Баннер ФЗ-54
19.12.2013 00:20:00 19 декабря 2013, 00:20 3323 просмотра

За зачистку региональных банков заплатит местный бизнес

Отзыв лицензии даже у одного среднего банка ставит под удар всю региональную банковскую систему. Под воздействием паники, к которой граждане страны весьма склонны, выжить другим местным банкам становится очень сложно. Местный бизнес лишается нишевого кредитора, заменить которого сетевые федеральные структуры не в состоянии

#photo1#Сразу два банка объявили во вторник о появлении у них серьезных проблем. Смоленский банк «Аскольд» разместил на сайте информацию о прекращении обслуживании клиентов «в связи с потерей ликвидности» и об обращении к Банку России с просьбой решить свою судьбу.

Проблемы этого банка из пятой сотни по активам были известны сразу после лишения 13 декабря лицензии Смоленского банка. «Аскольд» находился в завершающей стадии присоединения к «Смоленскому».

После остановки работы последнего главное управление Банка России по Смоленской области потребовало от «Аскольда» создать 100% резервов под активы, размещенные в материнском банке, «что привело к утере собственного капитала», признаются в банке. По данным на 1 декабря в «Аскольде» на счетах и депозитах граждан находилось 2,1 млрд руб. (на 1 сентября было 3,6 млрд руб.).

Проблемы с ликвидностью обнаружились и в московском «Моем банке», находящемся в середине второй сотни банков по размеру активов. Там признались, что ограничили клиентам выдачу средств наличными: по вкладам – 20 тыс., а по картам – 60 тыс. рублей. Правда, банк обещает решить проблемы уже в среду.

Временные трудности возникли также из-за смены собственника в банке: бывший сенатор, лидер партии «Альянс Зеленых» Глеб Фетисов продал его группе физлиц, представляющих интересы российских и иностранных инвесторов. На 1 декабря «Мой банк» аккумулировал 11,6 млрд руб. физлиц.

Дмитрий Мирошниченко, Центр развития ВШЭ

«Закрытие крупнейшего регионального банка (каковым в Смоленской области был Смоленский банк) неизбежно вызывает панику на всем местном банковском рынке. И чем более рыночной деятельностью занимается банк, тем в большей степени он оказывается под ударом такой паники.

Если банк прикрывал собой сеть обменников, то от краха своих региональных конкурентов он может только выиграть: все начнут менять рубли на доллары, евро. Есть банки, которые занимаются обслуживанием только бизнеса своих собственников: бизнес чувствует себя нормально, то и банку угрозы нет. Ничего рыночного в таких банках нет.

Банки сильными сами по себе быть не могут. Если экономика региона нормально развивается, там будут сильные региональные банки. Смоленская область в этом отношении не может считаться положительным примером. Создается впечатление, что основная роль региона – обслуживать транспортные потоки между Россией и Белоруссией, не всегда прозрачные.

Если же небольшие региональные банки вели реальную деятельность, обслуживали местный бизнес, то с их ликвидацией экономика региона, местная предпринимательская среда проигрывают.

Для бизнеса очень важна скорость принятия решений, их гибкость, что могут предложить только банки, очень хорошо знающие клиента. В регионах очень многое основано не на формальностях, а на личных отношениях, которые могут быть между владельцами банков и кредитуемого там бизнеса: они могли вместе учиться, или их отцы вместе работали. Это очень мощный фактор.

Региональные банки занимают в России очень важную нишу. Мне становится не по себе от идей некоторых коллег оставить несколько десятков федеральных банков и все.

За всю свою банкирскую карьеру не видел в России работающую модель нормального управления региональным подразделением федерального банка: даешь слишком много воли – начинают воровать, закручиваешь гайки – перестают работать, банк теряет всякую гибкость. Между двумя этими крайностями золотую середину я не видел ни разу».

Наталья Березина, аналитик финансовой корпорации «Уралсиб»

«Если у «Аскольда» в «Смоленском банке» находились какие-то активы, резервы по ним явно были не 100-процентные. Но раз банка, где они были размещены, уже нет, то потребовалось создать 100% резервы. Значит, чистые активы, которыми банк может распоряжаться – наличность, ценные бумаги, которые можно быстро обернуть, либо фондирование, которое этот банк мог получать от материнской организации, – стали меньше.

