Баннер ФЗ-54
15.06.2011 15 июня 2011, 00:00 2001 просмотр

Хочу все снять

Он проводит свои акции в обеденный перерыв. Фотоблогер Алексей Сохович-Канаровский целенаправленно, один за другим посещает магазины и торговые центры Екатеринбурга, особенно те, на дверях которых красуются таблички «Кино – и фотосъемка запрещены». Прохаживается вдоль витрин, фотографирует что понравится. Правда, сделать обычно удается всего несколько снимков — охрана тут же несется на перехват: «Снимать нельзя!». Этой фразы Алексей и ждет. «Я как гражданин имею право делать снимки для себя в любом торговом заведении,— объясняет он »Огоньку«.— Почему мне запрещают что-то делать законно?». «Конституция тут не действует» После того, как охрана окружает Алексея, он вежливо просит вызвать менеджера, которому и сообщает, что в статье 29 Конституции Российской Федерации предусмотрено право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. На сотрудников магазина обычно это впечатление не производит — в торговом центре «Успенский», к примеру, фотоблогеру показали фигу и объявили: «Конституция тут не действует! Нам пох*р, и ты тут снимать не будешь». Поэтому статью 7 закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» Алексей цитирует, когда его уже вытаскивают на улицу. Для охраны подобные инциденты — развлечение. Они суетятся, зовут коллег на помощь. Шум, гам, крики: «Сеня, заходи сзади, ломай ему ноги!» Администратор, если ему удается держать себя в руках и не поддаваться всеобщему радостному «Ату его, ату!», объясняет, что магазин — частная собственность, а собственник может устанавливать на своей территории любые ограничения. Администратор ошибается. Магазин — общественное место, и снимать тут можно. И даже нужно, особенно если покупатель видит нарушения, свобода фотографии — это неотъемлемая часть общественного контроля. А съемке чаще всего препятствуют в тех местах, где есть просроченный товар или нарушены правила его хранения, где завалены коробками пожарные выходы — в общем, где есть что скрывать. — Да, я занимаюсь некоторым экстремизмом, провоцирую охрану,— говорит Алексей.— Но как иначе? Надо что-то делать, активно действовать, а не ждать когда директор магазина поумнеет и поймет, что законы Российской Федерации всегда приоритетней внутренних правил его лавочки. Все свои конфликты Алексей снимает, в том числе и на видео. «Весь материал я выкладываю у себя в блоге. Местные журналисты потом мне звонят, пишут репортажи об этом. Если несколько торговых центров выпороть вот так публично, то другие разрешат снимать». В том же «Успенском» после скандальной публикации убрали запрещающие таблички, а охрана перестала реагировать на людей с фотоаппаратами — Алексей сходил, проверил. А благодаря блогеру Антону Буслову в Екатеринбургском метрополитене с прошлого месяца не возбраняется вести фото – и видеосъемку. Запрет на съемку без письменного разрешения руководства метрополитена был оговорен в правилах пользования метрополитеном, за это даже предусматривалось наказание в виде административного штрафа. Антон подал в прокуратуру соответствующее заявление и получил долгожданный ответ — «указанные положения правил противоречат действующему законодательству об административных правонарушениях, информации, информационных технологиях и о защите информации». Прокуратура потребовала исключить данный пункт из правил метрополитена. Не задушишь, не убьешь Илья Лабутинский из Красноярска на дело выходит с друзьями и с распечатанным официальным ответом на свой запрос из прокуратуры — «В действующем законодательстве каких-либо запретов на фото – и видеосъемку не имеется…» Но несмотря на это, красноярским героям тоже иногда приходится страдать за правду, в том числе и физически. «Первым делом мы спросили у продавца, можно ли снимать, и, услышав вполне ожидаемое »нельзя«, прошли в торговый зал, приступили к работе,— отчитывается перед земляками в своем блоге Илья.