25 января 2010, 00:003031 просмотр

Антигламур

Упрямых, предприимчивых и трудолюбивых бретонцев считают во Франции прирожденными деловыми людьми и искателями приключений. И в самом деле: скалистый край кельтов подарил метрополии не только циничного корсара Сюркуфа, наводившего на рубеже XVIII-XIX веков страх на англичан, и романтического поэта Шатобриана, воспевавшего в то же время любовь и свободу, но и огромное количество бизнесменов, составивших славу французской экономики в разные времена. Бретонцы в отличие, скажем, от нормандцев и бургундцев легко снимаются с якоря и обосновываются в самых, казалось бы, неприступных местах. Впрочем, история, о которой пойдет речь, касается не уроженцев Бретани, нашедших счастье где-нибудь в Новой Каледонии, а прежде всего о человеке, который сделал гигант­ское состояние, прослужив всю жизнь родному краю.

Сент-Ив - святой Ив - считается в Бретани самым известным из местных святых. С ним на полуострове в состоянии соперничать в популярности лишь его тезка и земляк Ив Роше. В этом можно было убедиться, когда накануне Нового года Ива Роше, умершего в семьдесят девять лет, провожали в последний путь в его родной Ла Гасийи. Тысячи человек, съехавшихся со всей Бретани, собрались у маленькой церкви. Храм не мог вместить всех желающих. Поэтому церемонию транслировали на четырех больших экранах, загодя расставленных по поселку. Холодный ветер с моря гнал в лицо людям снежную крупу, сек глаза стужей... А эти паломники эры телевидения все равно стояли, следя за чинной картинкой на мониторах. И их можно понять. Ведь они прощались не просто с человеком - пусть миллиардером, символом процветания. Они говорили "адье!" легенде. Какой? Я бы назвал ее чудом демократизации красоты.

Мифы о бретонце

Он знал, что большой карьеры в двадцатом веке не может быть без мифов, и начал создавать их о себе сызмальства. Первый из мифов об Иве Роше, растиражированных затем в массмедиа, это то, что он вырос в бедности. Вот уж нет! Папаша Роше держал единственный в поселке шляпный магазин, что само по себе дело прибыльное. Особенно в Бретани, где без головного убора нельзя было представить и клошара. Правда, шляпник Роше умер рано, оставив склады с прилавками, как и мастерскую по изготовлению знаменитых бретонских чепцов, на сына Ива. Мальчишка был трудолюбивым, усидчивым и хорошо учился в школе. Особенно по химии и ботанике.

На дворе стоял сорок четвертый год. Население Ла Гасийи стремительно уменьшалось - молодежь уходила в поисках работы в большие города. Но Ив Роше вовсе не тянулся за сверстниками. К тому же парень верил в свою исконно кельтскую звезду. По-французски "роше" означает "скала". "Мы должны стоять как скалы на земле наших предков", - говаривал сыну папаша Роше. Ив навсегда запомнил эти слова и потом передал их как завет своим детям и внукам.

Миф второй об Иве Роше - это история о том, что его карьера как гения косметики началась с изготовления мази от варикозного расширения вен. Дескать, одна пожилая местная дама передала ему свой фамильный секрет изготовления мази. Во Франции считают, что эта байка была придумана иностранными журналистами. В Пятой республике и младенцу известно, что косметический бизнес семейства Роше начался с производства средства против геморроя. И пусть свидетелями мне станут все многочисленные бретонские святые: в этом нет ровным счетом ничего предосудительного. Геморрой и подагра испокон веков считались у раблезианцев-французов, обожающих доброе вино и острую пищу, самыми что ни на есть национальными болезнями. Ив Роше, с детства возившийся на чердаке с колбами и ретортами, ухватился за рецепт землячки-знахарки. Та делала мазь на основе лютичного чистяка, в изобилии произрастающего в Бретани. Почему бы не организовать массовое производство этого снадобья, тем более что сырье буквально под ногами? Так и поступил Роше-"жюниор" и поставил на поток производство "антигеморройной панацеи".

