Баннер ФЗ-54
2 августа 2011, 00:00 2713 просмотра

Второй этап экономического кризиса начнется осенью?

Есть целая куча признаков, которые показывают, что этой осенью может начаться второй дефляционный этап текущего экономического кризиса. Это – достаточно принципиальный момент нашей жизни, по этой причине имеет смысл сказать несколько слов на эту тему, хотя некоторые из этих слов я уже говорил.

Начнем мы с механизма кризиса и, соответственно, описания его нынешнего этапа. Связан он со снижением совокупного спроса, который на протяжении почти 30 лет завышался за счет кредитования домохозяйств и государства, которые только и формируют конечный спрос. Механизм этот принципиально пирамидальный, поэтому может существовать только ограниченное время, но его удалось растянуть почти на 30 лет за счет постоянного снижения стоимости кредита: учетная ставка ФРС США с 1981 по 2008 гг. снизилась с 19% фактически до нуля.

За время действия этого механизма совокупный относительный долг домохозяйств сильно вырос (в США – более чем в два раза, с уровня 60-65% от годового дохода до более чем 130%), выросли и долги государства. В результате для домохозяйств кредитная поддержка спроса стала невозможной; впрочем, сегодня он частично поддерживается за счет бюджетных расходов, что, естественно, ведет к быстрому росту государственного долга США. Но полностью компенсировать падение частного спроса не получается, что, впрочем, естественно: совокупный масштаб этого падения должен по итогам кризиса составить около $3 трлн по прямому счету (т. е. без учета падения доходов), а до достижения равновесного состояния по отношению доходов и расходов домохозяйств – на $5,5-6 трлн в год. Ни у какого бюджета и близко не может быть ресурсов такого масштаба.

Теоретически падение спроса должно вести к мощным дефляционным тенденциям, поскольку компании, теряющие клиентуру, пытаются снизить свои цены, чтобы уменьшить потери. Наиболее «чистым» примером такого явления является кризис весны 1930 – конца 1932 гг. в США. Тогда, в 1920-е гг., как и сейчас, происходила кредитная накачка спроса, хотя и в сильно ограниченных масштабах, что по объемам, что по направлениям, по сравнению с нынешней ситуацией. Отметим, что знаменитый кризис октября 1929 года был аналогом разрушения фондового «пузыря», также, как обрушение «пузыря» недвижимости осенью 2007 года имело свой аналог – обрушение рынка спекуляций с землей в 1927 году.

Но к весне 1930 года фондовый рынок отыграл уже более половины своего осеннего падения – и вот тут начался чисто структурный кризис падения завышенного спроса. Длился он 2,5 года (около 30 месяцев), и темпы спада составляли около 1% ВВП в месяц. Результат – общее падение экономики США и многолетняя депрессия – общеизвестен.

И вот тут начинаются отличия от современной ситуации. Осенью 2008 года денежные власти США принимают решение начать крупномасштабную эмиссию, причем в масштабах, сравнимых со спадом 1930-х гг., – около 1% от ВВП в месяц. В результате острый спад удалось «замаскировать» и начать (за счет той же эмиссии) надувание новых «пузырей» на фондовом рынке, рынке нефтяных и сырьевых фьючерсов и т. д.

При этом возникает ряд вопросов. Во-первых: как долго хватит такой накачки? Во-вторых: почему она не вызвала высокой инфляции? И в-третьих: что будет по мере дальнейшего падения совокупного спроса?

Ответ на первый вопрос я уже привел в начале текста: скорее всего, новая дефляционная волна начнется уже этой осенью. Самым главным признаком являются данные по состоянию экономики: уже весной она практически не реагировала на программу QE2, даже по официальным данным спад практически возобновился.

Второй вопрос очень важен. Дело в том, что постоянное снижение стоимости кредита, а также практическая ликвидация мер контроля над финансовым сектором экономики в 1990-е гг. (включая отмену закона Гласа-Стигала в самый конец пребывания Клинтона на президентском посту в конце 1999 года) вызвали резкое увеличение кредитного мультипликатора, а также существенное увеличение доли общего «пирога», создаваемого экономикой США, в пользу финансового сектора. Мультипликатор вырос где-то до 17, что больше нормы практически в три раза! Именно этот эффект и позволил провести такую колоссальную эмиссию практически без инфляции: произошло замещение кредитных денег наличными, за два года кредитный мультипликатор упал более чем в три раза!

