Баннер ФЗ-54
15 апреля 2009, 00:00 3821 просмотр

Депрессивное управление

Финансовый кризис — время, нелегкое для всех. Но положение топ-менеджеров усугубляет одна деталь: кроме собственного финансового благополучия, они отвечают еще и за коллектив своей компании. Не выдержав стресса и совершив крупную ошибку, многие теряют все. Практикующие психотерапевты и психиатры, наблюдая всплеск интереса к своим услугам, советуют бизнесменам не воспринимать финансовый кризис как катастрофу, и тогда временные трудности могут стать началом нового качественного развития бизнеса.

КРИЗИС КАК СТИМУЛ

Финансовый кризис прибавил владельцам бизнеса и топ-менеджерам работы. Все опрошенные «СУ» руководители компаний в один голос заявляют: если раньше президент компании выполнял лишь надзорные функции и практически не занимался текущими делами, то теперь он должен засучить рукава и включиться в рабочий процесс.

«Если в нормальной ситуации на уровне высшего руководства оставалось именно принятие стратегических решений, то теперь все такие решения принимаются практически ежедневно. Соответственно, генеральному директору и акционерам, если они управляют процессом, необходимо опуститься до уровня оперативных действий. И несмотря на то что персоналу продолжают делегироваться полномочия, руководитель должен непосредственно принимать участие в работе с должниками, банками, — заниматься тем, что раньше делали обычные топ-менеджеры», — полагает гендиректор ЗАО «Сибирская лизинговая компания» Дмитрий Малахов.

Для многих руководителей компаний главной задачей на время кризиса становится выстоять вопреки всему. «Как поступали в Великую Отечественную войну? Ставили всех в строй, за спиной — винтовки. Ни шагу назад, ни пяди земли немцам. Так и сейчас: тем, кто желает жить, надо подтянуть ремешок, избавиться от тех вольностей, которые были у нас раньше, когда только демократия пошла и все перестали считать деньги, — говорит генеральный директор ПТК-30 Владимир Коновалов. — Нужно забыть об излишествах, больше работать, повышать производительность. Прийти к аскетическому образу жизни, не теряя духа. Если мы распустимся и разбежимся, с чего начинать через полгода?»

Президент компании «СтройМастер» Евгений Коновалов утверждает, что его как управленца кризис скорее заставляет мобилизоваться и активно включиться в работу, чем настраивает на негативный лад. «Если в спокойное время я практически отошел от управления, то сейчас по сути выполняю функции генерального директора, чтобы очень четко реагировать на ситуацию, которая меняется очень быстро, — пояснил он. — Я считаю, что кризис пойдет на пользу многим. До кризиса все было слишком хорошо, слишком много было лишних затрат. Сейчас многие смогут понизить себестоимость как за счет зарплаты, так и за счет издержек. До того как кризис наступил, не было стимула это делать, было правило «не надо экономить, надо просто больше зарабатывать». Кроме того, руководитель должен повысить требования к себе, больше следить за здоровьем. В кризисе решения должны приниматься максимально быстро и жестко. Каждый день, неделя, месяц колебаний и мягкотелости могут привести к гибели компании. Это сложно и тяжело, но если ты не примешь меры, которые могут быть неприятными, можно просто выпасть из рынка, конъюнктура которого быстро меняется. Чем раньше примешь элементарные антикризисные меры, тем больше шансов, что потери будут минимальными».

Евгений Коновалов добавил, что для россиян кризис вообще не является ситуацией «из ряда вон», и поэтому большинству из нас удастся довольно спокойно пережить непростое время. «Кризис коснулся очень многих, в первую очередь как что-то непонятное, неизведанное. Он может вызывать в людях какие-то страхи, — рассуждает он. — Впрочем, российские жители постоянно сталкивались с кризисами, революциями, войнами, и, наверное, на генетическом уровне у нас закрепилась особая антикризисная психология. Люди ждали кризиса — он случился, и все сейчас в нем живут, на мой взгляд, достаточно неплохо, во всяком случае не так плохо, как кто-то другой, кто постоянно жил в тепличных условиях — там, где кризиса не было несколько столетий».

