Баннер ФЗ-54
23 июня 2010, 00:00 5420 просмотров

Взрослые игы

Кабинет генерального директора ГК "Гранд тойз" Сергея Киселева напоминает детскую комнату в торговом центре или кафе. Кругом разбросаны игрушки, в углу сидит огромный плюшевый бегемот — символ компании. Впрочем, больше всего здесь медведей. "Медведи, они все разные. В Европе востребованы более вытянутые, худощавые, а в России — пушистые и округлые",— вертит в руках плюшевого мишку Сергей. Он только что вернулся из 20-дневного путешествия по китайским выставкам и фабрикам и сейчас разбирает добычу — огромные пакеты с привезенными игрушками. Задача Киселева — выбрать те, которые будут пользоваться спросом в России. Справляется он с ней неплохо. Выручка тольяттинской ГК "Гранд тойз", куда входят одноименный дистрибутор, сеть гипермаркетов "Бегемот" и франчайзинговых супермаркетов "Бегемотик", в 2009 году достигла 3,5 млрд руб. Компания занимает третье место по объемам продаж на российском рынке товаров для детей, после подконтрольного АФК "Система" "Детского мира" (выручка — 8,3 млрд руб. за первые шесть месяцев 2009-го) и московской сети "Кораблик" (3,6 млрд руб. в прошлом году). Свою торговую империю Киселев создавал на кредитные деньги и в кризис едва не повторил печальный опыт обанкротившейся сети "Банана-мама". Но Киселев вовремя остановился. Сейчас он затеял новую авантюру: запускает масштабное производство игрушек. Побег с АвтоВАЗа Киселев производит впечатление скромного человека: говорит тихо, жестикулирует мало, носит джинсы и свитер, по выходным на даче сам строит баню. Он мог стать скромным сотрудником АвтоВАЗа, куда попал практикантом во время учебы в Тольяттинском политехе (там он осваивал специальность инженера промышленной электроники). Но не захотел. Старшие коллеги сразу же описали Киселеву его жизненный путь: к 35 годам замначальника отдела, к 45 — начальник, а там уже и до пенсии недалеко. "Все просто и понятно, как в армии. Перспектив никаких",— вспоминает Сергей. На пятом курсе он женился на девушке с трехлетним ребенком. Решив, что автовазовской зарплаты ему с семьей не хватит, Сергей занялся оптовыми продажами игрушек и канцтоваров в детские учреждения. Вскоре Киселев понял, что хорошо бы иметь в ассортименте эксклюзивные позиции. Но получить права на дистрибуцию известных западных брэндов региональному бизнесмену было нереально. Так, эксклюзивными правами на продажу конструкторов Lego в России обладает дистрибутор "Сакс", а на игрушки Bratz и M&C — "С-тойз", входящий в ГК "Детский мир". В начале 2000-х Киселев нанял дизайнеров, которые разрабатывали игрушки, учитывая особенности российского рынка. К примеру, тех самых округлых медведей или машинки АвтоВАЗа в миниатюре. "Китайцам трудно понять, что нужно нашему ребенку. Даже упаковку нормальную сами сделать не могут",— говорит Киселев. Зато китайцы хорошо делают игрушки по готовым эскизам. К 2005 году Киселев создал крепкого регионального дистрибутора игрушек (таких пять-шесть в каждом региональном центре и несколько десятков в Москве) с выручкой около 100 млн руб. в год. Развиваться дальше мешала нехватка оборотных средств. Игрушки "Гранд тойз" покупала по предоплате за полгода, а деньги от магазинов получала с отсрочкой 30-60 дней. Дебиторская задолженность достигала 30-50% оборота. Вырваться из этого круга удалось благодаря торговому ноу-хау. Один из друзей познакомил Киселева с Алексеем Молвинским, преподавателем ВШФМ АНХ и гендиректором небольшого инвестиционного фонда Cogito Investment. Молвинский помог Киселеву разработать концепцию развития и продвижения гипермаркетов игрушек в формате cash & carry. Он же вложился в открытие первых "Бегемотов", став миноритарным акционером "Гранд тойз". Собственные гипермаркеты позволили компании значительно снизить дебиторскую задолженность, ведь в магазинах покупатели расплачиваются сразу.