— К нам подскочил дородный мужчина, и, представившись контролером, потребовал прекратить съемку. Мы отказались и потребовали у него документы, подтверждающие его право требовать от нас подобное. Последовала попытка отобрать у нас камеру, а мне так и вовсе пытались заломить руки за спину, а какой-то молодчик, с бейджиком »Андрей« стал душить меня одной рукой, а другой попытался ударить в солнечное сплетение… Из подсобки выскочил взъерошенный мужчина в спортивном костюме, представился начальником службы контроля и набросился на меня с кулаками». После кулачных боев работники магазинов обычно вызывают полицию — Илья и его товарищи как раз этого и добиваются. Стражи порядка с подобными акциям сталкиваются впервые, поэтому, немного подумав, начинают звонить начальству и советоваться: «Тут люди фотографируются в магазине. Что делать?» После долгих разбирательств выясняется, что нарушений в действиях покупателей нет. Зато есть нарушения в действиях администрации, что является поводом для очередного обращения в прокуратуру. Тем более что все непотребства зафиксированы — ведь пока одного красноярского блогера душат, остальные продолжают активно — щелк-щелк-щелк — это снимать. Ну что ты будешь делать с такими самоотверженными людьми! — Мы продолжим обходить красноярские супермаркеты и торговые центры в поисках места, где все-таки соблюдается закон, — заявляют непокоренные, и тысячи земляков им только что не аплодируют: «Молодцы, отстаивают свои и наши гражданские права». «Тогда мы идем к ним» — Мы, челябинские ребята, суровые,— предупреждает местный журналист Игорь Макаров.— Если нам запрещают фотографировать в общественных местах, то мы просим вызвать полицию, записываем конфликт на видео, потом отправляем запись вместе с заявлением в прокуратуру области. Там изучают заявление и отвечают — с этим постановлением мы снова идем в магазин: «Теперь вы признаете, что снимать можно?» Охранники все равно упираются: «Нам плевать, что там прокуратура написала». Мы опять вызываем полицию. Так и побеждаем в итоге. Выпиваем в торговом центре в честь победы по стаканчику сока и снова фотографируемся где-нибудь на эскалаторах. К Игорю обращаются жители Челябинска, которые тоже хотят участвовать в таких фотоакциях. Но все желающие сначала должны пройти обучение. «Мы их учим — чтоб не ругались, не пили, не курили в торговых комплексах. Когда к ним подойдут представители правопорядка, то надо предупредить, что идет съемка — скрытые камеры запрещены. В идеале надо убедить администрацию, чтобы показали инструкцию, где черным по белому написано, что фото – и видеосъемка в магазине запрещена, такую инструкцию надо немедленно фотографировать как вещественное доказательство. Ну и законы, конечно, ребята должны знать. Мы специально распечатываем все документы в нескольких экземплярах, чтобы и менеджерам, и полицейским хватило». У команды Игоря сейчас в планах посетить 10 торговых комплексов — в некоторых они уже через прокуратуру добились права на фотосъемку. «Вчера я позвонил в »Пятерочку«, спросил, можно ли у них фотографировать — что ж я как дурак буду зря переться в другой конец города. Выяснил, что снимать нельзя — решение руководства. Значит, тогда мы идем к ним. Руководство юридически не подковано, надо просветить людей». Игорь говорит, что главная цель подобных акций — не унизить и не разозлить людей, а ознакомить их с законодательством. Таким же образом челябинская команда доказывает, что можно снимать милиционеров, номера машин и здания вокзалов. «А потом и до аэропорта очередь дойдет». «Страна без глупостей» Снимать в нашей стране можно везде, куда не ограничен доступ. Издатель Дмитрий Терновский и фотограф Илья Варламов решили проверить, как обстоят дела со свободой фотографии на трех московских вокзалах. Дела обстояли плохо — первый же полицейский потребовал у ребят разрешение на съемку. «Еще больше его возмутило то, что мы его фотографируем,— говорит Варламов.— Я посоветовал ему снять погоны и сидеть дома, если он такой стеснительный. Попутно рассказал ему, что действия полиции у нас подлежат общественному контролю, а стеснительным в рядах полицейских не место. Он не смог осилить полученные от нас знания и решил вызвать начальство. Появился лейтенант, минут пять пытался придумать правовое объяснение своим действиям, после чего со словами: »Только не убегайте!« — убежал сам». Отчеты о похождениях Терновского и Варламова российские пользователи интернета читают с большим удовольствием. «Щукин Михаил Викторович, заместитель начальника Ленинградского вокзала, свел все аргументы к простому и ясному: »Я сказал, что снимать вы здесь не будете!