И вот эти два обстоятельства – роль финансового сектора и кредитный мультипликатор, а также возможности бюджета США, – показывают чрезвычайно важную вещь: дефляционный этап кризиса уже этой осенью будет разительно отличаться от сценариев и 1930-х, и 2008-2009 гг. Серьезная эмиссия без быстрого роста инфляции невозможна, компенсация спроса из бюджета – тоже, реальный сектор накопил большой объем невосполненных издержек, реальная стоимость кредита начнет расти… И хотя, скорее всего, преодолеть этот дефляционный этап все-таки получится, но состояние экономики ухудшится настолько, что уже к 2012 году развитие кризиса может пойти по сценарию 1930-х гг.

При этом дать более или менее реалистичный долгосрочный прогноз по поводу развития нового этапа кризиса невозможно: уж слишком велика на этом этапе будет роль субъективного фактора. Грубо говоря, решения, принимаемые денежными и политическими властями крупнейших экономик мира в условиях жесткого цейтнота и давления со стороны оппонентов, будут сильно менять варианты развития событий. По этой причине прогноз можно будет давать только на несколько месяцев, а то и недель – дальше вариативность уже будет слишком велика.

Но одно можно сказать точно: политика бизнеса, денежных властей и систем государственного управления будет при этом на первом этапе ориентироваться на те примеры, которые им известны, т. е. будут повторять приемы из кризисов 1998 и 2008 гг. Но именно эти приемы в новых условиях не будут давать реального эффекта, а возможно, даже будут давать противоположный результат. Разумеется, со временем что-то новое будет разработано, но сколько негативных последствий даст такая неадекватная политика!

Поэтому в заключение своего текста я обращаюсь к тем, кого тема будущего кризиса волнует всерьез. Вам необходимо уже сегодня искать аналитиков и экспертов, которые в состоянии давать более или менее объективный анализ событий и краткосрочный, а может быть, и среднесрочный прогноз их развития. Я не настаиваю на том, что это обязательно должны быть аналитики компании «Неокон», но, с точки зрения объяснения сути и стратегии, я пока не вижу аналогичных по качеству продуктов.

Хазин Михаил Леонидович www.km.ru
Статья относится к тематикам: Retail, Кризис. Точка бифуркации
Поделиться публикацией:
Подписывайтесь на наш канал в Telegram и Яндекс.Дзен , чтобы первым быть в курсе главных новостей Retail.ru.
Как проинструктировать сотрудника, чтобы он действ...
299
Как начать производить товары под собственной торг...
293
Вадим Макаренко, директор по маркетингу дивизиона ...
2851
Хуан Хосе Фреихо (Juan José Freijo), директор по у...
437
О нестандартных решениях международной компании
1584
Магистр вина Франк Смулдерс: "Хорошее вино не обяз...
8166
«Ренессанс Косметик» оптимизировала ERP-систему
4724
Опыт сотрудничества испанского ритейлера и компани...
2339

Есть целая куча признаков, которые показывают, что этой осенью может начаться второй дефляционный этап текущего экономического кризиса. Это – достаточно принципиальный момент нашей жизни, по этой причине имеет смысл сказать несколько слов на эту тему, хотя некоторые из этих слов я уже говорил.

Начнем мы с механизма кризиса и, соответственно, описания его нынешнего этапа. Связан он со снижением совокупного спроса, который на протяжении почти 30 лет завышался за счет кредитования домохозяйств и государства, которые только и формируют конечный спрос. Механизм этот принципиально пирамидальный, поэтому может существовать только ограниченное время, но его удалось растянуть почти на 30 лет за счет постоянного снижения стоимости кредита: учетная ставка ФРС США с 1981 по 2008 гг. снизилась с 19% фактически до нуля.

За время действия этого механизма совокупный относительный долг домохозяйств сильно вырос (в США – более чем в два раза, с уровня 60-65% от годового дохода до более чем 130%), выросли и долги государства. В результате для домохозяйств кредитная поддержка спроса стала невозможной; впрочем, сегодня он частично поддерживается за счет бюджетных расходов, что, естественно, ведет к быстрому росту государственного долга США. Но полностью компенсировать падение частного спроса не получается, что, впрочем, естественно: совокупный масштаб этого падения должен по итогам кризиса составить около $3 трлн по прямому счету (т. е. без учета падения доходов), а до достижения равновесного состояния по отношению доходов и расходов домохозяйств – на $5,5-6 трлн в год. Ни у какого бюджета и близко не может быть ресурсов такого масштаба.

Теоретически падение спроса должно вести к мощным дефляционным тенденциям, поскольку компании, теряющие клиентуру, пытаются снизить свои цены, чтобы уменьшить потери. Наиболее «чистым» примером такого явления является кризис весны 1930 – конца 1932 гг. в США. Тогда, в 1920-е гг., как и сейчас, происходила кредитная накачка спроса, хотя и в сильно ограниченных масштабах, что по объемам, что по направлениям, по сравнению с нынешней ситуацией. Отметим, что знаменитый кризис октября 1929 года был аналогом разрушения фондового «пузыря», также, как обрушение «пузыря» недвижимости осенью 2007 года имело свой аналог – обрушение рынка спекуляций с землей в 1927 году.

