Баннер ФЗ-54
9 января 2014, 00:30 4843 просмотра

Грезы и слезы киоскера

Процесс развития новых форматов малого бизнеса в сфере розничной торговли тормозится дороговизной и дефицитом стационарных торговых площадей, отсутствием доступных кредитных продуктов и административным давлением

#photo1#А вы заметили, что продуктовых, да и газетных киосков на городских улицах стало меньше? Речь не только о Екатеринбурге, но и о Челябинске, Тюмени, Перми, Уфе, Ижевске. Я давно наблюдаю за их вымиранием (замещением, вытеснением – кому как нравится) как обычный потребитель. Там, где я раньше в двух шагах от дома мог купить помидоры и яблоки, теперь пустота. С одной стороны, я понимаю: ларьки, где нужно просовывать голову в маленькое оконце, чтобы разглядеть продавца, – это вчерашний день, плюс у некоторых из них нет правоустанавливающих документов на землю. С другой – меня лишили товаров, за которыми теперь приходится ходить гораздо дальше. Кстати, груши и картофель здесь вкуснее были, чем в магазине. Рядом с супермаркетом закрылся еще один (здесь был продлен договор на аренду земли) – не выдержал конкуренции. Владелец овощного павильончика пожаловался, что возможностей для развития бизнеса у него нет: не хватает средств на аренду стационарного помещения и оборудование для нового магазина. Предпринимателя не стало, появился безработный.

Эксперты утверждают: доля субъектов малого бизнеса в розничной торговле будет снижаться, такова общемировая практика. Крупноформатная торговля постепенно занимает ниши, в которых работают малые предприниматели. В подобной ситуации мелкой рознице необходимо переходить на стационарные площади и ориентироваться на узкие сегменты рынка. Насколько это реально? Чтобы ответить на этот вопрос, журнал «Эксперт-Урал» в партнерстве с Коалицией Киоскеров и Медиасоюзом провел круглый стол, посвященный перспективам участников рынка мелкорозничной торговли.

Форматы разные нужны

По данным Коалиции Киоскеров, из существующих в России 80 тыс. киосков в 2013 – 2014 годах могут закрыться более трети. Часть из них, вероятно, справедливо. Речь идет о так называемых нелегальных ларьках. Они не отражены в городских схемах размещения нестационарных торговых объектов (ежегодно утверждаются администрациями), значит, подлежат демонтажу. В Челябинске, например, таких объектов около тысячи, и до конца года там планируют закрыть их большую часть. Местная гордума своим решением позволила демонтировать объекты, владельцы которых не заключили с муниципалитетом договор аренды земли. В мэрии утверждают, что городские власти не преследуют цели избавиться от уличной торговли: «Если говорить о легальных нестационарных объектах, то их у нас в городе около трех тысяч. Это больше, чем во многих других городах-миллионниках». Управление по торговле администрации Челябинска предлагает предпринимателям оценить целесообразность вложений в создание временного объекта: «Если взять павильон площадью около ста метров, то затраты на его возведение и всю начинку сравнимы с тем, чтобы выкупить помещение на первом этаже и оборудовать там магазин. Но это будет собственность, которая никуда не денется».

В Екатеринбурге в декабре текущего года должна быть утверждена схема размещения нестационарных объектов на 2014 год. 1 ноября закончилось ее общественное обсуждение. Такая схема разрабатывается в городе третий год подряд. Количество мест размещения нестационарных объектов, включаемых в нее последние два года, практически не изменилось. По словам председателя комитета по товарному рынку администрации Екатеринбурга Елены Чернышевой, около 800 точек не попадают в схему с 2012 года: «Тем не менее большинство продолжают работать. Среди них есть как законопослушные арендаторы земельных участков, имеющие или имевшие договоры аренды, так и нелегалы, самовольно установившие нестационарные объекты. В отношении законопослушных решение о сокращении принималось по двум критериям – вынос из центральной части города всех отдельно стоящих неспециализированных киосков и павильонов, киосков «Овощи – фрукты», мини-рынков; исключение должников за аренду земельных участков на территории города. Нелегалы не включены как нарушители действующих норм и правил. За последние два из Екатеринбурга вынесено около 200 объектов. Большая часть из них за счет бюджетных средств».

