Баннер ФЗ-54
3 февраля 2009, 00:00 4996 просмотров

Кризис в голове

"Встречался недавно со своим знакомым из довольно крупного банка, он мне так сказал: деньги есть, никому не даем, ждем, пока с рынка схлынет пена",— рассказывает Ярослав Марсюк, генеральный директор "Союз-Виктан Россия". Пена — это всякие излишества вроде шикарных рекламных акций на заемные деньги. "Все, кто не считал деньги, теперь должны отступать",— констатирует Марсюк. Макроэкономисты наблюдение Марсюка по поводу "пены" подтверждают. По мнению Владимира Сальникова, ведущего специалиста Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), у ноябрьского спада было две причины: кризис ликвидности и излишний оптимизм бизнеса. "Есть признаки того, что производители частично работали на склад, переоценив потенциал рынка",— говорит Сальников. Что ж, позитивно мыслящих производителей можно понять. Что они видели в первой половине 2008-го? "М.Видео", одна из крупнейших в России сетей бытовой техники, в первой половине прошлого года увеличила выручку на 59% по сравнению с аналогичным периодом позапрошлого года. На 47%, по данным Ассоциации европейского бизнеса (AEB), выросли продажи иномарок. Даже продажи сотовых телефонов, которыми, кажется, успели обзавестись уже все граждане РФ, от младенцев до глубоких старцев, увеличились в денежном выражении на 28%. Как тут не мыслить позитивно? В ноябре частично додуманный потребительский бум обратился частично додуманным кризисом. "Когда перегрев стал очевиден, ухудшение ситуации сработало в обратную сторону, негативные ожидания бизнеса относительно развития событий в ближайшем будущем оказались чрезмерными, и производители начали сокращать выпуск продукции и затраты неадекватно реальной ситуации",— продолжает Владимир Сальников. Но психология, конечно, не единственное, что сбило российскую экономику с ритма: без западного кризиса ликвидности и падения цен по основным экспортным статьям (нефть, металлы, минеральные удобрения) вряд ли мы получили бы то, что получили. Прежде всего, спад промышленного производства. По оценкам экспертов, он начался еще в июле 2008 года, в ноябре был официально зарегистрирован Росстатом, причем сразу на 8,7%. Декабрьские опросы, проведенные Институтом экономики переходного периода, показали, что число руководителей предприятий, считающих спрос на свою продукцию "ниже нормы", составило 80%. Такого не было с января 1991 года. "Секрет фирмы" провел селекцию отраслей, по которым кризисные заморозки в этом году ударят меньше всего. Мы исходили из того, что на устойчивость к изменению климата в краткосрочной перспективе будут влиять в основном два параметра: кредитная нагрузка и спрос. Чтобы выяснить, сколько в среднем задолжали игроки отрасли, мы рассчитали отношение долга к валовой прибыли по 20 крупнейшим компаниям в каждой из 40 ключевых отраслей в 2004-2007 годах (данные за 2008 год еще не опубликованы) — всего было исследовано примерно 800 компаний. Будущий спрос на товары оценивался на основании данных ЦМАКП и участников рынка. В целом, с учетом изменений доходов от экспорта (минус 40% по прогнозам Минэкономразвития), корпоративного госзаказа (плюс $20 млрд по расчетам СФ, основанным на данных госбюджета) и внутреннего частного потребления (минус $75 млрд по расчетам СФ, исходя из динамики доходов населения) российские компании недополучат в 2009 году примерно $200 млрд. Но все по-разному. Открывают список "морозостойких" отраслей строители инфраструктуры (единственного островка растущего спроса), а также производители товаров вечного спроса — фармацевты, табачники, хлебопеки. Ну и конечно те, кто эти вечные товары продает — продуктовый ритейл. Впрочем, даже тех, кто прямо или косвенно сидит на вечном потребительском спросе, рано записывать в победители. На сопротивляемость компании экономическим заморозкам в 2009 году будет влиять еще и курс рубля. "За счет инфляции можно оживить экономику, но только в краткосрочной перспективе,— говорит Андрей Шаронов, управляющий директор группы компаний "Тройка Диалог".— При этом нельзя забывать и об обратной стороне процесса. Девальвация приводит к обесцениванию сбережений населения и потере доверия к рублю. Но если она произошла, нужно ею пользоваться". Слабый рубль, по идее, должен нокаутировать импортеров, например автодилеров. Сами автомобилисты, правда, не спешат бить тревогу. "Сервисы забиты, потому что цены мы оставили в рублях. Что касается продаж автомобилей, то в этом январе по сравнению с январем прошлого года они снизились только на 7%,— говорит Владимир Попов, председатель совета директоров Favorit Motors.