Баннер ФЗ-54
6 сентября 2011, 00:00 2780 просмотров

Какая вам розница? (Красноярск)

Как только перегруппировка закончится, федералы мощной поступью двинутся за Урал покорять местные рынки. Чего ждать местным и сумеют ли наши сети супермаркетов отразить это нашествие?

Красноярский продовольственный ретейл уже 10 лет растет за счет местных игроков. Расти есть куда — по данным отчета РБК о ситуации в сегменте FMCG (от англ. Fast Moving Consumer Goods — «товары повседневного спроса»), в крупных городах Сибири рынок так называемого цивилизованного ретейла (супермаркеты и гипермаркеты) еще не насыщен. К тому же еще совсем недавно именно местный ретейл показывал впечатляющие темпы роста — до 25 % в год по субъектам торговли. Сегодня доля крупных магазинов занимает около трети всего продовольственного рынка. Пять лет назад было 25 %. То есть сети супермаркетов — вполне перспективная отрасль продуктовой розницы.

Золотыми временами розницы были 2005–2008 годы, когда люди покупали все больше дорогих товаров, потребление росло на десятки процентов в год, а сети супермаркетов открывали все новые и новые магазины, закладываясь на то, что такой рост теперь будет всегда. Кризис многих отрезвил. Выяснилось, что торговые сети набрали слишком много кредитов, которые нечем возвращать. Резко снизилась рентабельность бизнеса — особенно после того как увеличились тарифы на электроэнергию, выросла аренда и стали действовать новые ставки ЕСН. Для продуктового ретейла как одной из наиболее «человекоемких» и энергопотребляющих отраслей это стало настоящим ударом. Рентабельность ретейла, по мнению экспертов рынка, снизилась с 5–7 % в 2007 году до 1,5 % в 2010‑м.

Именно поэтому местные игроки больше всего боятся, что крупные федеральные торговые сети сбегутся в Красноярск, нарушат хрупкий баланс, заставят уйти с рынка ряд известных брендов и постепенно установят контроль над «цивилизованным» ретейлом. Возможностей любой федеральной марки достаточно, чтобы растоптать поодиночке каждую из местных и региональных сетей.

Главным трендом в развитии регионального ретейла на ближайшие пару лет станет поиск ответа на вопрос: насколько эффективно торговые сети местного значения смогут противостоять приходу федералов. В том, что этого прихода осталось ждать недолго, не сомневается никто. И сегодня красноярские, новосибирские, омские и тюменские короли ретейла чувствуют себя русскими князьями, собирающими народ на Куликовскую битву. Тем более одну такую битву местные три года назад уже выиграли.

…Крупный бизнес рано или поздно «прорастает» в регионы, это только вопрос времени. Чтобы эффективно конкурировать с ними, местные игроки должны предлагать оригинальные решения, новые бизнес-модели… (Илья Белановский, директор российской Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ)

Федеральные сети уже пытались зайти в Красноярск. Наиболее успешным оказался опыт компании «Дорринда» (бренд «Окей»), которая в 2008 году открыла в ТРК «Планета» крупнейший в Красноярске гипермаркет площадью 11,5 тыс. кв. метров. В течение года открылись еще два «Окея» — в «Июне» и комплексе Samolet. Местные игроки опасались, что приход гипермаркетов «Окей» приведет к резкому снижению их прибылей, что федералы «откусят» не менее 5 % продуктового ретейла, но этого не случилось. Местная организованная розница устояла. В том же 2008 году о своих планах прихода в Красноярск объявили еще две сети — французская Auchan и питерская «Лента». «Лента» даже выкупила участок земли в 12 тыс. кв. метров на улице Караульной с намерением построить гипермаркет с самым большим ассортиментом товаров — около 15 тысяч. Сумма вложений в проект составляла 20 млн долларов, а открыться красноярская «Лента» должна была в третьем квартале 2009 года.

Чуть раньше в Красноярск пришла сеть «Рамстор», но ее опыт оказался менее удачным. Не говоря уже о том, что на рынке присутствовали местные игроки, пользуясь карточной терминологией, «с темными козырями». Которые агрессивно развивались, торговали дешево, снимали торговые площади дорого, переманивали к себе поставщиков и действовали вопреки законам экономики, рынка, математики и здравого смысла. К моменту, когда их бизнес-модель приходила к закономерному плачевному финалу, эти компании уже были перегружены кредитами, поставщиками, партнерами, набирали гигантские штаты, и их падение могло повлечь за собой серьезные социальные волнения в масштабах Красноярска. Поэтому их старались спасать «всем миром» до последнего. Местные ретейлеры до сих пор не могут без дрожи произносить слово, например, «Алпи».

