Баннер ФЗ-54
25 августа 2010, 00:00 3460 просмотров

Продовольственной сфере угрожает эффект домино

Крупнейшие розничные сети ведут совместные ожесточенные переговоры с основными поставщиками. Со стороны ритейлеров в них участвуют Х5 Retail Group («Перекресток», «Пятерочка»), «Мет­ро», «Ашан», «Дикси». Поводом послужило уведомление поставщиков о повышении расценок на 5–15%, поясняет исполнительный директор Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) Илья Белоновский. Ритейлеры ведут себя на переговорах очень жестко, подтвердили в «Седьмом континенте». Однако и поставщикам отступать некуда. Объективные экономические причины сделали всех участников продовольственного рынка крайне уязвимыми и жестко зависящими друг от друга. В по-настоящему сложной ситуации оказались молочный сектор, хлебобулочный сегмент и крупы. Молочный демарш. За несколько дней до начала общих переговоров произошло знаковое событие. «Седьмой континент» заявил об отказе от закупок продукции компаний «Юнимилк» и Danone после того, как последние сообщили о повышении поставочных цен на те же 5–15% по разным группам товаров. Ритейлер, правда, обвинил поставщиков в увеличении сразу на треть. Представитель «Юнимилка» Евгения Лампадова пояснила «Ф.», что уведомление о повышении цен совпало с окончанием промоакции на молочную продукцию под маркой «Летний день», которая до 3 августа была на 15% дешевле обычного. Отсюда рост на 31%. Последствия демарша для «Юнимилка» незначительны, говорит Евгения Лампадова, поскольку доля поставок в «Седьмой континент» не превышала 1% в общем объеме продаж. Напротив, решение сети даже на руку молочной компании: в ряде регионов, особенно в Липецкой области и Алтайском крае, возник огромный дефицит сырья. По информации «Ф.» из-за этого у «Юнимилка» возникли перебои с поставками в местные розничные сети. Теперь часть молока с московского рынка можно отправить в другие регионы.

Влада Баранова из «Седьмого континента» говорит, что отказ от продукции был вынужденным, поскольку цены начали ползти вверх еще раньше. «Ассортимент молока разбит на разные ценовые сегменты, и у каждого из них – свой покупатель, – поясняет она. – Даже небольшое повышение цен выбило ориентированных на экономсегмент потребителей из привычной ниши, а по более дорогим расценкам они покупать не спешат. В итоге мы уже видим снижение активности покупателей и уменьшение продаж. А тут нам предлагают рост отпускных расценок еще на 15%». Поэтому руководство «Седьмого континента» заняло достаточно жесткую позицию на собственных переговорах с поставщиками. Чем они завершатся, предсказать не берется никто. Илья Белоновский полагает, что в ближайшее время поставщики смогут навязать свои условия мелким розничным сетям, при большом нажиме, возможно, и крупным. Перетягивание через стол. Влада Баранова рассчитывает, что значимым ограничивающим фактором окажутся действия правительства, в том числе расследования и предписания Федеральной антимонопольной службы (ФАС). Если поставщикам удастся в ближайшие месяцы настоять на своей позиции, «Седьмой континент» уверяет, что будет держать цены на полке «за счет снижения собственной маржи». Кроме того, остается возможность переключиться на молочную продукцию из Белоруссии, страдающей от перепроизводства молока, и Финляндии. Светлана Витковская из Х5 Retail Group также обещает: в случае роста цен от поставщиков ее компания будет держать цены – прежде всего, конечно, в сегменте социально значимых товаров, в который попадают молоко, хлеб и крупы – в жертву рентабельности. Впрочем, так же, как и коллеги, в Х5 Retail Group надеются на собственные запасы продовольствия и на «нормальное завершение переговоров» с поставщиками. «Правительство и ФАС ведут мониторинг цен на отдельные товары, и в рамках этого мониторинга мы отправляем на проверку в госорганы не релевантные, на наш взгляд, предложения», – отмечает Светлана Витковская.

Аналитик потребительского рынка «Брокеркредитсервиса» Татьяна Бобровская называет жесткую переговорную тактику «перетягивания оппонента через стол» на свою сторону совершенно бесперспективной. Во-первых, собственные запасы ритейлеров иссякнут в начале осени. Во-вторых, Белоруссия может поставлять сыры, творог и масло – Финляндия делает то же самое в более дорогом сегменте, – но не сырого молока, которое невозможно перевозить на далекие расстояния, добавляет старший эксперт Института конъюнктуры аграрных рынков (ИКАР) Наталья Абрамова. По ее данным, объем поставок зарубежных производителей молока не превышает 2% общего объема российского рынка.