— Уровень клиентского спроса, фиксируемого контакт-центром, сократился на 9%. В принципе это в рамках статистической погрешности". AEB, впрочем, уже отметила падение продаж иностранных автомобилей в декабре прошлого года по сравнению с декабрем 2007-го на 10%. Ослабление рубля, по словам Сальникова, палка о двух концах: "Если пренебречь удорожанием импортного оборудования, уже состоявшееся ослабление рубля и повышение торговых барьеров стимулирует прежде всего производство товаров длительного пользования, бытовой химии, продуктов питания, особенно полуфабрикатов и напитков". С другой стороны, Владимир Сальников обращает внимание, что значительная часть импорта идет из Белоруссии, Украины, Турции, Польши, Бразилии, у которых также слабеет валюта. Если посмотреть курс рубля по страновой корзине для отдельных отраслей, говорит эксперт, то картина может существенно измениться: "Эти страны занимают большую долю в импорте мясомолочной продукции, так что позитивный эффект от ослабления рубля для российских производителей мяса и молока был вдвое меньше, чем в среднем по экономике". Также в числе "слабо выигравших" производство растительных и животных масел и жиров, кондитерских изделий и др. Курсовая динамика, напротив, благоприятствовала производителям кормов для животных, кожаных изделий, обуви, фармацевтики и бытовой химии, широкому спектру машиностроительных производств. "Самое трудное, когда выводишь самолет из штопора,— терпеть,— рассказывал однажды корреспонденту СФ летчик-испытатель Александр Гусев.— Есть последовательность, выполнил действие — надо ждать. А земля все ближе, жить все меньше. Начнешь дергаться, нервничать — тут тебе и конец". "Штопоровидный" сценарий развития кризиса — один из возможных для российской экономики. Это когда падение потребления вызывает сокращение производства, что ведет к падению доходов населения (зарплаты, увольнения) и вызывает следующий, еще более сильный удар по потреблению. Государство, конечно, как может, препятствует заваливанию экономики в штопор, точечными инъекциями пытаясь поддержать "сирых и убогих". "Государство вмешивается в естественный отбор, в результате чего предприятия с безответственной политикой продолжают жить,— говорит Андрей Шаронов.— В конце концов они исчезнут, но за это время "съедят" большое количество общественных денег, которые могли бы быть израсходованы на более полезные цели". Целесообразность точечных инъекций зависит от того, что закончится раньше: деньги в бюджете или "больные" в экономике. Но в любом случае основная надежда не на бюджет, а на спрос — корпоративный и частный. По мнению Владимира Сальникова из ЦМАКП, после ноябрьского спада экономика достигла локального дна: "В ближайшие два-три месяца ситуация кардинальным образом меняться скорее всего не будет, вероятно даже слабое улучшение ситуации. Некоторые признаки восстановления видны уже сейчас: производители азотных удобрений в январе почти полностью загружают мощности, постепенно начинают работать автомобильные заводы, сообщает о дозагрузке мощностей ряд металлургических компаний. Дальше все будет зависеть от сценария развития мировой экономики". Азотный ренессанс действительно имеет место, но носит сезонный характер — идет закупка удобрений агрохозяйствами перед началом весенней посевной кампании. К тому же азотные удобрения сильнее других пострадали от кризиса. Цены на них с конца лета упали в четыре раза. Как сообщили СФ в компании "Уралхим", с января загрузка мощностей на предприятиях компании составляет 80% против 65% в четвертом квартале. Конкурирующий "Акрон" поднял загрузку с 60% до 80%. Правда, учитывая четырехкратное падение цен, этот всплеск потребления аммиачной селитры и мочевины вряд ли приведет к аналогичному приросту выручки и прибыли. "Москвичи мели машины, как в последний день Помпеи",— не нарадуется минувшему декабрю Владимир Попов. Объяснение этому обострению частного спроса есть довольно циничное и отнюдь не утешительное: скорее всего потребители стремились обратить обесценивающуюся наличность в хоть какой-нибудь актив. Автомобиль, выходит, не только средство передвижения, но и средство сбережения. Сберегательная тактика сейчас — главный враг экономики. Расходы населения могут стимулировать приток денег, но для этого нужна вера потребителей в скорое окончание кризиса и свое собственное светлое будущее. По данным опубликованного недавно РОМИР исследования WIN Crisis Index (опрошено 14,5 тыс. респондентов в 17 странах), россияне пока оценивают будущее нейтрально. В отличие от непробиваемых оптимистов-американцев, четверть которых уверены, что в период кризиса их благосостояние улучшится. Нам хотя бы пару миллионов таких потребителей.