Тем не менее ряд исследований говорит, что россияне в отличие от американцев или европейцев не привыкли заранее готовиться к трудностям и делать накопления. Большинство крупных компаний еще в конце лета заявляло о крупных проектах, в то время как аналитики уже в полный голос говорили о приближающемся кризисе. Те единичные топ-менеджеры, которые уже в сентябре провели оптимизацию системы управления, сейчас на рынке называются едва ли не ясновидящими.

По мнению психологов, при правильном настрое кризис для бизнеса оказывается не только не губительным, но даже полезным. «Сам кризис для психики не опасен, вопрос лишь в том, как человек на него реагирует, — поясняет автор метода дианализ“, профессор, доктор медицинских наук, врач-психотерапевт высшей категории Владимир Завьялов. — Я встречал топ-менеджеров, которые хотят использовать кризис для дальнейшего подъема, у них сейчас повышается энтузиазм, появляется масса идей. Бывает такое, что человек потерял 70% акций, но смирился с потерей. То есть для одних стресс — это смерть, а для других — лучшая пора жизни. Это зависит от характера человека, его прошлого опыта, его истории. Есть бизнесмены, которые в кризисный период даже лучше работают».

КРИЗИС КАК РАБОТА

Тем не менее поддерживать высокую производительность и не впадать в уныние удается далеко не всем. И здесь, как говорят врачи, существенной разницы между реакцией рядового сотрудника и генерального директора нет — есть различия только в степени ответственности и размерах убытков. «В стрессовой ситуации сейчас находятся не только топ-менеджеры, но и простые люди, которые несут ответственность за свою семью и детей, за выплату кредита. Например, если на человеке висят кредиты, то он вместо того чтобы собраться и планомерно их возвращать, может наоборот медленнее отдавать эти долги, брать новые кредиты в других банках, чтобы покрыть текущий. Образуются огромные суммы, — говорит заведующая отделением неврозов ГБУЗ НСО «Городская новосибирская клиническая психиатрическая больница № 3» Любовь Попова. — Кто-то впадает в отчаяние с полным отказом от какой-либо деятельности, кто-то начинает пить».

Ближе к концу осени в СМИ участились сообщения о самоубийствах руководителей неблагополучных компаний. Первым «кредитным» самоубийством называют случай в хуторе Буерак-Поповский Серафимовичского района Волгоградской области. 11 ноября глава крупного аграрного хозяйства 46-летний Федор Любимов свел счеты с жизнью, посчитав, что не сможет вернуть банку кредит после продажи урожая. Две недели назад в Новосибирске заговорили еще об одном случае, который мало кого оставил равнодушным: один из местных бизнесменов, занимающийся продажей сотовых телефонов, закрылся в собственном кабинете и взорвал гранату. Мужчина погиб на месте. Причиной самоубийства, по слухам, стали его долги перед банком.

Прибавилось работы практикующим психиатрам: среди их новых пациентов довольно много руководителей известных в регионе компаний, преимущественно строительных. «К нам идут, идут и идут, — говорит Любовь Попова. — Я принимаю амбулаторно, и обращаемость людей сейчас очень высокая. Часы приема расписаны буквально на месяц вперед. Это сопровождает любой кризис. Много тяжелых состояний, но все это поправимо».

Как поясняет госпожа Попова, главная причина учащения психических расстройств во время кризисной ситуации — повышение уровня тревожности в обществе. «Наш век вообще называется веком тревоги, — говорит она. — В ситуации кризиса будущее чаще всего представляется неопределенным. Психика человека устроена таким образом, что когда мы думаем о будущем, чаще всего нам рисуются какие-то ужасы. Есть такое понятие, как «базисная тревога», которая присутствует у всех людей от рождения. В результате стабильного государственного устройства либо мифологизированного государства, в котором мы жили раньше, наша базисная тревога немного приглушалась. Люди писали в ЦК и профкомы, перенося на них ответственность за все, вплоть до плохих отношений с мужем. В том веке, в котором мы живем сейчас, рухнули все мифы, и начинают продуцироваться мифы о беспорядке и насилии. И эта социальная тревога вступает в резонанс с базисной тревогой, что и ведет к очень бурному развитию состояний, которые заканчиваются обращением к врачу. Если тревога сохраняется длительное время — более двух или трех месяцев, — это ведет уже к депрессивному состоянию. Для тревожного состояния характерны беспокойство, поверхностный сон, нарушение внимания. В голове постоянно крутятся одни и те же мысли. Если это сохраняется долго, появляется другое состояние — тоскливое ощущение в груди, могут быть даже болевые ощущения, резко снижается аппетит и двигательная активность. Люди долго лежат, не могут заставить себя подняться, им ничего не хочется делать. Могут возникать и мысли о смерти, самоубийстве».

