год (или 1,081 литр в сутки), что превышает норму потребления на 50 кг. Эти данные демонстрируют нам полную самообеспеченность села молоком. Остается только удивляться, почему людям не сидится деревне, и рост городского населения никак не останавливается. Однако, если мы посмотрим на эти цифры в разрезе регионов, то поймем, что российская деревня населена богатырями, употребляющими больше полутора литров молока на каждого, включая детей.

Бумажными лидерами являются Саратовская область, Забайкальский край, Кабардино-Балкария и Республика Хакасия. В этих регионах ЛПХ производят больше 2 л. молока на душу населения в день! Это в 2-3 раза превышает норму потребления и в 4-5 раз среднее потребление по России. Удивительно!

Еще в 32 регионах России производство молока в ЛПХ превышает норму потребления – 340 кг. в день. Всего таких «регионов-доноров» с учетом предыдущих четырех – 36.

Регионы, в которых среднедушевое производство молока сельским населением превышает средний уровень потребления по стране – 249 кг. на человека в год (цифра, кстати, также весьма сомнительная, но к этому вернемся позже):

«Регионы-лузеры», или те, где сельское население не может обеспечить своих потребностей в молоке.

Поражают и другие показатели, например, количество коров на одного сельского жителя и продуктивность животных.

Например, в Республике Калмыкия одна корова приходится в 1,1 сельского жителя. То есть, у каждого калмыка есть корова, говорит официальная статистика. Жаль, что это не так…

О продуктивности коров в ЛПХ. Лидером по продуктивности коров у населения является Пензенская область – в год деревенская корова дает 8,5 тонн молока. Этот показатель должен заставить инвесторов в пензенской области закрыть бизнес и уйти в монастырь. Ведь вложенные в отрасль средства, все формы государственной поддержки оказываются неэффективными по сравнению с хозяйствами населения, которые без какой-либо поддержки имеют подобную продуктивность и полностью обеспечивают свои потребности.

Вообще в десяти регионах России, по данным Росстата, население надаивает более 6 тонн молока в год.

Менее 3 тонн надаивают ЛПХ только 12 регионов.

Очень сложно серьезно комментировать такую статистику. Единственный вывод, который напрашивается после демонстрации этих цифр – данные по ЛПХ не могут быть использованы при анализе ситуации на молочном рынке России.

Таким образом, против учета показателей ЛПХ в статистике существуют 3 аргумента:

  • 1.        Полная неконтролируемость данных, которой пользуются региональные власти, даже не удосуживаясь сопоставить с данными по населению своего региона.
  • 2.        Молоко и коровы ЛПХ, сколько бы их ни было, не существуют на рынке, поскольку не продаются и не покупаются. Все молоко, которое реализуется, уже отмечено в разделе КФХ и ИП. В противном случае оно вне закона.
  • 3.        Личные подсобные хозяйства не имеют никакого отношения к деятельности Министерства сельского хозяйства. Министерство не должно отчитываться за то, к чему не имеет отношения.

Без учета данных по ЛПХ ситуация на рынке молока России серьезно меняется:

Общее поголовье коров в России – 4 млн. 550 тыс, таким образом, одна российская корова кормит31,4 человека.

Производство молока в России составляет 15,9 млн. тонн (СХП, КФХ, ИП).

На душу населения производится 111 кг. молока в год, или 304 грамма на человека в день.

Черные дыры

Сколько в России потребляется молока? Официальная статистика говорит – 249 кг. на человека в год.

Откуда эта цифра, ведь доподлинно известно, что ни Росстат, ни Минсельхоз не проводят реального мониторинга потребления продуктов питания.

Существует другая цифра – 173 кг. на душу населения в год. Это данные Международной молочной Федерации (IDF), опубликованные в ноябре 2013 года.

Откровенно говоря, для Минсельхоза значительно более выгодно было бы согласиться с данными IDF. Почему?