— С самого начала было понятно, что это авантюризм, — говорит один из них. — Потому что они взвинтили цены на аренду, покупали маленькие магазинчики за миллион долларов, отчаянно демпинговали, забрали на себя, например, почти все поставки курятины и продавали ее ниже себестоимости — все для того, чтобы выдавить с рынка конкурентов. Впрочем, подобный агрессивный приход, когда местный рынок фактически берется штурмом, не принес успеха. «Армии вторжения» понесли сокрушительное поражение. Некоторые федеральные бренды вроде «Рамстора» или «Пятерочки» ушли с красноярского рынка, гипермаркет «Ленты» так и не открылся — грянул кризис, и у федеральных торговых сетей появились проблемы более важные, чем экспансия в Сибирь. Но понятно, что это только на время.

Ждать ли нам второй волны пришествия федералов на красноярский рынок ретейла и какие планы у самих крупных игроков? И нужен ли им вообще Красноярск? Есть такой секрет, заключающийся в особенностях распределения населения в Сибири. Например, Западная Сибирь образует довольно компактный анклав, где относительно недалеко друг от друга находятся сразу несколько крупных городов — Омск, Новосибирск, Томск, Барнаул, Кемерово, Тюмень, Новокузнецк. В этом плотно заселенном «сгустке» милое дело открывать супермаркеты — и логистика подходящая, и покупателей более чем. В то время как Красноярскому краю не повезло. Здесь распределение населения идет, как говорят эксперты, «в форме колбасы»: между Красноярском и крупным Абаканом практически нет городов, представляющих интерес для крупных торговых сетей.

Кроме того, важная вещь — логистика. Известно, что ассортиментная матрица любого гипермаркета меняется при движении на восток, то есть предлагать в сибирском гипермаркете тот же набор товаров, что в подмосковном, чрезвычайно сложно — другие поставщики, другие бренды, иная логистика. И еще одно важное препятствие — земля. В крупных городах Сибири, в частности Красноярске, практически не осталось участков земли, где был бы смысл строить гипермаркет. Конечно, если это не форматы вроде немецкого Metro cash and Carry, которые специально строятся за городской чертой. Однако предстоящее «обустройство» площадей Красноярского комбайностроительного завода, расположенного почти в центре города, может снять и эту проблему.

Но главное — есть ли желание у самих федералов? Интересен ли им Красноярск? Мы обзвонили несколько крупных компаний, чтобы узнать их перспективные планы регионального развития. В «Седьмом континенте» не исключили возможности открытия в Красноярске своих супермаркетов.

В «Перекрестке» сообщили, что региональные планы компании подразумевают открытие супермаркетов в «восточных регионах страны», но не уточнили, есть ли в их списке Красноярский край. Представитель компании «Лента» Яна Могилева сказала, что у компании есть план открытия гипермаркетов в Красноярске и Абакане на условиях выкупа земли или долгосрочной аренды. В пресс-службе «Экспресс-ритейла» (бренд «Монетка») сообщили, что их интересует любой город с населением не ниже 300 тысяч, то есть и Красноярск в том числе.

Теперь мы можем гарантировать тем поставщикам, которые заинтересованы в расширении рынков сбыта, и новые рынки, и увеличение объемов сбыта.

Григорий Скотницкий, председатель совета директоров омской торговой сети «ГеоМарт»

Очевидно, что тактика «бури и натиска», как это было раньше, уступит место стратегии постепенного и вдумчивого подхода. Вход в регион станет более системным. Федералы будут тянуть сюда свои логистические цепочки, подыскивать землю, строить склады, чтобы потом уже прийти всерьез и надолго.

— И это нормальный процесс, — считает исполнительный директор российской Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) Илья Белановский. — Крупный бизнес рано или поздно «прорастает» в регионы, это только вопрос времени. Чтобы эффективно конкурировать с ними, местные игроки должны предлагать оригинальные решения, новые бизнес-модели… И такие решения уже есть.