И вашим, и нашим Магазин игрушек "Бегемот" создан не для детей. Несмотря на внушительную площадь (от 1 тыс. кв. м), здесь нет зон, где красиво разложены игрушки, как, например, в "Детском мире". Зато есть узкие проходы и металлические стеллажи, до потолка забитые товарами —, дотянется только взрослый. Открываются гипермаркеты обычно на окраине (в Москве это Митино и Балашиха). Запуск одного "Бегемота" обходится примерно в $1 млн. На открытие сопоставимого по площади магазина конкуренты тратят $1,5-2 млн. Главное достоинство "Бегемота" — низкие цены. Ключевые клиенты — мелкие оптовики, владельцы небольших магазинов, торгующих игрушками. В продуктовой рознице по похожей схеме работает немецкая Metro Cash & Carry. А вот в детской прямых аналогов Киселев и Молвинский не нашли не только в России, но и за рубежом. Появившаяся в 2004 году сеть "Банана-мама" также позиционировала себя в формате cash & carry, но в действительности работала на конечных потребителей. Такие у "Бегемота" тоже есть. Однако Киселев ввел двухуровневое ценообразование — для оптовиков (тех, кто закупает товар на сумму свыше 10 тыс. руб.) и для обычных покупателей, чтобы развести эти аудитории. "Мы отлично знаем, сколько нужно ритейлу, чтобы выжить. Если уроним свои розничные цены, то лишим владельцев небольших магазинов клиентов, и проиграют все",— объясняет Киселев.

Цены для разных аудиторий различаются в полтора раза. Например, для оптовика детская палатка "Домик" в "Бегемоте" стоит 763 руб., для прямого покупателя — 1144 руб. По словам Киселева, после запуска сети с "Гранд тойз" перестали работать лишь пять-шесть из нескольких сотен оптовых клиентов (они решили, что дистрибутор покушается на их аудиторию). Зато сейчас 50% оборота магазинов приносят оптовики и 50% — конечные покупатели. Выручка с квадратного метра в сети "Бегемот" составляет 50 тыс. руб. в год ("Кораблик" зарабатывает около 200 тыс. руб). И дело не только в том, что "Кораблики" расположены в основном в Москве и Подмосковье, а "Бегемоты" — в региональных центрах. Киселев торгует исключительно игрушками. В "Кораблике" же, по словам гендиректора и владельца этой сети Алексея Зуева, наибольшим спросом пользуются детское питание и подгузники. С другой стороны, если розничная наценка на детское питание не превышает 20-30%, то на игрушки достигает 60-100%. Благодаря тотальной экономии и высокой марже инвестиции в "Бегемот" окупаются за три года.

Опасные долги

К 2010 году партнеры планировали открыть 90 гипермаркетов во всех крупных городах России и на Украине. Молвинскому удалось договориться о кредитных линиях с ВТБ, Сбербанком, Альфа-банком и несколькими небольшими кредиторами. "Мне поначалу было реально страшно,— признает Киселев.— Мы занимали и перезанимали короткие деньги под 17-18% годовых, ведь, кроме игрушек, заложить нам нечего. А потом понеслось". За три докризисных года "Гранд тойз" открыла 50 гипермаркетов. Из них 30 — в 2007-м. Розничный проект стал приносить компании уже 70% выручки. Киселев и Молвинский присмотрели подходящие площадки на Украине, но, почувствовав приближение кризиса, дали задний ход. В первом полугодии 2008-го они открыли всего четыре магазина в России. Несмотря на это, в кризис компания вошла с изрядной долговой нагрузкой (1:4 к EBITDA). Банкротство "Банана-мамы" (85 магазинов) подорвало доверие кредиторов к рынку игрушек. В конце 2008 года те потребовали от "Гранд тойз" досрочно погасить долги. С небольшими кредиторами договориться удалось быстро: они подняли ставку и реструктуризировали долг на год. Кредит на 200 млн руб. перед Сбербанком Киселев погасил из оборотных средств и сразу получил новый, правда, в два раза меньше. Некоторые банки оказались жестче. "Переговоры проходили в таком духе: или вы долги сегодня отдаете, или завтра автоматчики оцепят ваш склад,— вспоминает Киселев.— Хорошо, говорю, присылайте, тогда долг будем игрушками отдавать". Аргумент сработал — кредиторы дали "Гранд тойз" небольшую отсрочку.