$136 млрд по оценкам Минэкономразвития, потеряет российский экспорт в 2009 году 16% россиян, согласно WIN Crisis Index, ждут повышения доходов в ближайшие 12 месяцев
Андрей Шаронов, управляющий директор группы компаний "Тройка Диалог": "Идея развивающихся рынков как тихой гавани не оправдалась. Причем Россия даже оказалась более уязвимой к воздействию кризиса, чем многие развивающиеся страны по уровню девальвации валюты и падения фондового рынка"
Владислав Коваленко, Юлиана Петрова, Журнал «Секрет Фирмы»
Статья относится к тематикам: Точка бифуркации
Поделиться публикацией:
Микробизнес не готов к работе по новым правилам
164
Каждый пятый покупатель нашей планеты - китаец
1629
Генеральный директор Tom Tailor о переменах на рын...
309
За 5 месяцев 2017 года финансовые показатели «Сити...
4575
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
3661
KIKO MILANO: мастер-класс во флагманском магазине ...
5723
Кейс агропромышленной компании «Лето»
1540
Новая разработка - собственное мобильное приложени...
4935
"Встречался недавно со своим знакомым из довольно крупного банка, он мне так сказал: деньги есть, никому не даем, ждем, пока с рынка схлынет пена",— рассказывает Ярослав Марсюк, генеральный директор "Союз-Виктан Россия". Пена — это всякие излишества вроде шикарных рекламных акций на заемные деньги. "Все, кто не считал деньги, теперь должны отступать",— констатирует Марсюк. Макроэкономисты наблюдение Марсюка по поводу "пены" подтверждают. По мнению Владимира Сальникова, ведущего специалиста Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), у ноябрьского спада было две причины: кризис ликвидности и излишний оптимизм бизнеса. "Есть признаки того, что производители частично работали на склад, переоценив потенциал рынка",— говорит Сальников. Что ж, позитивно мыслящих производителей можно понять. Что они видели в первой половине 2008-го? "М.Видео", одна из крупнейших в России сетей бытовой техники, в первой половине прошлого года увеличила выручку на 59% по сравнению с аналогичным периодом позапрошлого года. На 47%, по данным Ассоциации европейского бизнеса (AEB), выросли продажи иномарок. Даже продажи сотовых телефонов, которыми, кажется, успели обзавестись уже все граждане РФ, от младенцев до глубоких старцев, увеличились в денежном выражении на 28%. Как тут не мыслить позитивно? В ноябре частично додуманный потребительский бум обратился частично додуманным кризисом. "Когда перегрев стал очевиден, ухудшение ситуации сработало в обратную сторону, негативные ожидания бизнеса относительно развития событий в ближайшем будущем оказались чрезмерными, и производители начали сокращать выпуск продукции и затраты неадекватно реальной ситуации",— продолжает Владимир Сальников. Но психология, конечно, не единственное, что сбило российскую экономику с ритма: без западного кризиса ликвидности и падения цен по основным экспортным статьям (нефть, металлы, минеральные удобрения) вряд ли мы получили бы то, что получили. Прежде всего, спад промышленного производства. По оценкам экспертов, он начался еще в июле 2008 года, в ноябре был официально зарегистрирован Росстатом, причем сразу на 8,7%. Декабрьские опросы, проведенные Институтом экономики переходного периода, показали, что число руководителей предприятий, считающих спрос на свою продукцию "ниже нормы", составило 80%. Такого не было с января 1991 года. "Секрет фирмы" провел селекцию отраслей, по которым кризисные заморозки в этом году ударят меньше всего. Мы исходили из того, что на устойчивость к изменению климата в краткосрочной перспективе будут влиять в основном два параметра: кредитная нагрузка и спрос. Чтобы выяснить, сколько