Баннер ФЗ-54
29 апреля 2010, 00:00 2926 просмотров

Взятки гадки

В конце марта первый руководитель IKEA Russia Леннарт Дальгрен представил в Москве книгу о том, как он развивал бизнес компании в России. Красной нитью через нее проходит тема борьбы с коррупцией. Автор пишет, что на российском рынке IKEA всегда играла по своим правилам, потому что ее политика — никогда не давать взятки. "Это невыгодно,— объясняет предприниматель.— Заплатив однажды, потом ты постоянно будешь платить снова". Однако в феврале 2010 года был со скандалом уволен преемник Дальгрена — генеральный директор IKEA по России и СНГ Пер Кауфман. Топ-менеджер якобы закрыл глаза на коррупционную деятельность подрядчика компании, что в IKEA уже является преступлением. Выходит, то, что невыгодно Дальгрену, оказалось выгодно Кауфману? Не совсем так. Когда руководитель попадает в ситуацию коррупционного давления, в нем сталкиваются два типа внутренних обязательств. С одной стороны, он должен решить бизнес-задачу. С другой — соблюсти этику и принципы организации. В IKEA посчитали, что нельзя, преследуя интересы компании, нарушать корпоративные правила, и уволили Кауфмана. "Мне было так грустно, что я сел в свое старое кресло и заплакал как ребенок",— прокомментировал прессе свое отношение к ситуации основатель IKEA Ингвар Кампрад. Но сам факт того, что история произошла, говорит: жесткие правила шведской компании работают не всегда. Есть ситуации, когда менеджер должен принимать решение, опираясь лишь на собственные представления о том, что можно делать, а чего нельзя. Леннарт Дальгрен рассказал СФ о ситуации, в результате которой он вполне мог оказаться в положении Кауфмана.

Нехорошая парковка В 2003 году в химкинский торговый центр IKEA, где располагалась штаб-квартира компании, пришли несколько сотрудников милиции. Они заявили гендиректору, что из-за его магазина ухудшается криминальная обстановка. "На вашей парковке крадут вещи из салонов и угоняют машины,— пояснили милиционеры.— Нужно что-то делать". И предложили патрулировать территорию центра своими силами: "Мы будем вас охранять, а вы нам платить за это". Глава IKEA отверг такое предложение — ему не хотелось, чтобы покупатели видели рядом с торговым центром людей в форме. Однако кражи и угоны могли стать угрозой для репутации магазина, и Дальгрен начал думать, как решить проблему.