Проект для уволенных Киселев пустил оборотный капитал на погашение долгов и до минимума сократил складские запасы. Полки магазинов опустели. Часть оптовых клиентов стала закупать товар у конкурентов или напрямую в Китае. Выручили производители: они отпустили "Бегемоту" товар в кредит сроком на год. Новых оптовых клиентов Киселев привлек, запустив "антикризисную франшизу" супермаркетов "Бегемотик". "В 2009 году мы отметили скачок спроса на франшизы с минимальным объемом инвестиций до 1 млн руб.,— говорит руководитель департамента развития франчайзинга КГ "Магазин готового бизнеса Deloshop" Нина Семина.— Их покупали люди, потерявшие работу, и бизнесмены, решившие поменять сферу деятельности. А "Бегемотик" предложил очень привлекательные условия, да и "детский" сегмент оказался востребованным". Паушальный взнос Киселев установил на уровне 15 тыс. руб., роялти — 10 тыс. руб. в год. Объем инвестиций в открытие магазина — от 600 тыс. руб. (площадь "Бегемотиков" составляет 100-600 кв. м). Главное условие, чтобы 80% ассортимента франчайзи закупали в "Гранд тойз". При этом они получали дополнительную 10-15-процентную скидку от оптовой цены. "Работать с "Бегемотом" удобно: выбираешь товар не по каталогу или в интернете, а можешь потрогать все руками",— рассказывает владелец магазина "Бегемотик" в городе Воткинске Игорь Каминских. За товаром он ездит в расположенный в 50 км Ижевск, где есть ближайший "Бегемот". Сейчас у Киселева около 100 франчайзинговых магазинов. Для поддержки проекта в конце прошлого года он потратил 12 млн руб. на рекламу на канале СТС. Раньше из игрушечников на федеральном ТВ рекламировались только "Детский мир" и "Банана-мама". Деньги у Киселева появились. В сентябре 2009 года он продал "небольшой" пакет акций "Гранд тойз" фонду Volga River Growth за 200 млн руб. Киселев успел пополнить товарный запас перед Новым годом, а это пик продаж. В итоге продажи в "Бегемотах" в 2009 году сократились лишь на 10%, а в начале 2010-го вернулись на докризисный уровень. Компании удалось отдать более 40% долгов.