в среднем задолжали игроки отрасли, мы рассчитали отношение долга к валовой прибыли по 20 крупнейшим компаниям в каждой из 40 ключевых отраслей в 2004-2007 годах (данные за 2008 год еще не опубликованы) — всего было исследовано примерно 800 компаний. Будущий спрос на товары оценивался на основании данных ЦМАКП и участников рынка. В целом, с учетом изменений доходов от экспорта (минус 40% по прогнозам Минэкономразвития), корпоративного госзаказа (плюс $20 млрд по расчетам СФ, основанным на данных госбюджета) и внутреннего частного потребления (минус $75 млрд по расчетам СФ, исходя из динамики доходов населения) российские компании недополучат в 2009 году примерно $200 млрд. Но все по-разному. Открывают список "морозостойких" отраслей строители инфраструктуры (единственного островка растущего спроса), а также производители товаров вечного спроса — фармацевты, табачники, хлебопеки. Ну и конечно те, кто эти вечные товары продает — продуктовый ритейл. Впрочем, даже тех, кто прямо или косвенно сидит на вечном потребительском спросе, рано записывать в победители. На сопротивляемость компании экономическим заморозкам в 2009 году будет влиять еще и курс рубля. "За счет инфляции можно оживить экономику, но только в краткосрочной перспективе,— говорит Андрей Шаронов, управляющий директор группы компаний "Тройка Диалог".— При этом нельзя забывать и об обратной стороне процесса. Девальвация приводит к обесцениванию сбережений населения и потере доверия к рублю. Но если она произошла, нужно ею пользоваться". Слабый рубль, по идее, должен нокаутировать импортеров, например автодилеров. Сами автомобилисты, правда, не спешат бить тревогу. "Сервисы забиты, потому что цены мы оставили в рублях. Что касается продаж автомобилей, то в этом январе по сравнению с январем прошлого года они снизились только на 7%,— говорит Владимир Попов, председатель совета директоров Favorit Motors.— Уровень клиентского спроса, фиксируемого контакт-центром, сократился на 9%. В принципе это в рамках статистической погрешности". AEB, впрочем, уже отметила падение продаж иностранных автомобилей в декабре прошлого года по сравнению с декабрем 2007-го на 10%. Ослабление рубля, по словам Сальникова, палка о двух концах: "Если пренебречь удорожанием импортного оборудования, уже состоявшееся ослабление рубля и повышение торговых барьеров стимулирует прежде всего производство товаров длительного пользования, бытовой химии, продуктов питания, особенно полуфабрикатов и напитков". С другой стороны, Владимир Сальников обращает внимание, что значительная часть импорта идет из Белоруссии, Украины, Турции, Польши, Бразилии, у которых также слабеет валюта. Если посмотреть курс рубля по страновой корзине для отдельных отраслей, говорит эксперт, то картина может существенно измениться: "Эти страны занимают большую долю в импорте мясомолочной продукции, так что позитивный эффект от ослабления рубля для российских производителей мяса и молока был вдвое меньше, чем в среднем по экономике". Также в числе "слабо выигравших" производство растительных и животных масел и жиров, кондитерских изделий и др. Курсовая динамика, напротив, благоприятствовала производителям кормов для животных, кожаных изделий, обуви, фармацевтики и бытовой химии, широкому спектру машиностроительных производств. "Самое трудное, когда выводишь самолет из штопора,— терпеть,— рассказывал однажды корреспонденту СФ летчик-испытатель Александр Гусев.