19 марта 2013, 00:00 3070 просмотров

Городу без розницы

В Петербурге опять решается вечный вопрос: быть или не быть ларькам и киоскам? Актуализировали эту тему чиновники. Еще в прошлом году Комитет по управлению городским имуществом (КУГИ) разработал постановление петербургского правительства №1045 – главный документ, регулирующий работу нестационарных торговых объектов. Постановление вступило в силу осенью 2012-го. Предприниматели обращали внимание властей на то, что некоторые пункты этого документа перевели в разряд нелегальной также работу ларьков с фастфудом и магазинов фермерских продуктов.

Устранением противоречий, имеющихся в постановлении, чиновники начали заниматься только в 2013 году, после образования Комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка (КРППР). Навести порядок в секторе мелкорозничной нестационарной торговли в КРППР рассчитывают к июлю текущего года, поскольку в нынешнем виде постановление может убрать с рынка более трети малых розничных предприятий. Как сообщил недавно глава комитета Эльгиз Качаев, к этому времени будет готов окончательный вариант поправок.

Под прикрытием обеспеченности

В первую очередь претензии бизнес-сообщества вызывает норматив обеспеченности торговыми площадями. Предпринимателю может быть отказано во включении в адресную программу по размещению торговых объектов, если район, в котором он намерен открыть магазин, уже достиг установленной планки.

По мнению представителей бизнеса, документ содержит и другие требования, которые загоняют мелкую розницу в бедственное положение. Например, включение в адресную программу может производиться только раз в год, а сами торговые объекты размещаются на неопределенный срок – опять-таки исходя из нормативов обеспеченности района торговыми площадями.

По оценкам УК «Финам Менеджмент», объем продаж микропредприятий розничной торговли Северной столицы составляет примерно 125 млрд рублей, из которых не менее трети приходится на долю нестационарной розницы – палаток, киосков и т.п. Таким образом, под действие новых норм попадает треть мелкорозничных предприятий города.

При этом формально Петербург не нуждается в новых киосках и маленьких магазинах. Так, по стандартам Минпромторга РФ, в 2012 году норматив минимальной обеспеченности населения площадью торговых объектов в городе составил 600 кв. м на 1 тыс. жителей. По данным КРППР, на 1 января 2013 года этот показатель достиг 1035 кв. м на 1 тыс. жителей – гораздо больше, чем в Москве (784 кв. м). Петербург в этом плане даже можно сравнить с европейскими и американскими стандартами. Например, в Берлине этот показатель на уровне 1,7 тыс. кв. м, в Лос-Анджелесе – 1,8 тыс.

Однако нормативы Минпромторга не разграничивают торговые площади по видам бизнеса – в этих цифрах учтены не только мелкие магазины, но и крупные торговые комплексы, принадлежащие розничным сетям. Между тем доля малого бизнеса в розничном сегменте неуклонно снижается.

Изгнание из рая

Ларьки с пивом и сигаретами, которые были неотъемлемой частью петербургского пейзажа 90-х годов прошлого века, за последние десять лет практически исчезли из центра города, а в спальных районах находятся на осадном положении.

Масштабная кампания против мелкорозничной торговли развернулась при губернаторе Владимире Яковлеве, затем это начинание подхватила сменившая его Валентина Матвиенко. Сначала мелкую розницу изгнали с остановок общественного транспорта, потом ввели ограничения на торговлю в радиусе 50 м от госучреждений – это затронуло точки продаж, в ассортимент которых наряду с продуктами входили алкоголь и сигареты. По статистике Ассоциации предпринимателей малого и среднего бизнеса Санкт-Петербурга, с 2001 года доля малых и средних предприятий на городском розничном рынке снизилась с 80 до 15% и большая часть рынка отошла торговым сетям.

Главная претензия чиновников и жителей города к ларькам и палаткам – неприглядный вид и сомнительный ассортимент. «Оборот мелкорозничной торговли в России составляет 200-220 млрд рублей. Его значительная доля, почти 30%, приходится на табак и алкоголь, – констатирует аналитик финансовой компании AForex Нарек Авакян. – Ларечные торговцы зарабатывают также на фастфуде или прохладительных напитках. Еще один несомненный атрибут ларечного бизнеса – теневая составляющая: как правило, владельцы ларьков не платят никаких налогов, кроме пенсионного, поскольку не отражают свои денежные потоки в налоговых декларациях. В то же время уровень криминализации ларечного бизнеса, особенно в регионах, крайне высок, что свидетельствует о крайней ненадежности подобного вида торговли».