На созданную несколько недель назад «Сетевую торговую компанию» (СТК) почти никто не обратил внимания. Ее учредителями стали несколько торговых сетей из разных регионов — Тюмени, Омска, Новосибирска, Калининграда. В сущности, речь идет даже не о совместной компании, а о торговом альянсе: никому из участников не принадлежит контрольный пакет СТК, а само назначение компании — координировать усилия участников в общих интересах. Стать участником СТК может только сеть с оборотом не менее 3 млрд рублей. От Красноярска в СТК вошли «Командор» и «Каравай», а суммарный оборот всех участников составляет 50 млрд рублей, что уже сопоставимо с федеральными сетями из первой десятки.

Что дает создание СТК? Все сети, входящие в нее, создают единый закупочный офис в Москве. Теперь закупки можно проводить централизованно, причем объемы по отдельным позициям будут сопоставимы с объемами закупок федералов. Второй выигрыш — благодаря объединению кратно увеличивается закупочная сила альянса.

— То есть теперь мы можем гарантировать тем поставщикам, которые заинтересованы в расширении рынков сбыта, и новые рынки, и увеличение объемов сбыта, — говорит председатель совета директоров омской торговой сети «ГеоМарт» Григорий Скотницкий. Еще один эффект от создания СТК — создание собственных торговых марок.

— Допустим, есть поставщики, которые работают в Красноярске, но хотят свою продукцию вывозить и в соседние регионы, — объясняет один из участников альянса. — А тут к нему приходят и говорят: парень, ты можешь поставить свою продукцию в Кемерово, Новосибирск и еще в несколько мест. Ты можешь получить рекламу, если выпустишь продукцию под нашей собственной торговой маркой. Главное — нужно сохранить качество и увеличить объемы.

Кстати, далеко не все поставщики могут одномоментно в пять раз увеличить производство. Хотя, по мнению участников альянса, появление такого мощного игрока, как «Сетевая торговая компания», даст сильный импульс к появлению и разработке «сибирских» продуктовых брендов, которых не будет в федеральных сетях. Противостоять федералам местные игроки смогут через «ассортиментные матрицы», предлагая своим покупателям бренды и продукты сибирского происхождения — алтайский мед или томские грибы, 100 % поставок которых будут направляться в сети-участники СТК.

При этом у участников подписано джентльменское соглашение — они не претендуют на территории, где работают другие участники союза, делят сферы. В преддверии нашествия федеральных сетей это разумный ход: не воевать, а объединяться.

Как будет развиваться продуктовый ретейл в регионах в ближайшее время? Эксперты и участники рынка склоняются к трем базовым сценариям.

Первый уже виден — маленькие сети будут создавать торговые альянсы, чтобы за счет эффекта синергии повышать эффективность своего бизнеса и успешно конкурировать с федеральными торговыми сетями.

— Как минимум это сделает местные сети более эффективными и усилит конкуренцию в этом сегменте рынка, — уверен эксперт российского Союза независимых сетей Александр Ставцев. Второй сценарий — федеральные сети будут заходить в регионы через поглощение местных игроков.

— На самом деле торговые сети в регионах очень неоднородные, поскольку рынок активно развивается, — признался один из руководителей сети супермаркетов в Новосибирске. — Многие, наоборот, только и ждут, чтобы кто‑то пришел и купил их, тогда они могут нормально выйти из бизнеса, который уже не приносит тех доходов, что раньше.

И третий сценарий — усиление так называемого малого ретейла, сетей «магазинчиков у дома», которые окажутся более эффективными по сравнению с большими супермаркетами. Московский эксперт розничного рынка Алексей Бояркин считает, что за «малым» ретейлом — будущее, поскольку в европейских странах именно «магазины шаговой доступности» закрывают львиную долю розничного товарооборота.

— В ближайшее время мы начнем издавать журнал «Владелец магазина», ориентированный именно на владельцев маленьких магазинов, — говорит Бояркин. — Европейский опыт подсказывает, что именно «малыши» оказываются более гибкими и оперативнее реагируют на изменения спроса, чем большие структуры и гипермаркеты, забюрократизированные и неповоротливые. По его мнению, в маленьких магазинах есть то, ради чего покупатели и любят в них ходить, — там продавцы знают своих покупателей, их предпочтения и вкусы, а это немаловажный фактор для современной городской жизни.

