Баннер ФЗ-54
03.08.2010 3 августа 2010, 00:00 3872 просмотра

Мы пахали — я и трактор

Сам по себе факт появления отдельной программы, направленной на поддержание и стимулирование развития магазинов «шаговой доступности», не выдерживает никакой критики и раздражает многих профессиональных участников розничного рынка. А уж логика ее реализации и продвижения в широкие массы, на мой взгляд, полностью противоречит всем известным экономическим и социальным законам. Впрочем, обо всем по порядку.

Появление в программе столичного правительства термина «магазин шаговой доступности» я считаю откровенным лукавством. По большому счету все магазины делятся на две категории: те, до которых можно дойти, и те, до которых нужно доехать. Поэтому все магазины, относящиеся к первой категории, с легкостью могут считаться магазинами шаговой доступности. Это и «АШАН-Сити», и «Пятерочка», и даже «Азбука вкуса» — несмотря на все различия в форматах. Тем временем обособление в рамках отдельной категории именно маленьких магазинов, а также выделение на их поддержку каких-то денег — идея и вовсе странная.

Чего, собственно, добиваются авторы подобных «апрельских тезисов» — вроде программ поддержки «магазинов шаговой доступности»? Очень похоже на очередную попытку освоить бюджетные средства, а затем поставить «галочку», умело манипулируя цифрами. Ведь чиновники всегда могут заявить, что именно их стараниями открыты аж сто магазинов шаговой доступности в рамках реализации правительственной программы. На самом же деле эти магазины открывают предприниматели, а вовсе не департаменты. Фокус в другом. В тот момент, когда инвестор открывает очередной магазин, новая торговая точка немедленно появляется в отчетах чиновников как возникшая «при активном содействии» и «в рамках программы». Но о каком «содействии» можно говорить, если вся помощь бизнесменам со стороны города ограничивается выпуском массы бессмысленных постановлений, который больше напоминает производство макулатуры в промышленных масштабах? Получается, как в старой присказке: «Мы пахали — я и трактор!» Ну а если какая-то сеть или отдельный магазин вдруг получают помощь, то, как правило, этим вопросом вскоре приходится заниматься прокурорам.

Почему, несмотря на обилие программ и инициатив, никакого эффекта с точки зрения роста числа социальных магазинов у дома не наблюдается? Думаю, результат и не может наблюдаться. Ведь чиновники с самого начала делают ставку на неверные и неэффективные методы. Чтобы прийти к этому выводу, достаточно иметь хотя бы самое общее представление о том, что такое магазин.

А магазин — это прежде всего недвижимость. Вот только помещения, которые столичные власти предлагают для магазинов шаговой доступности, в массе своей представлены подвалами и полуподвалами и совершенно не пригодны для ведения торгового бизнеса даже с позиции санитарных норм, принятых и строго инспектируемых теми же чиновниками. Честное слово, людей, которые выделяют такие места торговым предприятиям, нужно не благодарить, а судить за нарушение закона.

Магазин, не входящий в состав сети, никогда не сможет дать на выходе низкую цену. Для этого необходим «эффект объема», мощный аппарат закупок и огромный пул поставщиков.

Что дальше? Все участие города в «стимулировании» развития магазинов у дома сводится к передаче помещений в аренду предпринимателям якобы по льготной ставке. На этом процесс «поддержки» заканчивается, а все прочие проблемы адресуются частному бизнесу. В том числе — проблемы с закупкой товара для торговых предприятий. В силу естественных ограничений (малая площадь торгового зала, отсутствие парковок, неудачная дислокация, низкий уровень доходов жителей квартала) магазины не способны обеспечить значительный оборот. Товары приходится приобретать малыми партиями. А это, как известно, существенно повышает цену закупки. Как в таком случае конкурировать с розничными сетями?

Попробуйте-ка открыть небольшой независимый магазинчик в любом районе Москвы. И вы получите такие закупочные цены, приобретая товары по которым, вы никому ничего не сможете продать и, скорее всего, разоритесь. Чтобы такие магазины оправдывали свое название («у дома», «шаговой доступности»), ассортимент прилавков должен привлекать покупателя низкой ценой. И в первую очередь речь идет о товарах, объективно пользующихся высоким спросом. Однако в рамках нынешней логики «поддержки» малых столичных магазинов остается только мечтать о том, чтобы предложить низкую, или хотя бы сопоставимую с розничными сетями, цену на брэндированные товары, которые как раз и пользуются спросом у широких покупательских масс. А низкими ценами, например, на консервы, клиента не привлечь. Ведь покупают их два человека из сотни. В итоге «развитие» несетевых магазинов у дома в Москве превращается в профанацию.