Вступление в силу запрета на продажу алкоголя и сигарет в торговых объектах площадью до 50 кв. м уберет с рынка большую часть игроков. По подсчетам аналитического агентства INFOLine, в 2013-2014 годах отток потребителей и сокращение выручки приведут к закрытию около 60 тыс. мелких торговых объектов в России, в том числе порядка 30 тыс. киосков, 10 тыс. павильонов и более 12 тыс. традиционных магазинов площадью менее 50 кв. м. В крупную розницу уйдут дополнительно 2,8 трлн рублей доходов. «У киосков до 80% продаж приходится на пиво и табак, у павильонов – до 55, у маленьких магазинов – от 15 до 40%. Так что многие не выживут», – уверен генеральный директор «INFOLine-Аналитики» Михаил Бурмистров.

Окончательный и самый сокрушительный удар по мелкой рознице наносят новые нормы налогового законодательства. Так, с 2013 года вдвое увеличились платежи на обязательное пенсионное и медицинское страхование для индивидуальных предпринимателей.

Под раздачу попали все

Очевидно, что уничтожение малых предприятий идет вразрез не только со здравым смыслом, но и с заявленным курсом государства. На X Форуме субъектов малого и среднего предпринимательства, который прошел в Петербурге в декабре прошлого года, губернатор Георгий Полтавченко заявил, что «малый бизнес приобретает все больший вес в экономике Санкт-Петербурга, и правительство города уделяет ему большое внимание». Предприятия малого и среднего бизнеса приносят в городской бюджет более 30% поступлений. В отрасли занято более 1 млн человек – чуть меньше половины экономически активного населения. Но при этом губернатор не стал уточнять, как изменятся эти цифры, если мелкая розница будет вытеснена с рынка.

Естественно, любой чиновник ратует за то, чтобы малый бизнес прирастал производствами и предприятиями по оказанию услуг, а не торговыми точками. Но чтобы пробиться к потребителям, им нужно где-то предлагать свои услуги или продавать свой товар. А власти, борясь с перепродавцами, с торговлей алкоголем и табачными изделиями, заодно сделали невыносимой жизнь в том числе для таких мелкорозничных продаж. Попытки же малых предприятий отстоять свои права на деле вызывают отторжение в Смольном.

В начале этого года КРППР предложил изменить правила работы киосков: мелкую розницу вернуть на крупные автодороги, сократить минимальное расстояние от киосков до госучреждений, поменять другие пункты постановления №1045. В частности, отменить нормативы обеспеченности населения торговыми площадями как основание для отказа во включении в адресную программу. На заседании в Доме предпринимателя Эльгиз Качаев подчеркнул, что изменения подготовлены «на основании анализа предложений, поступивших от бизнес-сообществ, предпринимателей и общественных организаций». В разработке поправок участвует также Общественный совет по развитию малого предпринимательства при губернаторе, возглавляемый Еленой Церетели, которую СМИ уже окрестили матерью Терезой петербургского бизнеса.

По мнению Церетели, существующие нормы деятельности малых предприятий во многом противоречат друг другу. В итоге сформировались двойные стандарты, которые выводят из правового поля уже существующие магазины, ларьки и даже мастерские. «В частности, п. 1.5 приложения к постановлению делает невозможным планирование бизнеса более чем на один-три месяца. Действуя максимально разумно и осмотрительно, субъекты малого бизнеса вообще должны отказаться от торговой деятельности, в том числе от оказания услуг во временных сооружениях на тех участках, которые принадлежат Петербургу, – пояснила Церетели. – Так, после включения в схему размещения и заключения договора аренды с КУГИ в случае открытия стоматологического кабинета, спортивных объектов или языковых курсов на меньшем расстоянии, чем установлено постановлением, земельный участок подлежит исключению из схемы размещения. А договор фактически подлежит расторжению».

По ее словам, продажа пива и сигарет уже и так отрегулирована на уровне федерального законодательства, поэтому не нуждается в дополнительных мерах региональных властей. Кроме того, увлекшись борьбой с алкоголем и табаком, чиновники могут лишить граждан возможности покупать качественные продукты питания.