С машин на санки

"В Тольятти сейчас зарплаты и уровень жизни ниже, чем в Китае",— говорит Сергей, и словно в подтверждение колесо его черного BMW X5 проваливается в яму. Водит Киселев аккуратно, но ям в Тольятти избежать сложно — дороги разбиты. За первый квартал 2010 года число официально зарегистрированных безработных в городе выросло с 14 тыс. до 19 тыс. человек. Виноваты проблемы АвтоВАЗа. Если не получается делать автомобили, надо попробовать игрушки, рассудили в Минпромторге. Осенью прошлого года министерство анонсировало создание в Тольятти технопарка для производителей игрушек на 15 га. К этой идее чиновников подтолкнул Киселев. Занявшись проектированием игрушек почти десять лет назад, сейчас он собрал портфель из 1,5 тыс. наименований (основные марки — Plush Apple, Top toys и "Затейники"). В 2008 году "Гранд тойз" получила эксклюзивные права на разработку развивающих и электрических игрушек под брэндом "Смешарики". За это она платит владельцу лицензии, компании "Мармелад медиа", 15% отпускной цены. В общей сложности собственные разработки приносят "Гранд тойз" 30% выручки. Все они изготавливаются в Китае, хотя возможность запуска производства в России Киселев рассматривал еще в 2004 году. Неожиданно для самого бизнесмена чиновники из Минпромторга узнали о давних планах и предложили их реанимировать. "Мы и не думали в кризис стартовать",— признает Киселев, но добро на создание завода ему дали буквально за два дня. Киселев уже арендовал 2 тыс. кв. м производственных площадей в Тольятти и заказал в Италии сборочную и окрасочную линию для изготовления санок и самокатов. Первые санки сойдут с конвейера в августе 2010 года. В 2011-м Киселев рассчитывает выпустить продукции на 150 млн руб. "Товар этот сезонный и рискованный,— предупреждает Алексей Зуев.— Самокаты покупают в конце весны, а санки — в конце осени. Не успел продать, и все зависло на год". Киселев рассчитывает обернуть сезонные риски в свою пользу. Партии из Китая, бывает, задерживаются на таможне и не успевают к началу сезона. Импорт облагается 15-процентной пошлиной, а логистика таких габаритных товаров, как санки и самокаты, прибавляет до 100% к их себестоимости. В России же санки выпускает в основном малый бизнес, который делает их в меньшем количестве, чем нужно ритейлерам. План-максимум — за пять лет довести объемы производства игрушек до 1 млрд руб. в год, расширив ассортимент мягкими игрушками и пластиковыми горками. Правда, пока чиновники поддерживают Киселева лишь морально. Минпромторг включил проект в программу поддержки, но у муниципальных чиновников на ее реализацию денег нет. Ни обещанных госгарантий по кредитам, ни снижения налогов на прибыль и недвижимость Киселев не дождался. Для развития производства он решил найти покупателей на 25% акций "Гранд тойз". Главное — не заиграться снова, как это едва не произошло в случае с "Бегемотами".

Журнал «Секрет Фирмы»

Статья относится к тематикам: Общеотраслевое, Открытия и закрытия магазинов
Поделиться публикацией:
Подписывайтесь на наш канал в Telegram и Яндекс.Дзен , чтобы первым быть в курсе главных новостей Retail.ru.
Что нового предстоит в общении рекрутеров с персон...
329
Как использование полупаллет сокращает ритейлу опе...
1696
Анастасия Смотрицкая, главный бухгалтер ООО «Артса...
348
Виктория Большакова, руководитель московского фили...
2045
Как создавалась оптимальная упаковка для готовых ...
1026
Производительность труда кассиров и продавцов увел...
2508