Видимо, они стали настолько маленькими (может быть, он даже ушел в минус), что на создание резервов пришлось направить всю имеющуюся в банке наличность. В этом и состоит потеря ликвидности: денег у них по сути не осталось.

Не очень понятно, почему, отзывая лицензию у Смоленского банка, ЦБ оставил без внимания «Аскольд». К этому моменту, вроде бы, процесс объединения уже фактически завершился, остались формальности самой последней стадии. Может быть, у него не было проблем материнского банка (основные активы «Аскольда» находились на корсчетах в других кредитных организациях; кредиты физлицам были всего 238 млн, юрлицам – 314 млн руб. – «Финмаркет»).

Валить сразу несколько банков в одном регионе – очень болезненно для местного бизнеса (в Смоленской области кроме Смоленского банка и «Аскольда» зарегистрировано еще всего два небольших банка: один в начале пятой сотни, второй – в седьмой сотне по активам – «Финмаркет»). Это подрывает доверие к местной банковской системе, и там начинается местный банковский кризис».

Олег Солнцев, Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП)

«Региональные банковские системы, конечно, нужны, и их должно быть больше, чем сейчас. Во-первых, должна быть какая-то конкуренция сетевым федеральным банкам. Во-вторых, кто-то должен заполнять небольшие ниши, которые могут быть интересны только маленьким банкам.

Не знаю, насколько чувствительна потеря сразу двух из четырех местных банков для Смоленской области. Но в целом, в регионах банки завалить очень легко. Достаточно одного случая – и вкладчики перебегают в госбанки. Особенно непросто будет тем банкам, где много вкладчиков с вкладами более 700 тыс. руб. В этом случае паника почти гарантирована.

Это первый показатель, на который я обратил бы внимание для оценки последствий краха регионального банка. Да и застрахованные физлица, как показывает опыт 2008-2009 годов, часто мало знают о своих правах, и склонны поддаваться панике. Юрлица тоже не защищены, но они в меньше степени склонны к паническим решениям».

ИА «Финмаркет»

Поделиться публикацией:
Прогнозирует Антон Титов, директор группы компаний...
79
От особенностей поведения до особенностей потребле...
1424
Виктория Харламова, руководитель направления китай...
896
Артем Тараев, генеральный директор «К-раута»
1904
Применение 54-ФЗ на примере сети из 48 магазинов
689
Количество наименований в чеке увеличилось на 20%,...
673

#photo1#Сразу два банка объявили во вторник о появлении у них серьезных проблем. Смоленский банк «Аскольд» разместил на сайте информацию о прекращении обслуживании клиентов «в связи с потерей ликвидности» и об обращении к Банку России с просьбой решить свою судьбу.

Проблемы этого банка из пятой сотни по активам были известны сразу после лишения 13 декабря лицензии Смоленского банка. «Аскольд» находился в завершающей стадии присоединения к «Смоленскому».

После остановки работы последнего главное управление Банка России по Смоленской области потребовало от «Аскольда» создать 100% резервов под активы, размещенные в материнском банке, «что привело к утере собственного капитала», признаются в банке. По данным на 1 декабря в «Аскольде» на счетах и депозитах граждан находилось 2,1 млрд руб. (на 1 сентября было 3,6 млрд руб.).

Проблемы с ликвидностью обнаружились и в московском «Моем банке», находящемся в середине второй сотни банков по размеру активов. Там признались, что ограничили клиентам выдачу средств наличными: по вкладам – 20 тыс., а по картам – 60 тыс. рублей. Правда, банк обещает решить проблемы уже в среду.

Временные трудности возникли также из-за смены собственника в банке: бывший сенатор, лидер партии «Альянс Зеленых» Глеб Фетисов продал его группе физлиц, представляющих интересы российских и иностранных инвесторов. На 1 декабря «Мой банк» аккумулировал 11,6 млрд руб. физлиц.

Дмитрий Мирошниченко, Центр развития ВШЭ

«Закрытие крупнейшего регионального банка (каковым в Смоленской области был Смоленский банк) неизбежно вызывает панику на всем местном банковском рынке. И чем более рыночной деятельностью занимается банк, тем в большей степени он оказывается под ударом такой паники.