По мнению президента Коалиции Киоскеров, руководителя комиссии «Опоры России» по мелкорозничной, нестационарной и ярмарочной торговле Владлена Максимова, снос неправильных киосков в городах не привел к появлению киосков правильных, а равно и альтернативных форм малой торговли:

– Не может у нас малый бизнес скопить капитал, чтобы шагать дальше. Есть проблемы с кредитами и арендой помещений. Российские чиновники любят ездить в Европу и рассказывать, как там развит малый бизнес – булочные, сырные и кондитерские магазинчики преуспевают на 30 кв. метрах. А у нас, мол, помойка: в одном месте и рыба, и чипсы, и колбаса. А почему? Есть в торговле ключевое понятие – количество квадратных метров стационарных торговых площадей на одну тысячу жителей. Так вот, в России ничтожный метраж стационарных площадей. В Москве, например, это 800 метров. Отсюда и космические цены – даже за чертой города метр меньше, чем за 4 тыс. рублей не найти. В Екатеринбурге ситуация лучше – почти 1,2 тыс. метров на тысячу жителей, но это все равно меньше, чем в Европе, там этот показатель начинается от двух тысяч. Дефицит площадей связан с высокой стоимостью входного билета. В торговых центрах места заняты уже во время строительства здания – транснациональными брендами или теми, кто работает по франшизе. Во многих городах первые этажи зданий для малого бизнеса вообще недоступны, они для этого не приспособлены. Этот дефицит торговых площадей и должна компенсировать нестационарка. Но ее притесняют, забывая, что она предоставляет рабочие места, выполняет функцию социального лифта и поддерживает здоровую конкуренцию.

Эксперт Уральской палаты недвижимости, директор Бюро недвижимости № 1 (Екатеринбург) Николай Мальцев подтверждает беспомощность малых предпринимателей в решении вопросов собственного жизнеобеспечения:

– Существует определенная цикличность развития бизнеса. Рано или поздно обладатели киосков должны перейти на первые этажи. Вопрос в том, что у них нет инструментов, чтобы сделать это быстро и безболезненно. В Екатеринбурге арендовать один метр стационарной торговой площади стоит от 2 до 3 тыс. рублей. Кто из мелкой розницы, у которой все средства в обороте, может себе это позволить? Я уже не говорю о приобретении помещений в собственность. Рынок коммерческой ипотеки неразвит. Если залезть в нее, прибавить все налоги и нынешние ограничения по ассортименту, малый бизнес не выживет.

Координатор Коалиции Киоскеров по Свердловской области, предприниматель Ильдар Рахматуллин уже три месяца ждет ответа по кредиту от одного из банков:

– У банков есть определенное недоверие малому бизнесу. Их можно понять, положение предпринимателей завидным не назовешь. Будущее мелкой розницы туманно. Отсюда и завышенные проценты. На бумаге 15%, на деле – все 25%. Зачем эти хитрые ходы? Теперь, когда я в банк прихожу, сразу прошу конечный процент назвать. А сколько бумаг и отчетности нужно собрать! Мои дети, например, в бизнес не рвутся, проще пойти наемным менеджером в крупную компанию.

– В Москве и Санкт-Петербурге малой розницы практически не осталось, – рассказывает зампред комитета по промышленной, инновационной политике и предпринимательству Законодательного собрания Свердловской области Алексей Коробейников. – А ведь она играет важнейшую роль в экономике. Для начинающих предпринимателей, которые не могут заплатить за аренду помещений в торговых центрах, это едва ли не единственная возможность начать дело. Важно сохранить мелкорозничные предприятия и развивать инструменты для их грамотного регулирования.

Генеральный директор агентства «Газеты в розницу» (Екатеринбург) Владимир Ладыгин считает, что государство должно изменить свой взгляд на малый бизнес:

– Его задача – не пополнение бюджета из последних сил, а создание рабочих мест и оказание услуг тем, до кого большой бизнес никогда не дойдет. Взять наше предприятие, оно небольшое – 100 человек, в год мы платим до 17 млн рублей налогов. Но если нас прихлопнуть, а все идет именно к этому, то эти 100 сотрудников пойдут в службу занятости, государство будет платить им пособия. Что лучше – получать 17 миллионов в казну или содержать сотню неработающих? Государство также должно понять, что в сетях не все можно продать. Человеку удобнее купить газету в киоске по дороге на работу, там же школьник до занятий сможет приобрести линейку и другие мелочи.