Менее радикальным способом ухода от реальности может стать уход в религию, обращение к экстрасенсам и гадалкам. Не секрет, что в неспокойные 1990-е годы церкви приобрели огромное количество новых прихожан, а каждый уважающий себя бизнесмен построил храм или сделал крупное пожертвование. Прибегают к подобным душеспасительным мерам и сейчас. «Для чего вам нужна информация о том, нашел ли я покупателя для своих непрофильных активов? — не сдержался в телефонной беседе с корреспондентом «СУ» директор одной из алтайских строительных компаний. — Недавно в прессе появились сообщения о том, что я застрелился, а я живой и строю церковь. Вот ты спокойно спишь по ночам, а я думаю, чем людям платить».

«Некоторые всегда будут искать помощи свыше — в религиях, экстрасенсорных способностях, у гадалок, — говорит Любовь Попова. — Не люди будут определять стратегию развития компании, а экстрасенсы, предсказатели. Руководители перекладывают ответственность на Бога, провидение, космические силы, расположение планет. Эта модель поведения является достаточно распространенной».

КАК НЕ ВЫЙТИ ИЗ СТРОЯ

Эксперты уверены: для того, чтобы компания не начала зависеть от советов, которые дает генеральному директору экстрасенс, необходимо заблаговременно максимально эффективно выстраивать управленческую систему. В условиях стресса выживут лишь психологически здоровые коллективы. «Мы работали с представителями организаций, на которых лежит очень высокая ответственность. Подбирали команды и проводили профотбор для таких должностей. В эксперименте мы заведомо создавали ситуацию стресса и смотрели, кто как себя будет вести. Существует несколько моделей поведения в ситуации стресса, — рассказывает Любовь Попова. — Кто-то теряется, дезорганизовывается, деятельность таких людей становится хаотичной, они могут совершать нелепые поступки. Кто-то впадает в ступор. Здесь могут быть разные варианты ухода от реальности — и повышенная алкоголизация, и любые другие способы. Кто-то, наоборот, в ситуации кризиса мобилизуется, будет действовать — может, не так быстро, как в обычной ситуации, но медленно и верно. В результате такой мобилизации он из кризисного состояния выйдет. В идеале в команде должны быть люди с разными моделями поведения. С тем человеком, который легко дезорганизуется, от которого можно ожидать непрогнозируемых импульсивных поступков, должен работать человек обстоятельный, который будет его притормаживать. Почему сейчас большое значение имеет построение команды? В команде можно отследить, если кто-то из ее членов «поплыл». А задача руководства — стратегические решения. Оно может убрать на время человека, дать ему передохнуть. Умное руководство не будет запугивать и драматизировать, оно будет успокаивать. От этого продуктивность деятельности становится выше».

«Если коллектив компании сформировался до кризиса как команда, способная работать на одну цель, то она и в кризис отработает. А если этого не было, то результаты могут быть плачевными, — соглашается Дмитрий Малахов. — Способность выжить во время кризиса должна была быть заложена заранее. Сейчас принимать какие-то экстренные решения, я считаю, сложно и бесполезно».

Владимир Завьялов добавляет, что в стрессовой ситуации в любой команде особенно важной становится роль лидера, в том числе неформального. «Команда сама по себе ничто, если у нее нет настоящего руководителя, — говорит он. — Должен быть лидер с так называемым видением, нелинейным мышлением. Сейчас время не для тех, кто хорошо считает. Лидер должен работать, как раньше шаман. Кризис — это время, когда старый продукт и старая система управления не работают. Надо срочно все менять. Лидер вдохновляет, а не учит. Он работает с людьми, а не с бумагами и деньгами».