« Причем его не убедили ни законы, ни письмо из транспортной прокуратуры. Далее Щукин ретировался, дав распоряжение охране не допускать съемку. Охрана РЖД нам не указ, продолжаем съемку». Терновский и Варламов, как былинные богатыри, олицетворяют собой народную силу и правду. На них равняются активисты из других городов, их акции вызывают большой интерес общественности. Им даже вызвалась бесплатно помогать одна юридическая компания. — Разрешения на съемки, предназначенные для личного пользования и проводимые в местах обслуживания пассажиров на вокзалах, станциях, остановочных пунктах, не мешающие и не создающие неудобств и опасности для передвижения пассажиров, не требуется« — такова цитата из ответа прокуратуры на жалобу Терновского, составленную с помощью адвокатов. Для дачи разъяснений даже были вызваны все упомянутые в заявлении лица, включая заместителя начальника Ленинградского вокзала. Проверив все данные, прокуратура установила, что сотрудники Ленинградского вокзала и ЧОП »РЖД-ОХРАНА« препятствовали осуществлению фотосъемки для личного пользования. В связи с этим подготовлены представления об устранении нарушения закона. »На этой неделе мы опять проверим, как московские вокзалы соблюдают закон",— сообщают единомышленники. Именно с Терновского, кстати, началась всероссийская борьба за свободу фотосъемки в общественных местах. Полтора года назад он катался на лыжах на Красной Поляне и встретил там Дмитрия Медведева. Блогер не растерялся, а сразу задал президенту вопрос об отмене запрета на съемку в центре Москвы профессиональными камерами. «На Красной площади, на территории Кремля, в районе Лубянки и Китай-города запрещают снимать зеркалками! У людей отбирают фотоаппараты, заставляют стирать снимки. В других странах такого нет, хочется, чтобы и у нас все поменялось». Оказалось, что запрет на фотосъемку Медведев считает «глупостью» — он тут же дал поручение разобраться с этим. Терновский убедился, что запрет отменен, пройдясь с фотокамерой по объектам, охраняемым ФСО. После этого Дмитрий так воодушевился, что придумал и запустил открытый национальный проект российских блогеров «Страна без глупостей». Одна из задач проекта — «отмена запрета на фото – и видеосъемку профессиональным оборудованием на территории вокзалов, железных дорог и метро, в торговых центрах и магазинах, других общественных местах». «Я хочу свободно фотографировать, это мое хобби,— объяснил Дмитрий Терновский »Огоньку« свою позицию.— Хочу жить в стране, где не нарушаются права человека, и буду что-то делать для этого. И нас таких все больше». Огонёк  Наталья Радулова
Поделиться публикацией:
От особенностей поведения до особенностей потребле...
1277
Илья Блинов, генеральный директор компании «Милфор...
1212
Виктория Харламова, руководитель направления китай...
844
Артем Тараев, генеральный директор «К-раута»
1879
Применение 54-ФЗ на примере сети из 48 магазинов
664
Количество наименований в чеке увеличилось на 20%,...
652
Он проводит свои акции в обеденный перерыв. Фотоблогер Алексей Сохович-Канаровский целенаправленно, один за другим посещает магазины и торговые центры Екатеринбурга, особенно те, на дверях которых красуются таблички «Кино – и фотосъемка запрещены». Прохаживается вдоль витрин, фотографирует что понравится. Правда, сделать обычно удается всего несколько снимков — охрана тут же несется на перехват: «Снимать нельзя!». Этой фразы Алексей и ждет. «Я как гражданин имею право делать снимки для себя в любом торговом заведении,— объясняет он »Огоньку«.— Почему мне запрещают что-то делать законно?». «Конституция тут не действует» После того, как охрана окружает Алексея, он вежливо просит вызвать менеджера, которому и сообщает, что в статье 29 Конституции Российской Федерации предусмотрено право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. На сотрудников магазина обычно это впечатление не производит — в торговом центре «Успенский», к примеру, фотоблогеру показали фигу и объявили: «Конституция тут не действует! Нам пох*р, и ты тут снимать не будешь». Поэтому статью 7 закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» Алексей цитирует, когда его уже вытаскивают на улицу. Для охраны подобные инциденты — развлечение. Они суетятся, зовут коллег на помощь. Шум, гам, крики: «Сеня, заходи сзади, ломай ему ноги!» Администратор, если ему удается держать себя в руках и не поддаваться всеобщему радостному «Ату его, ату!», объясняет, что магазин — частная собственность, а собственник может устанавливать на своей территории любые ограничения. Администратор ошибается. Магазин — общественное место, и снимать тут можно. И даже нужно, особенно если покупатель видит нарушения, свобода фотографии — это неотъемлемая часть общественного контроля. А съемке чаще всего препятствуют в тех местах, где есть просроченный товар или нарушены правила его хранения, где завалены коробками пожарные выходы — в общем, где есть что скрывать. — Да, я занимаюсь некоторым экстремизмом, провоцирую охрану,— говорит Алексей.