Есть и более фундаментальная причина. После продовольственного кризиса 2007 года производители жестко держали цены на минимальных уровнях. За два года низких цен они обросли долгами по кредитам, не имели возможности вкладываться в технику и сегодня намерены извлечь прибыль из растущих цен на дефицитном рынке. После двух лет никудышных финансовых показателей сельхозпроизводители и молока и пшеницы нуждаются в хорошей прибыли, чтобы оплатить долги и обеспечить сев озимых, а также содержание буренок. Расходы растут, надои падают. Год назад тонна фуражной пшеницы, идущей на корм молочным коровам, стоила 3,8 тыс. рублей. Сегодня ее нельзя купить и по 6,5 тыс. рублей, говорит Наталья Абрамова. Эта цифра напрямую отражает рост себестоимости производства молока, поскольку сгоревшая от засухи свежая трава не дала возможности пасти коров в «сезон большого молока» (июнь–июль) на бесплатном подножном корме. Кроме того, жара привела к резкому падению надоев. На дефиците и росте себестоимости стоимость килограмма молока за год выросла на 50% и достигает при оптовом закупе у производителя почти 14 руб­лей, добавляет Евгения Лампадова из «Юнимилка».

Компании буквально по сусекам скребут в поисках хоть каких-то объемов молока, чтобы выполнить контракты. Дефицит сырья привел к тому, что в розничные сети Липецкой области в августе попала лишь четвертая часть от планового объема поставок – остальное взять негде. В условиях дефицита и необходимости гасить кредиты и проценты после двух убыточных лет отечественные производители молока не могут не идти на повышение цен. Попытки закупочных компаний сбивать цены также не имеют успеха, поскольку производители стремятся вывести маржу на докризисный уровень, отмечает Татьяна Бобровская.

В 2009-м в сезон «большого молока» снижение цен на сырье составило 1%. В этом году оно подорожало с 1 июня в целом по стране на 5–7%, а в цент­ральных районах – более чем на 11%. По прогнозу Натальи Абрамовой, цены продолжат расти: вместе с резким падением производства сырого молока, которое нечем возместить, увеличивается спрос. С начала года потребление молока выросло, по данным Росстата, более чем на 12%.

Как ни странно, но объективных причин для заметного роста стоимости хлеба в розничной торговле в целом нет, хотя проблемы молочной отрасли начались с подорожания зерновых культур. Все дело в том, что доля стоимости пшеницы в цене буханки хлеба не превышает 10–12%, отмечает президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. Таким образом, при сохранении маржи всех участников рынка буханка должна подорожать максимум на рубль-полтора. Большие наценки на хлеб свидетельствуют о спекулятивном росте цен. При этом местные и региональные власти при небольшом изменении налогов фактически имеют возможность сбить цену на гораздо большую сумму – 17% в цене хлеба приходится на фискальную нагрузку.

Попытка регулировать нынешнюю форс-мажорную ситуацию жесткими административными мерами, по мнению Натальи Абрамовой, чревата порождением долгосрочных системных проблем. При марже ниже, чем в докризисный период, сельхозпроизводители будут вынуждены уже в ближайшие недели резко уменьшать поголовье молочных коров. За последние недели оно и без того снизилось более чем на 2%. Если забой скота продолжится, то восстановить поголовье не получится еще долго, да и экономических стимулов к этому не будет. Во всяком случае, сокращение поголовья в этом году будет четко определять дефицит сырого молока летом будущего года. Эффект домино в продуктовой сфере. Татьяна Бобровская считает, что снижать маржу поставщикам розничных торговых сетей попросту некуда. Ценовой сдвиг, который неизбежно придет от сельхозпроизводителей, ритейлерам придется принять на свой баланс. Или перенести на кошельки покупателей.

Операционная рентабельность крупных ритейлеров редко превышает 5–8%. При этом небольшие розничные компании даже до кризиса работали с нормой прибыли в 4%, а в последнее время их маржа снизилась до 2–3%. Формат тоже имеет значение. Так, сеть дискаунтеров «Магнит» работает с маржой всего в 2%. В этих условиях потеря даже 1 процентного пункта рентабельности будет очень болезненно восприниматься любой компанией, рассуждает Татьяна Бобровская.