Если банк прикрывал собой сеть обменников, то от краха своих региональных конкурентов он может только выиграть: все начнут менять рубли на доллары, евро. Есть банки, которые занимаются обслуживанием только бизнеса своих собственников: бизнес чувствует себя нормально, то и банку угрозы нет. Ничего рыночного в таких банках нет.

Банки сильными сами по себе быть не могут. Если экономика региона нормально развивается, там будут сильные региональные банки. Смоленская область в этом отношении не может считаться положительным примером. Создается впечатление, что основная роль региона – обслуживать транспортные потоки между Россией и Белоруссией, не всегда прозрачные.

Если же небольшие региональные банки вели реальную деятельность, обслуживали местный бизнес, то с их ликвидацией экономика региона, местная предпринимательская среда проигрывают.

Для бизнеса очень важна скорость принятия решений, их гибкость, что могут предложить только банки, очень хорошо знающие клиента. В регионах очень многое основано не на формальностях, а на личных отношениях, которые могут быть между владельцами банков и кредитуемого там бизнеса: они могли вместе учиться, или их отцы вместе работали. Это очень мощный фактор.

Региональные банки занимают в России очень важную нишу. Мне становится не по себе от идей некоторых коллег оставить несколько десятков федеральных банков и все.

За всю свою банкирскую карьеру не видел в России работающую модель нормального управления региональным подразделением федерального банка: даешь слишком много воли – начинают воровать, закручиваешь гайки – перестают работать, банк теряет всякую гибкость. Между двумя этими крайностями золотую середину я не видел ни разу».

Наталья Березина, аналитик финансовой корпорации «Уралсиб»

«Если у «Аскольда» в «Смоленском банке» находились какие-то активы, резервы по ним явно были не 100-процентные. Но раз банка, где они были размещены, уже нет, то потребовалось создать 100% резервы. Значит, чистые активы, которыми банк может распоряжаться – наличность, ценные бумаги, которые можно быстро обернуть, либо фондирование, которое этот банк мог получать от материнской организации, – стали меньше.

Видимо, они стали настолько маленькими (может быть, он даже ушел в минус), что на создание резервов пришлось направить всю имеющуюся в банке наличность. В этом и состоит потеря ликвидности: денег у них по сути не осталось.

Не очень понятно, почему, отзывая лицензию у Смоленского банка, ЦБ оставил без внимания «Аскольд». К этому моменту, вроде бы, процесс объединения уже фактически завершился, остались формальности самой последней стадии. Может быть, у него не было проблем материнского банка (основные активы «Аскольда» находились на корсчетах в других кредитных организациях; кредиты физлицам были всего 238 млн, юрлицам – 314 млн руб. – «Финмаркет»).

Валить сразу несколько банков в одном регионе – очень болезненно для местного бизнеса (в Смоленской области кроме Смоленского банка и «Аскольда» зарегистрировано еще всего два небольших банка: один в начале пятой сотни, второй – в седьмой сотне по активам – «Финмаркет»). Это подрывает доверие к местной банковской системе, и там начинается местный банковский кризис».

Олег Солнцев, Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП)

«Региональные банковские системы, конечно, нужны, и их должно быть больше, чем сейчас. Во-первых, должна быть какая-то конкуренция сетевым федеральным банкам. Во-вторых, кто-то должен заполнять небольшие ниши, которые могут быть интересны только маленьким банкам.

Не знаю, насколько чувствительна потеря сразу двух из четырех местных банков для Смоленской области. Но в целом, в регионах банки завалить очень легко. Достаточно одного случая – и вкладчики перебегают в госбанки. Особенно непросто будет тем банкам, где много вкладчиков с вкладами более 700 тыс. руб. В этом случае паника почти гарантирована.

Это первый показатель, на который я обратил бы внимание для оценки последствий краха регионального банка. Да и застрахованные физлица, как показывает опыт 2008-2009 годов, часто мало знают о своих правах, и склонны поддаваться панике. Юрлица тоже не защищены, но они в меньше степени склонны к паническим решениям».

ИА «Финмаркет»

За зачистку региональных банков заплатит местный бизнесЦентробанк, ЦБ, отзыв лицензии, финансирование
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
За зачистку региональных банков заплатит местный бизнес
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME http://www.retail.ru
http://www.retail.ru/articles/77389/2017-05-29