27 октября 2008, 00:00 5155 просмотров

Кто дает деньги

В кризис компаниям стало гораздо сложнее получить средства в банках, однако доступ все же не перекрыт. Открыты двери и других источников, но не все знают, куда входить.

Бизнес ищет деньги не только в банках, но и у себя под ногами"Шеф, все пропало: банк требует от нас досрочно погасить долг, так как из-за кризиса сам оказался в полном ауте, а денег нам взять негде — никто не дает!" — кричит на улице в мобильный мужчина без зонтика, не обращая внимания на дождь.

Сегодня в редкой компании финансисты не думают о том, где взять деньги. Например, до кризиса активно работали банки, теперь же многие из них решили переждать трудные времена, приостановив выдачу кредитов или сократив их объемы. Некоторые кредитные учреждения просят заемщиков гасить долг в авральном порядке.

И все-таки найти средства хоть и сложно, но можно.

 

Не спешите

Если вы аккуратный плательщик, а трудности возникли у самого кредитора, не торопитесь платить. Вовсе не факт, что требование банков о досрочном погашении суд признает законным. Особенно если банк уверяет, что кризис — это форс-мажор, который дает право пересматривать отношения с клиентами. "Гражданский кодекс говорит о форс-мажорных обстоятельствах только как об основании для освобождения от ответственности,— поясняет юрист фирмы Magisters Павел Садовский.— Нигде в законе не сказано, что форс-мажор является основанием для досрочного требования долга".

В договоре с клиентом банк вправе указать финансовый кризис как одно из условий досрочного погашения. Однако в этом случае должна быть дана исчерпывающая характеристика понятия с четкими параметрами, что же следует понимать под кризисом. Скажем, цена на нефть упадет до $10 за баррель или доллар сравняется по стоимости с рублем (так же четко надо прописывать другие условия, позволяющие банку теребить должника раньше времени). Иными словами, кредитор должен заранее описать возможные сценарии развития событий. Пока провидцы среди банков замечены не были. Приметы кризиса становятся очевидными только после того, как он свершился, так что у заемщика существуют неплохие шансы доказать свою правоту. Как есть шансы найти деньги. Например, в банках, которые не отвернулись от бизнеса.

Деньги в банке

Как отмечает руководитель проекта кредитного online-оператора ProCredit Анна Баранова, из 104 банков, получающих заявки от представителей малого и среднего бизнеса (МСБ) через портал ProCredit.ru, около 60% временно приостановили прием. Остальные 40% ужесточили требования к заемщикам. С начала августа рублевые ставки увеличились на 3-5 процентных пунктов и сегодня составляют от 18% до 30% годовых. Только 10% клиентов ProCredit демонстрируют рост объемов кредитования МСБ (до кризиса рост был у всех). Среди них — Юникредитбанк, "Сосьете Женераль Восток", МДМ-банк и другие.

Те, кто имеет административный ресурс, могут попробовать попасть в число избранных, которых будут кредитовать ВТБ, Россельхозбанк, Сбербанк и другие банки за счет государственной "матпомощи" на общую сумму 950 млрд руб. Еще 50 млрд, но уже в долларах, распорядится ВЭБ: он выдаст займы компаниям на погашение задолженности перед иностранными кредиторами.

Предполагается, что все государственные деньги пойдут на стимулирование особо важных отраслей: сельского хозяйства, оборонной и нефтедобывающей промышленности, автомобилестроения, ритейла, строительства и девелопмента. Кого именно кредитовать, будут решать сами банки — правительство обещает советовать. ВТБ и Сбербанку уже рекомендовано выделить средства на кредитование продуктовых ритейлеров, в их число попали X5 Retail Group, "Магнит", "Дикси", "Седьмой континент" и др. Правда, средства будут предоставлять для рефинансирования старых займов и оборотных средств, а не на новые проекты. Есть риск, что реальный сектор денег не дождется: госбанки приберегут их для себя, на случай, если серьезные проблемы возникнут у них самих.

Малый и средний бизнес может обратиться за помощью в Российский банк развития (РосБР), Москоммерцбанк, КМБ-банк. Государственный РосБР в рамках федеральной программы поддержки МСБ работает с 58 финансовыми институтами, из них 21 представлен в Москве. В их числе Русь-банк, Газинвестбанк, СКБ-банк, Русский инвестиционный альянс, "Славянский", "Юникор". В Русь-банке кредиты на развитие бизнеса предоставляются под 24-26%, максимальный срок — два года, сумма — до 10 млн руб. (см. таблицу). В ВТБ 24 можно получить средства и под 14-17%, максимальная сумма — 143 млн руб., срок — до пяти лет. С начала 2008 года портфель "малых" кредитов в ВТБ 24 вырос на 82% — до $69,7 млрд.