Журнал «Сфера влияния»

Статья относится к тематикам: Общеотраслевое
Поделиться публикацией:
Что пришлось изменить в сети, чтобы она продолжала...
3053
Как обмен информацией принес выгоду ритейлеру и по...
1093
О запуске нового розничного проекта HomeMarket
927
Андрей Филимонов, ГК «Лето», о том, от чего зависи...
2150
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
2283
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
5679
Опыт использования системы Jungheinrich ISM Online...
115
Как запускался новый офлайн-магазин и как тестиров...
441

Как только перегруппировка закончится, федералы мощной поступью двинутся за Урал покорять местные рынки. Чего ждать местным и сумеют ли наши сети супермаркетов отразить это нашествие?

Красноярский продовольственный ретейл уже 10 лет растет за счет местных игроков. Расти есть куда — по данным отчета РБК о ситуации в сегменте FMCG (от англ. Fast Moving Consumer Goods — «товары повседневного спроса»), в крупных городах Сибири рынок так называемого цивилизованного ретейла (супермаркеты и гипермаркеты) еще не насыщен. К тому же еще совсем недавно именно местный ретейл показывал впечатляющие темпы роста — до 25 % в год по субъектам торговли. Сегодня доля крупных магазинов занимает около трети всего продовольственного рынка. Пять лет назад было 25 %. То есть сети супермаркетов — вполне перспективная отрасль продуктовой розницы.

Золотыми временами розницы были 2005–2008 годы, когда люди покупали все больше дорогих товаров, потребление росло на десятки процентов в год, а сети супермаркетов открывали все новые и новые магазины, закладываясь на то, что такой рост теперь будет всегда. Кризис многих отрезвил. Выяснилось, что торговые сети набрали слишком много кредитов, которые нечем возвращать. Резко снизилась рентабельность бизнеса — особенно после того как увеличились тарифы на электроэнергию, выросла аренда и стали действовать новые ставки ЕСН. Для продуктового ретейла как одной из наиболее «человекоемких» и энергопотребляющих отраслей это стало настоящим ударом. Рентабельность ретейла, по мнению экспертов рынка, снизилась с 5–7 % в 2007 году до 1,5 % в 2010‑м.

Именно поэтому местные игроки больше всего боятся, что крупные федеральные торговые сети сбегутся в Красноярск, нарушат хрупкий баланс, заставят уйти с рынка ряд известных брендов и постепенно установят контроль над «цивилизованным» ретейлом. Возможностей любой федеральной марки достаточно, чтобы растоптать поодиночке каждую из местных и региональных сетей.

Главным трендом в развитии регионального ретейла на ближайшие пару лет станет поиск ответа на вопрос: насколько эффективно торговые сети местного значения смогут противостоять приходу федералов. В том, что этого прихода осталось ждать недолго, не сомневается никто. И сегодня красноярские, новосибирские, омские и тюменские короли ретейла чувствуют себя русскими князьями, собирающими народ на Куликовскую битву. Тем более одну такую битву местные три года назад уже выиграли.

…Крупный бизнес рано или поздно «прорастает» в регионы, это только вопрос времени. Чтобы эффективно конкурировать с ними, местные игроки должны предлагать оригинальные решения, новые бизнес-модели… (Илья Белановский, директор российской Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ)

Федеральные сети уже пытались зайти в Красноярск. Наиболее успешным оказался опыт компании «Дорринда» (бренд «Окей»), которая в 2008 году открыла в ТРК «Планета» крупнейший в Красноярске гипермаркет площадью 11,5 тыс. кв. метров. В течение года открылись еще два «Окея» — в «Июне» и комплексе Samolet. Местные игроки опасались, что приход гипермаркетов «Окей» приведет к резкому снижению их прибылей, что федералы «откусят» не менее 5 % продуктового ретейла, но этого не случилось. Местная организованная розница устояла. В том же 2008 году о своих планах прихода в Красноярск объявили еще две сети — французская Auchan и питерская «Лента». «Лента» даже выкупила участок земли в 12 тыс. кв. метров на улице Караульной с намерением построить гипермаркет с самым большим ассортиментом товаров — около 15 тысяч. Сумма вложений в проект составляла 20 млн долларов, а открыться красноярская «Лента» должна была в третьем квартале 2009 года.

Чуть раньше в Красноярск пришла сеть «Рамстор», но ее опыт оказался менее удачным. Не говоря уже о том, что на рынке присутствовали местные игроки, пользуясь карточной терминологией, «с темными козырями». Которые агрессивно развивались, торговали дешево, снимали торговые площади дорого, переманивали к себе поставщиков и действовали вопреки законам экономики, рынка, математики и здравого смысла. К моменту, когда их бизнес-модель приходила к закономерному плачевному финалу, эти компании уже были перегружены кредитами, поставщиками, партнерами, набирали гигантские штаты, и их падение могло повлечь за собой серьезные социальные волнения в масштабах Красноярска. Поэтому их старались спасать «всем миром» до последнего. Местные ретейлеры до сих пор не могут без дрожи произносить слово, например, «Алпи».

