15 сентября 2009, 00:00 5149 просмотров

Малый бизнес против сетевой торговли - закон не поможет

Исполнился год со знаменитого банкротства Lehman Brothers. С этого момента, как принято считать, и начался мировой экономический кризис. Удержать на плаву отечественные банки российскому правительству удалось только с помощью масштабных финансовых вливаний. В результате доля государственного присутствия в экономике достигла 50%. Создаваемые госкорпорации были призваны спасать разоряющиеся предприятия, а по факту — поглощать их. При этом эффективность работы госкомпаний в целом ниже, чем у частных фирм. Малый бизнес в период кризиса объективно устойчивее: у предпринимателей нет акций, а значит, и падать на бирже нечему. И многомиллионных банковских займов у этих предпринимателей тоже, как правило, не водится. Поэтому, если бы кризис протекал естественным образом, малый бизнес вполне мог превратиться в крепкую рабочую лошадку. Однако вытаскивать себя за волосы из болота предпринимателям пришлось самостоятельно. Место под солнцем у станции метро По официальной статистике, с начала года субъектов малого предпринимательства в Петербурге стало больше на 15 тысяч. Самый большой отряд — торговля, услуги и общепит. И здесь, по мнению главы Ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка Алексея Третьякова, ситуация только ухудшается. "Городское законодательство и вся практика его применения заточена под интересы крупных торговых сетевых структур, — разъясняет Третьяков. — Мы уже несколько лет носим титул "столица мирового ретейла". Смольный в буквальном смысле поставил на жителях города опыт и отдал весь рынок сетевикам". По словам Третьякова, сегодня в Петербурге рынок розничной торговли более чем на 80% контролируется сетевыми гипермаркетами. С другой стороны, чиновники городской и районной администрации принудительно ликвидируют малые торговые точки. Так, год назад Смольный выставил на торги скандально известный Хасанский рынок, несмотря на бурные протесты 400 малых предпринимателей, работающих на нем. Рынок на Апраксином дворе также заставили выехать. Далее чиновники ополчились на рынок у станции метро "Академическая" — павильоны обнесли забором и приступили к их уничтожению. Во всех случаях предприниматели в голос говорили, что на их место положил глаз "кто-то более крупный". "Коммуникации-то все подведены, и места хорошие, — заявил юрист Ассоциации предпринимателей малого и среднего бизнеса Григорий Соломинский. — Сомнительно, чтобы власти на этом месте разбили парк или сквер". "Сегодня европейцу вы не сможете это объяснить, — говорит Алексей Третьяков. — Им когда рассказывают, что в Петербурге творится, они не верят: кризис же, каждое рабочее место на счету". Впрочем всем предпринимателям, выселенным из ликвидированных павильонов, Смольный обещает предоставить новые торговые места. "Мы это уже проходили, — утверждает бывшая владелица цветочного бизнеса Светлана Васильева. — Когда в 2005-м ларьки сносили, тоже обещали компенсацию. А в торговом центре и арендная плата выше, и центр не в проходном месте. Это же невыгодно!" Но, по мнению властей, торговать надо цивилизованно: в торговых центрах. Ликвидировать рынки власти планируют до 2015-го года. Зубы на полку Попасть на прилавки крупных сетевых магазинов производителям Петербурга и области сложно. Это можно понять и без слов, если просто отправиться за продуктами. На прилавках — картофель из Саудовской Аравии, лук из Нидерландов, морковь из Израиля. Почему? А потому что, чтобы продукция оказалась на полках гипермаркетов, надо постараться. И то не факт, что получится. Производителю нужно сначала заплатить за то, чтобы сетевики вообще с ним работали. Потом — снизить изначальную цену на 10-15%, потому что товара возьмут много и гипермаркеты требуют дисконта. За хорошее место на полке нужно тоже заплатить, и так далее. Живые деньги производитель получит с отсрочкой на два-три месяца, а в конце 2008-го ретейл не платил поставщикам до полугода. Фермерам было весьма проблематично покупать семена и платить зарплату работникам. "Доходит до того, что они вообще возвращают товар бесплатно, — возмущается председатель комиссии ЗакСа по промышленности, экономике и собственности Александр Ольховский. — Мол, мы не продали, заберите обратно". "На торговле завязан весь малый бизнес, — резюмирует Алексей Третьяков. — Поскольку продавать больше негде, кроме как в сетях, ухудшается ситуация и у всех тех, кто стоит дальше по технологической цепочке. Вам уже не нужны ни новые технологии, ни суперкомбайны, ничего. Лишь бы "день простоять да ночь продержаться". Смольный всем показал, как нельзя организовывать торговлю". Нанобизнес "Сейчас приставку "нано" вставляют куда нано и куда не нано", — расхожий афоризм в бизнес-сообществе. Главный вопрос для многих экспертов — а что такое инноватика? Любое серьезное новшество, применяемое в производстве, основывается на фундаментальных исследованиях научных