Баннер ФЗ-54
facebookvkenvelopeuseraddeyebasketkeyloupearrow-leftarrow-right
3 февраля 2009, 00:00 10951 просмотр

Именно байер решает, что "это будет носиться"

Статистика утверждает, что до десяти процентов своей жизни мы проводим в магазинах. На мой взгляд, гораздо больше, учитывая их количество и неразрешимую до сих пор проблему: вещей много, а купить нечего. Почему в Москве средняя накрутка на вещь составляет 50 - 100 процентов? Кто решает, что в следующем сезоне все должны продавать кофточки со стразами? Правда ли, что в Россию везут коллекции прошлых сезонов? На эти вопросы могут ответить байеры - главное связующее звено между дизайнерами и покупателями.   Одно платье по цене трех   Те из нас, кто имеет возможность часто выезжать за границу, давно совмещают работу и шоппинг: в столице нашей родины каждая вещь будет вдвое, а то и втрое дороже, да еще проиграет в качестве. Риторический вопрос «Почему?» можно адресовать по конкретному адресу. За ассортимент и цены в магазине в большинстве случаев отвечают два человека: хозяин и его правая рука - байер. Но, оказывается, российская проблема и состоит в том, что закупщик одежды и владелец бутика в восьмидесяти процентах случаев - одно и то же лицо. Отсюда безумные цены и неудачный выбор.   В советские времена вместо модного термина «байер» существовало унылое «товаровед». Понятно, что товары те еще были, но люди, заведовавшие ассортиментом «брюк мальчуковых», имели вполне приличное высшее образование и конкурс при поступлении в институт. Сегодня подавляющее число байеров - самоучки, дошедшие собственным опытом до миланских показов и французских шоу-румов.   Как стать байером (Только что вышло Руководство байера на русском языке - лучшая цена в интернет-магазине Retailbooks.ru)   Поговорив с игроками модного рынка, нам удалось вычислить основные сценарии «пути в байеры».   Бывшие «челноки» - пионеры среди байеров. За время пути от клетчатых сумок до показов на Неделе моды они накопили средства, опыт и нюх на товары, которые будут пользоваться спросом. Специализируются, как правило, на популярных марках, производящих одежду и обувь для массового потребителя.   Бывшие продавцы - сегодня самый популярный путь в закупщики. Как правило, продолжают работать байерами для тех же магазинов, где начинали за прилавком. Хорошо ориентируются лишь в определенных сегментах модного рынка.   «Хозяйки» - самый многочисленный отряд закупщиков от марок класса «люкс» до масс-маркета. Ориентируются на собственные вкусы и вкусы постоянных клиентов. На показах бывают время от времени.   Дипломированные специалисты - стали появляться на рынке труда совсем недавно. Факультета, специально готовящего байеров, пока нет ни в одном вузе, зато появились многочисленные курсы по подготовке закупщиков одежды.   Откуда одежки?   Одежда брэндов класса «люкс» поставляется в основном в так называемые «флагманские» магазины типа ГУМ, ЦУМ, а также в монобрэндовые бутики в Третьяковском проезде или Барвихе. Цены на ее этикетках вызывают глубокое уважение к производителям. Производители же оправдывают сумму в 36 тысяч евро за вечернее платье Ralph lauren с французским кружевом ручной работы высочайшим качеством шедевра. И они не врут, что не оправдывает катастрофичность суммы. Вся одежда для таких магазинов закупается только с показов и строго соответствует модным тенденциям сезона. Причем байеры выезжают на «охоту» за год до сезона и заранее заключают договоры на закупки. Модели отшивают в Британии или Италии под пристальным присмотром контролеров из модных Домов.   За модной, но более доступной по цене одеждой москвичи все чаще бегают по небольшим магазинам. Байерами в них работают или сами хозяева, или бывшие продавцы, вкусу и финансовой порядочности которых доверяют владельцы. Еще один вариант - договориться с теми, кто постоянно бывает за границей. Например, в один магазин на «Белорусской» одежду поставляют... стюардессы. В часы между перелетами девушки закупают в Италии модную недорогую одежду по заказу московского салона: ассортимент получается штучный и часто меняется.    За товаром для массового потребителя сегодня едут не в Европу и даже не в Турцию. Китай - мекка «шмоточного» бизнеса. Азиатское производство сейчас осваивают даже Dolce&Gabbana, Versace и Prada. Президент Prada Group Патрицио Бертелли на конференции в Шанхае заявил, что перенос фабрик связан с нехваткой портных в Италии: растущий спрос не может быть удовлетворен силами маленькой страны.   Чтобы европейские покупатели не пугались, на этикетках вместо надписи «Made in China» пишут «Made by Prada».   - Китайцы очень мобильные люди. Они прекрасно ориентируются в новейших технологиях и замечательно копируют, - авторитетно заявляет дизайнер Евгения ОСТАРОВСКАЯ. - Там сейчас очень удобно размещать заказы. В одной и той же провинции находится сразу несколько швейных фабрик. И тут же огромные рынки тканей, кожи, фурнитуры. Нашим байерам надо учитывать одно - работать не с левыми поставщиками, а напрямую с представителями брэндовых компаний, которые отвечают за качество своего товара.   * Байер - от buyer (покупатель - англ.), закупщик одежды, специалист по продажам.