Для того, чтобы обеспечить потребление 249 кг. молока в год страна должна производить 35,2 млн тонн товарного молока. То есть дефицит составляет 19,58 млн. тонн – больше, чем производятся.

При потреблении 173 кг. молока на душу населения объем товарного молока должен составить 24,8 млн. тонн. То есть дефицит составляет 8,9 млн. тонн. Данная цифра соотносится с объемом импорта молочной продукции в Россию. Поэтому возьмем в качестве исходного показатель IDF – 173 кг. на душу населения в год.

Для того, чтобы обеспечить медицинскую норму потребления молока – 340 кг. на душу населения, молочная промышленность должна производить 48 млн. тонн молока. Возвращаясь к теме самообеспеченности к 2018 году на 85%, стоит отметить, что если мы хотим добиться такого результата, мы должны производить 40,9 млн. тонн товарного молока, то есть в 2,6 раз больше, чем сейчас.

Хотелось бы подчеркнуть – не просто молока, а товарного молока. Поскольку именно переработанное товарное молоко употребляет конечный потребитель.

Итак, в соответствии с официальной статистикой, при потреблении 249 кг. молока на душу населения Россия обеспечивает себя молоком только на 45%. При потреблении 173 кг. на душу населения самообеспеченность в молоке составляет 64%.

При этом, если проанализировать дефицит и профицит молока в разрезе регионов, то выявляется колоссальная проблема в самообеспеченности страны молоком.

Карта дефицита

Суть проблемы заключается в том, что Россия заселена неравномерно, и большинство населения проживает на территории Европейской части России. Например, население Московского региона (г. Москва и Московская область) составляет 18,6 млн. человек – 18% городского населения и 13% от всего населения России. Соответственно, этот регион только потребляет молоко, практически ничего не производя. Дефицит молока в московском регионе составляет 2,6 млн. тонн., а если учесть, что и уровень потребления здесь выше, то дефицит однозначно превышает 3 млн. тонн. молока в год.

В результате все профицитные регионы России, включая Татарстан, не в состоянии обеспечить потребности Москвы. Мало того, мегаполис выжимает все молочные соки из регионов. Молока нет!

Такая же ситуация в Ленинградском регионе. При населении 6,6 млн. человек нехватка молока составляет 624 тыс. тонн.

На юге России – «аграрной житнице» страны – с производством молока ситуация близка к катастрофе – условно профицитным является только Краснодарский край (+ 500 тонн молока) при общем объеме дефицита в 2,1 млн. тонн молока.

На юге Поволжья молока также не хватает. Саратовская область, «лидер» по припискам молока в ЛПХ, недопроизводит 267 тыс. тонн молока. Еще больший дефицит в Самарской области – 365 тыс. тонн.

Уральский регион не обеспечивает себя молоком абсолютно. Центром потребления является Челябинская (-419 тыс. тонн), Тюменская (-286 тыс. тонн) и Свердловская (-260 тыс. тонн) области.

Сибирь и Дальний Восток – полностью дефицитные регионы за исключением Алтайского края, Омской и Новосибирской областей, объема молока в которых не хватает даже для того, чтобы покрыть дефицит соседних областей.

Центров производства молока в России, по сути, четыре:

  • 1.        Поволжье – Татарстан, Удмуртия, Мордовия и Кировская область, суммарно производящие на 940 тыс. тонн больше своих потребностей. При этом молоко из этих регионов поступает как в свой регион, например, Нижний Новгород, Саратовскую, Самарскую области, так и в другие – в Москву и на Урал.
  • 2.        Центральный регион, полностью работающий на нужды Москвы.
  • 3.        Вологодская область – работающая на Москву, Санкт-Петербург и Мурманск.
  • 4.        Западная Сибирь, а именно – Алтайский край, Омская и Новосибирская области.