— С самого начала было понятно, что это авантюризм, — говорит один из них. — Потому что они взвинтили цены на аренду, покупали маленькие магазинчики за миллион долларов, отчаянно демпинговали, забрали на себя, например, почти все поставки курятины и продавали ее ниже себестоимости — все для того, чтобы выдавить с рынка конкурентов. Впрочем, подобный агрессивный приход, когда местный рынок фактически берется штурмом, не принес успеха. «Армии вторжения» понесли сокрушительное поражение. Некоторые федеральные бренды вроде «Рамстора» или «Пятерочки» ушли с красноярского рынка, гипермаркет «Ленты» так и не открылся — грянул кризис, и у федеральных торговых сетей появились проблемы более важные, чем экспансия в Сибирь. Но понятно, что это только на время.

Ждать ли нам второй волны пришествия федералов на красноярский рынок ретейла и какие планы у самих крупных игроков? И нужен ли им вообще Красноярск? Есть такой секрет, заключающийся в особенностях распределения населения в Сибири. Например, Западная Сибирь образует довольно компактный анклав, где относительно недалеко друг от друга находятся сразу несколько крупных городов — Омск, Новосибирск, Томск, Барнаул, Кемерово, Тюмень, Новокузнецк. В этом плотно заселенном «сгустке» милое дело открывать супермаркеты — и логистика подходящая, и покупателей более чем. В то время как Красноярскому краю не повезло. Здесь распределение населения идет, как говорят эксперты, «в форме колбасы»: между Красноярском и крупным Абаканом практически нет городов, представляющих интерес для крупных торговых сетей.

Кроме того, важная вещь — логистика. Известно, что ассортиментная матрица любого гипермаркета меняется при движении на восток, то есть предлагать в сибирском гипермаркете тот же набор товаров, что в подмосковном, чрезвычайно сложно — другие поставщики, другие бренды, иная логистика. И еще одно важное препятствие — земля. В крупных городах Сибири, в частности Красноярске, практически не осталось участков земли, где был бы смысл строить гипермаркет. Конечно, если это не форматы вроде немецкого Metro cash and Carry, которые специально строятся за городской чертой. Однако предстоящее «обустройство» площадей Красноярского комбайностроительного завода, расположенного почти в центре города, может снять и эту проблему.

Но главное — есть ли желание у самих федералов? Интересен ли им Красноярск? Мы обзвонили несколько крупных компаний, чтобы узнать их перспективные планы регионального развития. В «Седьмом континенте» не исключили возможности открытия в Красноярске своих супермаркетов.

В «Перекрестке» сообщили, что региональные планы компании подразумевают открытие супермаркетов в «восточных регионах страны», но не уточнили, есть ли в их списке Красноярский край. Представитель компании «Лента» Яна Могилева сказала, что у компании есть план открытия гипермаркетов в Красноярске и Абакане на условиях выкупа земли или долгосрочной аренды. В пресс-службе «Экспресс-ритейла» (бренд «Монетка») сообщили, что их интересует любой город с населением не ниже 300 тысяч, то есть и Красноярск в том числе.

Теперь мы можем гарантировать тем поставщикам, которые заинтересованы в расширении рынков сбыта, и новые рынки, и увеличение объемов сбыта.

Григорий Скотницкий, председатель совета директоров омской торговой сети «ГеоМарт»

Очевидно, что тактика «бури и натиска», как это было раньше, уступит место стратегии постепенного и вдумчивого подхода. Вход в регион станет более системным. Федералы будут тянуть сюда свои логистические цепочки, подыскивать землю, строить склады, чтобы потом уже прийти всерьез и надолго.

— И это нормальный процесс, — считает исполнительный директор российской Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) Илья Белановский. — Крупный бизнес рано или поздно «прорастает» в регионы, это только вопрос времени. Чтобы эффективно конкурировать с ними, местные игроки должны предлагать оригинальные решения, новые бизнес-модели… И такие решения уже есть.