В самом факте оплаты услуг милиционеров менеджер не видел ничего зазорного. "Мы всегда готовы платить государству за дополнительные услуги,— говорит топ-менеджер.— Лишь бы деньги шли в бюджет, а не в частный карман". Не устраивали и конкретные идеи милиционеров — они советовали поставить на въезде шлагбаум и ввести пропускную систему доступа на парковку, чтобы воры не могли быстро скрыться. "Однако и беспрепятственно попасть на парковку будет нельзя",— парировал бизнесмен. Для IKEA, брэнд которой подразумевает доступность и удобство для покупателя, ограничение въезда было решением неприемлемым. Кроме того, менеджер подозревал, что в предложениях милиционеров есть коррупционная составляющая — слишком уж навязчиво они предлагали свои услуги. "Мы установили на парковке видеокамеры, чтобы отслеживать действия нарушителей закона, но милиционеры продолжали настаивать на своих условиях",— рассказывает экс-руководитель IKEA. Милиционеры продолжали являться к гендиректору с новыми данными о криминальной обстановке, которые свидетельствовали: ситуация с кражами и угонами в районе торгового комплекса ухудшается. Получалось, что виноват в этом был Дальгрен, игнорировавший услуги милиции. В конце концов менеджер внутренне почти смирился с тем, что ему придется нанять милиционеров. С одной стороны, это принесло бы пользу компании — они брались устранить проблему, которая, как ему тогда казалось, сильно досаждала покупателям. С другой — он мог бы сосредоточиться на более важных, нежели переговоры с милицией, проблемах. "Внутренне я сопротивлялся такому решению, но мне не нравилось, что покупатели страдали",— говорит он. Впрочем, от этого выбора его удержали сами милиционеры. Однажды они без предупреждения явились в офис с автоматами и в ультимативной форме потребовали заключить соглашение. Демонстрация силы имела обратное воздействие: Дальгрен понял, что его шантажируют. Жертва атакует В жизни экс-глава IKEA следует правилу: "Никогда не позволяй разговаривать с собой на языке силы". Как-то он переходил с семьей дорогу и увидел, что огромный "мерседес" мчится на желтый свет. "Водитель словно хотел сказать: "Не смей делать шаг вперед, иначе убью"",— вспоминает Дальгрен. К ужасу жены и дочерей, он ступил на дорогу. Машина резко затормозила. "Несмотря на опасность, я ничего не мог с собой поделать",— вспоминает швед. Не испугался он и милицейских автоматов. И сам перешел в атаку — в интервью местной газете адресовал милиции вопрос: "Чего вы от нас хотите?" История закончилась хеппи-эндом. "Они больше не приходили",— говорит Дальгрен. Впрочем, все могло быть иначе. Служба безопасности IKEA, проведя свое расследование (оно было начато еще в "мирный" период переговоров), выяснила: количество краж не увеличивалось. Необходимость экстренных мер по охране была надуманной, а коммерческое сотрудничество с милицией, на которое был готов пойти гендиректор,— бесполезным. Интересно, пришлось бы Ингвару Кампраду плакать, увольняя Дальгрена, если бы милиционеры пришли без автоматов? Журнал «Секрет Фирмы»   № 4 (296) 
Статья относится к тематикам: Общеотраслевое
Поделиться публикацией:
Подписывайтесь на наш канал в Telegram и Яндекс.Дзен , чтобы первым быть в курсе главных новостей Retail.ru.
Что нового предстоит в общении рекрутеров с персон...
328
Как использование полупаллет сокращает ритейлу опе...
1691
Анастасия Смотрицкая, главный бухгалтер ООО «Артса...
345
Виктория Большакова, руководитель московского фили...
2044
Как создавалась оптимальная упаковка для готовых ...
1024
Производительность труда кассиров и продавцов увел...
2508

В конце марта первый руководитель IKEA Russia Леннарт Дальгрен представил в Москве книгу о том, как он развивал бизнес компании в России. Красной нитью через нее проходит тема борьбы с коррупцией. Автор пишет, что на российском рынке IKEA всегда играла по своим правилам, потому что ее политика — никогда не давать взятки. "Это невыгодно,— объясняет предприниматель.— Заплатив однажды, потом ты постоянно будешь платить снова". Однако в феврале 2010 года был со скандалом уволен преемник Дальгрена — генеральный директор IKEA по России и СНГ Пер Кауфман. Топ-менеджер якобы закрыл глаза на коррупционную деятельность подрядчика компании, что в IKEA уже является преступлением. Выходит, то, что невыгодно Дальгрену, оказалось выгодно Кауфману? Не совсем так. Когда руководитель попадает в ситуацию коррупционного давления, в нем сталкиваются два типа внутренних обязательств. С одной стороны, он должен решить бизнес-задачу. С другой — соблюсти этику и принципы организации. В IKEA посчитали, что нельзя, преследуя интересы компании, нарушать корпоративные правила, и уволили Кауфмана. "Мне было так грустно, что я сел в свое старое кресло и заплакал как ребенок",— прокомментировал прессе свое отношение к ситуации основатель IKEA Ингвар Кампрад. Но сам факт того, что история произошла, говорит: жесткие правила шведской компании работают не всегда. Есть ситуации, когда менеджер должен принимать решение, опираясь лишь на собственные представления о том, что можно делать, а чего нельзя. Леннарт Дальгрен рассказал СФ о ситуации, в результате которой он вполне мог оказаться в положении Кауфмана.