Итак мы видим, что практически вся молочная отрасль России работает на Москву и не в состоянии ее прокормить. Растущее население московского мегаполиса сконцентрировано, и представляет колоссальный интерес для отрасли. Вместе с тем, в России существуют огромные центры потребления, испытывающие острую нехватку молока – Ставрополь, Ростов, Волгоград, Саратов, Самара – на юге; Челябинск, Екатеринбург, Тюмень – на Урале; Иркутск, Красноярск, Томск – в Сибири; Хабаровск и Владивосток – на Дальнем Востоке. Именно в этих регионах в последнее время закрываются перерабатывающие предприятия – молока там нет!

Забавно, как оценивает ситуацию Минсельхоз. В Презентации директора департамента животноводства и племенного дела МСХ РФ отмечаются регионы, «выполнившие обязательства по производству молока в 2013 году»:

  • ·         Челябинская область (прирост производства молока – 38 тыс. тонн молока при дефиците – 419 тыс. тонн)
  • ·         Дагестан (прирост производства молока – 24-29 тыс. тонн молока при дефиците – 249 тыс. тонн)
  • ·         Ростовская область (прирост производства молока – 24-29 тыс. тонн молока при дефиците – 563 тыс. тонн)
  • ·         Приморский край (прирост производства молока – 11-14 тыс. тонн молока при дефиците – 293 тыс. тонн)
  • ·         Свердловская область (прирост производства молока – 11-14 тыс. тонн молока при дефиците – 260 тыс. тонн)
  • ·         а также Республика Алтай (-18 тыс. тонн), Адыгея (-63 тыс. тонн), Забайкальский край (-168 тыс; тонн), Магаданская область (-103 тыс. тонн), Сахалинская область (-70 тыс. тонн)
  • ·         И, конечно же гвоздь программы – Чукотский АО! Там вообще хоть кто-нибудь из Минсельхоза бывал? О каком товарном молоке там вообще может идти речь? Население всей Чукотки – 50 тыс. человек, и содержатся там 7 (семь!) коров.

О чем думает чиновник Минсельхоза, презентуя эти цифры как успех? Кто конкретно в этих регионах поставил перед собой обязательства и в чем состояла их суть?!

В справедливости ради, чтобы избежать обвинений в предвзятости, отметим, что в отчете также отмечены три профицитных региона: Воронежская, Вологодская и Ярославская области.

Что делать?

Существует мнение, что необходимо стимулировать потребление молока в России. Мол, растущий спрос будет стимулировать рост производства. Например, компания Danone вместе с Национальным Союзом производителей молока – СОЮЗМОЛОКО – провозгласили кампанию «3 молочных продукта в день». Вопрос – зачем? Ведь спрос и так превышает предложение. Это просто косвенная реклама продукции компании Danone.

Вернемся к норме потребления молока, установленной Минздравом в 2010 году – 340 кг. молока в год на душу населения. Допустим, потребитель достиг этой нормы. Для этого молочная промышленность России должна производить 48 млн. тонн молока в год. Товарного молока!

В состоянии ли сегодня российская молочная отрасль достичь этого показателя? Нет! Стимулирование спроса, в таком случае, равноценно стимулированию импорта молочной продукции.

Поясним

340 кг. молока в год – это 932 гр. в сутки, то есть, 1 литр, если грубо. Возможно ли среднестатистическому россиянину (включая детей, пожилых, больных, худеющих и других, ограничивающих себя людей) употребить ежедневно 1 литр питьевого молока? Скорее всего нет. Молоко употребляется в виде других продуктов, первую очередь, масла и сыра. 20 грамм масла – это 500 грамм сырого молока. 20 грамм сыра/творога – это 200 грамм сырого молока. Таким образом, получается, что 1 литр сырого молока – это совсем немного – 20 грамм масла + 20 грамм сыра + стакан молока (или йогурта, или другого молочного продукта).

