Баннер ФЗ-54
07.10.2008 7 октября 2008, 00:00 4177 просмотров

Никогда не говори «никогда»

Маргарита Удовиченко www.expert.ru

Увольнение, как неожиданное, навязанное сверху, так и обдуманное, по собственному желанию, это всегда вызов и стресс. Поэтому особенно важно в этот непростой период избежать обидных промахов, которые вполне могут навредить и репутации, и карьере

Постулат о том, что все контакты — от случайного знакомства до ухода с нелюбимой работы — нужно завершать правильно, никто не отменял. Это даже не вопрос хорошего тона, это вопрос жизненной и карьерной стратегии. Поэтому и увольняться нужно красиво: репутация, как известно, зарабатывается долго и мучительно, а теряется в один день. В тот момент, когда вы сказали себе «пора, мой друг, пора» и начали внутренне ликовать, предвкушая выход на новое место, следует наступить на горло собственной песне и разработать план действий.

Прежде всего нужно помнить, что увольнение — не ваше сугубо личное дело. «Здесь важно соблюсти и собственные интересы, и интересы работодателя, — предупреждает Елена Большакова , директор департамента кадровых услуг компании “Амплуа-брокер”. — Мотивы обеих сторон вполне прозрачны, все хотят с минимальными потерями провести изменения в своей жизни: работник — уйти с хорошими рекомендациями, босс — сохранить функцию, которую выполнял увольняющийся сотрудник, на должном уровне. Удовлетворение этих желаний во многом зависит от того, когда именно вы предупредите начальство об увольнении». Важно учитывать нюансы: чем выше должность и уровень ответственности, чем более дефицитна на рынке специальность, тем продолжительнее должен быть период от извещения работодателя о намерениях до непосредственно ухода.

Свой среди чужих

В идеале следует известить работодателя о вашем решении, как только оно окончательно созрело, после чего совмещать старую работу с поисками новой, параллельно подтягивая «хвосты» и готовя себе достойную замену. Но такое развитие событий утопично, а риски очевидны. Во-первых , вы можете не найти работу-мечту в короткий срок и тогда окажетесь в весьма двусмысленной ситуации (об уходе сказали, но заявление не пишете). Во-вторых , в компании начнут воспринимать вас как чужака.

В большинстве случаев двух недель, положенных по закону, вполне достаточно для закрытия «хвостов» (уходящему сотруднику) и для поиска замены (работодателю). Но не всегда. К примеру, главный бухгалтер Лариса А. уходила из компании через полгода после того, как та была поглощена недружественной структурой. Эти полгода напоминали пытку: некомпетентная начальница, урезанная зарплата, попытки втянуть в сомнительные операции и т. д., но отпускать ценного работника не хотели. Однако Лариса нашла оптимальную схему ухода: подготовила замену, написала многостраничные инструкции, после чего руководство отпустило ее с легким сердцем и еще в течение двух лет звонили и звали обратно.

Конечно, увольняющийся сотрудник должен минимизировать негативные последствия ухода, но увлекаться самопожертвованием не следует — чревато. Юрист Ольга С. честно откликалась на звонки экс-коллег , объясняла, советовала, вникала в проблемы. В итоге через два месяца бесплатного консультирования пришлось сменить номер телефона.

Важно не только то, как уходишь, но и когда. «Ни в коем случае не следует бросать работодателя в какой-то авральный период, оставлять незавершенными проекты, — говорит Инна Суматохина , управляющий партнер рекрутинговой компании Marksman. — Самая распространенная ошибка при увольнении — когда сотрудник начинает формально подходить к своим обязанностям. К примеру, берет “больничный” на время отработки обязательных двух недель, саботирует передачу дел. Будет лучше довести до конца весь фронт работ — работодатель это обязательно оценит». Кроме того, доведенные до логической точки проекты — не только дань уважения прежней компании, но и ваше портфолио.

Простые вещи

«Правильный уход с работы не является каким-то сверхсложным процессом, требующим особого напряжения воли и изворотливости, — объясняет один из руководителей крупной страховой компании. — По сути, он требует от сотрудника того же, что и рабочий процесс, — профессионализма и откровенности, в том числе если речь идет о трудных или малоприятных моментах. Если изначально сотрудник придерживался этих принципов поведения по отношению к работодателю, проблем возникнуть не должно». Вообще же есть несколько элементарных правил, которые при расставании с компанией помогут не впасть в ненужные крайности.