Растерянный дух

Елена Церетели считает, что неразумно ограничивать реализацию молочной и хлебобулочной продукции, овощей и фруктов в зависимости от близости школ или органов власти. По новым нормам, магазины фермерских товаров могут отдалиться от жилых районов минимум на 50 м, например разместиться на другой стороне улицы. То есть малый бизнес лишится главного преимущества перед сетями – территориальной доступности для жителей микрорайона.

Первоначально Общественный совет и КРППР предложили целый ряд изменений в постановление о нестационарных торговых объектах. В том числе сократить расстояние от ларьков до органов государственной власти, школ и больниц с 50 до 10 м, уменьшить количество магистралей, на которых нельзя размещать ларьки, а также расширить ассортимент товаров, реализуемых на территории объектов культурного наследия, за счет напитков и сувениров. Наконец, авторы нововведений рекомендовали установить минимальный срок работы ларьков на уровне пяти лет, а не исходя из нормативов обеспечения района продукцией, продаваемой в киоске.

Однако инициативы защитников бизнеса, изначально носившие либеральный характер, в процессе обсуждения в Смольном растеряли дух свободы. Как рассказал Эльгиз Качаев, руководители районных администраций отказались сокращать нормы по удаленности ларьков от школ и органов власти. Кроме того, районы отказались от идеи пустить ларьки и киоски на крупные магистрали. И в угоду общественному мнению КРППР решил заняться преобразованием внешнего облика уличных павильонов. В комитете всерьез обсуждают, как должен выглядеть европейский ларек будущего и из каких материалов его нужно изготавливать. Город европейских стандартов продолжает гнаться за внешним лоском, пренебрегая экономической эффективностью.

Малышам здесь не место

По информации Росстата, в малом бизнесе в России заняты менее 10% граждан. Это крайне мало по сравнению с развитыми странами и даже Китаем. Для сравнения: в США, ЕС и КНР показатель достигает 50-70%. В 2008 году в РФ действовали 2742 индивидуальных предпринимателя, а в 2011-м – на 300 тыс. меньше. Если в 2008 году на малых предприятиях (без учета микропредприятий) работали 6 млн человек, то через год их было 5,7 млн, еще через год – 5,5 млн человек.

На взгляд главы Ассоциации малого и среднего бизнеса Санкт-Петербурга Сергея Веснова, за последние годы налоговое бремя для малых предприятий, и особенно для индивидуальных предпринимателей, выросло настолько, что люди вообще уходят из бизнеса. «Наученные горьким опытом, многие ушли в другие сферы. Зарплата предпринимателя если и повыше, чем на наемной работе, зато ему надо и трудиться больше, и многим рисковать, – поясняет он. – При этом законодательство не поменялось и надзор за деятельностью компаний остался на прежнем уровне. Если правоохранители захотят, то могут закрыть любого бизнесмена».

Впрочем, не исключено, что нынешние преобразования в секторе потребительского рынка дадут положительные результаты. В отсутствие уступок со стороны властей малый бизнес найдет новые решения, полагает аналитик УК «Финам Менеджмент» Максим Клягин. По его мнению, сокращение мелкорозничной сети в перспективе компенсируется развитием других форматов, например аналогичных западным corner store и convenience store (аналоги российского магазина шаговой доступности). Динамичному росту этого формата в крупных городах пока мешают дефицит площадей и конкуренция именно со стороны нестационарной розницы, отмечает Клягин.

Пока же предприниматели не теряют надежду и продолжают попытки отвоевать у Смольного немного свободы. Однако последний, похоже, не готов поддержать малый бизнес. Видимо, молодой Комитет по развитию предпринимательства и потребительского рынка пока не обрел достаточного авторитета, чтобы эффективно бороться за права бизнесменов. Все основные инициативы бизнес-сообщества упираются в нежелание чиновников и рядовых граждан видеть на улицах города ларьки и палатки.

Санкт-Петербург «Эксперт Северо-Запад» №9 (606)

Статья относится к тематикам: Законопроекты, Законы
Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

Городу без розницыторговля, розничная торговля, законы, регулирование торговли, ритейл, ритейлеры