Предлагаемый поставщиками рост цен на 5–15% уже гарантированно выводит ритейлеров ниже уровня окупаемости. Фактически у них не остается выбора, говорит Татьяна Бобровская, кроме как перенести повышение цен на плечи покупателей, чтобы сохранить нормально работающий бизнес. Конечно, добавляет эксперт, у розничных сетей остается возможность работать с ассортиментной политикой, можно пробовать менять поставщиков, однако радикальных перемен в общую картину эти меры не принесут. И позволить себе бойкотировать, тем более на длительный период, крупных поставщиков не сможет ни один ритейлер. Учитывая, что размер наценки на экономсегмент социально значимых товаров будет неизбежно снижен, ритейлеры будут вынуждены дополнительно поднять цены на другие группы товаров. Так что рост цен на 10–15% грядущей осенью кажется предрешенным.

Впрочем, ряд аналитиков предпочитают выждать время и подождать дальнейшего развития событий – вдруг правительство вытянет из рукава очередной джокер. Потому эксперт по розничному сектору «Тройки Диалог» Михаил Красноперов пока не закладывает повышенную продовольственную инфляцию в прогнозы на вторую  половину года. Спасаться придется в одной лодке. Парадокс: роста цен как огня боятся все игроки рынка, и боятся, быть может, даже больше, чем простые покупатели. Евгения Лампадова вспоминает, как резкое повышение цен на продукты по всей цепочке в 2007 году резко ухудшило финансовые показатели всех участников рынка. В частности, «Юнимилк» длительное время терпел убытки. Татьяна Бобровская говорит, что повышение розничных цен на 10% гарантирует значительное снижение покупательского трафика, которое отразится и на прибыли магазинов, и на объеме заказов у поставщиков. Собственно, это и заметил уже в начале августа «Седьмой континент», хотя плавное повышение цен на разные виды продовольствия к тому моменту не превысило 2–4%. В этом и кроется причина столь резкой реакции ритейлеров на предлагаемое подорожание: 2007 год показал, что повышение цен принесло убытки всем – от магазинов до фермеров.

www.finansmag.ru

Статья относится к тематикам: FMCG, продуктовый ритейл, алкоголь
Поделиться публикацией:
Что пришлось изменить в сети, чтобы она продолжала...
4540
Как обмен информацией принес выгоду ритейлеру и по...
1238
О запуске нового розничного проекта HomeMarket
1427
Андрей Филимонов, ГК «Лето», о том, от чего зависи...
2298
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
2361
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
5784
Опыт использования системы Jungheinrich ISM Online...
455
Как запускался новый офлайн-магазин и как тестиров...
626

Крупнейшие розничные сети ведут совместные ожесточенные переговоры с основными поставщиками. Со стороны ритейлеров в них участвуют Х5 Retail Group («Перекресток», «Пятерочка»), «Мет­ро», «Ашан», «Дикси». Поводом послужило уведомление поставщиков о повышении расценок на 5–15%, поясняет исполнительный директор Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) Илья Белоновский. Ритейлеры ведут себя на переговорах очень жестко, подтвердили в «Седьмом континенте». Однако и поставщикам отступать некуда. Объективные экономические причины сделали всех участников продовольственного рынка крайне уязвимыми и жестко зависящими друг от друга. В по-настоящему сложной ситуации оказались молочный сектор, хлебобулочный сегмент и крупы. Молочный демарш. За несколько дней до начала общих переговоров произошло знаковое событие. «Седьмой континент» заявил об отказе от закупок продукции компаний «Юнимилк» и Danone после того, как последние сообщили о повышении поставочных цен на те же 5–15% по разным группам товаров. Ритейлер, правда, обвинил поставщиков в увеличении сразу на треть. Представитель «Юнимилка» Евгения Лампадова пояснила «Ф.», что уведомление о повышении цен совпало с окончанием промоакции на молочную продукцию под маркой «Летний день», которая до 3 августа была на 15% дешевле обычного. Отсюда рост на 31%. Последствия демарша для «Юнимилка» незначительны, говорит Евгения Лампадова, поскольку доля поставок в «Седьмой континент» не превышала 1% в общем объеме продаж. Напротив, решение сети даже на руку молочной компании: в ряде регионов, особенно в Липецкой области и Алтайском крае, возник огромный дефицит сырья. По информации «Ф.» из-за этого у «Юнимилка» возникли перебои с поставками в местные розничные сети. Теперь часть молока с московского рынка можно отправить в другие регионы.

