17 апреля 2009, 00:00 4829 просмотров

Голод на пороге

Дефицитом продовольствия и ростом цен на него пугают уже и первые лица государства. Эксперты прогнозируют возможность более чем 40-процентного повышения цен на многие виды продовольствия.

Кризис заставляет признать давно очевидный факт абсолютной зависимости России от поставок пищи из-за рубежа. Жаль, что тот же кризис не побуждает честно признать причины такой ситуации. Напротив, он усиливает желание чиновников подмять под себя последние островки свободного рынка в стране.

Лекарство от недоедания

Председатель Совета федерации Сергей Миронов заявляет, что вскоре Россия может столкнуться с дефицитом и резким подорожанием продовольствия. На недавнем «круглом столе» в Совете федерации он отметил, что

крупные городские агломерации на 75% обеспечиваются продовольственными товарами за счет импорта и отечественная пищевая промышленность заместить выпадение импорта не готова. Исключение составляют производители водки и мяса птицы.

«А в сфере производства мяса, молока и большинства видов овощей ни о каком импортозамещении пока речи быть не может», – заявил Миронов. Мясокомбинаты в крупных городах, как правило, приспособлены к работе на импортном сырье, а овощные базы – к работе с импортным фасованным товаром. «Это и создает серьезный риск дефицита, удорожания мясомолочных продуктов, а затем и удорожания хлеба, макарон, картофеля, сахара – продуктов, которыми люди станут замещать все то, что резко подорожало», – считает спикер.

Все верно до тех пор, пока Миронов не доходит до конкретных рецептов побега от голода, угрожающего большей небогатой части населения страны.

Миронов предлагает власти помочь бизнесу диверсифицировать импорт, переориентировавшись на длинные контракты по закупке дешевых продовольственных товаров.

Это как «помочь»? Через выдачу группе чиновников, скажем, Минпромторга полномочий фактически разрешать или запрещать импортерам закупать те или иные продукты? Тогда лучше создать спецминистерство по регулированию внешней торговли. Советский опыт имеется…

Еще Миронов предлагает дополнить пищевиками перечень крупнейших сельхозпроизводителей, которые получат государственную поддержку. Наверное, действительно есть пищевики, которым следует помочь. Но по какой схеме? Если просители помощи, скажем, приезжали бы в тот же Совет федерации и под камерами, в режиме прямой трансляции в телеэфире и интернете, отвечали на вопросы сенаторов, чтобы налогоплательщики могли убедиться, что их деньги не пропадут в бездонной дыре, – тогда кто против?

Смущает другая ситуация. Когда, к примеру, не автомобилисты едут просить денег, а к автомобилистам приезжает глава правительства с мешком подарков и без лишних вопросов дает им деньги. Налогоплательщикам же предлагается не знать, а просто верить, что все просчитано, все правильно.

«Кризис, конечно, не сахар, но государство, щедрой рукой помогающее крупному бизнесу, не вправе допустить, чтобы малообеспеченные люди недоедали», – убежден спикер. Циничные журналистские мозги сразу вспоминают, как государство совершенно спокойно допускало не только недоедание.

Но, в общем, диагноз Миронова точен. Ситуация поганая. Действительно, есть опасность повышения цен на многие виды продовольствия на 40 и более процентов. Что может привести к вымыванию ассортимента (и уже приводит). И что же нам предлагается теми, кто как бы отвечает за госполитику в агропромышленной области? Недостатка в разного рода экзотических идеях нет. Примечательно, что все они так или иначе сводятся к одному требованию: передать всю власть бюрократии и поручить ей рулить отраслями.

«Две кильки в томате, две дуры в халате, вокруг чешуя и нет ни…»

К примеру, в рамках стратегии развития рыбопромышленного комплекса до 2020 года (уже вступила в силу новая норма закона «О рыболовстве», теперь все, что добывается в 200-мильной морской экономической зоне страны, поступает на территорию России для таможенного декларирования) нам обещано возрождение советской торговой сети «Океан». Глава Федерального агентства по рыболовству Андрей Крайний заверяет, что уже в мае где-то откроется первый магазин «Океан» и рыба там окажется на 30–40% дешевле, чем сейчас в торговых сетях. За ценами, по его версии, проследят администрации городов, которые по льготным тарифам предоставляют в аренду помещения для открытия магазинов. Якобы рыбаки взяли обязательство без посредников поставлять в них биоресурсы.

Эти нововведения осуществляются под руководством первого вице-премьера, председателя комиссии правительства по рыбохозяйственному комплексу Виктора Зубкова. В стратегии развития рыбопромышленного комплекса Зубкова предусмотрено, что магазины сети «Океан» будут иметь льготную ставку аренды. Правда, там не анализируется, как создание такого конкурентного преимущества для избранной сети скажется на развитии всего рынка, не приведет ли это к появлению супермонополии под государственным руководством.

