1 декабря 2011, 00:00 6288 просмотров

Интернет-торговля на Урале: перспективы и проблемы

Количество интернет-магазинов в Екатеринбурге по итогам 2011г. удвоится и приблизится к 1000 объектам.

Рабочая группа отмечает, что интернет-торговля становится основным фактором роста внемагазинной розницы на Урале. Вместе в тем основная социальная нагрузка в плане обеспечения занятости населения по-прежнему закреплена за сектором прямых продаж.

Показатели рынка внемагазинной торговли прогрессивных форм

«Мы пришли к выводу, что на фоне роста всего рынка торговли Свердловской области – по объему розничной торговли регион занимает первое место в Уральском округе и третье среди субъектов РФ – более высокими темпами растет рынок внемагазинной торговли прогрессивных форм, то есть интернет-торговля, прямые продажи, торговля по каталогам», – отметил ответственный секретарь рабочей группы по удаленной торговле Комитета по развитию потребительского рынка ТПП РФ Александр Чекарев. По прогнозам рабочей группы, в 2011г. рынок интернет-магазинов покажет наиболее значительный рост среди всех секторов рынка удаленной торговли – ожидается удвоение числа объектов до значимого порога – почти 1000.

Уже на 1 ноября 2011г., как сообщила в рамках круглого стола ТПП РФ ведущий специалист Комитета по товарному рынку Администрации г. Екатеринбурга Яна Бондаренко, число объектов электронной коммерции составляет 987 магазинов, тогда как на 1 января 2011г. в городе действовало 428 интернет-магазинов. Она отметила, что в 2010г. прирост объектов интернет-торговли был не столь впечатляющим – в прошлом году появилось всего 112 электронных магазинов.

Примерно в тех же темпах, что и число магазинов, считают в рабочей группе ТПП РФ, в Екатеринбурге растет и емкость рынка электронной коммерции. По оценке директора крупнейшего в регионе интернет-магазина «Е96» Бориса Лепинских, емкость рынка интернет-продаж бытовой техники и электроники – одного из лидирующих сегментов торговли через интернет – составляет в Екатеринбурге около 4 млрд руб. в год. «По итогам 2011г. этот сегмент рынка возрастет более чем на 80%, а в 2012г.удвоится. Рынок интернет-магазинов Екатринбурга еще несколько лет будет сохранять высокие темпы роста, в отличие от замедляющегося московского», – высказал свою экспертную оценку Б.Лепинских.

Как отметила Я.Бондаренко, преимущественное развитие в Екатеринбурге в 2011г. получили такие направления интернет-торговли, как товары для дома и ремонта – их доля от общего числа на начало ноября 2011г. составляет 16% (145 на 1 ноября 2011г. против 46 на 1 января 2011г.), товары для детей (122 объекта против 85 на начало года) – 14% от числа всех объектов интернет-торговли.

По данным Комитета по товарному рынку города, приличную долю в Екатеринбурге занимает продажа через интернет бытовой техники (действует 47 магазинов), компьютерной (78 магазинов), автомобильных товаров (59), средств связи (27), товаров для спорта, отдыха, туризма (21 магазин). Более чем в 3 раза за 10 месяцев 2011г. возросло в городе число магазинов по доставке еды и напитков – с 15 на начало 2011г. до 49 к настоящему времени, одежды и обуви – с 13 до 44.

«Активное развитие сейчас получают оптовые интернет-магазины, что обусловлено большим числом оптовых компаний в городе», – подчеркнула Я.Бондаренко.

Впрочем, эти тенденции полностью соответствуют общероссийским.

В соответствие с данными, представленными А.Чекаревым на основании исследования Высшей школы экономики (ВШЭ), за последние 6 лет наибольший прирост среди всех секторов внемагазинной торговли продемонстрировала интернет-торговля – в 3,84 раза (с 50 млрд руб. в 2005г. до 192 млрд руб. в 2010г.). Прямые продажи за этот же период возросли в 2,04 раза с 47 млрд руб. в 2005г. до 96 млрд руб. в 2010г.

В 2010 г. наибольшая доля внемагазинной торговли приходится на интернет-торговлю (49%), второе и третье места делят прямые продажи и торговля по почте (по 24%) и, наконец, замыкает этот список торговля через автоматы (3%).

Между тем, отметил А.Чекарев, по числу занятого населения прямые продажи лидируют среди всех сегментов удаленной торговли, охватывая более 4,4 млн человек. При этом уровень консолидации в этой сфере самый высокий – по данным Euromonitor International 77% занимает «тройка» лидеров.

В свою очередь, российскую электронную коммерцию эксперты характеризуют в ее нынешнем состоянии как низкоконкурентную: уровень консолидации (доля крупных и средних игроков) не превышает 50% в структуре всех интернет-продаж. По данным ВШЭ, на тройку крупнейших операторов интернет-торговли в РФ приходится всего 4,5%.