Влада Баранова из «Седьмого континента» говорит, что отказ от продукции был вынужденным, поскольку цены начали ползти вверх еще раньше. «Ассортимент молока разбит на разные ценовые сегменты, и у каждого из них – свой покупатель, – поясняет она. – Даже небольшое повышение цен выбило ориентированных на экономсегмент потребителей из привычной ниши, а по более дорогим расценкам они покупать не спешат. В итоге мы уже видим снижение активности покупателей и уменьшение продаж. А тут нам предлагают рост отпускных расценок еще на 15%». Поэтому руководство «Седьмого континента» заняло достаточно жесткую позицию на собственных переговорах с поставщиками. Чем они завершатся, предсказать не берется никто. Илья Белоновский полагает, что в ближайшее время поставщики смогут навязать свои условия мелким розничным сетям, при большом нажиме, возможно, и крупным. Перетягивание через стол. Влада Баранова рассчитывает, что значимым ограничивающим фактором окажутся действия правительства, в том числе расследования и предписания Федеральной антимонопольной службы (ФАС). Если поставщикам удастся в ближайшие месяцы настоять на своей позиции, «Седьмой континент» уверяет, что будет держать цены на полке «за счет снижения собственной маржи». Кроме того, остается возможность переключиться на молочную продукцию из Белоруссии, страдающей от перепроизводства молока, и Финляндии. Светлана Витковская из Х5 Retail Group также обещает: в случае роста цен от поставщиков ее компания будет держать цены – прежде всего, конечно, в сегменте социально значимых товаров, в который попадают молоко, хлеб и крупы – в жертву рентабельности. Впрочем, так же, как и коллеги, в Х5 Retail Group надеются на собственные запасы продовольствия и на «нормальное завершение переговоров» с поставщиками. «Правительство и ФАС ведут мониторинг цен на отдельные товары, и в рамках этого мониторинга мы отправляем на проверку в госорганы не релевантные, на наш взгляд, предложения», – отмечает Светлана Витковская.

Аналитик потребительского рынка «Брокеркредитсервиса» Татьяна Бобровская называет жесткую переговорную тактику «перетягивания оппонента через стол» на свою сторону совершенно бесперспективной. Во-первых, собственные запасы ритейлеров иссякнут в начале осени. Во-вторых, Белоруссия может поставлять сыры, творог и масло – Финляндия делает то же самое в более дорогом сегменте, – но не сырого молока, которое невозможно перевозить на далекие расстояния, добавляет старший эксперт Института конъюнктуры аграрных рынков (ИКАР) Наталья Абрамова. По ее данным, объем поставок зарубежных производителей молока не превышает 2% общего объема российского рынка.

Есть и более фундаментальная причина. После продовольственного кризиса 2007 года производители жестко держали цены на минимальных уровнях. За два года низких цен они обросли долгами по кредитам, не имели возможности вкладываться в технику и сегодня намерены извлечь прибыль из растущих цен на дефицитном рынке. После двух лет никудышных финансовых показателей сельхозпроизводители и молока и пшеницы нуждаются в хорошей прибыли, чтобы оплатить долги и обеспечить сев озимых, а также содержание буренок. Расходы растут, надои падают. Год назад тонна фуражной пшеницы, идущей на корм молочным коровам, стоила 3,8 тыс. рублей. Сегодня ее нельзя купить и по 6,5 тыс. рублей, говорит Наталья Абрамова. Эта цифра напрямую отражает рост себестоимости производства молока, поскольку сгоревшая от засухи свежая трава не дала возможности пасти коров в «сезон большого молока» (июнь–июль) на бесплатном подножном корме. Кроме того, жара привела к резкому падению надоев. На дефиците и росте себестоимости стоимость килограмма молока за год выросла на 50% и достигает при оптовом закупе у производителя почти 14 руб­лей, добавляет Евгения Лампадова из «Юнимилка».

Компании буквально по сусекам скребут в поисках хоть каких-то объемов молока, чтобы выполнить контракты. Дефицит сырья привел к тому, что в розничные сети Липецкой области в августе попала лишь четвертая часть от планового объема поставок – остальное взять негде. В условиях дефицита и необходимости гасить кредиты и проценты после двух убыточных лет отечественные производители молока не могут не идти на повышение цен. Попытки закупочных компаний сбивать цены также не имеют успеха, поскольку производители стремятся вывести маржу на докризисный уровень, отмечает Татьяна Бобровская.

В 2009-м в сезон «большого молока» снижение цен на сырье составило 1%. В этом году оно подорожало с 1 июня в целом по стране на 5–7%, а в цент­ральных районах – более чем на 11%. По прогнозу Натальи Абрамовой, цены продолжат расти: вместе с резким падением производства сырого молока, которое нечем возместить, увеличивается спрос. С начала года потребление молока выросло, по данным Росстата, более чем на 12%.