Ничего нового. Этот опыт уже ставился в СССР в том же «Океане». Результат был такой: чем дальше от моря, тем меньше рыбы на прилавках по госценам, тем труднее было договориться с преисполненными важности торговыми работниками о том, чтобы продали рыбки «с переплатой», «из-под полы», как тогда говорили.

Ну никак не получалось даже в СССР отменить законы экономики. Советский же опыт доказал, что бороться с переплатами невозможно. Памятно знаменитое дело «Океана». Летом 1978 года в Сочи были арестованы директор магазина «Океан», его заместитель, директор базы «Мясорыбторга», директор краевого «Мясомолторга», директора Сочинского холодильника, заместитель начальника управления торговли и общественного питания и многие другие. Через этих арестованных лиц вышли на более крупные фигуры. КГБ позволили арестовать заместителя министра рыбного хозяйства СССР Рытова по кличке Боцман (его расстреляли) и начальника «Рыбпромсбыта» Рогова. Глава КГБ Андропов хотел пойти дальше и подготовил все для ареста самого министра рыбной промышленности Алексея Ишкова, но генсек Брежнев не позволил арестовать своего друга. Тот отделался легким испугом – его заставили вернуть в казну 260 тысяч рублей доказанных взяток и отправили на пенсию.

Эту историю стоит помнить потому, что она иллюстрирует модель экономики, по которой сегодня многие тоскуют. Эта модель была основана на дефиците, доступ к которому одним давал весьма приличные доходы, другим – ощущение избранности (к примеру, заведующий отделом солидной партийной газеты имел доступ к партийному распределителю, где по госценам можно было купить, к примеру, за «трешку» баночку отменной черной икры). А основная масса народа слагала частушки. Про мечту Зубкова «Океан» весь народ пел так: «Две кильки в томате, две дуры в халате, вокруг чешуя и нет ни…».

Пример «Океана» показателен еще вот почему. Действительная проблема –

отсутствие в стране собственного рентабельного производства продовольствия (как, впрочем, и всего другого) – подменяется поиском неких «диверсантов», вздувающих цены на товары для несчастного народа. Нам предлагается поверить в то, что причина нехватки рыбы, мяса и прочих кормов не в чем ином, как в злом умысле спекулянтов.

Что ж, еще Иосиф Виссарионович научил все объяснять диверсиями, деятельностью врагов народа.

Доля взятки в буханке хлеба

Вот по этому поводу усердно пишется и переписывается концептуальный документ – законопроект о торговле. Его бы было правильнее назвать проектом введения госрегулирования цен в стране. И это мы проходили. Кстати, и американцы проходили, президент Никсон пытался вот вводить госрегулирование цен. Он плохо кончил.

Раз за разом от проекта госрегулирования цен отбиваются министр экономики Эльвира Набиуллина и некоторые другие члены правительства. Но Минпромторг не сдается и на днях пообещал внести окончательную версию законопроекта в правительство до октября 2009 года.

Надо отметить, что действительно есть проблемы во взаимоотношениях сетевиков и производителей, нужно создавать какие-то правила игры. Известны зарубежные Кодексы лучшей практики для супермаркетов. Британский кодекс, к примеру, запрещает перекладывать затраты по розничной реализации товаров на поставщиков в форме различных бонусов, оплаты маркетинговых услуг, розничные торговцы обязаны разрешать все споры с поставщиками в отношении применения кодекса в арбитраже.

Но это, согласитесь, не регулирование цен МВД, Минсельхозом или даже – чем черт не шутит – возрожденным Госкомцен.

Еще надо признать, что действительно кажется ограниченным доступ наших сельхозпроизводителей к сетевым полкам. Но где те фермеры, которые хотят и не могут получить доступ к торговым сетям и готовы работать по жестким сетевым форматам?

Вот здесь мы подходим к самому главному. К той границе, которая неинтересна бюрократии, пробивающей льготное финансирование всякого рода проектов, получение контроля над отраслями и права под маркой заботы о простом человеке взимать дань в виде банальных взяток со всех, кто еще умудряется получать прибыль. На самом деле

известно же, что в цене товара в московском, скажем, магазине, лежит до 70% этих взяток. Известны предложения бизнеса к власти поручить чиновникам на время кризиса уполовинить поборы, а то покупатели уже не выдерживают нагрузку и убегают из магазинов.

Известно, что власть в ответ молчит.

Золотое молоко

Это граница, которая отделяет просто экономику от политики. Власть ведь знает, что ставит винтики вертикали не на зарплату, а на кормление. Но без этого и вертикали не будет. Еще власть должна бы знать, что российское сельское хозяйство с 1917 года стало крайне неэффективно.