Несмотря на то, что электронная торговля в РФ в структуре всех розничных продаж, т.е. с учетом традиционной offline-торговли, не превышает 2%, члены рабочей группы предполагают, что за 10 лет эта доля сможет возрасти до 15-20%.

При этом, как отметил Александр Чекарев, сейчас наблюдается тенденция смешивания различных форматов офлайн и онлайн торговли, различных типов удаленной торговли. Например, компания, которая занимается прямыми продажами, идет в интернет, традиционные магазины развивают индивидуальные консультации. В целом все формы удаленной торговли характеризует низкий порог вхождения для малого и среднего бизнеса.

Александр Чекарев пояснил, что в структуре удаленной торговли рабочей группой сейчас рассматриваются такие направления, как интернет-торговля, торговля по каталогам и через телемагазины с последующей почтовой доставкой, прямые продажи и продажи через торговые автоматы (вендинг).

Однако еще год назад эти сегменты розничного рынка рассматривались дискретно. «С созданием в конце 2010г. рабочей группы по удаленной торговле при ТПП РФ удалось доказать власти и бизнесу, что рынок удаленной торговли существует как единое поле деятельности различных хозяйствующих субъектов, имеющих сходные проблемы и тип контакта с потребителем. При этом стало понятно, что рынок уже имеет заметный вес в экономике России и требует консолидации механизмов саморегулирования через деловые ассоциации», – заявил А.Чекарев.

Например, отметил он, в сегменте прямых продаж действующий этический кодекс Ассоциации прямых продаж устанавливает правила игры, которые в значительно большей степени, чем в других секторах рынка удаленной торговли, защищают потребителей и создают устойчивую практику работы добросовестных участников рынка. Кроме того, кодекс позволяет развиваться малому предпринимательству, так как дает распространителям определенные гарантии, защиту их прав. «Стандарты ответственного развития индустрии задают прежде всего крупные компании, входящие в Ассоциацию, определяя ключевой формат взаимоотношений между дистрибуторами и компаниями-производителями», – уверен А.Чекарев.

В ряде регионов с низким уровнем занятости работа в области прямых продаж становится практически единственным источником дохода граждан. Руководитель содействию развитию предпринимательства Администрации г.Каменск-Уральский Надежда Швыдкая отметила, что точных данных о числе занятых в этой сфере пока нет, но «складывается ощущение, что 90% женщин Каменск-Уральского заняты прямыми продажами». Между тем, сектор вендинга в городе сокращается, количество локальных интернет-магазинов не превышает 25 и тенденции к росту этого сектора пока нет.

В целом объем удаленной торговли, иными словами – внемагазинной торговли прогрессивных форм, в России удвоится в ближайшие 5 лет и достигнет 793 млрд руб., говорится в представленном в рамках круглого стола исследовании ВШЭ. По данным аналитической компании Euromonitor, представленным ВШЭ, за период в 2005-2010гг. оборот внемагазинной торговли увеличился в 2,96 раза со 133 млрд руб. в 2005г. до 394 млрд руб. в 2010г. Таким образом, доля рынка такого вида розницы в структуре российского ритейла составляет 4,3%. Это пока меньше, чем в мире – 6%, и еще меньше, чем в развитых странах – Германии и Франции, где этот показатель составляет 12% без учета интернет-торговли.

В этой связи президент, председатель правления Уральской Торгово-Промышленной палаты Андрей Беседин заявил, что фактически сформировался новый сегмент экономики с высокими темпами роста. Важно, что именно в этой сфере задействован малый и средний бизнес, что особенно актуально для России, где становление малого предпринимательства долгие годы наталкивалось на многие сложности, отметил глава УТПП. Однако, подчеркнул он, эта сфера требует решения проблем взаимоотношения с потребителями и напомнил, что именно в сфере внемагазинной торговли велика доля возврата товаров.

Проблемы рынка удаленной торговли

Исследователи ВШЭ и члены рабочей группы ТПП РФ выделяют специфические вопросы рынка удаленной торговли.

  1. в интернет-торговле – слабость логистических систем и проблемы доставки; сосредоточенность аудитории, осуществляющей онлайн-покупки, в двух столицах; неразвитость платежных систем и отсутствие доверия у населения к предоплатным схемам. Кроме прочего, здесь сохраняется активное применение «серых» схем налогообложения и параллельного ввоза товаров.
  2. в прямых продажах – увеличение налоговой нагрузки на индивидуальных предпринимателей (ИП), а также сложности, связанные с привлечением, обучением и удержанием распространителей.
  3. в почтовой торговле – отсутствие должной инфраструктуры и здоровой конкурентной среды на рынке почтовых услуг, отказ покупателей от схем предоплаты, а также высокая доля возвратов (до 10-20%).
  4. в вендинге (торговле через автоматы) – бюрократические трудности, связанные с оформлением разрешений на установку торговых автоматов, высокая налоговая нагрузка на компании, осуществляющие торговлю через автоматы, сложности поиска необходимого финансирования торговой деятельности, недоверие покупателей к автоматизированным системам продажи товаров.