Кабинет генерального директора ГК "Гранд тойз" Сергея Киселева напоминает детскую комнату в торговом центре или кафе. Кругом разбросаны игрушки, в углу сидит огромный плюшевый бегемот — символ компании. Впрочем, больше всего здесь медведей. "Медведи, они все разные. В Европе востребованы более вытянутые, худощавые, а в России — пушистые и округлые",— вертит в руках плюшевого мишку Сергей. Он только что вернулся из 20-дневного путешествия по китайским выставкам и фабрикам и сейчас разбирает добычу — огромные пакеты с привезенными игрушками. Задача Киселева — выбрать те, которые будут пользоваться спросом в России. Справляется он с ней неплохо. Выручка тольяттинской ГК "Гранд тойз", куда входят одноименный дистрибутор, сеть гипермаркетов "Бегемот" и франчайзинговых супермаркетов "Бегемотик", в 2009 году достигла 3,5 млрд руб. Компания занимает третье место по объемам продаж на российском рынке товаров для детей, после подконтрольного АФК "Система" "Детского мира" (выручка — 8,3 млрд руб. за первые шесть месяцев 2009-го) и московской сети "Кораблик" (3,6 млрд руб. в прошлом году). Свою торговую империю Киселев создавал на кредитные деньги и в кризис едва не повторил печальный опыт обанкротившейся сети "Банана-мама". Но Киселев вовремя остановился. Сейчас он затеял новую авантюру: запускает масштабное производство игрушек. Побег с АвтоВАЗа Киселев производит впечатление скромного человека: говорит тихо, жестикулирует мало, носит джинсы и свитер, по выходным на даче сам строит баню. Он мог стать скромным сотрудником АвтоВАЗа, куда попал практикантом во время учебы в Тольяттинском политехе (там он осваивал специальность инженера промышленной электроники). Но не захотел. Старшие коллеги сразу же описали Киселеву его жизненный путь: к 35 годам замначальника отдела, к 45 — начальник, а там уже и до пенсии недалеко. "Все просто и понятно, как в армии. Перспектив никаких",— вспоминает Сергей. На пятом курсе он женился на девушке с трехлетним ребенком. Решив, что автовазовской зарплаты ему с семьей не хватит, Сергей занялся оптовыми продажами игрушек и канцтоваров в детские учреждения. Вскоре Киселев понял, что хорошо бы иметь в ассортименте эксклюзивные позиции. Но получить права на дистрибуцию известных западных брэндов региональному бизнесмену было нереально. Так, эксклюзивными правами на продажу конструкторов Lego в России обладает дистрибутор "Сакс", а на игрушки Bratz и M&C — "С-тойз", входящий в ГК "Детский мир". В начале 2000-х Киселев нанял дизайнеров, которые разрабатывали игрушки, учитывая особенности российского рынка. К примеру, тех самых округлых медведей или машинки АвтоВАЗа в миниатюре. "Китайцам трудно понять, что нужно нашему ребенку. Даже упаковку нормальную сами сделать не могут",— говорит Киселев. Зато китайцы хорошо делают игрушки по готовым эскизам. К 2005 году Киселев создал крепкого регионального дистрибутора игрушек (таких пять-шесть в каждом региональном центре и несколько десятков в Москве) с выручкой около 100 млн руб. в год. Развиваться дальше мешала нехватка оборотных средств. Игрушки "Гранд тойз" покупала по предоплате за полгода, а деньги от магазинов получала с отсрочкой 30-60 дней. Дебиторская задолженность достигала 30-50% оборота. Вырваться из этого круга удалось благодаря торговому ноу-хау. Один из друзей познакомил Киселева с Алексеем Молвинским, преподавателем ВШФМ АНХ и гендиректором небольшого инвестиционного фонда Cogito Investment. Молвинский помог Киселеву разработать концепцию развития и продвижения гипермаркетов игрушек в формате cash & carry. Он же вложился в открытие первых "Бегемотов", став миноритарным акционером "Гранд тойз". Собственные гипермаркеты позволили компании значительно снизить дебиторскую задолженность, ведь в магазинах покупатели расплачиваются сразу.

И вашим, и нашим Магазин игрушек "Бегемот" создан не для детей. Несмотря на внушительную площадь (от 1 тыс. кв. м), здесь нет зон, где красиво разложены игрушки, как, например, в "Детском мире". Зато есть узкие проходы и металлические стеллажи, до потолка забитые товарами —, дотянется только взрослый. Открываются гипермаркеты обычно на окраине (в Москве это Митино и Балашиха). Запуск одного "Бегемота" обходится примерно в $1 млн. На открытие сопоставимого по площади магазина конкуренты тратят $1,5-2 млн. Главное достоинство "Бегемота" — низкие цены. Ключевые клиенты — мелкие оптовики, владельцы небольших магазинов, торгующих игрушками. В продуктовой рознице по похожей схеме работает немецкая Metro Cash & Carry. А вот в детской прямых аналогов Киселев и Молвинский не нашли не только в России, но и за рубежом. Появившаяся в 2004 году сеть "Банана-мама" также позиционировала себя в формате cash & carry, но в действительности работала на конечных потребителей. Такие у "Бегемота" тоже есть. Однако Киселев ввел двухуровневое ценообразование — для оптовиков (тех, кто закупает товар на сумму свыше 10 тыс. руб.) и для обычных покупателей, чтобы развести эти аудитории. "Мы отлично знаем, сколько нужно ритейлу, чтобы выжить. Если уроним свои розничные цены, то лишим владельцев небольших магазинов клиентов, и проиграют все",— объясняет Киселев.

