25 июля 2012, 00:00 2377 просмотров

Смерть ларькам

До знаковой даты 1 июля 2012 года у российского ларька было два источника дохода — пиво и сигареты. Более 70% продаж мелкой розницы формировалось за счет них. В новых условиях эта экономическая модель работать не будет. Сначала у ларечника отберут пиво — оно приносило более трети оборота. С 1 июля вступили в силу поправки к закону «О госрегулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции». Согласно поправкам, пиво, впервые в российской законодательной практике, приравнено к алкоголю. Понятно, что и до этого никто не сомневался, что в пиве есть градусы, но для буквы закона алкоголем оно не являлось. Это обстоятельство последние годы являлось главным поводом для раздражения «водочного лобби»: крупнейшие производители крепкого алкоголя из кожи вон лезли, чтобы доказать несправедливость такого положения вещей. И преуспели: на пиво теперь распространяются те же ограничения, что и на водку, то есть ареал продаж пива кардинально сужается.
В первую очередь за счет ларьков. Пиво крепче 5% нестационарным магазинам запрещено теперь продавать в принципе. Но этот запрет они, пожалуй, пережили бы — более 95% продаваемого пива и так находится в диапазоне 4-5%, производители позаботились об этом заблаговременно. Куда болезненнее для них станет запрет на ночную продажу пива, а окончательно добьет поправка к закону, которая вступит в силу 1 января 2013 года: продажа пива будет запрещена в объектах торговли нестационарных форматов.
Впрочем, очень вероятно, что до этого момента ларьки не доживут, поскольку еще раньше у них отнимут и вторую статью доходов. У мелкой розницы жесткая никотиновая зависимость (38% оборота, по данным AC Nielsen). При этом 50% продаж всей табачной продукции — а это более $6 млрд в год — идет именно через мелкую розницу. Каких-либо конкретных законодательных проектов в Думу еще не внесено, но обсуждение вопроса об ограничении продажи сигарет явно активизировалось.
Сгинет каждый второй
По данным Nielsen, в России почти 370 тыс. торговых объектов всех типов. По экспертным расчетам Минэкономразвития, запрет на реализацию пива в нестационарных торговых точках может привести к закрытию порядка 175 тыс. таких торговых объектов и сокращению количества рабочих мест в торговле на 300-500 тыс.
Если же будет запрещен и табак, участникам рынка видится совсем уж апокалиптическая картина. По подсчетам Института Патрика Бэшема, в случае введения в России запрета на открытую выкладку табачной продукции только в первый год 47,5 тыс. объектов мелкорозничной торговли (13% общего числа) самоликвидируются. Из-за снижения трафика магазинов и увеличения контрафактной торговли будет закрываться до 130 магазинов в день. В целом этот прогноз совпадает с прогнозом Минэкономразвития.
Даже регуляторы рынка признают, что в системе доходов небольших магазинов и киосков заменить пиво и сигареты нечем. Так, заместитель руководителя департамента торговли и услуг правительства Москвы Никита Кузнецов считает, что выжить сумеют далеко не все ларьки. По его мнению, сохранят жизнь лишь те, кто сумеет отказаться от «товаров импульсного спроса» и перейти на относительно узкую специализацию: молочную, овощную и т. п. «Это не административный диктат, это свежий тренд на рынке мелкой розницы, и это соответствует интересам города,— говорит он.— Все последние аукционы по мелкой рознице мы проводим только по узким специализациям».
Участники рынка ничего такого уж естественного в происходящем не видят. «Власти хотят извести киоски на корню и при этом поют песни об интересах потребителя и гармонизации ритейла,— негодует управляющий партнер MDG Group (сеть мелкорозничных магазинов) Дмитрий Потапенко.— Но рыночная правда в том, что должны цвести все цветы. А потребитель — выбирать, где ему удобнее покупать. А сейчас мы наблюдаем ситуацию, когда с рынка хотят законодательно выдавить почти половину его участников. Никто от этого ни пить, ни курить меньше не станет».
