16 января 2014, 00:00 2810 просмотров

Утек и не вернулся

Борьба с офшорами может привести к тому, что беглые российские капиталы на родину уже не возвратятся

Фото Fotolia (PhotoXPress.ru)
Фото Fotolia (PhotoXPress.ru)
Капиталы в этом году будут «уплывать» из России не таким бурным потоком, как в прошлом, когда он составил 57 миллиардов долларов. Таков прогноз Минэкономразвития.

Но отток все равно будет. Он приобрел уже устойчивый характер, говорят эксперты «РГ», и в ближайшее время повторения ситуации 2006-2007 годов, когда ввоз капитала превышал вывоз, ждать не стоит. Более того, ситуация, не исключено, обострится.

«Вполне допускаю, что компания по деофшоризации российского бизнеса поначалу может привести к парадоксальному на первый взгляд результату, когда отток капитала только усилится, – считает директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев, – поскольку ударит по тем портфельным и прямым инвестициям, которые через офшоры возвращались в Россию». Неслучайно на протяжении нескольких лет именно Кипр был иностранным инвестором N 1, хотя совершенно очевидно, что далеко не киприоты вкладывали деньги в нашу страну. В случае если нарушится привычный путь движения капитала, его перемещение может стать односторонним.

Особенно на фоне ухудшающейся экономической ситуации, предупреждает эксперт. Поэтому прогноз Института стратегического анализа ФБК пессимистичен – отток капитала ожидается на уровне 70-80 миллиардов долларов. И при разработке мер деофшоризации экономики России это обстоятельство надо обязательно учесть, говорит эксперт.

Вместе с тем капитал будет в том или ином размере уходить из России всегда, до тех пор пока Россия будет оставаться включенной в глобальную экономику, объясняет Александр Пахомов, ведущий научный сотрудник Центра исследований международной торговли Института прикладных экономических исследований РАНХиГС при президенте РФ.

Без вывоза капитала не обходится реализация любого крупного международного проекта, в котором участвуют российские компании. До 40 процентов легально выведенных капиталов представляют собой экспорт прямых инвестиций – деньги, вложенные российскими компаниями в активы за рубежом. И если 5-10 лет назад наибольший вклад в экспорт российских инвестиций вносил частный бизнес, скупавший активы во многих странах мира, то в последнее время в этих операциях лидируют крупные государственные компании, в том числе госкорпорации, обращает внимание на эту перемену Пахомов. Частный бизнес же резко сократил масштабы инвестиций за рубежом, поскольку не смог добиться необходимой эффективности инвестиционной экспансии.

Фото Fotolia(PhotoXPress.ru) Офшорным компаниям откажут в государственной поддержке
Фото Fotolia(PhotoXPress.ru) Офшорным компаниям откажут в государственной поддержке

И это неудивительно, отмечает Александр Пахомов: в нашей стране период активного вывоза прямых инвестиций длится всего около 10 лет, и российские компании еще не овладели всеми нюансами зарубежной экспансии. В то же время, к примеру, страны БРИКС проводят такую политику уже на протяжении не менее 30-40 лет, там сложились уже свои правила и традиции в этой сфере, сформировалась определенная модель экспорта инвестиций, чего еще не произошло в России. Поэтому наши компании допустили много ошибок: вкладывались в дорогостоящие энергосырьевые проекты, а не в более перспективные и доходные высокие технологии, финансовый сектор или сегменты экономики услуг. Сейчас компании вынуждены частично продавать иностранные активы, чтобы расплатиться по долгам, либо просто не имеют средств на зарубежную экспансию.

Впрочем, считает эксперт, можно посмотреть на проблему и с другой стороны. Дело не столько в масштабах оттока капитала, сколько в том, что приток иностранных инвестиций в российскую экономику не обеспечивает ее минимальных потребностей. Если бы они составляли не 40-50 миллиардов долларов ежегодно (как в течение последних лет), а 75 миллиардов (ориентир, обозначенный минэкономразвития), проблема оттока капитала из страны выглядела бы совершенно иным образом и не стояла бы так остро, уверен Александр Пахомов.

Другое дело, что в оттоке капитала возрастает доля сомнительных операций. В январе-сентябре 2013 года по ним проведено 22 миллиарда долларов, а за весь позапрошлый год – 39 миллиардов, сообщила глава Банка России Эльвира Набиуллина. Подавляющая часть средств, 47 миллиардов, за два года была выведена из страны с использованием облегченных процедур контроля в рамках Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана.

О том, как именно недобросовестные предприниматели обычно выводят деньги за рубеж, «РГ» рассказал начальник Управления торговых ограничений, валютного и экспортного контроля Федеральной таможенной службы Петр Баклаков. Он напомнил, что ФТС не контролирует перемещение товаров из России в Казахстан и Белоруссию и обратно – операторы предоставляют только статистическую форму деклараций. Пользуясь этим, коммерсанты переводят деньги в офшор за якобы поставляемый из этих стран товар, а банку предоставляются поддельные товаро-транспортные накладные. По оценке ФТС, за 11 месяцев 2013 года таким образом из страны увели 140 миллиардов рублей.

Фото Сергей Карпов  (ИТАР-ТАСС) Миркин «Чтобы выманить деньги из офшоров, нужны и «кнут», и «пряник»
Фото Сергей Карпов (ИТАР-ТАСС) Миркин «Чтобы выманить деньги из офшоров, нужны и «кнут», и «пряник»
Собрать доказательную базу по таким правонарушениям непросто, расследование длится обычно 3-6 месяцев, поскольку российским таможенникам приходится запрашивать своих коллег из стран ТС, а также белорусские и казахстанские компании.

В результате общих усилий ФТС и Банка России объем подобных махинаций при торговле с третьими странами сокращается. С 1 января 2013 года ФТС передает Банку России и уполномоченным банкам сведения о зарегистрированных декларациях в течение трех дней со дня выпуска товаров, а таможенники получают информацию о банковских операциях. «Информационный обмен дает надежду, что эта проблема в рамках третьих стран будет закрыта», – сказал Петр Баклаков. Кстати, организация такого взаимодействия привела, помимо прочего, к упрощению процедуры: таможня теперь не требует от участника внешнеэкономической сделки паспорта сделки, а банк – таможенной декларации.

При торговле с третьими странами иногда применяется и другая схема, которая основывается на значительном (в тысячи раз) завышении контрактной стоимости ввозимых на таможенную территорию ТС товаров. Она используется в тех случаях, когда цена товара не влияет на сумму таможенных платежей.

Наконец, существует практика, при которой во внешнеторговых договорах не указываются четкие сроки получения (возврата) денежных средств, что позволяет преступникам многократно продлевать эти сроки (до 10 лет) и таким образом уходить как от административной, так и от уголовной ответственности. В ФТС считают необходимым ограничить сроки репатриации денежных средств, эту же идею рассматривает межведомственная рабочая группа по борьбе с незаконными финансовыми операциями под руководством помощника президента РФ Евгения Школова.

Но даже если «заткнуть» эти дыры, капитал найдет другие пути бегства, и так будет до тех пор, пока «сам» не пожелает остаться в России. Поэтому воздвижению административных барьеров на его пути должны предшествовать меры по созданию более благоприятного инвестиционного климата, в один голос говорят эксперты.

Игорь Зубков, «Российская газета»

Капиталы в этом году будут «уплывать» из России не таким бурным потоком, как в прошлом, когда он составил 57 миллиардов долларов. Таков прогноз Минэкономразвития.
Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

Утек и не вернулсяофшор, налог, деофшоризация, законопроект, отток капитала, инвестиции