— Но как иначе? Надо что-то делать, активно действовать, а не ждать когда директор магазина поумнеет и поймет, что законы Российской Федерации всегда приоритетней внутренних правил его лавочки. Все свои конфликты Алексей снимает, в том числе и на видео. «Весь материал я выкладываю у себя в блоге. Местные журналисты потом мне звонят, пишут репортажи об этом. Если несколько торговых центров выпороть вот так публично, то другие разрешат снимать». В том же «Успенском» после скандальной публикации убрали запрещающие таблички, а охрана перестала реагировать на людей с фотоаппаратами — Алексей сходил, проверил. А благодаря блогеру Антону Буслову в Екатеринбургском метрополитене с прошлого месяца не возбраняется вести фото – и видеосъемку. Запрет на съемку без письменного разрешения руководства метрополитена был оговорен в правилах пользования метрополитеном, за это даже предусматривалось наказание в виде административного штрафа. Антон подал в прокуратуру соответствующее заявление и получил долгожданный ответ — «указанные положения правил противоречат действующему законодательству об административных правонарушениях, информации, информационных технологиях и о защите информации». Прокуратура потребовала исключить данный пункт из правил метрополитена. Не задушишь, не убьешь Илья Лабутинский из Красноярска на дело выходит с друзьями и с распечатанным официальным ответом на свой запрос из прокуратуры — «В действующем законодательстве каких-либо запретов на фото – и видеосъемку не имеется…» Но несмотря на это, красноярским героям тоже иногда приходится страдать за правду, в том числе и физически. «Первым делом мы спросили у продавца, можно ли снимать, и, услышав вполне ожидаемое »нельзя«, прошли в торговый зал, приступили к работе,— отчитывается перед земляками в своем блоге Илья.— К нам подскочил дородный мужчина, и, представившись контролером, потребовал прекратить съемку. Мы отказались и потребовали у него документы, подтверждающие его право требовать от нас подобное. Последовала попытка отобрать у нас камеру, а мне так и вовсе пытались заломить руки за спину, а какой-то молодчик, с бейджиком »Андрей« стал душить меня одной рукой, а другой попытался ударить в солнечное сплетение… Из подсобки выскочил взъерошенный мужчина в спортивном костюме, представился начальником службы контроля и набросился на меня с кулаками». После кулачных боев работники магазинов обычно вызывают полицию — Илья и его товарищи как раз этого и добиваются. Стражи порядка с подобными акциям сталкиваются впервые, поэтому, немного подумав, начинают звонить начальству и советоваться: «Тут люди фотографируются в магазине. Что делать?» После долгих разбирательств выясняется, что нарушений в действиях покупателей нет. Зато есть нарушения в действиях администрации, что является поводом для очередного обращения в прокуратуру. Тем более что все непотребства зафиксированы — ведь пока одного красноярского блогера душат, остальные продолжают активно — щелк-щелк-щелк — это снимать. Ну что ты будешь делать с такими самоотверженными людьми! — Мы продолжим обходить красноярские супермаркеты и торговые центры в поисках места, где все-таки соблюдается закон, — заявляют непокоренные, и тысячи земляков им только что не аплодируют: «Молодцы, отстаивают свои и наши гражданские права». «Тогда мы идем к ним» — Мы, челябинские ребята, суровые,— предупреждает местный журналист Игорь Макаров.— Если нам запрещают фотографировать в общественных местах, то мы просим вызвать полицию, записываем конфликт на видео, потом отправляем запись вместе с заявлением в прокуратуру области. Там изучают заявление и отвечают — с этим постановлением мы снова идем в магазин: «Теперь вы признаете, что снимать можно?» Охранники все равно упираются: «Нам плевать, что там прокуратура написала». Мы опять вызываем полицию. Так и побеждаем в итоге. Выпиваем в торговом центре в честь победы по стаканчику сока и снова фотографируемся где-нибудь на эскалаторах. К Игорю обращаются жители Челябинска, которые тоже хотят участвовать в таких фотоакциях. Но все желающие сначала должны пройти обучение. «Мы их учим — чтоб не ругались, не пили, не курили в торговых комплексах. Когда к ним подойдут представители правопорядка, то надо предупредить, что идет съемка — скрытые камеры запрещены. В идеале надо убедить администрацию, чтобы показали инструкцию, где черным по белому написано, что фото – и видеосъемка в магазине запрещена, такую инструкцию надо немедленно фотографировать как вещественное доказательство. Ну и законы, конечно, ребята должны знать. Мы специально распечатываем все документы в нескольких экземплярах, чтобы и менеджерам, и полицейским хватило». У команды Игоря сейчас в планах посетить 10 торговых