До тех пор, пока логика поддержки таких магазинов сводится к переводу бумаги, пустым обещаниям и громким лозунгам, ощутимого прорыва в этом сегменте ждать не приходится. И когда представители бюрократии начинают торговать будущим, обещая, что через пять лет шаговые магазины наводнят всю Москву, я предлагаю вспомнить, что они говорили пять лет назад. А говорили они то же самое, что и сейчас: через пять лет в Москве будет несчетное количество социальных магазинов у дома.

Этого не случилось. И не случится в обозримой перспективе, пока такого рода «программы» будут приниматься и «реализовываться» на бумаге благодаря совсем другим людям — предпринимателям, которые и берут на себя все риски, не имея возможности опереться на реальную поддержку. То есть не благодаря, а — вопреки.

Единственным удавшимся примером использования мер господдержки можно считать сеть «Утконос», которая в свое время приглянулась Юрию Лужкову. Но и здесь следует иметь в виду существенные детали. Во-первых, «Утконос» (по моим данным) работает почти без прибыли. Во-вторых, жизнеспособность и необходимость этого формата вызывает у меня большие сомнения. А в-третьих, неплохо бы понять, за какие такие заслуги «Утконос» получает преференции от городских властей. Притом, что большая часть продаж сети приходится на интернет-торговлю, а образ пенсионера, покупающего в этих магазинах товары по льготным ценам при помощи современных высокотехнологичных устройств, — скорее фантазия, чем реальность.

Есть ли выход? Думаю, в нынешних условиях — лишь теоретический. Для того чтобы исправить ситуацию, достаточно всего лишь обратиться к опыту европейских стран и в корне изменить логику программ поддержки торгового бизнеса. Если бы чиновники на самом деле заботились о населении и стремились обеспечить его дешевыми продуктами, следовало бы в первую очередь не пытаться развивать мертворожденные форматы, а обеспечить поддержкой уже существующие сети дискаунтеров. Таким магазинам можно было бы целенаправленно сдавать в аренду по-настоящему хорошие помещения; снизить, а то и вовсе отменить налоги на социально значимые товары, обеспечить управляющим компаниям возможность бесплатно подключать новые торговые объекты к инженерным сетям и коммуникациям, предоставить иные преференции. В таком случае, возможно, и удалось бы снабдить население дешевыми товарами для повседневной жизни. Однако один магазин, не входящий в состав сети, никогда не сможет дать на выходе низкую цену. Для этого необходим «эффект объема», мощный централизованный аппарат закупок и огромный пул конкурирующих поставщиков. Наконец, если бы программа «поддержки» отдельных магазинов у дома удалась, это противоречило бы законам рынка, всем базовым принципам экономики.

Вместо того чтобы идти понятным и прямым путем, власти упорно пытаются ограничить деятельность сетей, вводя для них дополнительные запреты. Впрочем, такой подход в стране стал уже вполне привычным: чиновники полагают, что результата можно добиться лишь введением ограничений и запретов. Видимо, именно поэтому любое постановление по своей сути сводится к формуле: «Если мы ограничим что-либо, то все остальное будет развиваться». Грустно — и давно уже не смешно.

Ограничения и развитие — полярные категории. Развитие можно лишь стимулировать. А вот заставить те или иные процессы развиваться насильно, под давлением — невозможно. Жаль, что этого до сих пор не поняли те, кто будто бы в наших интересах, в рамках действующей электоральной системы, наделен правом издавать указы, постановления и законы. Хотя, казалось бы, понимание это уж точно находится в «шаговой доступности».