Еще одно правило — не принимать поспешных решений. Если нет хороших идей, учат психологи, то лучше не делать ничего. «Сейчас время все обдумывать. Иногда люди в панике спешат, — говорит Владимир Завьялов. — Вкладывают куда-то деньги, реагируют на какие-то сигналы, возможно, на ложные. Настоящие лидеры очень спокойные. Они могут сидеть, медитировать, а потом принять правильное решение. Лидер должен не реагировать, а создавать проект. Очень важно использовать способы спокойного размышления, веселого, не совсем серьезного. При несерьезности могут возникнуть самые интересные мысли. Поэтому важные решения могут приниматься в кафе, на прогулках, кортах». «Очень хорошо хотя бы на некоторое время выйти из ситуации. Тревожные люди начинают по 12–14–16 часов в сутки беспокоиться, а это непродуктивно. Лучше на час–два сменить деятельность и посмотреть на ситуацию другими глазами. Даже Владимир Путин, хотя нес ответственность за всю страну, находил время покататься на лыжах или сходить в спортзал, потому что это просто необходимо», — добавляет Любовь Попова.

Врачи советуют: в том случае если человек чувствует, что начинает вести себя не совсем адекватно, и рядом нет того, кто мог бы скорректировать его состояние, лучше сразу обратиться к специалисту, для того чтобы потеря или даже предчувствие потери денег не стали причиной катастрофы. «Ничего страшного не происходит. Люди, которые застрелились, безусловно, поспешили, — заявляет Владимир Завьялов. — Я интересовался кризисом 30-х годов в Америке, там большое количество бизнесменов сошло с ума, многие выбросились из окна. А те, кто принял реальность, выжили и построили хороший бизнес. Происходящее не смертельно, это только временные трудности. Не надо считать кризис катастрофой».

Статья относится к тематикам: Retail, Кризис. Точка бифуркации, Торговый персонал
Поделиться публикацией:
Ярослав Шиллер, исполнительный директор иркутской ...
74
О запуске нового розничного проекта HomeMarket
1946
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
2481
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
5923
Опыт использования системы Jungheinrich ISM Online...
688
Как запускался новый офлайн-магазин и как тестиров...
886

Финансовый кризис — время, нелегкое для всех. Но положение топ-менеджеров усугубляет одна деталь: кроме собственного финансового благополучия, они отвечают еще и за коллектив своей компании. Не выдержав стресса и совершив крупную ошибку, многие теряют все. Практикующие психотерапевты и психиатры, наблюдая всплеск интереса к своим услугам, советуют бизнесменам не воспринимать финансовый кризис как катастрофу, и тогда временные трудности могут стать началом нового качественного развития бизнеса.

КРИЗИС КАК СТИМУЛ

Финансовый кризис прибавил владельцам бизнеса и топ-менеджерам работы. Все опрошенные «СУ» руководители компаний в один голос заявляют: если раньше президент компании выполнял лишь надзорные функции и практически не занимался текущими делами, то теперь он должен засучить рукава и включиться в рабочий процесс.

«Если в нормальной ситуации на уровне высшего руководства оставалось именно принятие стратегических решений, то теперь все такие решения принимаются практически ежедневно. Соответственно, генеральному директору и акционерам, если они управляют процессом, необходимо опуститься до уровня оперативных действий. И несмотря на то что персоналу продолжают делегироваться полномочия, руководитель должен непосредственно принимать участие в работе с должниками, банками, — заниматься тем, что раньше делали обычные топ-менеджеры», — полагает гендиректор ЗАО «Сибирская лизинговая компания» Дмитрий Малахов.

Для многих руководителей компаний главной задачей на время кризиса становится выстоять вопреки всему. «Как поступали в Великую Отечественную войну? Ставили всех в строй, за спиной — винтовки. Ни шагу назад, ни пяди земли немцам. Так и сейчас: тем, кто желает жить, надо подтянуть ремешок, избавиться от тех вольностей, которые были у нас раньше, когда только демократия пошла и все перестали считать деньги, — говорит генеральный директор ПТК-30 Владимир Коновалов. — Нужно забыть об излишествах, больше работать, повышать производительность. Прийти к аскетическому образу жизни, не теряя духа. Если мы распустимся и разбежимся, с чего начинать через полгода?»