Президент Всероссийской лиги защитников потребителей Андрей Артемьев убежден, что регулировать рынок мелкой розницы нужно очень осторожно и цивилизованно, чтобы не навредить покупателям:

– Малых предпринимателей в этой сфере вытесняют с рынка, и это негативно сказывается на потребителях. По сути, население лишают торговых точек шаговой доступности. Оно не может каждый день ездить в гипермаркеты, а ведь есть такие категории товаров, которые нельзя купить на неделю вперед. Кроме того, в торговых сетях мы наблюдаем полное равнодушие к покупателю, нередко просроченные товары. А у дома, где предприниматель дорожит именем, он испорченные продукты предлагать не будет. Просто убрать киоски, не предложив ничего взамен, неправильно.

– Потребителю должны быть доступны и гипермаркеты, и мелкоформатная розница, – поддерживает идею Владлен Максимов. – В Европе они неплохо соседствуют. Там прямо перед крупными торговыми центрами расположены павильоны, в которых торгуют овощами. Это нормально. Каждый европеец знает, что есть товары, которые не предназначены для крупных форматов – их нельзя трогать, перебирать, крутить, они испортятся. Поэтому там разные форматы работают в разных товарных нишах. У нас произошел перекос. Отчасти по вине сетей, которые много лет агрессивно себя вели по отношению к малому и среднему бизнесу, отчасти – по причине недостаточной компетентности тех, кто регулирует рынок.

Торговые войны

Директор общественной организации «Родной город» (Магнитогорск) Владимир Ишимов прогнозирует дальнейшее развитие конфликта между мелкоформатной розницей и торговыми сетями:

– Он запрограммирован нынешней госполитикой. Посмотрите на прогноз социально-экономического развития РФ до 2030 года. С нынешних 35% (это по данным Минпромторга, а по данным Росстата, всего 23%) доля сетей в розничной торговле должна вырасти до 65% к 2020 году. И наоборот, доля малых предприятий с 52% сократится до 22%. Есть закон о торговле, который должен регулировать ситуацию в этой сфере. Он с этой задачей не справился, потому что его положения абсолютно невыполнимы. Между сетями и малым бизнесом возникает конкуренция. Этот документ даже премьер Дмитрий Медведев называет пустым. По-другому и быть не может. Закон приняли в 2009 году, а методику расчета оборота на продовольственном рынке – только полгода спустя. Кто ее разрабатывал – непонятно. Для расчета доли продсетей включены и мелкая розница, и оптовая торговля, и специализированная торговля алкогольными напитками и детским питанием. Полная путаница по форматам и группам товаров. В дискуссии с представителями ФАС мы пришли к общему мнению, что эта методика не работает. То есть мы не можем вычислить реальную долю, которую на рынке занимают торговые сети. Приведу в пример Магнитогорск Челябинской области. Органы статистики определили долю сетей в этом городе в 2012 году в 21,8%. Даже простое сопоставление по торговым площадям говорит, что цифра взята с потолка. В Магнитогорске одних гипермаркетов «Магнит» на 400 тыс. населения четыре штуки, а их всего по стране 30. Сюда добавьте еще 36 «Магнитов» форматом поменьше, 23 универсама «Пятерочка» и «Перекресток», 58 алкомаркетов «Красное и белое». По нашим расчетам, доля сетей в Магнитогорске достигла 70%. Закон ограничивает 25-ю процентами долю на рынке конкретной сети. Крупные федеральные сети работают в формате магазинов шаговой доступности, по нашим сведениям, даже в убыток себе, но чтобы не пустить в торговое пространство соперников. Идет реальная торговая война, в которой прежде всего проигрывает город и малый бизнес. Но малому бизнесу все равно, какая сеть превалирует, он вынужден конкурировать со всеми сетями. Повлиять на эту ситуацию невозможно, местные депутаты и администрация открещиваются. Продолжающаяся экспансия сетей окончательно уничтожит малый бизнес и увеличит безработицу. Мы готовы стать площадкой для панельного исследования, как в случае со всероссийским экспериментом Агентства стратегических инициатив по тарифам связи в Магнитогорске. Местные власти должны разрабатывать программы развития потребительского рынка. Екатеринбург как серьезный научный центр мог бы обеспечить методологическую и методическую подготовку таких документов. А представительство президента РФ в УрФО – властный контроль над процессами в этой многомиллиардной (больше 2 трлн рублей) сфере уральской экономики.