Очень скоро выяснилось, что баночек с мазью выпущено куда больше, чем насчитывается "пятых точек" во всей послевоенной Бретани. И юный месье Роше, загрузив образцами местной продукции дедовский дорожный баул, поехал завоевывать столицу. Впрочем, в Париже сын шляпника поступил осторожно. Он не стал уговаривать фатоватых владельцев дорогих аптек взять на пробу его снадобье, а, сойдя с поезда на вокзале Монпарнас, сразу отправился к землякам в соседнем квартале, прозванном Маленькой Бретанью.

В кафе-блинной на рю де Гете - прославленной своими "красными фонарями" улице Радости - месье Роше увидел на цинковой стойке оставленный кем-то из клиентов еженедельник Ici Paris. Бретонца как огнем обожгло: вот он, заветный выход из тупика! Бульварный журнальчик был едва ли не на треть заполнен рекламными объявлениями, в том числе и предложениями приобрести товары по выписке. Так вот она, его будущая паства! Он станет делать косметические средства для миллионов людей, а не для сотен избранных. Причем изготовлять свою продукцию он будет в Бретани, где нет недостатка в рабочих руках, а распространять с помощью почты по всей стране. Простая цепочка: реклама - заказ - посылка... Легче и устрицу не открыть!

Буфетчик-земляк поставил перед ним глиняную чашку и бутылку с сидром. Похвастался: "Стопроцентно натуральный продукт". Именно так!.. И его продукция будет исключительно натуральной, только на растительной основе. Концепция будущего бизнеса выстроилась на редкость просто. Фирма станет разрабатывать и производить массовую, так сказать, бюджетную косметику. Никакой "ударной космецевтики" - косметики для дорогих институтов красоты. Равно как и никакой медицинской начинки или оболочки - иначе аптечные концерны по судам затаскают (что все равно случится, против Ива Роше около двадцати раз возбуждались дела по обвинению в незаконной фармацевтической деятельности)…

Он станет апостолом антигламура - красоты не "для мехов и бриллиантов", а доступной для всех. "Гламур" слово кельт­ское, означает "заклинание". То, что будет делать он, тоже станет заклинанием. "Природа - вот источник красоты, а кто мы, если не дети природы? - воспроизведет много лет спустя свое кредо Ив Роше. - Именно природа помогает нам создавать то, чего время стремится нас лишить".

Человек-оркестр

Началом отсчета в летописи косметической корпорации Yves Rocher считают 1959 год. Впрочем, отладка механизма бизнеса месье Роше заняла все пятидесятые годы. Сын шляпника, развернувший бурную деятельность по разработке натуральной продукции по сходным ценам, действовал по всем азимутам. У него хватало сил и на придумку оригинальной упаковки для его первых снадобий - крема для рук на основе арники, крема с микрочастицами бурых водорослей для коррекции фигуры, - и на создание в Бретани на 40 гектарах полей, где выращивались его заветные растения, и на выпуск каталогов с линейкой продукции, которая появлялась в его лабораториях как из рога изобилия…

"Именно в Ла Гасийи, в самом сердце Бретани, родилась моя страсть к растительному миру, - напишет позднее Ив Роше. - Действительно, мое воображение питали горизонты цветущих полей и деревья сказочного леса Броселианды…" Первый из каталогов под громким названием "Зеленая книга красоты", переведенный впоследствии более чем на двадцать языков мира, откроется со слов: "Природа - источник красоты". Сегодня, может быть, подобные абстрактно-громкие декларации покажутся претенциозными. Но в эпоху славных шестидесятых рекламные раскрутки месье Роше выглядели поистине революционными.