Алко-региональная вольница
Нужно сказать, что задуманы эти нововведения были давно, но власть по понятным причинам довольно долго с ними тянула. Поправки к закону «О госрегулировании…» были приняты еще год назад, но наиболее болезненные его положения максимально отодвинуты от двух важнейших событий в жизни страны — декабрьских думских и мартовских президентских выборов. Важнее пива здесь была, очевидно, водка. В соответствии с поправками в Налоговый кодекс впервые в российской истории повышение акциза на водку было разбито на два этапа. 1 января 2012 года акциз был повышен незначительно, с 231 до 254 руб., а 1 июля — до 300 руб. в пересчете на литр чистого спирта. Таким образом, самая дешевая бутылка водки в магазине с этой недели стоит 130 руб.
Удар по ларькам в глазах потребителя, очевидно, выглядит не столь драматично, но и он неприятен. Один из авторов поправок депутат Госдумы Виктор Звагельский признает, что закон может нанести непоправимый ущерб рознице, но, если кто не спрятался, он (депутат) не виноват. «Мы дали малому бизнесу полтора года для того, чтобы подстроиться под новые правила игры, получить лицензии, построить нормальные торговые комплексы. Если кто-то этого не сделал, это его проблемы»,— уверен депутат. Впрочем, есть одна проблема, заложенная в законе, которую отрицать сложно. Дело в том, что в соответствии с этим законом регионам дано бесконтрольное право менять условия продаж — вводить ограничения в сторону ужесточения общефедеральной формулы «23-8». При этом рамки ужесточения не определены. Например, в Чечне, одной из первых воспользовавшейся этим правом, разрешено продавать алкоголь только два часа в день — с 8 до 10 утра. Казалось, в этом Рамзана Кадырова трудно превзойти. Но двум регионам удалось: в Архангельской области с 1 июля будет веден полный запрет на продажу алкогольной продукции крепостью от 0,5% до 9%, а в Краснодарском крае под запрет с 1 сентября попали слабоалкогольные коктейли и, что интереснее, кофеиносодержащие напитки. Последнее означает, что с осени на черноморском побережье России будут запрещены Coca-Cola и Pepsi. Как на это реагировать, в названных компаниях еще не придумали.
Зато в антимонопольное ведомство обратилось сразу несколько торговых ассоциаций, посчитавших, что поправки нарушают несколько законов, в том числе «О защите конкуренции», «Об основах государственного регулирования торговой деятельности» и «О госрегулировании производства и оборота этилового спирта…». ФАС начнет рассматривать этот вопрос только в следующем месяце. При этом президент Союза производителей безалкогольных напитков и минеральных вод Дмитрий Петров считает, что изменить федеральный закон может только Конституционный суд, а не антимонопольное ведомство.
Депутат Звагельский признает «перегибы на местах»: «Это вопрос умственного развития руководителя конкретного региона. Еще на стадии обсуждения закона я предупреждал, что норма может использоваться неконтролируемо, но мне тогда сказали: ты что же думаешь, в регионах губернаторы враги себе? Поправить норму мы всегда сможем».
Конечно, можно сказать, что, кроме потребителя и самих ларечников, от описанных законодательных новшеств никто не пострадает. Для производителей табака (весь российский рынок контролируют три транснациональных игрока и два дистрибутора) и пива (85% рынка приходится на пять компаний) изменятся лишь логистические потоки: вместо многочисленных магазинов завозить продукцию надо будет только в крупные сети. Государство тоже вряд ли заметит потерю бойца: в структуре доходов бюджета мелкая розница составляет сотые доли процента. Небольшой дискомфорт могут доставить разве что полмиллиона безработных. Но, поскольку основу армии ларечников составляют гастарбайтеры, государство это вряд ли обеспокоит. www.kommersant.ru
Статья относится к тематикам: Законы
Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

Смерть ларькамretail, retailer, ларьки, торговля, мелкорозничная торговля