В результате получается, что в структуре нормы потребления молока цельномолочная продукция составляет 30%. То есть 14,4 млн. тонн молока в масштабах всей страны. Это чуть меньше, чем мы сегодня производим. А, вот, остальную продукцию Россия производит все меньше и меньше, так как сыр и масло – это молокоемкие продукты, требующие избытка молока и низкой цены. Такие условия возникают во время пиковых моментов производства молока, то есть летом. Вместе с тем, позиция Министерства сельского хозяйства России сегодня состоит в том, чтобы сократить фактор сезонности, то есть лишить рынок пиковых позиций. Министр сельского хозяйства в октябре 2013 года заявил: «Цельномолочная продукция – главная форма потребления молока и, между прочим, самая полезная форма потребления молока. Все остальное – сливочное масло, сыры, я уж не буду говорить о разных кремах, пастах и так далее, молокосодержащие или рядом стоящие ингредиенты – это все не цельномолочная продукция. Мы сторонники того, чтобы использовать все-таки такой стержень, как рост производства цельномолочной продукции».

Другие представители ведомства прямо заявляют: «Сезонность производства молока не может быть оправдана. К сокращению сезонности мы идем осознанно».

Да, действительно, проще попытаться сократить сезонность, чем восстановить и даже, скорее, создать заново современное производство молокоемких продуктов – масла, сыров, сухого молока. В результате такого подхода молочная отрасль продолжает процесс «схлопывания»: фокусируется на производстве цельномолочных продуктов, отдавая импортерам рынок сыров, белком и молочных жиров. Один из ярких примеров – активные переговоры о вступлении в Таможенный Союз с Россией Новой Зеландии – главного поставщика молочного жира в Россию.

Неужели все так плохо?

На самом деле, нет. Вопрос в том, как смотреть на проблему. Да, сегодня отрасль не в состоянии обеспечить потребность населения. Однако это говорит о потенциале. Грамотная и сбалансированная стратегия развития молочной индустрии может позволить выйти отрасли на новый этап развития. Для этого необходимо:

1.        Принять как факт полную неспособность молочного животноводства обеспечить страну молоком на сегодняшний день.

2.        Определить ключевые для России регионы производства молока и создать в них благоприятные условия для развития молочного животноводства:

  • ·         предоставление инвесторам свободного доступа к земле сельскохозяйственного назначения.
  • ·         предоставление возможности льготного подключения к коммуникациям.
  • ·         создание свободных «молочных» налоговых зон.
  • ·         обеспечить доступ к дешевым и долгосрочным кредитным ресурсам.
  • ·         определить сроки выхода регионов на самообеспеченность по сырью и формирования регионального профицита

3.        Разработать комплекс мер по формированию в указанных регионах современных мощностей по производству молокоемких и наукоемких молочных продуктов:

  • ·         предоставление инвесторам свободного доступа к земле сельскохозяйственного назначения.
  • ·         предоставление возможности льготного подключения к коммуникациям.
  • ·         обеспечить доступ к дешевым и долгосрочным кредитным ресурсам.
  • ·         обеспечить субсидии на закупку оборудования
  • ·         разработать нормативно-правовую и экономическую базу, стимулирующую кооперацию крупных производителей молока и создания крупных кооперативных предприятий.

Скорее, это не полный перечень мер, в комплексе способных поднять отрасль. Над этим требуется кропотливая и честная работа.

Если министерство, отвечающее за разработку стратегии, было бы в состоянии действительно разработать стратегию развития сельского хозяйства, а не рисовать миллиарды рублей и миллионы тонн, то молочное производство в стране могло бы встать с колен.

PS:

Возникает подозрение, что похожая ситуация складывается и в других отраслях сельского хозяйства, но искусно прячется за большими цифрами и процентами.

DairyNews

 

Статья относится к тематикам: Актуально, Товар на полку, Исследования
Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

Бумажное молокоМинсельхоз, Союзмолоко, производство молока, переработка молока, сухое молоко, молочная ферма, животноводство