Максимов подчеркивает, что закон о торговле появился, чтобы сети ограничить, но реально он этого не делает:

– Только в России сетям позволительно делать все, что им захочется. В Европе супермаркеты не работают по воскресеньям, а в субботу закрываются в 14 часов. Почему? Не потому, что кассирша устала. Им запрещено работать по закону. Это сделано, чтобы малый бизнес поддержать. Там супермаркеты не торгуют алкоголем и табаком. Эти товары реализуют малая розница. В России же у малого бизнеса постоянно из ассортимента выдергивают какие-то позиции. Сначала пиво, потом сигареты. А как им выживать? Был компромисс: малому бизнесу разрешали торговать сигаретами при наличии торгового зала. То есть в киоске нельзя, а в павильоне можно. Но во многих регионах власти открыто говорят предпринимателям, что не дадут им переделать киоск в павильон. Позицию объясняют тем, что законодатель, мол, имел в виду полный запрет на торговлю табаком. Бред! Сейчас хотят рыбой запретить торговать, где-то бабушка отравилась. Почему-то статистики отравлений продуктами, приобретенными в сетях, нет. Уничтожим малую розницу, умрут и местные производители. Небольшой колбасный или сырный цех не сможет работать с сетями. Во-первых, придется платить за вход на полку, во-вторых, из-за жестких стандартов, которые предъявляются к качеству продукции, и огромных штрафов за срыв поставок. Два штрафа могут разорить предпринимателя. По всей стране местные производители реализуют свой товар через малоформатную розницу. А если ее не будет?

Предприниматель Евгений Яргин подтверждает зависимость местных производителей от малого торгового бизнеса:

– Киоски закрываются, вместе с ними вымрет производитель. Я этот тренд наблюдаю на примере своего бизнеса. Занимаюсь оптовой торговлей молочной продукции, у меня на обслуживании как раз небольшие точки. Видно, что с каждым годом их количество сокращается, соответственно, у меня падает оборот. И что нас ждет? Вся мелкая розница лет через пять перестанет существовать.

Предприниматели, защищайтесь

Коалиция Киоскеров принимала непосредственное участие в общественном обсуждении проекта федерального закона, регулирующего малую торговлю. Проект дорабатывается и будет внесен в Госдуму. Принципиальный момент – введение обязательного механизма распределения мест под нестационарные торговые объекты. Одно из предложений – вместо конкурсов проводить аукционы на право заключения договора на размещение объектов нестационарной торговли.

По словам Владлена Максимова, с 2011 года аукционы были введены в Москве:

– До этого они применялись в Химках, эксперимент удался. В столице же начался полный кошмар. На аукционы стали приходить подставные лица, которые взвинчивали начальную цену до нереальной, суммы взлетали до миллиарда рублей. Чтобы ликвидировать моменты сговора на торгах, было решено ввести залоговую сумму. То есть любой предприниматель, подавший заявку на розыгрыш определенного лота, должен был внести задаток. Однако далеко не все бизнесмены, признанные победителями торгов, заключили с городом договор. Спрашивается, зачем тогда торговались? Объясняю механизм – при стартовой цене в 100 тыс. рублей, сумма вырастала до 1,5 – 2 миллионов. Реальный предприниматель выходил из борьбы. А тот, кто выиграл, отказывался от участка и терял залог в 100 тыс. рублей. Потом отказывался второй, он уже ничего не терял. В итоге один из аферистов забирал участок по стартовой цене в 100 тысяч и распоряжался им по собственному усмотрению. То есть аукционы эффективны только тогда, когда проводятся честно. Для этого нужна политическая воля и участие в разработке документа самих малых предпринимателей.

Проблема еще и в том, что у малых предпринимателей нет возможностей лоббировать свои интересы. Это хорошо видно по ситуации, которая сегодня разворачивается в Москве, где борьба с мелкорозничной торговлей, начавшаяся в конце прошлого года, достигла пика. В 2014 году у многих владельцев ларьков заканчивается аренда, и власти, не дожидаясь окончания срока, начали их выселять. Если три года назад было более 20 тыс. легальных объектов мелкой розницы, то сейчас осталось в лучшем случае половина.

И хотя владельцы малого бизнеса ранее выиграли аукционы, позволяющие арендовать место в течение трех лет, город заставляет их закрывать предприятия раньше срока. Формальная причина – предприниматели торгуют не теми товарами, о которых заявляли первоначально.

Эксперты прогнозируют, что подобные кампании рано или поздно затронут все регионы и призывают малый бизнес занять более активную позицию, заявить о ней с помощью общественных организаций. Сегодня для них это – единственный выход.