На проходящей в Милане Неделе мужской моды модели демонстрируют то, что нужно носить будущей осенью и зимой. Так что нашим байерам придется закупать вот такие костюмы четко проработанного силуэта - узкие «внатяжку» пиджаки, прямые укороченные брюки в серо-бежевой гамме.  

КСТАТИ                                                                   Директору модного магазина, байеру, поставщику и производителю!   Кто открыл Кельвина Кляйна   Известный ныне дизайнер Кельвин Кляйн накопил деньги на свою фирму Calvin Klein Inc, подрабатывая вечерами в овощном магазине отца. А первый заказ получил совершенно случайно: байер сети магазинов Bonwit Teller ошибся этажом и попал в офис Кляйна. Ему так понравились плащи Кельвина, что он тут же разместил заказ на 50 тысяч долларов со словами: «Поверьте, молодой человек, завтра вас заметят». И оказался прав - плащи привлекли внимание тогдашнего редактора журнала Vogue, и в мире моды появилось еще одно имя.    КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА   Дизайнер Алик ЗИНГЕР (Нью-Йорк):   - В Москве сейчас можно найти любую одежду. Концептуальную, экстремальную, супердорогую и экономичную. Да, коллекции в разных странах отличаются. Нью-йоркская коллекция Dolce&Gabbana, лондонская и московская, - это три большие разницы! Нью-йоркская снимает сливки еще за полгода до того, как выйдет коллекция. Нормально! Лондонская дышит ей вслед. А Москва разбирает остатки. Это правда.   Но, ребята, сколько лет весь мир играет на рынке одежды и когда к этой игре подключилась Россия? Но она уже полноценный игрок. Особенно это касается люксового сегмента: уникальные модели нигде не продаются так быстро, как в Москве.   Российские байеры проделали колоссальный путь, хоть их и упрекают в формировании специфического вкуса российской публики: каким бы аскетичным ни был тренд, в Москве все равно будет полно яркого и блестящего. Но байеры вынуждены думать о продажах, рискнуть и не прогореть. При этом те же байеры привозят в Москву молодых, безвестных дизайнеров. Пробуют, а это самое важное!

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА   Дизайнер Алик ЗИНГЕР (Нью-Йорк):   - В Москве сейчас можно найти любую одежду. Концептуальную, экстремальную, супердорогую и экономичную. Да, коллекции в разных странах отличаются. Нью-йоркская коллекция Dolce&Gabbana, лондонская и московская, - это три большие разницы! Нью-йоркская снимает сливки еще за полгода до того, как выйдет коллекция. Нормально! Лондонская дышит ей вслед. А Москва разбирает остатки. Это правда.   Но, ребята, сколько лет весь мир играет на рынке одежды и когда к этой игре подключилась Россия? Но она уже полноценный игрок. Особенно это касается люксового сегмента: уникальные модели нигде не продаются так быстро, как в Москве.   Российские байеры проделали колоссальный путь, хоть их и упрекают в формировании специфического вкуса российской публики: каким бы аскетичным ни был тренд, в Москве все равно будет полно яркого и блестящего. Но байеры вынуждены думать о продажах, рискнуть и не прогореть. При этом те же байеры привозят в Москву молодых, безвестных дизайнеров. Пробуют, а это самое важное!