Москоммерцбанк запустил свою программу в апреле этого года и в кризис не только ее не приостановил, но и увеличил с 1 октября максимальную сумму кредита в два раза — до 50 млн руб. Правда, с сентября ставки по некоторым программам были повышены на полтора-два процентных пункта — до 17-22% годовых в рублях. По словам управляющего директора по кредитованию малого и среднего бизнеса Москоммерцбанка Инны Касьяновой, до 2010 года банк планирует довести долю МСБ в кредитном портфеле до 40% общего объема (пока около 8%). У ВТБ 24 на долю "малышей" приходится 18%.

Правда, далеко не все компании рискнут брать кредиты под нынешние высокие проценты.

Иностранная помощь

За деньгами можно обратиться и в международные институты развития. В России наиболее известные из них — Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) и Международная финансовая корпорация (структура Всемирного банка). "Семь лет назад институты развития были одним из немногих источников финансирования российского бизнеса. Сейчас, в период кризиса, их роль существенно возрастает",— подтверждает партнер группы "БДО Юникон" Денис Тарадов. Так, в августе этого года Совкомбанк получил от ЕБРР 1 млрд руб. для кредитования малого и среднего бизнеса, а Мастер-банк в октябре — 234 млн руб.

Левон Григорян, генеральный директор издательского дома «Гелеос»Пресс-секретарь ЕБРР Ричард Уолис подтвердил СФ, что все больше российских компаний обращается к ним за поддержкой. По его словам, устав ЕБРР запрещает кредитовать только предприятия, занятые в производстве оружия, спиртсодержащей продукции, а также игорный бизнес. С 1993 года ЕБРР выдал в России кредитов малому бизнесу на $6 млрд и инвестировал в другие предприятия еще $9 млрд.

"Компания должна быть прозрачной, иметь историю финансовой отчетности, нормальное корпоративное управление и не наносить вред окружающей среде или хотя бы быть готовой его уменьшить",— объяснил СФ Ричард Уолис основные требования к заемщикам. Ставки ЕБРР никогда не раскрывает. По словам Тарадова, они находятся на приемлемом уровне и могут колебаться от LIBOR + 3% до LIBOR + 7%. Тарадов знает о компаниях, подавших заявки в ЕБРР, но не называет их, ссылаясь на то, что "это клиентская информация".

Фонд оплаты

Начальник управления аналитических исследований "ВТБ управление активами" Иван Илюшин называет еще один источник привлечения средств — фонды прямых инвестиций (Private Equity Funds). Они могут скорректировать свою стратегию, приступив к выдаче займов, не входя при этом в капитал заемщика. Или же использовать смешанную схему — вхождение в капитал плюс долговое финансирование. "Учитывая, насколько сегодня высок спрос на деньги и как дорого за них готовы платить заемщики (речь может идти и о 20-30% годовых), это может быть хорошей идеей для привлечения средств от инвесторов, у которых еще остались ресурсы",— отмечает Илюшин.

Среди фондов, готовых так поступить, источники СФ называют Baring Vostok Capital Partners, Delta Capital, Aurora Russia, Renova Capital, Prosperity Capital Management, Templeton, Neva-Rus, East Capital, Volga River One Capital Partners, Eagle Venture Partners, Quadriga Capital.

Как отмечает Денис Тарадов, фонды прямых инвестиций ведут непубличную деятельность, предпочитая тщательно скрывать информацию о своих сделках, о которых крайне редко становится известно. Как правило, одно из условий финансирования — получение возможности влиять на управление компанией, даже если речь не идет о вхождении в ее капитал. Это не всем по вкусу, но поделиться властью иногда лучше, чем вообще продать бизнес.

Любителям острых ощущений

Самый экстремальный вариант — занять средства на "черном" рынке кредитов, где работают частные лица — ростовщики, которые оказывают услуги в том числе и компаниям. Подобными предложениями забиты печатные и электронные СМИ. Позвонив по одному из них, СФ выяснил, что "черные" ссуды выдаются только под залог недвижимости в размере 50-60% стоимости от нее. Ставки — 7-10% в месяц (то есть в год 84-120%), до кризиса было 5-6%. И дорого, и рискованно, к тому же можно нарваться на криминал.

Партнерские связи

Одолжить деньги могут и коллеги по бизнесу, которые настолько заинтересованы в контрагентах, что готовы их финансировать. По словам финансового директора "Carcade лизинг" Алексея Смирнова, лизинговые компании могут занять деньги у партнеров, страхующих оборудование на случай его порчи, утери, кражи, гибели (когда предмет лизинга не подлежит восстановлению) и прочих неприятностей. Свободные средства у страховщиков есть, ведь лизинговые компании платят им премии, которые размещаются, например, на банковских депозитах. Сейчас, по словам Алексея, "Carcade лизинг" ведет переговоры о привлечении займов у крупных компаний, чьи названия не разглашаются.

