Баннер ФЗ-54
9 ноября 2010, 00:00 3262 просмотра

Торговые палатки нечем заменить

Мэр Собянин улучшает облик города и заботится о пешеходах. Он распорядился снести палатки у метро в центре Москвы. Киосков у нас действительно очень много. И они совсем не украшают город, здесь я с мэром согласна. Цветы, фрукты, фастфуд, пресса, пиво, сигареты и т. д., чего только в них не продается! В европейских городах палаток нет. Есть маленькие магазинчики, где всегда можно купить воду, конфеты и фрукты. Есть небольшие кафе, где можно купить сэндвич и съесть его по дороге на работу. Я согласна с мэром, что без киосков лучше. Надо все снести, чтобы было чисто и просторно и пешеходы шли по широкой мостовой.

И к тому же оказалось, что многие из этих палаток построены незаконно. Но разве можно в Москве, в ЦАО, привезти киоск, начать его укреплять на тротуаре, продавать что-то без ведома московских властей?! Разве прошел бы мимо такого киоска московский милиционер?! Выходит, то, что сегодня называется киоском, построенным без разрешения, было построено на коррупционной основе. Власть поменялась — прежние договоренности отпали. Значит, надо снести. Это с одной стороны. А с другой — если киоски есть, значит они кому-то нужны. Есть спрос на продаваемые в них товары. Есть рабочие места, есть собственники, есть торговля — значит есть добавленная стоимость и налоги. Сейчас все это сносят, и не будет ни рабочих мест, ни предложения товаров. По какому принципу выбираются киоски под снос? Почему одни оставляют, а другие сносят? Что происходит с их собственниками? Где теперь купить воды, выйдя из метро? Маленьких магазинчиков почти нет. Альтернативы сносимым объектам не предлагается. Воссоздания рабочих мест тоже. Маленьких магазинчиков, как в Европе, не будет, потому что стоимость аренды в центре Москвы запредельна. За водой теперь только в «Ашан», на МКАД…

Все сносимые киоски — это и есть российский малый бизнес. Бизнес, который существует не благодаря, а вопреки. Бизнес, с которого одни власти брали в карман за разрешение его вести и который другие теперь сносят как незаконный, и еще потому, что он плохо выглядит. Согласна, киоски и правда плохо выглядят, но, может, надо было сначала предложить собственникам и потребителям альтернативу? Когда закрывали Черкизон — безобразный, ужасный Черкизон, — продавцы устраивали акции протеста. Я разговаривала тогда с одной женщиной, она была продавцом на Черкизоне. Она, кажется, из Воронежа. У нее был контейнер, в котором она продавала головные уборы. У нее была сеть поставщиков, которые практически в домашних условиях шили шапки для ее контейнера. Покупала она шапки и на небольших фабриках, которые шили их для подобных точек. Это был бизнес. Она покупала шапки и продавала их. Я ее спрашивала про налоги — платит ли? Она рассказывала, что является ИЧП, но от ИЧП она не смогла арендовать контейнер, так как деньги за него на Черкизоне собирали исключительно наличными. «Налоговой нам здесь не надо», — объясняли сборщики аренды. А как показывать налоговой продажи, ставить кассу, если место не арендуешь официально?

Рынок снесли, ее бизнеса больше нет. Сбыта лишилась не только продавщица головных уборов, но и поставщики, которые производили для нее шляпы. И поставщики ткани, которые продавали ее производителям шляп, и т. д. по всей производственной цепочке. Конечно, это мелочь, но таких торговцев было на этом рынке очень много. Они писали обращение к Медведеву с просьбой организовать строительство другого, цивилизованного рынка. Готовы были выступить соинвесторами своих будущих торговых точек. Им, конечно же, никто не ответил. Какая мелочь — эти лавочники и торговцы. Снести их всех!