Цены для разных аудиторий различаются в полтора раза. Например, для оптовика детская палатка "Домик" в "Бегемоте" стоит 763 руб., для прямого покупателя — 1144 руб. По словам Киселева, после запуска сети с "Гранд тойз" перестали работать лишь пять-шесть из нескольких сотен оптовых клиентов (они решили, что дистрибутор покушается на их аудиторию). Зато сейчас 50% оборота магазинов приносят оптовики и 50% — конечные покупатели. Выручка с квадратного метра в сети "Бегемот" составляет 50 тыс. руб. в год ("Кораблик" зарабатывает около 200 тыс. руб). И дело не только в том, что "Кораблики" расположены в основном в Москве и Подмосковье, а "Бегемоты" — в региональных центрах. Киселев торгует исключительно игрушками. В "Кораблике" же, по словам гендиректора и владельца этой сети Алексея Зуева, наибольшим спросом пользуются детское питание и подгузники. С другой стороны, если розничная наценка на детское питание не превышает 20-30%, то на игрушки достигает 60-100%. Благодаря тотальной экономии и высокой марже инвестиции в "Бегемот" окупаются за три года.

Опасные долги

К 2010 году партнеры планировали открыть 90 гипермаркетов во всех крупных городах России и на Украине. Молвинскому удалось договориться о кредитных линиях с ВТБ, Сбербанком, Альфа-банком и несколькими небольшими кредиторами. "Мне поначалу было реально страшно,— признает Киселев.— Мы занимали и перезанимали короткие деньги под 17-18% годовых, ведь, кроме игрушек, заложить нам нечего. А потом понеслось". За три докризисных года "Гранд тойз" открыла 50 гипермаркетов. Из них 30 — в 2007-м. Розничный проект стал приносить компании уже 70% выручки. Киселев и Молвинский присмотрели подходящие площадки на Украине, но, почувствовав приближение кризиса, дали задний ход. В первом полугодии 2008-го они открыли всего четыре магазина в России. Несмотря на это, в кризис компания вошла с изрядной долговой нагрузкой (1:4 к EBITDA). Банкротство "Банана-мамы" (85 магазинов) подорвало доверие кредиторов к рынку игрушек. В конце 2008 года те потребовали от "Гранд тойз" досрочно погасить долги. С небольшими кредиторами договориться удалось быстро: они подняли ставку и реструктуризировали долг на год. Кредит на 200 млн руб. перед Сбербанком Киселев погасил из оборотных средств и сразу получил новый, правда, в два раза меньше. Некоторые банки оказались жестче. "Переговоры проходили в таком духе: или вы долги сегодня отдаете, или завтра автоматчики оцепят ваш склад,— вспоминает Киселев.— Хорошо, говорю, присылайте, тогда долг будем игрушками отдавать". Аргумент сработал — кредиторы дали "Гранд тойз" небольшую отсрочку.

Проект для уволенных Киселев пустил оборотный капитал на погашение долгов и до минимума сократил складские запасы. Полки магазинов опустели. Часть оптовых клиентов стала закупать товар у конкурентов или напрямую в Китае. Выручили производители: они отпустили "Бегемоту" товар в кредит сроком на год. Новых оптовых клиентов Киселев привлек, запустив "антикризисную франшизу" супермаркетов "Бегемотик". "В 2009 году мы отметили скачок спроса на франшизы с минимальным объемом инвестиций до 1 млн руб.,— говорит руководитель департамента развития франчайзинга КГ "Магазин готового бизнеса Deloshop" Нина Семина.— Их покупали люди, потерявшие работу, и бизнесмены, решившие поменять сферу деятельности. А "Бегемотик" предложил очень привлекательные условия, да и "детский" сегмент оказался востребованным". Паушальный взнос Киселев установил на уровне 15 тыс. руб., роялти — 10 тыс. руб. в год. Объем инвестиций в открытие магазина — от 600 тыс. руб. (площадь "Бегемотиков" составляет 100-600 кв. м). Главное условие, чтобы 80% ассортимента франчайзи закупали в "Гранд тойз". При этом они получали дополнительную 10-15-процентную скидку от оптовой цены. "Работать с "Бегемотом" удобно: выбираешь товар не по каталогу или в интернете, а можешь потрогать все руками",— рассказывает владелец магазина "Бегемотик" в городе Воткинске Игорь Каминских. За товаром он ездит в расположенный в 50 км Ижевск, где есть ближайший "Бегемот". Сейчас у Киселева около 100 франчайзинговых магазинов. Для поддержки проекта в конце прошлого года он потратил 12 млн руб. на рекламу на канале СТС. Раньше из игрушечников на федеральном ТВ рекламировались только "Детский мир" и "Банана-мама". Деньги у Киселева появились. В сентябре 2009 года он продал "небольшой" пакет акций "Гранд тойз" фонду Volga River Growth за 200 млн руб. Киселев успел пополнить товарный запас перед Новым годом, а это пик продаж. В итоге продажи в "Бегемотах" в 2009 году сократились лишь на 10%, а в начале 2010-го вернулись на докризисный уровень. Компании удалось отдать более 40% долгов.