Президент компании «СтройМастер» Евгений Коновалов утверждает, что его как управленца кризис скорее заставляет мобилизоваться и активно включиться в работу, чем настраивает на негативный лад. «Если в спокойное время я практически отошел от управления, то сейчас по сути выполняю функции генерального директора, чтобы очень четко реагировать на ситуацию, которая меняется очень быстро, — пояснил он. — Я считаю, что кризис пойдет на пользу многим. До кризиса все было слишком хорошо, слишком много было лишних затрат. Сейчас многие смогут понизить себестоимость как за счет зарплаты, так и за счет издержек. До того как кризис наступил, не было стимула это делать, было правило «не надо экономить, надо просто больше зарабатывать». Кроме того, руководитель должен повысить требования к себе, больше следить за здоровьем. В кризисе решения должны приниматься максимально быстро и жестко. Каждый день, неделя, месяц колебаний и мягкотелости могут привести к гибели компании. Это сложно и тяжело, но если ты не примешь меры, которые могут быть неприятными, можно просто выпасть из рынка, конъюнктура которого быстро меняется. Чем раньше примешь элементарные антикризисные меры, тем больше шансов, что потери будут минимальными».

Евгений Коновалов добавил, что для россиян кризис вообще не является ситуацией «из ряда вон», и поэтому большинству из нас удастся довольно спокойно пережить непростое время. «Кризис коснулся очень многих, в первую очередь как что-то непонятное, неизведанное. Он может вызывать в людях какие-то страхи, — рассуждает он. — Впрочем, российские жители постоянно сталкивались с кризисами, революциями, войнами, и, наверное, на генетическом уровне у нас закрепилась особая антикризисная психология. Люди ждали кризиса — он случился, и все сейчас в нем живут, на мой взгляд, достаточно неплохо, во всяком случае не так плохо, как кто-то другой, кто постоянно жил в тепличных условиях — там, где кризиса не было несколько столетий».

Тем не менее ряд исследований говорит, что россияне в отличие от американцев или европейцев не привыкли заранее готовиться к трудностям и делать накопления. Большинство крупных компаний еще в конце лета заявляло о крупных проектах, в то время как аналитики уже в полный голос говорили о приближающемся кризисе. Те единичные топ-менеджеры, которые уже в сентябре провели оптимизацию системы управления, сейчас на рынке называются едва ли не ясновидящими.

По мнению психологов, при правильном настрое кризис для бизнеса оказывается не только не губительным, но даже полезным. «Сам кризис для психики не опасен, вопрос лишь в том, как человек на него реагирует, — поясняет автор метода дианализ“, профессор, доктор медицинских наук, врач-психотерапевт высшей категории Владимир Завьялов. — Я встречал топ-менеджеров, которые хотят использовать кризис для дальнейшего подъема, у них сейчас повышается энтузиазм, появляется масса идей. Бывает такое, что человек потерял 70% акций, но смирился с потерей. То есть для одних стресс — это смерть, а для других — лучшая пора жизни. Это зависит от характера человека, его прошлого опыта, его истории. Есть бизнесмены, которые в кризисный период даже лучше работают».

КРИЗИС КАК РАБОТА

Тем не менее поддерживать высокую производительность и не впадать в уныние удается далеко не всем. И здесь, как говорят врачи, существенной разницы между реакцией рядового сотрудника и генерального директора нет — есть различия только в степени ответственности и размерах убытков. «В стрессовой ситуации сейчас находятся не только топ-менеджеры, но и простые люди, которые несут ответственность за свою семью и детей, за выплату кредита. Например, если на человеке висят кредиты, то он вместо того чтобы собраться и планомерно их возвращать, может наоборот медленнее отдавать эти долги, брать новые кредиты в других банках, чтобы покрыть текущий. Образуются огромные суммы, — говорит заведующая отделением неврозов ГБУЗ НСО «Городская новосибирская клиническая психиатрическая больница № 3» Любовь Попова. — Кто-то впадает в отчаяние с полным отказом от какой-либо деятельности, кто-то начинает пить».