Артем Коваленко, «Эксперт Урал»

Эксперты прогнозируют, что кампании по борьбе с мелкорозничной торговлей рано или поздно затронут все регионы и призывают малый бизнес занять более активную позицию, заявить о ней с помощью общественных организаций. Сегодня для них это – единственный выход.
Поделиться публикацией:
Куда уходит покупатель и во что играют современные...
776
Концепции настоящего и будущего
3072
Андрей Бударин, начальник Управления оперативного ...
1406
Михаил Иванцов, генеральный директор розничной се...
1117
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
3221
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
6960

#photo1#А вы заметили, что продуктовых, да и газетных киосков на городских улицах стало меньше? Речь не только о Екатеринбурге, но и о Челябинске, Тюмени, Перми, Уфе, Ижевске. Я давно наблюдаю за их вымиранием (замещением, вытеснением – кому как нравится) как обычный потребитель. Там, где я раньше в двух шагах от дома мог купить помидоры и яблоки, теперь пустота. С одной стороны, я понимаю: ларьки, где нужно просовывать голову в маленькое оконце, чтобы разглядеть продавца, – это вчерашний день, плюс у некоторых из них нет правоустанавливающих документов на землю. С другой – меня лишили товаров, за которыми теперь приходится ходить гораздо дальше. Кстати, груши и картофель здесь вкуснее были, чем в магазине. Рядом с супермаркетом закрылся еще один (здесь был продлен договор на аренду земли) – не выдержал конкуренции. Владелец овощного павильончика пожаловался, что возможностей для развития бизнеса у него нет: не хватает средств на аренду стационарного помещения и оборудование для нового магазина. Предпринимателя не стало, появился безработный.

Эксперты утверждают: доля субъектов малого бизнеса в розничной торговле будет снижаться, такова общемировая практика. Крупноформатная торговля постепенно занимает ниши, в которых работают малые предприниматели. В подобной ситуации мелкой рознице необходимо переходить на стационарные площади и ориентироваться на узкие сегменты рынка. Насколько это реально? Чтобы ответить на этот вопрос, журнал «Эксперт-Урал» в партнерстве с Коалицией Киоскеров и Медиасоюзом провел круглый стол, посвященный перспективам участников рынка мелкорозничной торговли.

Форматы разные нужны

По данным Коалиции Киоскеров, из существующих в России 80 тыс. киосков в 2013 – 2014 годах могут закрыться более трети. Часть из них, вероятно, справедливо. Речь идет о так называемых нелегальных ларьках. Они не отражены в городских схемах размещения нестационарных торговых объектов (ежегодно утверждаются администрациями), значит, подлежат демонтажу. В Челябинске, например, таких объектов около тысячи, и до конца года там планируют закрыть их большую часть. Местная гордума своим решением позволила демонтировать объекты, владельцы которых не заключили с муниципалитетом договор аренды земли. В мэрии утверждают, что городские власти не преследуют цели избавиться от уличной торговли: «Если говорить о легальных нестационарных объектах, то их у нас в городе около трех тысяч. Это больше, чем во многих других городах-миллионниках». Управление по торговле администрации Челябинска предлагает предпринимателям оценить целесообразность вложений в создание временного объекта: «Если взять павильон площадью около ста метров, то затраты на его возведение и всю начинку сравнимы с тем, чтобы выкупить помещение на первом этаже и оборудовать там магазин. Но это будет собственность, которая никуда не денется».

В Екатеринбурге в декабре текущего года должна быть утверждена схема размещения нестационарных объектов на 2014 год. 1 ноября закончилось ее общественное обсуждение. Такая схема разрабатывается в городе третий год подряд. Количество мест размещения нестационарных объектов, включаемых в нее последние два года, практически не изменилось. По словам председателя комитета по товарному рынку администрации Екатеринбурга Елены Чернышевой, около 800 точек не попадают в схему с 2012 года: «Тем не менее большинство продолжают работать. Среди них есть как законопослушные арендаторы земельных участков, имеющие или имевшие договоры аренды, так и нелегалы, самовольно установившие нестационарные объекты. В отношении законопослушных решение о сокращении принималось по двум критериям – вынос из центральной части города всех отдельно стоящих неспециализированных киосков и павильонов, киосков «Овощи – фрукты», мини-рынков; исключение должников за аренду земельных участков на территории города. Нелегалы не включены как нарушители действующих норм и правил. За последние два из Екатеринбурга вынесено около 200 объектов. Большая часть из них за счет бюджетных средств».