С машин на санки

"В Тольятти сейчас зарплаты и уровень жизни ниже, чем в Китае",— говорит Сергей, и словно в подтверждение колесо его черного BMW X5 проваливается в яму. Водит Киселев аккуратно, но ям в Тольятти избежать сложно — дороги разбиты. За первый квартал 2010 года число официально зарегистрированных безработных в городе выросло с 14 тыс. до 19 тыс. человек. Виноваты проблемы АвтоВАЗа. Если не получается делать автомобили, надо попробовать игрушки, рассудили в Минпромторге. Осенью прошлого года министерство анонсировало создание в Тольятти технопарка для производителей игрушек на 15 га. К этой идее чиновников подтолкнул Киселев. Занявшись проектированием игрушек почти десять лет назад, сейчас он собрал портфель из 1,5 тыс. наименований (основные марки — Plush Apple, Top toys и "Затейники"). В 2008 году "Гранд тойз" получила эксклюзивные права на разработку развивающих и электрических игрушек под брэндом "Смешарики". За это она платит владельцу лицензии, компании "Мармелад медиа", 15% отпускной цены. В общей сложности собственные разработки приносят "Гранд тойз" 30% выручки. Все они изготавливаются в Китае, хотя возможность запуска производства в России Киселев рассматривал еще в 2004 году. Неожиданно для самого бизнесмена чиновники из Минпромторга узнали о давних планах и предложили их реанимировать. "Мы и не думали в кризис стартовать",— признает Киселев, но добро на создание завода ему дали буквально за два дня. Киселев уже арендовал 2 тыс. кв. м производственных площадей в Тольятти и заказал в Италии сборочную и окрасочную линию для изготовления санок и самокатов. Первые санки сойдут с конвейера в августе 2010 года. В 2011-м Киселев рассчитывает выпустить продукции на 150 млн руб. "Товар этот сезонный и рискованный,— предупреждает Алексей Зуев.— Самокаты покупают в конце весны, а санки — в конце осени. Не успел продать, и все зависло на год". Киселев рассчитывает обернуть сезонные риски в свою пользу. Партии из Китая, бывает, задерживаются на таможне и не успевают к началу сезона. Импорт облагается 15-процентной пошлиной, а логистика таких габаритных товаров, как санки и самокаты, прибавляет до 100% к их себестоимости. В России же санки выпускает в основном малый бизнес, который делает их в меньшем количестве, чем нужно ритейлерам. План-максимум — за пять лет довести объемы производства игрушек до 1 млрд руб. в год, расширив ассортимент мягкими игрушками и пластиковыми горками. Правда, пока чиновники поддерживают Киселева лишь морально. Минпромторг включил проект в программу поддержки, но у муниципальных чиновников на ее реализацию денег нет. Ни обещанных госгарантий по кредитам, ни снижения налогов на прибыль и недвижимость Киселев не дождался. Для развития производства он решил найти покупателей на 25% акций "Гранд тойз". Главное — не заиграться снова, как это едва не произошло в случае с "Бегемотами".

Журнал «Секрет Фирмы»

Взрослые игыигрушки, поизводство игрушек, Гранд тойз, сергей киселев
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Взрослые игы
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/articles/44343/2018-09-19

Прямая трансляция