Дмитрий Потапенко — управляющий директор Management Development Group.

www.business-magazine.ru

Статья относится к тематикам: Актуально
Поделиться публикацией:
От особенностей поведения до особенностей потребле...
1230
Илья Блинов, генеральный директор компании «Милфор...
1176
Виктория Харламова, руководитель направления китай...
824
Артем Тараев, генеральный директор «К-раута»
1855
Применение 54-ФЗ на примере сети из 48 магазинов
643
Количество наименований в чеке увеличилось на 20%,...
646

Сам по себе факт появления отдельной программы, направленной на поддержание и стимулирование развития магазинов «шаговой доступности», не выдерживает никакой критики и раздражает многих профессиональных участников розничного рынка. А уж логика ее реализации и продвижения в широкие массы, на мой взгляд, полностью противоречит всем известным экономическим и социальным законам. Впрочем, обо всем по порядку.

Появление в программе столичного правительства термина «магазин шаговой доступности» я считаю откровенным лукавством. По большому счету все магазины делятся на две категории: те, до которых можно дойти, и те, до которых нужно доехать. Поэтому все магазины, относящиеся к первой категории, с легкостью могут считаться магазинами шаговой доступности. Это и «АШАН-Сити», и «Пятерочка», и даже «Азбука вкуса» — несмотря на все различия в форматах. Тем временем обособление в рамках отдельной категории именно маленьких магазинов, а также выделение на их поддержку каких-то денег — идея и вовсе странная.

Чего, собственно, добиваются авторы подобных «апрельских тезисов» — вроде программ поддержки «магазинов шаговой доступности»? Очень похоже на очередную попытку освоить бюджетные средства, а затем поставить «галочку», умело манипулируя цифрами. Ведь чиновники всегда могут заявить, что именно их стараниями открыты аж сто магазинов шаговой доступности в рамках реализации правительственной программы. На самом же деле эти магазины открывают предприниматели, а вовсе не департаменты. Фокус в другом. В тот момент, когда инвестор открывает очередной магазин, новая торговая точка немедленно появляется в отчетах чиновников как возникшая «при активном содействии» и «в рамках программы». Но о каком «содействии» можно говорить, если вся помощь бизнесменам со стороны города ограничивается выпуском массы бессмысленных постановлений, который больше напоминает производство макулатуры в промышленных масштабах? Получается, как в старой присказке: «Мы пахали — я и трактор!» Ну а если какая-то сеть или отдельный магазин вдруг получают помощь, то, как правило, этим вопросом вскоре приходится заниматься прокурорам.

Почему, несмотря на обилие программ и инициатив, никакого эффекта с точки зрения роста числа социальных магазинов у дома не наблюдается? Думаю, результат и не может наблюдаться. Ведь чиновники с самого начала делают ставку на неверные и неэффективные методы. Чтобы прийти к этому выводу, достаточно иметь хотя бы самое общее представление о том, что такое магазин.

А магазин — это прежде всего недвижимость. Вот только помещения, которые столичные власти предлагают для магазинов шаговой доступности, в массе своей представлены подвалами и полуподвалами и совершенно не пригодны для ведения торгового бизнеса даже с позиции санитарных норм, принятых и строго инспектируемых теми же чиновниками. Честное слово, людей, которые выделяют такие места торговым предприятиям, нужно не благодарить, а судить за нарушение закона.

Магазин, не входящий в состав сети, никогда не сможет дать на выходе низкую цену. Для этого необходим «эффект объема», мощный аппарат закупок и огромный пул поставщиков.

Что дальше? Все участие города в «стимулировании» развития магазинов у дома сводится к передаче помещений в аренду предпринимателям якобы по льготной ставке. На этом процесс «поддержки» заканчивается, а все прочие проблемы адресуются частному бизнесу. В том числе — проблемы с закупкой товара для торговых предприятий. В силу естественных ограничений (малая площадь торгового зала, отсутствие парковок, неудачная дислокация, низкий уровень доходов жителей квартала) магазины не способны обеспечить значительный оборот. Товары приходится приобретать малыми партиями. А это, как известно, существенно повышает цену закупки. Как в таком случае конкурировать с розничными сетями?

Попробуйте-ка открыть небольшой независимый магазинчик в любом районе Москвы. И вы получите такие закупочные цены, приобретая товары по которым, вы никому ничего не сможете продать и, скорее всего, разоритесь. Чтобы такие магазины оправдывали свое название («у дома», «шаговой доступности»), ассортимент прилавков должен привлекать покупателя низкой ценой. И в первую очередь речь идет о товарах, объективно пользующихся высоким спросом. Однако в рамках нынешней логики «поддержки» малых столичных магазинов остается только мечтать о том, чтобы предложить низкую, или хотя бы сопоставимую с розничными сетями, цену на брэндированные товары, которые как раз и пользуются спросом у широких покупательских масс. А низкими ценами, например, на консервы, клиента не привлечь. Ведь покупают их два человека из сотни. В итоге «развитие» несетевых магазинов у дома в Москве превращается в профанацию.