По мнению президента Коалиции Киоскеров, руководителя комиссии «Опоры России» по мелкорозничной, нестационарной и ярмарочной торговле Владлена Максимова, снос неправильных киосков в городах не привел к появлению киосков правильных, а равно и альтернативных форм малой торговли:

– Не может у нас малый бизнес скопить капитал, чтобы шагать дальше. Есть проблемы с кредитами и арендой помещений. Российские чиновники любят ездить в Европу и рассказывать, как там развит малый бизнес – булочные, сырные и кондитерские магазинчики преуспевают на 30 кв. метрах. А у нас, мол, помойка: в одном месте и рыба, и чипсы, и колбаса. А почему? Есть в торговле ключевое понятие – количество квадратных метров стационарных торговых площадей на одну тысячу жителей. Так вот, в России ничтожный метраж стационарных площадей. В Москве, например, это 800 метров. Отсюда и космические цены – даже за чертой города метр меньше, чем за 4 тыс. рублей не найти. В Екатеринбурге ситуация лучше – почти 1,2 тыс. метров на тысячу жителей, но это все равно меньше, чем в Европе, там этот показатель начинается от двух тысяч. Дефицит площадей связан с высокой стоимостью входного билета. В торговых центрах места заняты уже во время строительства здания – транснациональными брендами или теми, кто работает по франшизе. Во многих городах первые этажи зданий для малого бизнеса вообще недоступны, они для этого не приспособлены. Этот дефицит торговых площадей и должна компенсировать нестационарка. Но ее притесняют, забывая, что она предоставляет рабочие места, выполняет функцию социального лифта и поддерживает здоровую конкуренцию.

Эксперт Уральской палаты недвижимости, директор Бюро недвижимости № 1 (Екатеринбург) Николай Мальцев подтверждает беспомощность малых предпринимателей в решении вопросов собственного жизнеобеспечения:

– Существует определенная цикличность развития бизнеса. Рано или поздно обладатели киосков должны перейти на первые этажи. Вопрос в том, что у них нет инструментов, чтобы сделать это быстро и безболезненно. В Екатеринбурге арендовать один метр стационарной торговой площади стоит от 2 до 3 тыс. рублей. Кто из мелкой розницы, у которой все средства в обороте, может себе это позволить? Я уже не говорю о приобретении помещений в собственность. Рынок коммерческой ипотеки неразвит. Если залезть в нее, прибавить все налоги и нынешние ограничения по ассортименту, малый бизнес не выживет.

Координатор Коалиции Киоскеров по Свердловской области, предприниматель Ильдар Рахматуллин уже три месяца ждет ответа по кредиту от одного из банков:

– У банков есть определенное недоверие малому бизнесу. Их можно понять, положение предпринимателей завидным не назовешь. Будущее мелкой розницы туманно. Отсюда и завышенные проценты. На бумаге 15%, на деле – все 25%. Зачем эти хитрые ходы? Теперь, когда я в банк прихожу, сразу прошу конечный процент назвать. А сколько бумаг и отчетности нужно собрать! Мои дети, например, в бизнес не рвутся, проще пойти наемным менеджером в крупную компанию.

– В Москве и Санкт-Петербурге малой розницы практически не осталось, – рассказывает зампред комитета по промышленной, инновационной политике и предпринимательству Законодательного собрания Свердловской области Алексей Коробейников. – А ведь она играет важнейшую роль в экономике. Для начинающих предпринимателей, которые не могут заплатить за аренду помещений в торговых центрах, это едва ли не единственная возможность начать дело. Важно сохранить мелкорозничные предприятия и развивать инструменты для их грамотного регулирования.

Генеральный директор агентства «Газеты в розницу» (Екатеринбург) Владимир Ладыгин считает, что государство должно изменить свой взгляд на малый бизнес:

– Его задача – не пополнение бюджета из последних сил, а создание рабочих мест и оказание услуг тем, до кого большой бизнес никогда не дойдет. Взять наше предприятие, оно небольшое – 100 человек, в год мы платим до 17 млн рублей налогов. Но если нас прихлопнуть, а все идет именно к этому, то эти 100 сотрудников пойдут в службу занятости, государство будет платить им пособия. Что лучше – получать 17 миллионов в казну или содержать сотню неработающих? Государство также должно понять, что в сетях не все можно продать. Человеку удобнее купить газету в киоске по дороге на работу, там же школьник до занятий сможет приобрести линейку и другие мелочи.