комплексов — в некоторых они уже через прокуратуру добились права на фотосъемку. «Вчера я позвонил в »Пятерочку«, спросил, можно ли у них фотографировать — что ж я как дурак буду зря переться в другой конец города. Выяснил, что снимать нельзя — решение руководства. Значит, тогда мы идем к ним. Руководство юридически не подковано, надо просветить людей». Игорь говорит, что главная цель подобных акций — не унизить и не разозлить людей, а ознакомить их с законодательством. Таким же образом челябинская команда доказывает, что можно снимать милиционеров, номера машин и здания вокзалов. «А потом и до аэропорта очередь дойдет». «Страна без глупостей» Снимать в нашей стране можно везде, куда не ограничен доступ. Издатель Дмитрий Терновский и фотограф Илья Варламов решили проверить, как обстоят дела со свободой фотографии на трех московских вокзалах. Дела обстояли плохо — первый же полицейский потребовал у ребят разрешение на съемку. «Еще больше его возмутило то, что мы его фотографируем,— говорит Варламов.— Я посоветовал ему снять погоны и сидеть дома, если он такой стеснительный. Попутно рассказал ему, что действия полиции у нас подлежат общественному контролю, а стеснительным в рядах полицейских не место. Он не смог осилить полученные от нас знания и решил вызвать начальство. Появился лейтенант, минут пять пытался придумать правовое объяснение своим действиям, после чего со словами: »Только не убегайте!« — убежал сам». Отчеты о похождениях Терновского и Варламова российские пользователи интернета читают с большим удовольствием. «Щукин Михаил Викторович, заместитель начальника Ленинградского вокзала, свел все аргументы к простому и ясному: »Я сказал, что снимать вы здесь не будете!« Причем его не убедили ни законы, ни письмо из транспортной прокуратуры. Далее Щукин ретировался, дав распоряжение охране не допускать съемку. Охрана РЖД нам не указ, продолжаем съемку». Терновский и Варламов, как былинные богатыри, олицетворяют собой народную силу и правду. На них равняются активисты из других городов, их акции вызывают большой интерес общественности. Им даже вызвалась бесплатно помогать одна юридическая компания. — Разрешения на съемки, предназначенные для личного пользования и проводимые в местах обслуживания пассажиров на вокзалах, станциях, остановочных пунктах, не мешающие и не создающие неудобств и опасности для передвижения пассажиров, не требуется« — такова цитата из ответа прокуратуры на жалобу Терновского, составленную с помощью адвокатов. Для дачи разъяснений даже были вызваны все упомянутые в заявлении лица, включая заместителя начальника Ленинградского вокзала. Проверив все данные, прокуратура установила, что сотрудники Ленинградского вокзала и ЧОП »РЖД-ОХРАНА« препятствовали осуществлению фотосъемки для личного пользования. В связи с этим подготовлены представления об устранении нарушения закона. »На этой неделе мы опять проверим, как московские вокзалы соблюдают закон",— сообщают единомышленники. Именно с Терновского, кстати, началась всероссийская борьба за свободу фотосъемки в общественных местах. Полтора года назад он катался на лыжах на Красной Поляне и встретил там Дмитрия Медведева. Блогер не растерялся, а сразу задал президенту вопрос об отмене запрета на съемку в центре Москвы профессиональными камерами. «На Красной площади, на территории Кремля, в районе Лубянки и Китай-города запрещают снимать зеркалками! У людей отбирают фотоаппараты, заставляют стирать снимки. В других странах такого нет, хочется, чтобы и у нас все поменялось». Оказалось, что запрет на фотосъемку Медведев считает «глупостью» — он тут же дал поручение разобраться с этим. Терновский убедился, что запрет отменен, пройдясь с фотокамерой по объектам, охраняемым ФСО. После этого Дмитрий так воодушевился, что придумал и запустил открытый национальный проект российских блогеров «Страна без глупостей». Одна из задач проекта — «отмена запрета на фото – и видеосъемку профессиональным оборудованием на территории вокзалов, железных дорог и метро, в торговых центрах и магазинах, других общественных местах». «Я хочу свободно фотографировать, это мое хобби,— объяснил Дмитрий Терновский »Огоньку« свою позицию.— Хочу жить в стране, где не нарушаются права человека, и буду что-то делать для этого. И нас таких все больше». Огонёк  Наталья Радулова Хочу все снятьмагазин, супермаркет, ритейл, ритейлеры, ритейлер
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Хочу все снять
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME http://www.retail.ru
http://www.retail.ru/articles/49464/2017-05-29