На созданную несколько недель назад «Сетевую торговую компанию» (СТК) почти никто не обратил внимания. Ее учредителями стали несколько торговых сетей из разных регионов — Тюмени, Омска, Новосибирска, Калининграда. В сущности, речь идет даже не о совместной компании, а о торговом альянсе: никому из участников не принадлежит контрольный пакет СТК, а само назначение компании — координировать усилия участников в общих интересах. Стать участником СТК может только сеть с оборотом не менее 3 млрд рублей. От Красноярска в СТК вошли «Командор» и «Каравай», а суммарный оборот всех участников составляет 50 млрд рублей, что уже сопоставимо с федеральными сетями из первой десятки.

Что дает создание СТК? Все сети, входящие в нее, создают единый закупочный офис в Москве. Теперь закупки можно проводить централизованно, причем объемы по отдельным позициям будут сопоставимы с объемами закупок федералов. Второй выигрыш — благодаря объединению кратно увеличивается закупочная сила альянса.

— То есть теперь мы можем гарантировать тем поставщикам, которые заинтересованы в расширении рынков сбыта, и новые рынки, и увеличение объемов сбыта, — говорит председатель совета директоров омской торговой сети «ГеоМарт» Григорий Скотницкий. Еще один эффект от создания СТК — создание собственных торговых марок.

— Допустим, есть поставщики, которые работают в Красноярске, но хотят свою продукцию вывозить и в соседние регионы, — объясняет один из участников альянса. — А тут к нему приходят и говорят: парень, ты можешь поставить свою продукцию в Кемерово, Новосибирск и еще в несколько мест. Ты можешь получить рекламу, если выпустишь продукцию под нашей собственной торговой маркой. Главное — нужно сохранить качество и увеличить объемы.

Кстати, далеко не все поставщики могут одномоментно в пять раз увеличить производство. Хотя, по мнению участников альянса, появление такого мощного игрока, как «Сетевая торговая компания», даст сильный импульс к появлению и разработке «сибирских» продуктовых брендов, которых не будет в федеральных сетях. Противостоять федералам местные игроки смогут через «ассортиментные матрицы», предлагая своим покупателям бренды и продукты сибирского происхождения — алтайский мед или томские грибы, 100 % поставок которых будут направляться в сети-участники СТК.

При этом у участников подписано джентльменское соглашение — они не претендуют на территории, где работают другие участники союза, делят сферы. В преддверии нашествия федеральных сетей это разумный ход: не воевать, а объединяться.

Как будет развиваться продуктовый ретейл в регионах в ближайшее время? Эксперты и участники рынка склоняются к трем базовым сценариям.

Первый уже виден — маленькие сети будут создавать торговые альянсы, чтобы за счет эффекта синергии повышать эффективность своего бизнеса и успешно конкурировать с федеральными торговыми сетями.

— Как минимум это сделает местные сети более эффективными и усилит конкуренцию в этом сегменте рынка, — уверен эксперт российского Союза независимых сетей Александр Ставцев. Второй сценарий — федеральные сети будут заходить в регионы через поглощение местных игроков.

— На самом деле торговые сети в регионах очень неоднородные, поскольку рынок активно развивается, — признался один из руководителей сети супермаркетов в Новосибирске. — Многие, наоборот, только и ждут, чтобы кто‑то пришел и купил их, тогда они могут нормально выйти из бизнеса, который уже не приносит тех доходов, что раньше.

И третий сценарий — усиление так называемого малого ретейла, сетей «магазинчиков у дома», которые окажутся более эффективными по сравнению с большими супермаркетами. Московский эксперт розничного рынка Алексей Бояркин считает, что за «малым» ретейлом — будущее, поскольку в европейских странах именно «магазины шаговой доступности» закрывают львиную долю розничного товарооборота.

— В ближайшее время мы начнем издавать журнал «Владелец магазина», ориентированный именно на владельцев маленьких магазинов, — говорит Бояркин. — Европейский опыт подсказывает, что именно «малыши» оказываются более гибкими и оперативнее реагируют на изменения спроса, чем большие структуры и гипермаркеты, забюрократизированные и неповоротливые. По его мнению, в маленьких магазинах есть то, ради чего покупатели и любят в них ходить, — там продавцы знают своих покупателей, их предпочтения и вкусы, а это немаловажный фактор для современной городской жизни.

Журнал «Сфера влияния»

Какая вам розница? (Красноярск)Красноярск, региональная экспансия, урал
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Какая вам розница? (Красноярск)
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/articles/57492/2017-09-20