Первое правило — не стоит проявлять излишнюю разговорчивость: если вы еще не приняли решение о смене работы, не надо делиться мыслями об этом с кем-либо из коллег. О вашем увольнении первым должен узнать начальник.

Правило второе — нужно грамотно провести разговор с руководством. Не концентрируйтесь на негативных моментах «местного» существования и не формулируйте лживых версий ухода: мол, зарплата мизерная или с коллегами сложные отношения. Лучше сделать акцент на преимуществах новой работы, на открывающихся горизонтах и давних мечтах. Но без пионерского энтузиазма. И обязательно стоит сказать несколько искренних слов о том, как замечательно здесь работалось. Недавний выпускник Chicago Graduate School of Business Петр Остапенко рассказал, что ему при увольнении два года назад из ТНК-BP помог принцип «Да! Нет. Да?», который он вычитал в книге Уильяма Ури «Сила положительного “нет”». Процесс разбивается на три стадии. Первая — «Да!»: здесь следует важно показать, что вы говорите «нет» не лично своему начальнику, а обстоятельствам. Разговор с начальством об уходе Петр начал с заявления о желании переехать на ПМЖ за границу, и поэтому для него крайне важно поработать за рубежом. Вторая стадия — “Нет”: объяснив причину, говорите, что собираетесь уходить, ведь, оставаясь здесь, потеряете мотивацию, и в конечном итоге это повредит компании. Здесь “нет” работодателю позиционируется как “да” качеству работы. Третья стадия — “Да?”: время признаться, как комфортно здесь было работать, и порекомендовать компании другого высококвалифицированного кандидата. «Во-первых , вы еще раз доказываете, что не говорите “нет” текущим условиям работы, а говорите “да” новым возможностям. Во-вторых , предлагаете способ разрешения ситуации», — подытоживает Петр.

Третье правило грамотного ухода — не вываливать на окружающих «правду-матку» об этой кошмарной компании, непрофессиональных сослуживцах и монструозном руководителе и не переходить на личности. Выплескивание обид, по словам Елены Большаковой, как минимум может грозить плохими рекомендациями вплоть до специального черного пиара уходящему работнику со стороны компании. Так что оценивайте негативный опыт философски. И если все было действительно плохо, тихо радуйтесь тому, что этот жизненный этап подходит к завершению. Но если при расставании вас попросят обозначить проблемы в компании, не стоит отнекиваться: объективный взгляд со стороны на бизнес-процессы лишним не бывает.

Наконец, не следует играть за гранью фола — шантажировать компанию, угрожать начальству, заниматься разнообразным вредительством, например забирать на память «сувениры» (к примеру, базы данных или внутреннюю документацию). Во-первых , у работодателя при наличии квалифицированных кадровых и юридических подразделений и службы безопасности всегда есть возможность предотвратить любые неадекватные действия со стороны увольняющегося сотрудника. Во-вторых , профессиональное сообщество во многих сегментах рынка довольно узкое, и выяснить «кто есть кто» на самом деле несложно.

Возможно, главное правило в деле увольнения — не сжигать мостов и никогда не говорить «никогда». Евгений Ахмадишин , инвестиционный менеджер Mint Capital, соглашается с этим: чем выше вы поднимаетесь по карьерной лестнице, тем больше вероятность, что профессиональные контакты с прежним начальником поддерживать все-таки придется, и он может оказаться не только вашим рекомендателем, но и партнером по бизнесу. «Хорошие отношения с бывшим работодателем могут даже приносить доход, — делится опытом Евгений. — Несколько лет назад я перешел из одного PR-агентства в другое. На прежнем месте частью моей работы был письменный перевод мониторингов прессы для западного клиента. Так как мне, дипломированному переводчику, эта работа давалась легко, я смог договориться с экс-начальником , что продолжу делать переводы как фрилансер в свободное от новой работы время». Евгений дает еще один дельный совет: чтобы в будущем избежать неприятных споров с работодателем, нужно прописать в трудовом договоре процедуру расставания как можно подробнее. За какой период следует предупредить компанию об уходе, как следует передавать дела, что будет, если работодатель сам захочет, чтобы сотрудник ушел. И лучше к подготовке контакта подключить юристов.