Ближе к концу осени в СМИ участились сообщения о самоубийствах руководителей неблагополучных компаний. Первым «кредитным» самоубийством называют случай в хуторе Буерак-Поповский Серафимовичского района Волгоградской области. 11 ноября глава крупного аграрного хозяйства 46-летний Федор Любимов свел счеты с жизнью, посчитав, что не сможет вернуть банку кредит после продажи урожая. Две недели назад в Новосибирске заговорили еще об одном случае, который мало кого оставил равнодушным: один из местных бизнесменов, занимающийся продажей сотовых телефонов, закрылся в собственном кабинете и взорвал гранату. Мужчина погиб на месте. Причиной самоубийства, по слухам, стали его долги перед банком.

Прибавилось работы практикующим психиатрам: среди их новых пациентов довольно много руководителей известных в регионе компаний, преимущественно строительных. «К нам идут, идут и идут, — говорит Любовь Попова. — Я принимаю амбулаторно, и обращаемость людей сейчас очень высокая. Часы приема расписаны буквально на месяц вперед. Это сопровождает любой кризис. Много тяжелых состояний, но все это поправимо».

Как поясняет госпожа Попова, главная причина учащения психических расстройств во время кризисной ситуации — повышение уровня тревожности в обществе. «Наш век вообще называется веком тревоги, — говорит она. — В ситуации кризиса будущее чаще всего представляется неопределенным. Психика человека устроена таким образом, что когда мы думаем о будущем, чаще всего нам рисуются какие-то ужасы. Есть такое понятие, как «базисная тревога», которая присутствует у всех людей от рождения. В результате стабильного государственного устройства либо мифологизированного государства, в котором мы жили раньше, наша базисная тревога немного приглушалась. Люди писали в ЦК и профкомы, перенося на них ответственность за все, вплоть до плохих отношений с мужем. В том веке, в котором мы живем сейчас, рухнули все мифы, и начинают продуцироваться мифы о беспорядке и насилии. И эта социальная тревога вступает в резонанс с базисной тревогой, что и ведет к очень бурному развитию состояний, которые заканчиваются обращением к врачу. Если тревога сохраняется длительное время — более двух или трех месяцев, — это ведет уже к депрессивному состоянию. Для тревожного состояния характерны беспокойство, поверхностный сон, нарушение внимания. В голове постоянно крутятся одни и те же мысли. Если это сохраняется долго, появляется другое состояние — тоскливое ощущение в груди, могут быть даже болевые ощущения, резко снижается аппетит и двигательная активность. Люди долго лежат, не могут заставить себя подняться, им ничего не хочется делать. Могут возникать и мысли о смерти, самоубийстве».

Менее радикальным способом ухода от реальности может стать уход в религию, обращение к экстрасенсам и гадалкам. Не секрет, что в неспокойные 1990-е годы церкви приобрели огромное количество новых прихожан, а каждый уважающий себя бизнесмен построил храм или сделал крупное пожертвование. Прибегают к подобным душеспасительным мерам и сейчас. «Для чего вам нужна информация о том, нашел ли я покупателя для своих непрофильных активов? — не сдержался в телефонной беседе с корреспондентом «СУ» директор одной из алтайских строительных компаний. — Недавно в прессе появились сообщения о том, что я застрелился, а я живой и строю церковь. Вот ты спокойно спишь по ночам, а я думаю, чем людям платить».

«Некоторые всегда будут искать помощи свыше — в религиях, экстрасенсорных способностях, у гадалок, — говорит Любовь Попова. — Не люди будут определять стратегию развития компании, а экстрасенсы, предсказатели. Руководители перекладывают ответственность на Бога, провидение, космические силы, расположение планет. Эта модель поведения является достаточно распространенной».