Автор — совладелец компании «Софэкс», председатель некоммерческого партнерства «Бизнес Солидарность»

Яна Яковлева

www.forbes.ru

Статья относится к тематикам: Кризис. Точка бифуркации, Общеотраслевое
Поделиться публикацией:

Мэр Собянин улучшает облик города и заботится о пешеходах. Он распорядился снести палатки у метро в центре Москвы. Киосков у нас действительно очень много. И они совсем не украшают город, здесь я с мэром согласна. Цветы, фрукты, фастфуд, пресса, пиво, сигареты и т. д., чего только в них не продается! В европейских городах палаток нет. Есть маленькие магазинчики, где всегда можно купить воду, конфеты и фрукты. Есть небольшие кафе, где можно купить сэндвич и съесть его по дороге на работу. Я согласна с мэром, что без киосков лучше. Надо все снести, чтобы было чисто и просторно и пешеходы шли по широкой мостовой.

И к тому же оказалось, что многие из этих палаток построены незаконно. Но разве можно в Москве, в ЦАО, привезти киоск, начать его укреплять на тротуаре, продавать что-то без ведома московских властей?! Разве прошел бы мимо такого киоска московский милиционер?! Выходит, то, что сегодня называется киоском, построенным без разрешения, было построено на коррупционной основе. Власть поменялась — прежние договоренности отпали. Значит, надо снести. Это с одной стороны. А с другой — если киоски есть, значит они кому-то нужны. Есть спрос на продаваемые в них товары. Есть рабочие места, есть собственники, есть торговля — значит есть добавленная стоимость и налоги. Сейчас все это сносят, и не будет ни рабочих мест, ни предложения товаров. По какому принципу выбираются киоски под снос? Почему одни оставляют, а другие сносят? Что происходит с их собственниками? Где теперь купить воды, выйдя из метро? Маленьких магазинчиков почти нет. Альтернативы сносимым объектам не предлагается. Воссоздания рабочих мест тоже. Маленьких магазинчиков, как в Европе, не будет, потому что стоимость аренды в центре Москвы запредельна. За водой теперь только в «Ашан», на МКАД…

Все сносимые киоски — это и есть российский малый бизнес. Бизнес, который существует не благодаря, а вопреки. Бизнес, с которого одни власти брали в карман за разрешение его вести и который другие теперь сносят как незаконный, и еще потому, что он плохо выглядит. Согласна, киоски и правда плохо выглядят, но, может, надо было сначала предложить собственникам и потребителям альтернативу? Когда закрывали Черкизон — безобразный, ужасный Черкизон, — продавцы устраивали акции протеста. Я разговаривала тогда с одной женщиной, она была продавцом на Черкизоне. Она, кажется, из Воронежа. У нее был контейнер, в котором она продавала головные уборы. У нее была сеть поставщиков, которые практически в домашних условиях шили шапки для ее контейнера. Покупала она шапки и на небольших фабриках, которые шили их для подобных точек. Это был бизнес. Она покупала шапки и продавала их. Я ее спрашивала про налоги — платит ли? Она рассказывала, что является ИЧП, но от ИЧП она не смогла арендовать контейнер, так как деньги за него на Черкизоне собирали исключительно наличными. «Налоговой нам здесь не надо», — объясняли сборщики аренды. А как показывать налоговой продажи, ставить кассу, если место не арендуешь официально?

Рынок снесли, ее бизнеса больше нет. Сбыта лишилась не только продавщица головных уборов, но и поставщики, которые производили для нее шляпы. И поставщики ткани, которые продавали ее производителям шляп, и т. д. по всей производственной цепочке. Конечно, это мелочь, но таких торговцев было на этом рынке очень много. Они писали обращение к Медведеву с просьбой организовать строительство другого, цивилизованного рынка. Готовы были выступить соинвесторами своих будущих торговых точек. Им, конечно же, никто не ответил. Какая мелочь — эти лавочники и торговцы. Снести их всех!

Автор — совладелец компании «Софэкс», председатель некоммерческого партнерства «Бизнес Солидарность»

Яна Яковлева

www.forbes.ru

Торговые палатки нечем заменитьТорговые палатки, Собянин, торговля в москве, малый бизнес, Яна Яковлева, Софэкс, Бизнес Солидарность
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Торговые палатки нечем заменить
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/articles/46386/2017-10-24