Когда босс не прав

Если уход по собственному желанию — стресс просто потому, что человеку свойственно бояться кардинальных перемен, то принудительное увольнение, как правило, повод для затяжной депрессии и значительной потери уверенности в себе и своей профессиональной состоятельности. Что же делать человеку, которому объявили, что в его услугах больше не нуждаются, а он считает неожиданное увольнение несправедливым?

Для начала нужно успокоиться, а затем попытаться получить от руководства адекватные объяснения — зачастую российские менеджеры не расщедриваются на обратную связь и раскрытие причин и следствий. Если же уйти, просто проглотив обиду и ничего не узнав о мотивах, то полученный опыт будет висеть на вас тяжким грузом. Помните, неопределенность гораздо страшнее «ужасной» правды, но главное — из такой туманной ситуации вы не извлечете для себя никакой пользы. «Обязательно нужно спросить, почему вас “попросили”, и постараться взвешенно высказать свою точку зрения. Если вы хотите остаться работать в компании, скажите об этом и предложите свои варианты дальнейшего взаимодействия, — советует руководитель отдела по работе с персоналом компании Avanta Personnel Яна Кукса . — Если же увольнение неизбежно, сотрудник может воспользоваться всеми правами, которые ему положены по Трудовому кодексу РФ».

Здесь следует ответить себе на вопрос, хотите ли вы тратить силы, время и деньги на выяснения отношений посредством судебных инстанций. Далеко не всегда подобная игра стоит свеч. Инна Суматохина вспомнила «симптоматичный» случай: кандидатка получила должность начальника управления развития бизнеса, но за пять месяцев не подписала ни одного контракта. Когда же работодатель попросил ее написать заявление по собственному желанию, она отказалась. Свой провал мотивировала тем, что ее не устраивает качество продуктовой линейки и профессионализм сотрудников компании. Уже когда дело дошло до суда, стороны все-таки пошли на мировую: кандидатке выплатили несколько окладов, однако ее репутация на рынке была испорчена.

Когда первые бурные эмоции после увольнения схлынут, следует проанализировать произошедшее. Если при беспристрастном рассмотрении вы обнаружите собственные ошибки — прекрасно, есть почва для размышлений и выводов. Если детальный разбор не выявит собственной вины — еще лучше. Доказывать что-либо работодателю, как правило, бесполезно, надо собрать волю в кулак и двигаться дальше. И по возможности превратить ситуацию не в причину для длительной депрессии, а в важный жизненный и профессиональный опыт, как это, к примеру, сделала юрист Олеся Титоренко . Несколько лет назад ее, тогда еще студентку МГИМО, пригласили на работу в юридическую фирму, оказывавшую в том числе услуги по хорватскому законодательству. Работа с хорватским языком и правом подкупила настолько, что Олеся ушла из крупной компании, в которой на тот момент трудилась. На новом месте все складывалось отлично: молодой юрист заключила несколько сделок с партнерами из Хорватии, произвела огромную подборку материалов по законодательству, написала множество справок и комментариев. Когда все это было сделано, гендиректор фирмы посчитал, что с остальной работой справится и простой переводчик, и сообщил сотруднице, что у нее есть две недели на поиск новой работы. «Неприятно было то, что увольнение произошло перед самым Новым годом. Если бы начальник сделал это на месяц раньше, я бы быстрее нашла новое место, — рассказывает Олеся. — Чему эта ситуация меня научила? Не доверять людям полностью, особенно работодателям. И не работать в маленьких фирмах, а только в крупных компаниях с именем. В целом же в подобных ситуациях надо верить в лучшее, в то, что ты хороший специалист и что в увольнении виноват не ты, а обстоятельства. Но это приходит с опытом».