Президент Всероссийской лиги защитников потребителей Андрей Артемьев убежден, что регулировать рынок мелкой розницы нужно очень осторожно и цивилизованно, чтобы не навредить покупателям:

– Малых предпринимателей в этой сфере вытесняют с рынка, и это негативно сказывается на потребителях. По сути, население лишают торговых точек шаговой доступности. Оно не может каждый день ездить в гипермаркеты, а ведь есть такие категории товаров, которые нельзя купить на неделю вперед. Кроме того, в торговых сетях мы наблюдаем полное равнодушие к покупателю, нередко просроченные товары. А у дома, где предприниматель дорожит именем, он испорченные продукты предлагать не будет. Просто убрать киоски, не предложив ничего взамен, неправильно.

– Потребителю должны быть доступны и гипермаркеты, и мелкоформатная розница, – поддерживает идею Владлен Максимов. – В Европе они неплохо соседствуют. Там прямо перед крупными торговыми центрами расположены павильоны, в которых торгуют овощами. Это нормально. Каждый европеец знает, что есть товары, которые не предназначены для крупных форматов – их нельзя трогать, перебирать, крутить, они испортятся. Поэтому там разные форматы работают в разных товарных нишах. У нас произошел перекос. Отчасти по вине сетей, которые много лет агрессивно себя вели по отношению к малому и среднему бизнесу, отчасти – по причине недостаточной компетентности тех, кто регулирует рынок.

Торговые войны

Директор общественной организации «Родной город» (Магнитогорск) Владимир Ишимов прогнозирует дальнейшее развитие конфликта между мелкоформатной розницей и торговыми сетями:

– Он запрограммирован нынешней госполитикой. Посмотрите на прогноз социально-экономического развития РФ до 2030 года. С нынешних 35% (это по данным Минпромторга, а по данным Росстата, всего 23%) доля сетей в розничной торговле должна вырасти до 65% к 2020 году. И наоборот, доля малых предприятий с 52% сократится до 22%. Есть закон о торговле, который должен регулировать ситуацию в этой сфере. Он с этой задачей не справился, потому что его положения абсолютно невыполнимы. Между сетями и малым бизнесом возникает конкуренция. Этот документ даже премьер Дмитрий Медведев называет пустым. По-другому и быть не может. Закон приняли в 2009 году, а методику расчета оборота на продовольственном рынке – только полгода спустя. Кто ее разрабатывал – непонятно. Для расчета доли продсетей включены и мелкая розница, и оптовая торговля, и специализированная торговля алкогольными напитками и детским питанием. Полная путаница по форматам и группам товаров. В дискуссии с представителями ФАС мы пришли к общему мнению, что эта методика не работает. То есть мы не можем вычислить реальную долю, которую на рынке занимают торговые сети. Приведу в пример Магнитогорск Челябинской области. Органы статистики определили долю сетей в этом городе в 2012 году в 21,8%. Даже простое сопоставление по торговым площадям говорит, что цифра взята с потолка. В Магнитогорске одних гипермаркетов «Магнит» на 400 тыс. населения четыре штуки, а их всего по стране 30. Сюда добавьте еще 36 «Магнитов» форматом поменьше, 23 универсама «Пятерочка» и «Перекресток», 58 алкомаркетов «Красное и белое». По нашим расчетам, доля сетей в Магнитогорске достигла 70%. Закон ограничивает 25-ю процентами долю на рынке конкретной сети. Крупные федеральные сети работают в формате магазинов шаговой доступности, по нашим сведениям, даже в убыток себе, но чтобы не пустить в торговое пространство соперников. Идет реальная торговая война, в которой прежде всего проигрывает город и малый бизнес. Но малому бизнесу все равно, какая сеть превалирует, он вынужден конкурировать со всеми сетями. Повлиять на эту ситуацию невозможно, местные депутаты и администрация открещиваются. Продолжающаяся экспансия сетей окончательно уничтожит малый бизнес и увеличит безработицу. Мы готовы стать площадкой для панельного исследования, как в случае со всероссийским экспериментом Агентства стратегических инициатив по тарифам связи в Магнитогорске. Местные власти должны разрабатывать программы развития потребительского рынка. Екатеринбург как серьезный научный центр мог бы обеспечить методологическую и методическую подготовку таких документов. А представительство президента РФ в УрФО – властный контроль над процессами в этой многомиллиардной (больше 2 трлн рублей) сфере уральской экономики.