Индустрия красоты переставала быть привилегией избранных, наносился удар по заповедным льготам высшего сословия. К чему приводит подобный "подрывной" промоушен, стало очевидным в дни "жаркого мая" 1968 года. Пятую республику охватили забастовки, жертвами паралича пали и почтовые службы. А значит, прекратила функционировать и отлаженная косметическая машина Ива Роше, обслуживающая каждую третью француженку. Всю жизнь стремящийся минимально зависеть от лощеного Парижа бретонец оказался заложником Парижа мятежного. Но не растерялся, а только подсчитал убытки и задумал своенравной столице отомстить. И добился своего: через год на престижном столичном бульваре Осман открылся первый из его фирменных магазинов. А вслед за этим бутиком появились другие, положившие начало сети из полутора тысяч бутиков и институтов красоты Yves Rocher, охватывающей сегодня более 80 стран с ежегодными продажами на сумму более двух миллиардов евро. На предприятиях фирмы заняты в наши дни 15 тысяч человек, а число ее постоянных клиентов превышает 40 миллионов. В одной лишь России, где первый бутик Yves Rocher появился в 1991 году, открыто сейчас около 150 магазинов этой торговой марки.

"К двадцати девяти годам Ив Роше стал убежденным экологом, едва ли не первым во Франции, - напишет о создателе косметической империи парижская газета Liberation. - Понятия "экология" в его современном публичном понимании еще не было, а Ив Роше уже создавал косметику без синтеза". Впрочем, он стал первым не только в этом. Как отметил в своем коммюнике на смерть промышленника президент Франции Николя Саркози, Ив Роше стал "пионером реализации продукции по почте". И в самом деле: вряд ли до него кто-либо из французских деловых людей приносил столько доходов национальной почтовой службе. После того как заработала "система Роше", на каждого почтальона Франции стало приходить каждый день по 100 писем, адресованных бретонскому магу натуральной косметики. Отправка от Ива Роше посылок с выполненными им заказами сделалась главным занятием французской государственной почты. Почтовое же отделение Ла Гасийи вообще так разрослось, что стало больше мэрии.

Что касается мэрии, то в начале шестидесятых ее возглавил сам Роше и оставался во главе городка на протяжении сорока шести лет. "Кому-то это может показаться анормальным, - напишет в 1995 году парижский еженедельник Le Point. - Первый работодатель города и его мэр - одно и то же лицо... Даже единственная местная газета, и та принадлежит месье Роше. Получается, что в одной руке мэр держит практически все рабочие места, а в другой - избирателей. Беспроигрышная позиция! Но отвечает ли она республиканским идеалам?"

Самого же Ива Роше, однако, никакие угрызения совести на сей предмет не мучили. Напротив - он считал, что, зарабатывая на свой концерн, он помогал и городу: "Интерес каждого - быть со мной". И впрямь, каждый год от Yves Rocher расходилось по всему миру до 30 миллионов бандеролей, и в каждую из них непременно был вложен проспектик, приглашающий посетить Ла Гасийи. Его музей духов и ботанический сад, косметические лаборатории и исторический чердак, где когда-то юный месье Роше начинал свои эксперименты… Не напрасные старания: ежегодно более 200 тысяч туристов приезжали в Ла Гасийи, где населения-то всего неполных три тысячи. Только в 2008 году патриарх натуральной косметики отказался переизбираться в мэры. Правда, передал - уж не по наследству ли? - бразды правления в ратуше Ла Гасийи своему сыну Жаку. Что и говорить, такая уж Yves Rocher группа: ее капиталы, никому в точности не известные и никогда публично не обнародованные, на 75 процентов принадлежат семье, где все, включая отношения между ее членами, мужчинами и женщинами, построено весьма традиционно, по-крестьянски.

Весь этот джаз

Сегодня Yves Rocher - это не только основная марка, но и другие бренды. Прежде всего косметические: Daniel Jouvance, Pierre Ricaud, Isabel Derroisne, Kiotis, Galerie Noemie… В 1988 году компания разнообразила свою деятельность, приобретя популярную сеть магазинов детской одежды Petit Bateau. А в конце 90-х бретонский концерн приобрел в США предприятие Stanhome, специализирующееся на моющих средствах и продуктах для содержания дома.