Теги:
Статья относится к тематикам: Торговый персонал
Поделиться публикацией:
От особенностей поведения до особенностей потребле...
1300
Илья Блинов, генеральный директор компании «Милфор...
1219
Виктория Харламова, руководитель направления китай...
851
Артем Тараев, генеральный директор «К-раута»
1882
Применение 54-ФЗ на примере сети из 48 магазинов
674
Количество наименований в чеке увеличилось на 20%,...
655

Маргарита Удовиченко www.expert.ru

Увольнение, как неожиданное, навязанное сверху, так и обдуманное, по собственному желанию, это всегда вызов и стресс. Поэтому особенно важно в этот непростой период избежать обидных промахов, которые вполне могут навредить и репутации, и карьере

Постулат о том, что все контакты — от случайного знакомства до ухода с нелюбимой работы — нужно завершать правильно, никто не отменял. Это даже не вопрос хорошего тона, это вопрос жизненной и карьерной стратегии. Поэтому и увольняться нужно красиво: репутация, как известно, зарабатывается долго и мучительно, а теряется в один день. В тот момент, когда вы сказали себе «пора, мой друг, пора» и начали внутренне ликовать, предвкушая выход на новое место, следует наступить на горло собственной песне и разработать план действий.

Прежде всего нужно помнить, что увольнение — не ваше сугубо личное дело. «Здесь важно соблюсти и собственные интересы, и интересы работодателя, — предупреждает Елена Большакова , директор департамента кадровых услуг компании “Амплуа-брокер”. — Мотивы обеих сторон вполне прозрачны, все хотят с минимальными потерями провести изменения в своей жизни: работник — уйти с хорошими рекомендациями, босс — сохранить функцию, которую выполнял увольняющийся сотрудник, на должном уровне. Удовлетворение этих желаний во многом зависит от того, когда именно вы предупредите начальство об увольнении». Важно учитывать нюансы: чем выше должность и уровень ответственности, чем более дефицитна на рынке специальность, тем продолжительнее должен быть период от извещения работодателя о намерениях до непосредственно ухода.

Свой среди чужих

В идеале следует известить работодателя о вашем решении, как только оно окончательно созрело, после чего совмещать старую работу с поисками новой, параллельно подтягивая «хвосты» и готовя себе достойную замену. Но такое развитие событий утопично, а риски очевидны. Во-первых , вы можете не найти работу-мечту в короткий срок и тогда окажетесь в весьма двусмысленной ситуации (об уходе сказали, но заявление не пишете). Во-вторых , в компании начнут воспринимать вас как чужака.

В большинстве случаев двух недель, положенных по закону, вполне достаточно для закрытия «хвостов» (уходящему сотруднику) и для поиска замены (работодателю). Но не всегда. К примеру, главный бухгалтер Лариса А. уходила из компании через полгода после того, как та была поглощена недружественной структурой. Эти полгода напоминали пытку: некомпетентная начальница, урезанная зарплата, попытки втянуть в сомнительные операции и т. д., но отпускать ценного работника не хотели. Однако Лариса нашла оптимальную схему ухода: подготовила замену, написала многостраничные инструкции, после чего руководство отпустило ее с легким сердцем и еще в течение двух лет звонили и звали обратно.

Конечно, увольняющийся сотрудник должен минимизировать негативные последствия ухода, но увлекаться самопожертвованием не следует — чревато. Юрист Ольга С. честно откликалась на звонки экс-коллег , объясняла, советовала, вникала в проблемы. В итоге через два месяца бесплатного консультирования пришлось сменить номер телефона.

Важно не только то, как уходишь, но и когда. «Ни в коем случае не следует бросать работодателя в какой-то авральный период, оставлять незавершенными проекты, — говорит Инна Суматохина , управляющий партнер рекрутинговой компании Marksman. — Самая распространенная ошибка при увольнении — когда сотрудник начинает формально подходить к своим обязанностям. К примеру, берет “больничный” на время отработки обязательных двух недель, саботирует передачу дел. Будет лучше довести до конца весь фронт работ — работодатель это обязательно оценит». Кроме того, доведенные до логической точки проекты — не только дань уважения прежней компании, но и ваше портфолио.