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА   Дизайнер Алик ЗИНГЕР (Нью-Йорк):   - В Москве сейчас можно найти любую одежду. Концептуальную, экстремальную, супердорогую и экономичную. Да, коллекции в разных странах отличаются. Нью-йоркская коллекция Dolce&Gabbana, лондонская и московская, - это три большие разницы! Нью-йоркская снимает сливки еще за полгода до того, как выйдет коллекция. Нормально! Лондонская дышит ей вслед. А Москва разбирает остатки. Это правда.   Но, ребята, сколько лет весь мир играет на рынке одежды и когда к этой игре подключилась Россия? Но она уже полноценный игрок. Особенно это касается люксового сегмента: уникальные модели нигде не продаются так быстро, как в Москве.   Российские байеры проделали колоссальный путь, хоть их и упрекают в формировании специфического вкуса российской публики: каким бы аскетичным ни был тренд, в Москве все равно будет полно яркого и блестящего. Но байеры вынуждены думать о продажах, рискнуть и не прогореть. При этом те же байеры привозят в Москву молодых, безвестных дизайнеров. Пробуют, а это самое важное!

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА   Дизайнер Алик ЗИНГЕР (Нью-Йорк):   - В Москве сейчас можно найти любую одежду. Концептуальную, экстремальную, супердорогую и экономичную. Да, коллекции в разных странах отличаются. Нью-йоркская коллекция Dolce&Gabbana, лондонская и московская, - это три большие разницы! Нью-йоркская снимает сливки еще за полгода до того, как выйдет коллекция. Нормально! Лондонская дышит ей вслед. А Москва разбирает остатки. Это правда.   Но, ребята, сколько лет весь мир играет на рынке одежды и когда к этой игре подключилась Россия? Но она уже полноценный игрок. Особенно это касается люксового сегмента: уникальные модели нигде не продаются так быстро, как в Москве.   Российские байеры проделали колоссальный путь, хоть их и упрекают в формировании специфического вкуса российской публики: каким бы аскетичным ни был тренд, в Москве все равно будет полно яркого и блестящего. Но байеры вынуждены думать о продажах, рискнуть и не прогореть. При этом те же байеры привозят в Москву молодых, безвестных дизайнеров. Пробуют, а это самое важное!

Светлана ХРУСТАЛЕВА, Комсомольская Правда

Книги по теме:

Новинка: Закупки в сфере моды. Руководство для байеров и директоров магазинов. Хелен Говорек.

Все книги о модном ритейле на Retailboks.ru: Директору модного магазина

Статья относится к тематикам: Fashion, одежда, обувь, аксессуары, Торговый персонал
Поделиться публикацией:
Как законы, направленные на легализацию торговли, ...
1943
Торговый зал — лишь небольшая часть бизнеса. Наш м...
4609
Идея важнее денег, а покупатель - Бог
8800
Сергей Сергеев, ИТ-директор компании «М.Видео», ра...
234
Danone изменил выкладку молочных продуктов в «Магн...
1877