Каждый из компонентов империи курируется кем-то из потомков патриарха. Так, лаборатория морской биологии Daniel Jouvance - сыном Даниэлем, а благотворительный фонд Ива Роше - другим сыном, Жаком. У Даниэля и Жака Роше есть дети - Ноэми, Орелия… Впрочем, не им было суждено принять эстафету у патриарха, а его другому сыну, старшему из детей, - Дидье. Ему отдал всю власть в холдинге Ив Роше в 1992 году и удалился на свою виллу в Марокко. Но, как оказалось, ненадолго.

В 1994 году во время сеанса стрельбы с приятелями в тире в результате несчастного случая был убит наследник империи. Дурацкая история, и по сей день рождающая множество кривотолков. Одно совершенно очевидно: патриарх осознал, что его отход от дел еще преждевременен. Но гадать потомкам о кандидатуре будущего преемника шансов не оставил. Решительно приблизил к себе внука Бри, сына Дидье. В семье это решение и дети, и внуки восприняли с кельтским фатализмом: знать, тому и быть! Зато во французских массмедиа удивлению не было конца. Дело в том, что у парня, назначенного в 2007 году вице-президентом концерна, не было выс­шего образования. Только и дипломов, что аттестат об окончании средней школы. Более того - к бизнесу Бри никакого интереса раньше не проявлял, мечтал стать джазовым музыкантом… Патриарха, однако, весь этот джаз отнюдь не смущал.

Жизненные университеты внука месье Роше начал с того, что отправил его поработать в Америку в компанию Arthur Andersen. В качестве же ментора патриарх приставил к Бри своего друга Стефана Бианки, опытнейшего менеджера с большим опытом работы за океаном. И дело пошло! В Бретань парень вернулся совсем иным человеком. "Теперь-то я крепко стою на земле", - признается Бри Роше журналистам. И тут надо отметить - на земле не совсем бретонской. Ведь то, что семья безвылазно обитает в Бретани, - еще один фамильный миф о Роше. Мне приходилось встречать косметическое семейство - на редкость симпатичное, удивительно общительное - в католическом храме под Парижем, в Булонь-Бийанкуре. Там рядом с опушками Булонского леса прописались практически все Роше, предпочитающие и под Парижем жить по-бретонски: кустом, на одной улице. Да это и понятно: магистральные проблемы нацио­нального бизнеса решаются в Париже, а не на периферии. Прекрасно понимал это и месье Роше, знает это и его внук, выпускающий продукцию в Бретани и управляющий производством из столицы.

На вопрос: "Ваше кредо?" - Бри Роше ответил: "Мыслить на шаг вперед". Он так и делает, окружая себя соратниками, ранее работавшими как в сфере косметики, так и в системе массового ритейла. Перед командой новые задачи, ведь сегодня, в эпоху Интернета, только 45 процентов товаров рассылается компанией по почте. Значит, требуются новые ходы, и Бри Роше, уделяющий все больше внимания продаже через бутики и магазины, их находит. Он молод - наследнику едва за тридцать, - но хитроумен и изобретателен. Не зря в его кабинете в Иси-ле-Мулино под Парижем, где расположена штаб-квартира группы, на видном месте стоит томик "Принца" Макиавелли.

Впрочем, вовсе не его многозначительные сентенции сделал принц натуральной косметики своим девизом. Жизненная программа Бри Роше была сформулирована его великим дедом: "Каждый новый день мы должны создавать себя сначала".

Профиль

Статья относится к тематикам:Актуально, Зарубежный опыт, Товар на полку
Поделиться публикацией:
Или «Подводные камни» 54-ФЗ в российском e-commerc...
1294
Тренды рынка и влияние новых законов
1952
Сергей Гончаров, генеральный директор ООО «Агро-Сп...
785
Максим Шелуханов, директор по электронной торговле...
1443
АнтигламурИв Роше, Yves Rocher, косметика, магазины косметики, французская косметика, торговля