Простые вещи

«Правильный уход с работы не является каким-то сверхсложным процессом, требующим особого напряжения воли и изворотливости, — объясняет один из руководителей крупной страховой компании. — По сути, он требует от сотрудника того же, что и рабочий процесс, — профессионализма и откровенности, в том числе если речь идет о трудных или малоприятных моментах. Если изначально сотрудник придерживался этих принципов поведения по отношению к работодателю, проблем возникнуть не должно». Вообще же есть несколько элементарных правил, которые при расставании с компанией помогут не впасть в ненужные крайности.

Первое правило — не стоит проявлять излишнюю разговорчивость: если вы еще не приняли решение о смене работы, не надо делиться мыслями об этом с кем-либо из коллег. О вашем увольнении первым должен узнать начальник.

Правило второе — нужно грамотно провести разговор с руководством. Не концентрируйтесь на негативных моментах «местного» существования и не формулируйте лживых версий ухода: мол, зарплата мизерная или с коллегами сложные отношения. Лучше сделать акцент на преимуществах новой работы, на открывающихся горизонтах и давних мечтах. Но без пионерского энтузиазма. И обязательно стоит сказать несколько искренних слов о том, как замечательно здесь работалось. Недавний выпускник Chicago Graduate School of Business Петр Остапенко рассказал, что ему при увольнении два года назад из ТНК-BP помог принцип «Да! Нет. Да?», который он вычитал в книге Уильяма Ури «Сила положительного “нет”». Процесс разбивается на три стадии. Первая — «Да!»: здесь следует важно показать, что вы говорите «нет» не лично своему начальнику, а обстоятельствам. Разговор с начальством об уходе Петр начал с заявления о желании переехать на ПМЖ за границу, и поэтому для него крайне важно поработать за рубежом. Вторая стадия — “Нет”: объяснив причину, говорите, что собираетесь уходить, ведь, оставаясь здесь, потеряете мотивацию, и в конечном итоге это повредит компании. Здесь “нет” работодателю позиционируется как “да” качеству работы. Третья стадия — “Да?”: время признаться, как комфортно здесь было работать, и порекомендовать компании другого высококвалифицированного кандидата. «Во-первых , вы еще раз доказываете, что не говорите “нет” текущим условиям работы, а говорите “да” новым возможностям. Во-вторых , предлагаете способ разрешения ситуации», — подытоживает Петр.

Третье правило грамотного ухода — не вываливать на окружающих «правду-матку» об этой кошмарной компании, непрофессиональных сослуживцах и монструозном руководителе и не переходить на личности. Выплескивание обид, по словам Елены Большаковой, как минимум может грозить плохими рекомендациями вплоть до специального черного пиара уходящему работнику со стороны компании. Так что оценивайте негативный опыт философски. И если все было действительно плохо, тихо радуйтесь тому, что этот жизненный этап подходит к завершению. Но если при расставании вас попросят обозначить проблемы в компании, не стоит отнекиваться: объективный взгляд со стороны на бизнес-процессы лишним не бывает.

Наконец, не следует играть за гранью фола — шантажировать компанию, угрожать начальству, заниматься разнообразным вредительством, например забирать на память «сувениры» (к примеру, базы данных или внутреннюю документацию). Во-первых , у работодателя при наличии квалифицированных кадровых и юридических подразделений и службы безопасности всегда есть возможность предотвратить любые неадекватные действия со стороны увольняющегося сотрудника. Во-вторых , профессиональное сообщество во многих сегментах рынка довольно узкое, и выяснить «кто есть кто» на самом деле несложно.

Возможно, главное правило в деле увольнения — не сжигать мостов и никогда не говорить «никогда». Евгений Ахмадишин , инвестиционный менеджер Mint Capital, соглашается с этим: чем выше вы поднимаетесь по карьерной лестнице, тем больше вероятность, что профессиональные контакты с прежним начальником поддерживать все-таки придется, и он может оказаться не только вашим рекомендателем, но и партнером по бизнесу. «Хорошие отношения с бывшим работодателем могут даже приносить доход, — делится опытом Евгений. — Несколько лет назад я перешел из одного PR-агентства в другое. На прежнем месте частью моей работы был письменный перевод мониторингов прессы для западного клиента. Так как мне, дипломированному переводчику, эта работа давалась легко, я смог договориться с экс-начальником , что продолжу делать переводы как фрилансер в свободное от новой работы время». Евгений дает еще один дельный совет: чтобы в будущем избежать неприятных споров с работодателем, нужно прописать в трудовом договоре процедуру расставания как можно подробнее. За какой период следует предупредить компанию об уходе, как следует передавать дела, что будет, если работодатель сам захочет, чтобы сотрудник ушел. И лучше к подготовке контакта подключить юристов.