Безусловно, что все эти проблемы проявляются в большинстве российских регионов, где развиваются данные формы торговли, в том числе на Урале.

Участники рынка обсудили также возможности решений для нивелирования негативных процессов и деятельности недобросовестных компаний на рынке удаленной торговли. Одно из направлений – развитие саморегулирования.

Так, президент Уральской логистической ассоциации Сергей Шавзис считает, что стоит обратиться к опыту советского знака качества. В современной реальности это могло бы быть продвижение знака качества саморегулируемых организаций (СРО). Однако пока не ясно, в какой мере государство сможет поддержать программу популяризации качества профессиональных объединений.

К тому же, как считает президент ТПП г. Каменск-Уральский Свердловской области

Олег Пономарев, значок СРО отнюдь не всегда является гарантией качества. При этом он напомнил, что, например, такие институты рынка, как ТПП, давно занимаются защитой интересов добросовестных предпринимателей. «ТПП и есть самая независимая экспертная организация, которая составляет реестры надежных партнеров», – подчеркнул О.Пономарев.

В свою очередь, Президент Всероссийской Лиги защитников потребителей, директор Екатеринбургского муниципального центра защиты потребителей Андрей Артемьев особо подчеркнул, что к крупным добросовестным участникам рынка прямых продаж у потребителей перечисленных претензий не возникает. «Замечаний к компаниям, входящим в Ассоциацию прямых продаж, нет», – отметил он, добавив, что члены ассоциации соблюдают отраслевой кодекс.

При этом А.Артемьев уверен, что только силами правоохранительных органов с проблемой деятельности недобросовестных компаний не справиться. «Без широкого общественного участия ничего не получится. Необходимо просвещение потребителей по поводу их прав и способов защиты. При этом участники рынка должны вырабатывать критерии, какими признаками должен обладать участник рынка», – уверен А.Артемьев.

Специфика секторов рынка удаленной торговли

Интернет-торговля

Как считает Я.Бондаренко, основная проблема в сегменте электронной коммерции в Екатеринбурге имеет двусторонний характер – это как недоверие покупателей к интернет-магазинам, так и незнание законодательства о защите прав потребителей со стороны руководителей интернет-магазинов. В этой связи комитет по товарному рынку намерен начать обучать представителей интернет-магазинов правилам работы на рынке, повышать их грамотность в области законодательства. «Администрация города постоянно мониторит ситуацию на потребительском рынке в сфере дистанционной торговли, выявляет проблемы, опрашивая потребителей. Эта информация доводится до предпринимателей с целью выработки совместных решений бизнеса и власти», – отметила Я.Бондаренко.

Вендинг – торговля через автоматы

Участники круглого стола обозначили проблемы, возникающие перед бизнесом в сфере вендинга. В частности, возникают административные сложности в процессе согласования права размещения автоматов. По словам председателя комитета по частному, малому и среднему предпринимательству ТПП г. Нижнего Тагила Свердловской области Валентины Шестаковой, предприниматели не могут получить необходимых согласований зачастую годами.

В этой связи член Свердловского регионального отделения Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ» Михаил Лобанов предлагает принять законодательно норму, по которой предприятие торговли или другой арендатор муниципальной недвижимости имеет право без административных согласований с контролирующим органом сдавать в субаренду 2-3 кв.м для организации вендинга.

Между тем, заместитель генерального директора вендинговой компании «Кофемат» Анастасия Вольпова, поделилась опытом, обозначив, что уже 3 года есть арбитражное решение, из которого следует, что размещение торгового автомата не является арендой, это не самостоятельный торговый объект, а потому его установка может опираться на договор возмездного оказания услуг. Таким образом, разрешение на установку такого объекта в каждом отдельном случае не требуется.

Доставка товаров

Особого внимания заслуживают вопросы логистики, которые напрямую влияют на работу всех предприятий удаленной торговли. Президент Уральской логистической

Ассоциации Сергей Шавзис привел неутешительные данные относительно доставки грузов по железной дороге. Так, с 2002г., когда началась реформа железнодорожного транспорта и было создано ОАО РЖД, кардинально поменялась система транспортировки грузов.