Но к весне 1930 года фондовый рынок отыграл уже более половины своего осеннего падения – и вот тут начался чисто структурный кризис падения завышенного спроса. Длился он 2,5 года (около 30 месяцев), и темпы спада составляли около 1% ВВП в месяц. Результат – общее падение экономики США и многолетняя депрессия – общеизвестен.

И вот тут начинаются отличия от современной ситуации. Осенью 2008 года денежные власти США принимают решение начать крупномасштабную эмиссию, причем в масштабах, сравнимых со спадом 1930-х гг., – около 1% от ВВП в месяц. В результате острый спад удалось «замаскировать» и начать (за счет той же эмиссии) надувание новых «пузырей» на фондовом рынке, рынке нефтяных и сырьевых фьючерсов и т. д.

При этом возникает ряд вопросов. Во-первых: как долго хватит такой накачки? Во-вторых: почему она не вызвала высокой инфляции? И в-третьих: что будет по мере дальнейшего падения совокупного спроса?

Ответ на первый вопрос я уже привел в начале текста: скорее всего, новая дефляционная волна начнется уже этой осенью. Самым главным признаком являются данные по состоянию экономики: уже весной она практически не реагировала на программу QE2, даже по официальным данным спад практически возобновился.

Второй вопрос очень важен. Дело в том, что постоянное снижение стоимости кредита, а также практическая ликвидация мер контроля над финансовым сектором экономики в 1990-е гг. (включая отмену закона Гласа-Стигала в самый конец пребывания Клинтона на президентском посту в конце 1999 года) вызвали резкое увеличение кредитного мультипликатора, а также существенное увеличение доли общего «пирога», создаваемого экономикой США, в пользу финансового сектора. Мультипликатор вырос где-то до 17, что больше нормы практически в три раза! Именно этот эффект и позволил провести такую колоссальную эмиссию практически без инфляции: произошло замещение кредитных денег наличными, за два года кредитный мультипликатор упал более чем в три раза!

И вот эти два обстоятельства – роль финансового сектора и кредитный мультипликатор, а также возможности бюджета США, – показывают чрезвычайно важную вещь: дефляционный этап кризиса уже этой осенью будет разительно отличаться от сценариев и 1930-х, и 2008-2009 гг. Серьезная эмиссия без быстрого роста инфляции невозможна, компенсация спроса из бюджета – тоже, реальный сектор накопил большой объем невосполненных издержек, реальная стоимость кредита начнет расти… И хотя, скорее всего, преодолеть этот дефляционный этап все-таки получится, но состояние экономики ухудшится настолько, что уже к 2012 году развитие кризиса может пойти по сценарию 1930-х гг.

При этом дать более или менее реалистичный долгосрочный прогноз по поводу развития нового этапа кризиса невозможно: уж слишком велика на этом этапе будет роль субъективного фактора. Грубо говоря, решения, принимаемые денежными и политическими властями крупнейших экономик мира в условиях жесткого цейтнота и давления со стороны оппонентов, будут сильно менять варианты развития событий. По этой причине прогноз можно будет давать только на несколько месяцев, а то и недель – дальше вариативность уже будет слишком велика.

Но одно можно сказать точно: политика бизнеса, денежных властей и систем государственного управления будет при этом на первом этапе ориентироваться на те примеры, которые им известны, т. е. будут повторять приемы из кризисов 1998 и 2008 гг. Но именно эти приемы в новых условиях не будут давать реального эффекта, а возможно, даже будут давать противоположный результат. Разумеется, со временем что-то новое будет разработано, но сколько негативных последствий даст такая неадекватная политика!

Поэтому в заключение своего текста я обращаюсь к тем, кого тема будущего кризиса волнует всерьез. Вам необходимо уже сегодня искать аналитиков и экспертов, которые в состоянии давать более или менее объективный анализ событий и краткосрочный, а может быть, и среднесрочный прогноз их развития. Я не настаиваю на том, что это обязательно должны быть аналитики компании «Неокон», но, с точки зрения объяснения сути и стратегии, я пока не вижу аналогичных по качеству продуктов.

Хазин Михаил Леонидович www.km.ru
Второй этап экономического кризиса начнется осенью?crisis, ритейл, кризис, экономика, долги, деньги, правительство
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Второй этап экономического кризиса начнется осенью?
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/articles/56002/2018-07-20