Когда босс не прав

Если уход по собственному желанию — стресс просто потому, что человеку свойственно бояться кардинальных перемен, то принудительное увольнение, как правило, повод для затяжной депрессии и значительной потери уверенности в себе и своей профессиональной состоятельности. Что же делать человеку, которому объявили, что в его услугах больше не нуждаются, а он считает неожиданное увольнение несправедливым?

Для начала нужно успокоиться, а затем попытаться получить от руководства адекватные объяснения — зачастую российские менеджеры не расщедриваются на обратную связь и раскрытие причин и следствий. Если же уйти, просто проглотив обиду и ничего не узнав о мотивах, то полученный опыт будет висеть на вас тяжким грузом. Помните, неопределенность гораздо страшнее «ужасной» правды, но главное — из такой туманной ситуации вы не извлечете для себя никакой пользы. «Обязательно нужно спросить, почему вас “попросили”, и постараться взвешенно высказать свою точку зрения. Если вы хотите остаться работать в компании, скажите об этом и предложите свои варианты дальнейшего взаимодействия, — советует руководитель отдела по работе с персоналом компании Avanta Personnel Яна Кукса . — Если же увольнение неизбежно, сотрудник может воспользоваться всеми правами, которые ему положены по Трудовому кодексу РФ».

Здесь следует ответить себе на вопрос, хотите ли вы тратить силы, время и деньги на выяснения отношений посредством судебных инстанций. Далеко не всегда подобная игра стоит свеч. Инна Суматохина вспомнила «симптоматичный» случай: кандидатка получила должность начальника управления развития бизнеса, но за пять месяцев не подписала ни одного контракта. Когда же работодатель попросил ее написать заявление по собственному желанию, она отказалась. Свой провал мотивировала тем, что ее не устраивает качество продуктовой линейки и профессионализм сотрудников компании. Уже когда дело дошло до суда, стороны все-таки пошли на мировую: кандидатке выплатили несколько окладов, однако ее репутация на рынке была испорчена.

Когда первые бурные эмоции после увольнения схлынут, следует проанализировать произошедшее. Если при беспристрастном рассмотрении вы обнаружите собственные ошибки — прекрасно, есть почва для размышлений и выводов. Если детальный разбор не выявит собственной вины — еще лучше. Доказывать что-либо работодателю, как правило, бесполезно, надо собрать волю в кулак и двигаться дальше. И по возможности превратить ситуацию не в причину для длительной депрессии, а в важный жизненный и профессиональный опыт, как это, к примеру, сделала юрист Олеся Титоренко . Несколько лет назад ее, тогда еще студентку МГИМО, пригласили на работу в юридическую фирму, оказывавшую в том числе услуги по хорватскому законодательству. Работа с хорватским языком и правом подкупила настолько, что Олеся ушла из крупной компании, в которой на тот момент трудилась. На новом месте все складывалось отлично: молодой юрист заключила несколько сделок с партнерами из Хорватии, произвела огромную подборку материалов по законодательству, написала множество справок и комментариев. Когда все это было сделано, гендиректор фирмы посчитал, что с остальной работой справится и простой переводчик, и сообщил сотруднице, что у нее есть две недели на поиск новой работы. «Неприятно было то, что увольнение произошло перед самым Новым годом. Если бы начальник сделал это на месяц раньше, я бы быстрее нашла новое место, — рассказывает Олеся. — Чему эта ситуация меня научила? Не доверять людям полностью, особенно работодателям. И не работать в маленьких фирмах, а только в крупных компаниях с именем. В целом же в подобных ситуациях надо верить в лучшее, в то, что ты хороший специалист и что в увольнении виноват не ты, а обстоятельства. Но это приходит с опытом».

Никогда не говори «никогда»
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Никогда не говори «никогда»
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME http://www.retail.ru
http://www.retail.ru/articles/30373/2017-05-29