«В 1998г. по России действовало 670 тыс. среднетоннажных контейнеров, которые могли доставить небольшой груз в самые удаленные уголки страны. Работало тогда же и 650 контейнерных пункта. Теперь мелкие отправки в вагонах РЖД уже 8 лет как отсутствуют. В стране осталось 43 тыс. среднетоннажных контейнеров, из них 15 тыс. используется для перевозки особых грузов, в том числе вещей военнослужащих. Контейнерных пунктов теперь 300, и они стремительно устаревают»,– описывает ситуацию С.Шавзис.

В итоге сейчас частные транспортные экспедиторские компании вынуждены осуществлять сборные отправки грузов, что приводит к нарушению качества и условий доставки некоторых видов товаров. Еще одной следствие сложившейся ситуации – рост объемов транспортировки автомобильным транспортом, что приводит с увеличению пробок в городах и снижению скорости перемещения по городу.

Впрочем, есть и позитивные моменты: растет число складов класса А, что обеспечивает рост качества хранения грузов, заметил Сергей Шавзис.

Но все же для интернет-торговли негативных факторов в логистическом звене больше, чем положительных. По словам Бориса Лепинских, на сегодня на Урале полный процессинг доставки «до порога» не может осуществить ни один оператор, в том числе и «Почта России». В итоге крупные интернет-магазины, сталкивающиеся в большим потоком обработки покупок, вынуждены осуществлять отправку самостоятельно. «Мы вынуждены выращивать все компетенции, и маркетинговую, и коммерческую, и логистическую. Нам приходится держать собственную службу доставки с мощностью обработки около 100 куб. м в день», – описывает ситуацию в области работы интернет-магазинов Урала Борис Лепинских.

Справка

Прямые продажи определяются WFDSA (Всемирная федерация ассоциаций прямых продаж) как способ продаж товаров и услуг напрямую потребителям. Взаимодействие продавца с потребителем осуществляется вне стационарных торговых точек продаж, и как правило, предполагает объяснение и демонстрацию товара и услуг.

Дистанционная торговля (EMOTA – Европейская ассоциация дистанционной торговли – Европейская конвенция о международной почтовой и дистанционной торговле). Коммерческая деятельность, называемая «почтовой торговлей» и/или «дистанционной торговлей» подразумевает различные маркетинговые методы, которые, начиная от инициирования коммерческого предложения компании потребителю и заканчивая выполнением заказа, сделанного потребителем, осуществляются посредством широкого ряда (интерактивных) способов коммуникации и распространения информации дистанционно, от письменного документа до использования самых передовых коммуникационных технологий.

Вендинг определяется Европейской ассоциацией вендинга (European Vending Association (EVA)) как продажи через торговые автоматы. EVA объединяет 19 национальных ассоциаций, включая НААТ (Национальная ассоциация автоматизированной торговли, Россия). Всемирная вендинговая ассоциация (Worldwide Vending Association (WVA)) основана двумя континентальными ассоциациями EVA и NAMA для продвижения интересов отрасли по всему миру. Ассоциации вендинга объединяют производителей вендинг-оборудования и компонентов, поставщиков ингредиентов и материалов для вендинга, а также операторов вендинга (главным образом малый и средний бизнес, осуществляющий обслуживание аппаратов на ежедневной основе).

Действующее законодательство РФ:

Понятие дистанционного способа торговли представлено сразу в трех документах: в статье 497 Гражданского кодекса РФ, в статье 26.1 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» и в постановлении Правительства РФ от 27.09.2007 № 612 «Об утверждении Правил продажи товаров дистанционным способом». Признаки данного вида торговли прописаны следующим образом:

  • покупатель лишен возможности непосредственно посмотреть товар или его образец;
  • договор заключается на основании ознакомления покупателя с описанием товара, содержащимся в каталогах, проспектах, буклетах, на фотоснимках, или посредством средств связи (телевизионной, почтовой, радиосвязи и других), или иными способами.

Таким образом, дистанционная торговля, как розничная торговля, осуществляется дистанционным способом, может трактоваться в широком смысле, включая интернет-торговлю.

Понятие вендинга или продажи товаров с использованием торговых автоматов представлено в статье 498 ГК РФ, регулирующей продажу товаров с использованием автоматов. При этом действующее законодательство Российской Федерации не содержит определения «торговый автомат». В нормативных актах не раскрывается, что следует понимать под торговым автоматом, каковы его отличительные признаки. Нет общепринятой классификации торговых автоматов.

Понятия дистанционной торговли, интернет-торговли и прямых продаж в российском ГОСТе Р 51303-99 «Торговля. Термины и определения» (утвержден 1 июня 2006г.) отсутствуют. Эти виды продаж покрываются категориями развозной, разносной и посылочной торговли.

Retail. Ru

по материалам рабочей группы по удаленной торговле Комитета ТПП РФ по развитию потребительского рынка 

Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

Интернет-торговля на Урале: перспективы и проблемыТПП, Интернет-магазин, Екатеринбург, вендинг, Дистанционная торговля