До тех пор, пока логика поддержки таких магазинов сводится к переводу бумаги, пустым обещаниям и громким лозунгам, ощутимого прорыва в этом сегменте ждать не приходится. И когда представители бюрократии начинают торговать будущим, обещая, что через пять лет шаговые магазины наводнят всю Москву, я предлагаю вспомнить, что они говорили пять лет назад. А говорили они то же самое, что и сейчас: через пять лет в Москве будет несчетное количество социальных магазинов у дома.

Этого не случилось. И не случится в обозримой перспективе, пока такого рода «программы» будут приниматься и «реализовываться» на бумаге благодаря совсем другим людям — предпринимателям, которые и берут на себя все риски, не имея возможности опереться на реальную поддержку. То есть не благодаря, а — вопреки.

Единственным удавшимся примером использования мер господдержки можно считать сеть «Утконос», которая в свое время приглянулась Юрию Лужкову. Но и здесь следует иметь в виду существенные детали. Во-первых, «Утконос» (по моим данным) работает почти без прибыли. Во-вторых, жизнеспособность и необходимость этого формата вызывает у меня большие сомнения. А в-третьих, неплохо бы понять, за какие такие заслуги «Утконос» получает преференции от городских властей. Притом, что большая часть продаж сети приходится на интернет-торговлю, а образ пенсионера, покупающего в этих магазинах товары по льготным ценам при помощи современных высокотехнологичных устройств, — скорее фантазия, чем реальность.

Есть ли выход? Думаю, в нынешних условиях — лишь теоретический. Для того чтобы исправить ситуацию, достаточно всего лишь обратиться к опыту европейских стран и в корне изменить логику программ поддержки торгового бизнеса. Если бы чиновники на самом деле заботились о населении и стремились обеспечить его дешевыми продуктами, следовало бы в первую очередь не пытаться развивать мертворожденные форматы, а обеспечить поддержкой уже существующие сети дискаунтеров. Таким магазинам можно было бы целенаправленно сдавать в аренду по-настоящему хорошие помещения; снизить, а то и вовсе отменить налоги на социально значимые товары, обеспечить управляющим компаниям возможность бесплатно подключать новые торговые объекты к инженерным сетям и коммуникациям, предоставить иные преференции. В таком случае, возможно, и удалось бы снабдить население дешевыми товарами для повседневной жизни. Однако один магазин, не входящий в состав сети, никогда не сможет дать на выходе низкую цену. Для этого необходим «эффект объема», мощный централизованный аппарат закупок и огромный пул конкурирующих поставщиков. Наконец, если бы программа «поддержки» отдельных магазинов у дома удалась, это противоречило бы законам рынка, всем базовым принципам экономики.

Вместо того чтобы идти понятным и прямым путем, власти упорно пытаются ограничить деятельность сетей, вводя для них дополнительные запреты. Впрочем, такой подход в стране стал уже вполне привычным: чиновники полагают, что результата можно добиться лишь введением ограничений и запретов. Видимо, именно поэтому любое постановление по своей сути сводится к формуле: «Если мы ограничим что-либо, то все остальное будет развиваться». Грустно — и давно уже не смешно.

Ограничения и развитие — полярные категории. Развитие можно лишь стимулировать. А вот заставить те или иные процессы развиваться насильно, под давлением — невозможно. Жаль, что этого до сих пор не поняли те, кто будто бы в наших интересах, в рамках действующей электоральной системы, наделен правом издавать указы, постановления и законы. Хотя, казалось бы, понимание это уж точно находится в «шаговой доступности».

Дмитрий Потапенко — управляющий директор Management Development Group.

www.business-magazine.ru

Мы пахали — я и трактордмитрий потапенко, магазины шаговой доступности, розничная торговля, торговые сети, ритейлеры, поставщики
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Мы пахали — я и трактор
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME http://www.retail.ru
http://www.retail.ru/articles/44892/2017-05-28