— Есть последовательность, выполнил действие — надо ждать. А земля все ближе, жить все меньше. Начнешь дергаться, нервничать — тут тебе и конец". "Штопоровидный" сценарий развития кризиса — один из возможных для российской экономики. Это когда падение потребления вызывает сокращение производства, что ведет к падению доходов населения (зарплаты, увольнения) и вызывает следующий, еще более сильный удар по потреблению. Государство, конечно, как может, препятствует заваливанию экономики в штопор, точечными инъекциями пытаясь поддержать "сирых и убогих". "Государство вмешивается в естественный отбор, в результате чего предприятия с безответственной политикой продолжают жить,— говорит Андрей Шаронов.— В конце концов они исчезнут, но за это время "съедят" большое количество общественных денег, которые могли бы быть израсходованы на более полезные цели". Целесообразность точечных инъекций зависит от того, что закончится раньше: деньги в бюджете или "больные" в экономике. Но в любом случае основная надежда не на бюджет, а на спрос — корпоративный и частный. По мнению Владимира Сальникова из ЦМАКП, после ноябрьского спада экономика достигла локального дна: "В ближайшие два-три месяца ситуация кардинальным образом меняться скорее всего не будет, вероятно даже слабое улучшение ситуации. Некоторые признаки восстановления видны уже сейчас: производители азотных удобрений в январе почти полностью загружают мощности, постепенно начинают работать автомобильные заводы, сообщает о дозагрузке мощностей ряд металлургических компаний. Дальше все будет зависеть от сценария развития мировой экономики". Азотный ренессанс действительно имеет место, но носит сезонный характер — идет закупка удобрений агрохозяйствами перед началом весенней посевной кампании. К тому же азотные удобрения сильнее других пострадали от кризиса. Цены на них с конца лета упали в четыре раза. Как сообщили СФ в компании "Уралхим", с января загрузка мощностей на предприятиях компании составляет 80% против 65% в четвертом квартале. Конкурирующий "Акрон" поднял загрузку с 60% до 80%. Правда, учитывая четырехкратное падение цен, этот всплеск потребления аммиачной селитры и мочевины вряд ли приведет к аналогичному приросту выручки и прибыли. "Москвичи мели машины, как в последний день Помпеи",— не нарадуется минувшему декабрю Владимир Попов. Объяснение этому обострению частного спроса есть довольно циничное и отнюдь не утешительное: скорее всего потребители стремились обратить обесценивающуюся наличность в хоть какой-нибудь актив. Автомобиль, выходит, не только средство передвижения, но и средство сбережения. Сберегательная тактика сейчас — главный враг экономики. Расходы населения могут стимулировать приток денег, но для этого нужна вера потребителей в скорое окончание кризиса и свое собственное светлое будущее. По данным опубликованного недавно РОМИР исследования WIN Crisis Index (опрошено 14,5 тыс. респондентов в 17 странах), россияне пока оценивают будущее нейтрально. В отличие от непробиваемых оптимистов-американцев, четверть которых уверены, что в период кризиса их благосостояние улучшится. Нам хотя бы пару миллионов таких потребителей.
$136 млрд по оценкам Минэкономразвития, потеряет российский экспорт в 2009 году 16% россиян, согласно WIN Crisis Index, ждут повышения доходов в ближайшие 12 месяцев
Андрей Шаронов, управляющий директор группы компаний "Тройка Диалог": "Идея развивающихся рынков как тихой гавани не оправдалась. Причем Россия даже оказалась более уязвимой к воздействию кризиса, чем многие развивающиеся страны по уровню девальвации валюты и падения фондового рынка"
Владислав Коваленко, Юлиана Петрова, Журнал «Секрет Фирмы»
Кризис в головекризис, прогноз 2009
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Кризис в голове
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/articles/35553/2017-07-24