Статистика утверждает, что до десяти процентов своей жизни мы проводим в магазинах. На мой взгляд, гораздо больше, учитывая их количество и неразрешимую до сих пор проблему: вещей много, а купить нечего. Почему в Москве средняя накрутка на вещь составляет 50 - 100 процентов? Кто решает, что в следующем сезоне все должны продавать кофточки со стразами? Правда ли, что в Россию везут коллекции прошлых сезонов? На эти вопросы могут ответить байеры - главное связующее звено между дизайнерами и покупателями.   Одно платье по цене трех   Те из нас, кто имеет возможность часто выезжать за границу, давно совмещают работу и шоппинг: в столице нашей родины каждая вещь будет вдвое, а то и втрое дороже, да еще проиграет в качестве. Риторический вопрос «Почему?» можно адресовать по конкретному адресу. За ассортимент и цены в магазине в большинстве случаев отвечают два человека: хозяин и его правая рука - байер. Но, оказывается, российская проблема и состоит в том, что закупщик одежды и владелец бутика в восьмидесяти процентах случаев - одно и то же лицо. Отсюда безумные цены и неудачный выбор.   В советские времена вместо модного термина «байер» существовало унылое «товаровед». Понятно, что товары те еще были, но люди, заведовавшие ассортиментом «брюк мальчуковых», имели вполне приличное высшее образование и конкурс при поступлении в институт. Сегодня подавляющее число байеров - самоучки, дошедшие собственным опытом до миланских показов и французских шоу-румов.   Как стать байером (Только что вышло Руководство байера на русском языке - лучшая цена в интернет-магазине Retailbooks.ru)   Поговорив с игроками модного рынка, нам удалось вычислить основные сценарии «пути в байеры».   Бывшие «челноки» - пионеры среди байеров. За время пути от клетчатых сумок до показов на Неделе моды они накопили средства, опыт и нюх на товары, которые будут пользоваться спросом. Специализируются, как правило, на популярных марках, производящих одежду и обувь для массового потребителя.   Бывшие продавцы - сегодня самый популярный путь в закупщики. Как правило, продолжают работать байерами для тех же магазинов, где начинали за прилавком. Хорошо ориентируются лишь в определенных сегментах модного рынка.   «Хозяйки» - самый многочисленный отряд закупщиков от марок класса «люкс» до масс-маркета. Ориентируются на собственные вкусы и вкусы постоянных клиентов. На показах бывают время от времени.   Дипломированные специалисты - стали появляться на рынке труда совсем недавно. Факультета, специально готовящего байеров, пока нет ни в одном вузе, зато появились многочисленные курсы по подготовке закупщиков одежды.   Откуда одежки?   Одежда брэндов класса «люкс» поставляется в основном в так называемые «флагманские» магазины типа ГУМ, ЦУМ, а также в монобрэндовые бутики в Третьяковском проезде или Барвихе. Цены на ее этикетках вызывают глубокое уважение к производителям. Производители же оправдывают сумму в 36 тысяч евро за вечернее платье Ralph lauren с французским кружевом ручной работы высочайшим качеством шедевра. И они не врут, что не оправдывает катастрофичность суммы. Вся одежда для таких магазинов закупается только с показов и строго соответствует модным тенденциям сезона. Причем байеры выезжают на «охоту» за год до сезона и заранее заключают договоры на закупки. Модели отшивают в Британии или Италии под пристальным присмотром контролеров из модных Домов.   За модной, но более доступной по цене одеждой москвичи все чаще бегают по небольшим магазинам. Байерами в них работают или сами хозяева, или бывшие продавцы, вкусу и финансовой порядочности которых доверяют владельцы. Еще один вариант - договориться с теми, кто постоянно бывает за границей. Например, в один магазин на «Белорусской» одежду поставляют... стюардессы. В часы между перелетами девушки закупают в Италии модную недорогую одежду по заказу московского салона: ассортимент получается штучный и часто меняется.    За товаром для массового потребителя сегодня едут не в Европу и даже не в Турцию. Китай - мекка «шмоточного» бизнеса. Азиатское производство сейчас осваивают даже Dolce&Gabbana, Versace и Prada. Президент Prada Group Патрицио Бертелли на конференции в Шанхае заявил, что перенос фабрик связан с нехваткой портных в Италии: растущий спрос не может быть удовлетворен силами маленькой страны.   Чтобы европейские покупатели не пугались, на этикетках вместо надписи «Made in China» пишут «Made by Prada».   - Китайцы очень мобильные люди. Они прекрасно ориентируются в новейших технологиях и замечательно копируют, - авторитетно заявляет дизайнер Евгения ОСТАРОВСКАЯ. - Там сейчас очень удобно размещать заказы. В одной и той же провинции находится сразу несколько швейных фабрик. И тут же огромные рынки тканей, кожи, фурнитуры. Нашим байерам надо учитывать одно - работать не с левыми поставщиками, а напрямую с представителями брэндовых компаний, которые отвечают за качество своего товара.   * Байер - от buyer (покупатель - англ.), закупщик одежды, специалист по продажам.

На проходящей в Милане Неделе мужской моды модели демонстрируют то, что нужно носить будущей осенью и зимой. Так что нашим байерам придется закупать вот такие костюмы четко проработанного силуэта - узкие «внатяжку» пиджаки, прямые укороченные брюки в серо-бежевой гамме.  

КСТАТИ                                                                   Директору модного магазина, байеру, поставщику и производителю!   Кто открыл Кельвина Кляйна   Известный ныне дизайнер Кельвин Кляйн накопил деньги на свою фирму Calvin Klein Inc, подрабатывая вечерами в овощном магазине отца. А первый заказ получил совершенно случайно: байер сети магазинов Bonwit Teller ошибся этажом и попал в офис Кляйна. Ему так понравились плащи Кельвина, что он тут же разместил заказ на 50 тысяч долларов со словами: «Поверьте, молодой человек, завтра вас заметят». И оказался прав - плащи привлекли внимание тогдашнего редактора журнала Vogue, и в мире моды появилось еще одно имя.    КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА   Дизайнер Алик ЗИНГЕР (Нью-Йорк):   - В Москве сейчас можно найти любую одежду. Концептуальную, экстремальную, супердорогую и экономичную. Да, коллекции в разных странах отличаются. Нью-йоркская коллекция Dolce&Gabbana, лондонская и московская, - это три большие разницы! Нью-йоркская снимает сливки еще за полгода до того, как выйдет коллекция. Нормально! Лондонская дышит ей вслед. А Москва разбирает остатки. Это правда.   Но, ребята, сколько лет весь мир играет на рынке одежды и когда к этой игре подключилась Россия? Но она уже полноценный игрок. Особенно это касается люксового сегмента: уникальные модели нигде не продаются так быстро, как в Москве.   Российские байеры проделали колоссальный путь, хоть их и упрекают в формировании специфического вкуса российской публики: каким бы аскетичным ни был тренд, в Москве все равно будет полно яркого и блестящего. Но байеры вынуждены думать о продажах, рискнуть и не прогореть. При этом те же байеры привозят в Москву молодых, безвестных дизайнеров. Пробуют, а это самое важное!