КАК НЕ ВЫЙТИ ИЗ СТРОЯ

Эксперты уверены: для того, чтобы компания не начала зависеть от советов, которые дает генеральному директору экстрасенс, необходимо заблаговременно максимально эффективно выстраивать управленческую систему. В условиях стресса выживут лишь психологически здоровые коллективы. «Мы работали с представителями организаций, на которых лежит очень высокая ответственность. Подбирали команды и проводили профотбор для таких должностей. В эксперименте мы заведомо создавали ситуацию стресса и смотрели, кто как себя будет вести. Существует несколько моделей поведения в ситуации стресса, — рассказывает Любовь Попова. — Кто-то теряется, дезорганизовывается, деятельность таких людей становится хаотичной, они могут совершать нелепые поступки. Кто-то впадает в ступор. Здесь могут быть разные варианты ухода от реальности — и повышенная алкоголизация, и любые другие способы. Кто-то, наоборот, в ситуации кризиса мобилизуется, будет действовать — может, не так быстро, как в обычной ситуации, но медленно и верно. В результате такой мобилизации он из кризисного состояния выйдет. В идеале в команде должны быть люди с разными моделями поведения. С тем человеком, который легко дезорганизуется, от которого можно ожидать непрогнозируемых импульсивных поступков, должен работать человек обстоятельный, который будет его притормаживать. Почему сейчас большое значение имеет построение команды? В команде можно отследить, если кто-то из ее членов «поплыл». А задача руководства — стратегические решения. Оно может убрать на время человека, дать ему передохнуть. Умное руководство не будет запугивать и драматизировать, оно будет успокаивать. От этого продуктивность деятельности становится выше».

«Если коллектив компании сформировался до кризиса как команда, способная работать на одну цель, то она и в кризис отработает. А если этого не было, то результаты могут быть плачевными, — соглашается Дмитрий Малахов. — Способность выжить во время кризиса должна была быть заложена заранее. Сейчас принимать какие-то экстренные решения, я считаю, сложно и бесполезно».

Владимир Завьялов добавляет, что в стрессовой ситуации в любой команде особенно важной становится роль лидера, в том числе неформального. «Команда сама по себе ничто, если у нее нет настоящего руководителя, — говорит он. — Должен быть лидер с так называемым видением, нелинейным мышлением. Сейчас время не для тех, кто хорошо считает. Лидер должен работать, как раньше шаман. Кризис — это время, когда старый продукт и старая система управления не работают. Надо срочно все менять. Лидер вдохновляет, а не учит. Он работает с людьми, а не с бумагами и деньгами».

Еще одно правило — не принимать поспешных решений. Если нет хороших идей, учат психологи, то лучше не делать ничего. «Сейчас время все обдумывать. Иногда люди в панике спешат, — говорит Владимир Завьялов. — Вкладывают куда-то деньги, реагируют на какие-то сигналы, возможно, на ложные. Настоящие лидеры очень спокойные. Они могут сидеть, медитировать, а потом принять правильное решение. Лидер должен не реагировать, а создавать проект. Очень важно использовать способы спокойного размышления, веселого, не совсем серьезного. При несерьезности могут возникнуть самые интересные мысли. Поэтому важные решения могут приниматься в кафе, на прогулках, кортах». «Очень хорошо хотя бы на некоторое время выйти из ситуации. Тревожные люди начинают по 12–14–16 часов в сутки беспокоиться, а это непродуктивно. Лучше на час–два сменить деятельность и посмотреть на ситуацию другими глазами. Даже Владимир Путин, хотя нес ответственность за всю страну, находил время покататься на лыжах или сходить в спортзал, потому что это просто необходимо», — добавляет Любовь Попова.

Врачи советуют: в том случае если человек чувствует, что начинает вести себя не совсем адекватно, и рядом нет того, кто мог бы скорректировать его состояние, лучше сразу обратиться к специалисту, для того чтобы потеря или даже предчувствие потери денег не стали причиной катастрофы. «Ничего страшного не происходит. Люди, которые застрелились, безусловно, поспешили, — заявляет Владимир Завьялов. — Я интересовался кризисом 30-х годов в Америке, там большое количество бизнесменов сошло с ума, многие выбросились из окна. А те, кто принял реальность, выжили и построили хороший бизнес. Происходящее не смертельно, это только временные трудности. Не надо считать кризис катастрофой».

Депрессивное управлениекризис, депрессия, увольнение, сокращение, персонал, стрессы, топ-менеджер
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Депрессивное управление
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/articles/37305/2017-09-25