Максимов подчеркивает, что закон о торговле появился, чтобы сети ограничить, но реально он этого не делает:

– Только в России сетям позволительно делать все, что им захочется. В Европе супермаркеты не работают по воскресеньям, а в субботу закрываются в 14 часов. Почему? Не потому, что кассирша устала. Им запрещено работать по закону. Это сделано, чтобы малый бизнес поддержать. Там супермаркеты не торгуют алкоголем и табаком. Эти товары реализуют малая розница. В России же у малого бизнеса постоянно из ассортимента выдергивают какие-то позиции. Сначала пиво, потом сигареты. А как им выживать? Был компромисс: малому бизнесу разрешали торговать сигаретами при наличии торгового зала. То есть в киоске нельзя, а в павильоне можно. Но во многих регионах власти открыто говорят предпринимателям, что не дадут им переделать киоск в павильон. Позицию объясняют тем, что законодатель, мол, имел в виду полный запрет на торговлю табаком. Бред! Сейчас хотят рыбой запретить торговать, где-то бабушка отравилась. Почему-то статистики отравлений продуктами, приобретенными в сетях, нет. Уничтожим малую розницу, умрут и местные производители. Небольшой колбасный или сырный цех не сможет работать с сетями. Во-первых, придется платить за вход на полку, во-вторых, из-за жестких стандартов, которые предъявляются к качеству продукции, и огромных штрафов за срыв поставок. Два штрафа могут разорить предпринимателя. По всей стране местные производители реализуют свой товар через малоформатную розницу. А если ее не будет?

Предприниматель Евгений Яргин подтверждает зависимость местных производителей от малого торгового бизнеса:

– Киоски закрываются, вместе с ними вымрет производитель. Я этот тренд наблюдаю на примере своего бизнеса. Занимаюсь оптовой торговлей молочной продукции, у меня на обслуживании как раз небольшие точки. Видно, что с каждым годом их количество сокращается, соответственно, у меня падает оборот. И что нас ждет? Вся мелкая розница лет через пять перестанет существовать.

Предприниматели, защищайтесь

Коалиция Киоскеров принимала непосредственное участие в общественном обсуждении проекта федерального закона, регулирующего малую торговлю. Проект дорабатывается и будет внесен в Госдуму. Принципиальный момент – введение обязательного механизма распределения мест под нестационарные торговые объекты. Одно из предложений – вместо конкурсов проводить аукционы на право заключения договора на размещение объектов нестационарной торговли.

По словам Владлена Максимова, с 2011 года аукционы были введены в Москве:

– До этого они применялись в Химках, эксперимент удался. В столице же начался полный кошмар. На аукционы стали приходить подставные лица, которые взвинчивали начальную цену до нереальной, суммы взлетали до миллиарда рублей. Чтобы ликвидировать моменты сговора на торгах, было решено ввести залоговую сумму. То есть любой предприниматель, подавший заявку на розыгрыш определенного лота, должен был внести задаток. Однако далеко не все бизнесмены, признанные победителями торгов, заключили с городом договор. Спрашивается, зачем тогда торговались? Объясняю механизм – при стартовой цене в 100 тыс. рублей, сумма вырастала до 1,5 – 2 миллионов. Реальный предприниматель выходил из борьбы. А тот, кто выиграл, отказывался от участка и терял залог в 100 тыс. рублей. Потом отказывался второй, он уже ничего не терял. В итоге один из аферистов забирал участок по стартовой цене в 100 тысяч и распоряжался им по собственному усмотрению. То есть аукционы эффективны только тогда, когда проводятся честно. Для этого нужна политическая воля и участие в разработке документа самих малых предпринимателей.

Проблема еще и в том, что у малых предпринимателей нет возможностей лоббировать свои интересы. Это хорошо видно по ситуации, которая сегодня разворачивается в Москве, где борьба с мелкорозничной торговлей, начавшаяся в конце прошлого года, достигла пика. В 2014 году у многих владельцев ларьков заканчивается аренда, и власти, не дожидаясь окончания срока, начали их выселять. Если три года назад было более 20 тыс. легальных объектов мелкой розницы, то сейчас осталось в лучшем случае половина.

И хотя владельцы малого бизнеса ранее выиграли аукционы, позволяющие арендовать место в течение трех лет, город заставляет их закрывать предприятия раньше срока. Формальная причина – предприниматели торгуют не теми товарами, о которых заявляли первоначально.

Эксперты прогнозируют, что подобные кампании рано или поздно затронут все регионы и призывают малый бизнес занять более активную позицию, заявить о ней с помощью общественных организаций. Сегодня для них это – единственный выход.

Артем Коваленко, «Эксперт Урал»

Грезы и слезы киоскераМалый бизнес, Розничная торговля, Россия, киоск
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Грезы и слезы киоскера
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/articles/77598/2017-10-19