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА   Дизайнер Алик ЗИНГЕР (Нью-Йорк):   - В Москве сейчас можно найти любую одежду. Концептуальную, экстремальную, супердорогую и экономичную. Да, коллекции в разных странах отличаются. Нью-йоркская коллекция Dolce&Gabbana, лондонская и московская, - это три большие разницы! Нью-йоркская снимает сливки еще за полгода до того, как выйдет коллекция. Нормально! Лондонская дышит ей вслед. А Москва разбирает остатки. Это правда.   Но, ребята, сколько лет весь мир играет на рынке одежды и когда к этой игре подключилась Россия? Но она уже полноценный игрок. Особенно это касается люксового сегмента: уникальные модели нигде не продаются так быстро, как в Москве.   Российские байеры проделали колоссальный путь, хоть их и упрекают в формировании специфического вкуса российской публики: каким бы аскетичным ни был тренд, в Москве все равно будет полно яркого и блестящего. Но байеры вынуждены думать о продажах, рискнуть и не прогореть. При этом те же байеры привозят в Москву молодых, безвестных дизайнеров. Пробуют, а это самое важное!

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА   Дизайнер Алик ЗИНГЕР (Нью-Йорк):   - В Москве сейчас можно найти любую одежду. Концептуальную, экстремальную, супердорогую и экономичную. Да, коллекции в разных странах отличаются. Нью-йоркская коллекция Dolce&Gabbana, лондонская и московская, - это три большие разницы! Нью-йоркская снимает сливки еще за полгода до того, как выйдет коллекция. Нормально! Лондонская дышит ей вслед. А Москва разбирает остатки. Это правда.   Но, ребята, сколько лет весь мир играет на рынке одежды и когда к этой игре подключилась Россия? Но она уже полноценный игрок. Особенно это касается люксового сегмента: уникальные модели нигде не продаются так быстро, как в Москве.   Российские байеры проделали колоссальный путь, хоть их и упрекают в формировании специфического вкуса российской публики: каким бы аскетичным ни был тренд, в Москве все равно будет полно яркого и блестящего. Но байеры вынуждены думать о продажах, рискнуть и не прогореть. При этом те же байеры привозят в Москву молодых, безвестных дизайнеров. Пробуют, а это самое важное!

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА   Дизайнер Алик ЗИНГЕР (Нью-Йорк):   - В Москве сейчас можно найти любую одежду. Концептуальную, экстремальную, супердорогую и экономичную. Да, коллекции в разных странах отличаются. Нью-йоркская коллекция Dolce&Gabbana, лондонская и московская, - это три большие разницы! Нью-йоркская снимает сливки еще за полгода до того, как выйдет коллекция. Нормально! Лондонская дышит ей вслед. А Москва разбирает остатки. Это правда.   Но, ребята, сколько лет весь мир играет на рынке одежды и когда к этой игре подключилась Россия? Но она уже полноценный игрок. Особенно это касается люксового сегмента: уникальные модели нигде не продаются так быстро, как в Москве.   Российские байеры проделали колоссальный путь, хоть их и упрекают в формировании специфического вкуса российской публики: каким бы аскетичным ни был тренд, в Москве все равно будет полно яркого и блестящего. Но байеры вынуждены думать о продажах, рискнуть и не прогореть. При этом те же байеры привозят в Москву молодых, безвестных дизайнеров. Пробуют, а это самое важное!

Светлана ХРУСТАЛЕВА, Комсомольская Правда

Книги по теме:

Новинка: Закупки в сфере моды. Руководство для байеров и директоров магазинов. Хелен Говорек.

Все книги о модном ритейле на Retailboks.ru: Директору модного магазина

Именно байер решает, что "это будет носиться"закупка одежды, байер, одежда, шмотки, магазины одежды, одежники, одежные ритейлеры
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Именно байер решает, что "это будет носиться"
https://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME https://www.retail.ru
https://www.retail.ru/articles/35552/2017-11-22