Как ни странно, но объективных причин для заметного роста стоимости хлеба в розничной торговле в целом нет, хотя проблемы молочной отрасли начались с подорожания зерновых культур. Все дело в том, что доля стоимости пшеницы в цене буханки хлеба не превышает 10–12%, отмечает президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. Таким образом, при сохранении маржи всех участников рынка буханка должна подорожать максимум на рубль-полтора. Большие наценки на хлеб свидетельствуют о спекулятивном росте цен. При этом местные и региональные власти при небольшом изменении налогов фактически имеют возможность сбить цену на гораздо большую сумму – 17% в цене хлеба приходится на фискальную нагрузку.

Попытка регулировать нынешнюю форс-мажорную ситуацию жесткими административными мерами, по мнению Натальи Абрамовой, чревата порождением долгосрочных системных проблем. При марже ниже, чем в докризисный период, сельхозпроизводители будут вынуждены уже в ближайшие недели резко уменьшать поголовье молочных коров. За последние недели оно и без того снизилось более чем на 2%. Если забой скота продолжится, то восстановить поголовье не получится еще долго, да и экономических стимулов к этому не будет. Во всяком случае, сокращение поголовья в этом году будет четко определять дефицит сырого молока летом будущего года. Эффект домино в продуктовой сфере. Татьяна Бобровская считает, что снижать маржу поставщикам розничных торговых сетей попросту некуда. Ценовой сдвиг, который неизбежно придет от сельхозпроизводителей, ритейлерам придется принять на свой баланс. Или перенести на кошельки покупателей.

Операционная рентабельность крупных ритейлеров редко превышает 5–8%. При этом небольшие розничные компании даже до кризиса работали с нормой прибыли в 4%, а в последнее время их маржа снизилась до 2–3%. Формат тоже имеет значение. Так, сеть дискаунтеров «Магнит» работает с маржой всего в 2%. В этих условиях потеря даже 1 процентного пункта рентабельности будет очень болезненно восприниматься любой компанией, рассуждает Татьяна Бобровская.

Предлагаемый поставщиками рост цен на 5–15% уже гарантированно выводит ритейлеров ниже уровня окупаемости. Фактически у них не остается выбора, говорит Татьяна Бобровская, кроме как перенести повышение цен на плечи покупателей, чтобы сохранить нормально работающий бизнес. Конечно, добавляет эксперт, у розничных сетей остается возможность работать с ассортиментной политикой, можно пробовать менять поставщиков, однако радикальных перемен в общую картину эти меры не принесут. И позволить себе бойкотировать, тем более на длительный период, крупных поставщиков не сможет ни один ритейлер. Учитывая, что размер наценки на экономсегмент социально значимых товаров будет неизбежно снижен, ритейлеры будут вынуждены дополнительно поднять цены на другие группы товаров. Так что рост цен на 10–15% грядущей осенью кажется предрешенным.

Впрочем, ряд аналитиков предпочитают выждать время и подождать дальнейшего развития событий – вдруг правительство вытянет из рукава очередной джокер. Потому эксперт по розничному сектору «Тройки Диалог» Михаил Красноперов пока не закладывает повышенную продовольственную инфляцию в прогнозы на вторую  половину года. Спасаться придется в одной лодке. Парадокс: роста цен как огня боятся все игроки рынка, и боятся, быть может, даже больше, чем простые покупатели. Евгения Лампадова вспоминает, как резкое повышение цен на продукты по всей цепочке в 2007 году резко ухудшило финансовые показатели всех участников рынка. В частности, «Юнимилк» длительное время терпел убытки. Татьяна Бобровская говорит, что повышение розничных цен на 10% гарантирует значительное снижение покупательского трафика, которое отразится и на прибыли магазинов, и на объеме заказов у поставщиков. Собственно, это и заметил уже в начале августа «Седьмой континент», хотя плавное повышение цен на разные виды продовольствия к тому моменту не превысило 2–4%. В этом и кроется причина столь резкой реакции ритейлеров на предлагаемое подорожание: 2007 год показал, что повышение цен принесло убытки всем – от магазинов до фермеров.

www.finansmag.ru

Продовольственной сфере угрожает эффект доминорост цен, продовольствие, ритейлеры, цена закупки, седьмой континент, влада баранова, ашан
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Продовольственной сфере угрожает эффект домино
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/articles/45180/2017-09-22