Нехорошая парковка В 2003 году в химкинский торговый центр IKEA, где располагалась штаб-квартира компании, пришли несколько сотрудников милиции. Они заявили гендиректору, что из-за его магазина ухудшается криминальная обстановка. "На вашей парковке крадут вещи из салонов и угоняют машины,— пояснили милиционеры.— Нужно что-то делать". И предложили патрулировать территорию центра своими силами: "Мы будем вас охранять, а вы нам платить за это". Глава IKEA отверг такое предложение — ему не хотелось, чтобы покупатели видели рядом с торговым центром людей в форме. Однако кражи и угоны могли стать угрозой для репутации магазина, и Дальгрен начал думать, как решить проблему.

В самом факте оплаты услуг милиционеров менеджер не видел ничего зазорного. "Мы всегда готовы платить государству за дополнительные услуги,— говорит топ-менеджер.— Лишь бы деньги шли в бюджет, а не в частный карман". Не устраивали и конкретные идеи милиционеров — они советовали поставить на въезде шлагбаум и ввести пропускную систему доступа на парковку, чтобы воры не могли быстро скрыться. "Однако и беспрепятственно попасть на парковку будет нельзя",— парировал бизнесмен. Для IKEA, брэнд которой подразумевает доступность и удобство для покупателя, ограничение въезда было решением неприемлемым. Кроме того, менеджер подозревал, что в предложениях милиционеров есть коррупционная составляющая — слишком уж навязчиво они предлагали свои услуги. "Мы установили на парковке видеокамеры, чтобы отслеживать действия нарушителей закона, но милиционеры продолжали настаивать на своих условиях",— рассказывает экс-руководитель IKEA. Милиционеры продолжали являться к гендиректору с новыми данными о криминальной обстановке, которые свидетельствовали: ситуация с кражами и угонами в районе торгового комплекса ухудшается. Получалось, что виноват в этом был Дальгрен, игнорировавший услуги милиции. В конце концов менеджер внутренне почти смирился с тем, что ему придется нанять милиционеров. С одной стороны, это принесло бы пользу компании — они брались устранить проблему, которая, как ему тогда казалось, сильно досаждала покупателям. С другой — он мог бы сосредоточиться на более важных, нежели переговоры с милицией, проблемах. "Внутренне я сопротивлялся такому решению, но мне не нравилось, что покупатели страдали",— говорит он. Впрочем, от этого выбора его удержали сами милиционеры. Однажды они без предупреждения явились в офис с автоматами и в ультимативной форме потребовали заключить соглашение. Демонстрация силы имела обратное воздействие: Дальгрен понял, что его шантажируют. Жертва атакует В жизни экс-глава IKEA следует правилу: "Никогда не позволяй разговаривать с собой на языке силы". Как-то он переходил с семьей дорогу и увидел, что огромный "мерседес" мчится на желтый свет. "Водитель словно хотел сказать: "Не смей делать шаг вперед, иначе убью"",— вспоминает Дальгрен. К ужасу жены и дочерей, он ступил на дорогу. Машина резко затормозила. "Несмотря на опасность, я ничего не мог с собой поделать",— вспоминает швед. Не испугался он и милицейских автоматов. И сам перешел в атаку — в интервью местной газете адресовал милиции вопрос: "Чего вы от нас хотите?" История закончилась хеппи-эндом. "Они больше не приходили",— говорит Дальгрен. Впрочем, все могло быть иначе. Служба безопасности IKEA, проведя свое расследование (оно было начато еще в "мирный" период переговоров), выяснила: количество краж не увеличивалось. Необходимость экстренных мер по охране была надуманной, а коммерческое сотрудничество с милицией, на которое был готов пойти гендиректор,— бесполезным. Интересно, пришлось бы Ингвару Кампраду плакать, увольняя Дальгрена, если бы милиционеры пришли без автоматов? Журнал «Секрет Фирмы»   № 4 (296) 
Взятки гадкиIkea, икея, Леннарт Дальгрен, Ингвар Кампрад, коррупция, взятки, гипермаркет
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Взятки гадки
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/articles/43508/2018-09-19

Прямая трансляция