институтов. Очевидно, что малому бизнесу такие расходы не по карману. "Если булка была круглой, а стала квадратной, и это есть инновация, — это уже другой вопрос, — рассуждает Третьяков. — Если говорить серьезно, я не понимаю, как можно заниматься изобретательством на 50 м арендованного подвала". Бывший председатель Общественного совета по малому бизнесу при губернаторе Санкт–Петербурга Сергей Федоров подсчитал, что только на аренду площади и подключение электричества предпринимателю потребуется примерно 15 млн рублей. Это уже не малый бизнес получается. С другой стороны, если предприниматель занимается разработкой программного обеспечения, потребуется значительно меньшая сумма: на покупку компьютера и выделенную линию интернета. "Ничего нового, — подытоживает Александр Ольховский. — Денег не хватает никому". С законом ошиблись Несмотря на дефицит бюджета, Смольный финансирует 17 программ помощи малому бизнесу. Одна из них — выкуп арендованных помещений у КУГИ. По неофициальной статистике, треть из приобретенных по России квадратных метров выкуплена в Петербурге. Однако с начала текущего года петербургские бизнесмены приватизировали только 500 помещений. Хорошая статистика получается за счет отставания других регионов — в Москве, например, с начала года, по данным Третьякова, вообще ни одного помещения не было выкуплено. А в пересчете на душу населения петербургская статистика выглядит неутешительно. "Получается, что КПД федерального закона составляет 0,01%, — констатирует Третьяков. — Поэтому Санкт-Петербург лучше всех, но в целом ситуация кошмарная". "Городской закон о выкупе арендованных помещений, на мой взгляд, даже ухудшил замысел федерального, — косвенно подтверждает мнение Третьякова депутат Ольховский. — Если бы не приняли этот закон, может быть, для предпринимателей было бы лучше. Малый бизнес не пошел строем в КУГИ выкупать занимаемые им помещения. Здесь мы спутали приватизацию госимущества и поддержку малого предпринимательства. Это две разные задачи, и они решаются разными законами". Есть данные, что Кремль продлит действие ФЗ №159 до 2012 года. А это значит, что и городское законодательство успеют усовершенствовать, надеется Ольховский. Бороться с сетевым ретейлом решено на федеральном уровне. Проект закона "О торговле" уже принят Госдумой в первом чтении в конце прошлой недели. В частности, документ зафиксирует сроки оплаты поставленной в торговые сети продукции: от 10 дней за скоропортящиеся товары и до 75 дней за алкоголь, табак и консервы. По мнению петербургских депутатов, эти сроки должны быть меньше. "Почему за алкоголь, например, отсрочка 75 дней? Испортится водка, что ли? — спрашивает Ольховский. — Почему нужно 75 суток держать деньги за поставки? Ты продавай! И тогда будешь зарабатывать, а не вымогать деньги у поставщика". Независимые эксперты считают, что в законопроекте остались лазейки для торговых сетевиков. "Ретейл и дальше сможет взыскивать с поставщиков доплату за размещение товара на полку, — полагает юрист Ирина Геннадьева. — Кроме того, осталась и возможность взимать у производителей премию за выполнение объема продаж". Но и сетевой ретейл законопроектом тоже недоволен. Руководство холдинга Х5 Retail Group оспаривает ст.16 законопроекта "О торговле", которую внесла Федеральная антимонопольная служба. Согласно статье, розничные сети с оборотом свыше 1 млрд рублей и рыночной долей 25% не смогут открывать новые торговые объекты в границах городского округа или муниципального района. Чиновники же не скрывают причин такого ограничения. По словам главы ФАС Игоря Артемьева, действия службы направлены в первую очередь против Х5. Холдинг, по данным ведомства, занимает более трети в обороте розничной торговли Петербурга. Без площадки вы букашка Узкое место любого производства — торговля. Что бы вы ни производили, если вам негде продать товар, вы банкрот. "Если малой торговле дадут в городе возродиться, это возродит все, — резюмирует Третьяков.— Если же ее уничтожат, это уничтожит и малого производителя". Косвенно слова бизнесмена подтверждает и реальность. Так, крупный производитель молочной продукции в Ленинградской области ОАО "Севзапмолоко" отказалось от работы с торговыми сетями. "Мы вывели их продукцию еще осенью прошлого года, — прокомментировал в начале сентября менеджер по связям с общественностью Х5 Retail Group Владимир Русанов. — Нам просто стало невыгодно покупать у них продукцию — она плохо продавалась". Альтернативной торговой площадки "Севзапмолоку" найти не удалось. Сейчас у холдинга крупные долги перед поставщиками молока. Некоторые из них уже обратились в Арбитражный суд с требованием признать компанию банкротом. Светлана Афонина www.zaks.ru
Статья относится к тематикам: Актуально
Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

Малый бизнес против сетевой торговли - закон не поможетсетевая торговля, розничная торговля, ритейл, крупные сети, малый бизнес, сети питера, торговля