До большевистской революции еды хватало себе и на продажу. После – не хватало никогда. Самые тревожные заседания Политбюро даже в сытные годы были посвящены не чему иному, как решению вопроса, где бы и на какие деньги хлеба купить, который опять кончался в закромах Родины. Фредерик Форсайт даже увлекательный детектив по этому поводу сочинил.

Но теперь, к примеру,

в мире в среднем получают по 30–31 центнеру зерна с гектара (в Великобритании, Франции и странах Бенилюкса – по 82–86 центнеров). В России урожайность в среднем 13–15 центнеров.

В прошлом году было побольше, но до сих пор хозяйства не могут продать зерно по приемлемой цене, и получилось, что пострадали больше те, кто больше вырастил.

То есть действительно сельчане часто не могут продавать свою продукцию с выгодой и нужны ценовые инициативы. Но вот, к примеру, на молоко у нас минимальная цена не ниже, чем в Европе, – 8,6–8,7 рубля за литр. Предлагалось повысить до 16 рублей. Однако при нашем бездорожье, ценах на энергию и топливо, падающем курсе рубля это повышение не даст возможности инвестировать в развитие производства.

С мясом вообще особый вопрос. Ну нет в России традиций мясного животноводства, такие традиции формируются веками (и породы выводятся не за год-другой). Что надо учитывать, прежде чем просить денег на массовое строительство коровников.

Иными словами,

ни регулирование цен, ни протекционизм в виде прямой финансовой помощи или закрытия границ для чужих товаров не помогут наладить производство продовольствия, если не будет решена старая банальная задача – повышена производительность труда.

Есть подозрение, что это является не экономическим, а политическим вопросом.

Россия никогда не отличалась приверженностью к либеральному внешнеторговому режиму (за исключением относительно короткого периода при Александре II). Напротив, в начале века министр Витте практиковал активное государственное регулирование внешней торговли при помощи системы таможенных сборов, налогов и акцизов. Этот протекционизм был направлен на защиту молодой российской промышленности. Земледелие же страны, в особенности зерновое хозяйство, в силу богатых природных ресурсов и относительно низких затрат и так имело экспортную направленность и не требовало защиты. А его стимулирование осуществлялось не через ценовой механизм, а прежде всего через льготные железнодорожные тарифы и государственное содействие в строительстве железных дорог. О железнодорожных тарифах любой зерновод нынче может долго и грустно рассказывать.

Природные ресурсы еще не до конца уничтожены. Но вот что рассказывает один из менеджеров западного кондитерского производства в России. Он вынужден покупать сухое молоко для своей фабрики в Западной Европе. Потому что отсутствие дорог и системы заготовок в России вместе с низкими надоями поднимают цену на российский продукт выше того предела, который может позволить себе кондитерское производство без опасения, что его товар будет стоить столько, что его не купят российские же потребители. В связи с этим

хотелось бы услышать не только обещания возродить блаженной памяти «Океаны», увидеть не только законопроекты о регулировании цен чиновниками на благо народа (и выгоду бюрократии), но какие-то внятные предложения по защите интересов смельчаков, которые решатся стать фермерами. Или тех, кто инвестирует деньги в производство агропродукции.

Чтобы они не обязаны были обслуживать феодальные семьи на местах и освобождать по первому требованию пахотные земли для строительства дач или стадионов. Чтобы им не то что налоги снизили, но от налогового администрирования, ставшего синонимом пыток, защитили. Чтобы власть дала гарантии защиты от поборов и взяток. И – гарантии неприкосновенности частной собственности. А еще бы – государственный план развития инфраструктуры, строительства вот дорог…

Обо всем этом говорится и пишется не один год. Только не в законопроектах от Минпромторга или планах рыбопромышленного комплекса, а так, в статейках.

Газета.ру

Статья относится к тематикам: Точка бифуркации
Поделиться публикацией:
«Теперь мне по душе семейный бизнес»

Почему Йоханнес Толай предпочел семейный бизнес управлению гигантской сетью?

7 самых удачных сфер для малого бизнеса

Топ успешных проектов, на которых приходится пик спроса

С завода на полку: в какой упаковке сегодня заинтересованы торговые сети

Что такое SRP? Упаковка типа SRP (сокращение от англ. Shelf Ready Packaging) упаковка, обладающая либо специальной конструкцией, либо конструктивными элементами,  позволяющими обеспечить вык...

Голод на порогеголод, продовольствие, правительство, еда, продукты
Как продавать продукты в Рунете Решения для розничной сети
1 500 руб.
Нет в наличии
Маркетинг торговых центров
4 000 руб.
Нет в наличии
Я всегда знаю, что сказать: книга-тренинг по успешным переговорам
580 руб.
Нет в наличии
Ух ты! Сервис
650 руб.
Нет в наличии
Лидерство. (Harvard Business Review 10 лучших статей)
530 руб.
Нет в наличии