Натела Черкащенко, финансовый директор Ralf RingerОтдельные предприятия недостаток оборотных средств восполняют за счет усиленной работы с должниками. Как рассказал президент торгового дома "Пиво-воды" Алексей Каневский, их главная проблема — клиенты, получившие продукцию с отсроченным платежом и имеющие дебиторскую задолженность. Это розничные магазины и сети, из-за кризиса потерявшие возможность своевременно оплачивать уже реализованный товар. В большинстве случаев "Пиво-воды" вынужден был в сентябре прекратить отгрузки должникам на прежних условиях. "Мы ужесточаем условия сделок, иногда поднимаем отпускные цены, предлагаем покупателю оплатить товар по факту его отгрузки",— поясняет Каневский.

В середине 2008 года усилила работу по возврату дебиторской задолженности и "Carcade лизинг". Как рассказал Алексей Смирнов, была введена централизованная система оповещения неплательщиков. Им стали звонить и напоминать о долге уже через десять дней после просрочки очередного платежа (раньше — гораздо позже, и звонки не были систематическими). Кроме того, региональные сотрудники службы безопасности почти все рабочее время стали посвящать работе с местными неплательщиками. Если пропущены два платежа, автомобиль у клиента забирается (компания специализируется на автолизинге). Усилия оправдались: в сентябре уровень просроченной задолженности снизился более чем на 20% и составил вполне приемлемые для компании 2,5% общего лизингового портфеля.

Несмотря на нынешние непростые времена, некоторые предприниматели находят в них и плюсы. "Мы воспринимаем кризис как очищение,— говорит Левон Григорян, генеральный директор издательского дома "Гелеос".— Типа клизмы. Неприятно, иногда больно, но зато после этого легко". Главное, чтобы процесс очищения не привел компании к фатальному исходу.

Экспертное мнение

Натела Черкащенко, финансовый директор Ralf Ringer:

— Если в кризис встает вопрос, где найти деньги для рефинансирования оборотных средств, мой ответ — у себя. Каким образом? Надо приводить в порядок бизнес. Снижать затраты, проанализировать доходы и понять, что относится к стабильным доходам, а что — к зоне риска. И сокращать эту зону. Прежде всего долю рискованных проектов, тем самым высвобождая ресурсы. Сегодня выживут те, кто не делал ставку на авантюрные идеи. У Ralf Ringer их нет: мы работаем на средний класс, который в России есть и, полагаю, останется после кризиса. Кризис очистит страну от проектов, неподкрепленных добавочной стоимостью и необходимостью.

Левон Григорян, генеральный директор издательского дома "Гелеос":

— Не очень верится, что денег стало меньше. Просто те, у кого они есть, не стоят у наших дверей. Главная задача — найти таких людей. Я встречался с руководством нескольких крупных книжных магазинов и сетей и выяснил: падения спроса на книги сегодня нет. Следовательно, неплатежи и нехватка оборотных средств могут возникнуть по вине либо банков, либо посредников. Поэтому "Гелеос" стал выходить на конечных потребителей, то есть на магазины, напрямую, минуя оптовиков. Оборачиваемость крупных игроков книжного рынка — от шести месяцев до полутора лет. Мы пытаемся сократить этот показатель до четырех месяцев.

Кто помогает "малышам"*
БанкМаксимальная сумма**Максимальный срок, летСтавки годовых в руб., %

ВТБ 24

143 млн руб.

5

14-17

МДМ-банк

60 млн руб.

7

18-30

Москоммерцбанк

50 млн руб.

10

17-22

ОТП-банк

1 млн евро

12

15-18

Райффайзенбанк

2,5 млн евро

10

17-22

Русь-банк

10 млн руб.

2

22-24

Сведбанк

30 млн руб.

3

19-20

Юниаструм банк

80 млн руб.

7

19-22

Юникредитбанк

$3 млн

2,5

20-30

* условия кредитования малого бизнеса в Москве

** для сумм, указанных в валюте, — эквивалент в рублях

Наталья Шакланова ProCredit.ru, «Секрет Фирмы» № 42(274)

Статья относится к тематикам: Актуально, Точка бифуркации
Поделиться публикацией:
Космическим ценам – космические ценники!

Электронные ценники: есть ли перспективы у технологии?

Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Кто дает деньгиденьги, кризис, компания, банк, доступ, финансист, плательщик