15.02.2007 13:01:00 15 февраля 2007, 13:01 1892 просмотра

Удавка в конверте

© Владимир Федорин, 12 февраля 2007, Smartmoney

Рынок коррупционных услуг - существенная часть мировой экономики. В 2004 г. Институт Всемирного банка оценил его оборот в $1 трлн (3% глобального ВВП). Для сравнения: рынок информационно-коммуникационных технологий в 2005 г. был всего вдвое больше ($2 трлн).

Взяточник - если вам, конечно, повезет поболтать с представителем этого вида не по личной надобности, а просто так - будет убеждать вас, что делает нужное дело. Продавая лицензию тому, кто готов больше отстегнуть, он придает динамизм национальной экономике: у щедрого взяткодателя выше стимул как можно эффективнее использовать приобретенный ресурс. «Крышуя» продуктовую палатку, он снижает ее транзакционные издержки на разницу между официальным и коррупционным налогами. Ну и так далее.

Экономисты давно разбили все аргументы взяточников: полезной коррупции не бывает. Исключения если и есть, то настолько редки, что ими можно пренебречь. Проблема в том, что показать связь между коррупцией и низкими темпами экономического роста не так просто - в силу недостатка данных межстрановые сопоставления пока не дают надежных результатов.

Самый верный способ оценить эффект коррупции - исследования частных случаев. Рэй Фисман из бизнес-школы Колумбийского университета и Якоб Свенссон из Стокгольмского университета воспользовались данными уникального опроса предпринимателей из Уганды, чтобы выяснить, как сказывается коррупция на росте бизнеса. С помощью многоступенчатой тактики организаторы опроса получили от менеджеров почти 200 фирм сведения не только о том, принято или не принято в их отрасли «доплачивать» чиновникам, но и об отношении объема таких выплат к выручке за год. Параллельно Фисман и Свенссон оценили*, как влияeт на динамику бизнеса величина налоговой ставки (налоговики в Уганде пользуются не меньшей свободой рук, чем в России).

В полном соответствии с теорией взяточники оказались вдвое более вредными типами, чем налоговики. Рост ставки налога на 1% от выручки ведет к снижению темпов ее роста на 1,5 процентного пункта, тогда как увеличение размера взятки на тот же процент замедляет рост выручки на 3,3 процентного пункта. Так что если перед политиками (по крайней мере Уганды) встает вопрос, что делать с галопирующим взяточничеством, повышение налогов ради создания антикоррупционного спецназа - это вполне разумный вариант.

Поделиться публикацией:
От особенностей поведения до особенностей потребле...
953
Илья Блинов, генеральный директор компании «Милфор...
851
Виктория Харламова, руководитель направления китай...
709
Артем Тараев, генеральный директор «К-раута»
1746
Применение 54-ФЗ на примере сети из 48 магазинов
573
Количество наименований в чеке увеличилось на 20%,...
599

© Владимир Федорин, 12 февраля 2007, Smartmoney

Рынок коррупционных услуг - существенная часть мировой экономики. В 2004 г. Институт Всемирного банка оценил его оборот в $1 трлн (3% глобального ВВП). Для сравнения: рынок информационно-коммуникационных технологий в 2005 г. был всего вдвое больше ($2 трлн).

Взяточник - если вам, конечно, повезет поболтать с представителем этого вида не по личной надобности, а просто так - будет убеждать вас, что делает нужное дело. Продавая лицензию тому, кто готов больше отстегнуть, он придает динамизм национальной экономике: у щедрого взяткодателя выше стимул как можно эффективнее использовать приобретенный ресурс. «Крышуя» продуктовую палатку, он снижает ее транзакционные издержки на разницу между официальным и коррупционным налогами. Ну и так далее.

Экономисты давно разбили все аргументы взяточников: полезной коррупции не бывает. Исключения если и есть, то настолько редки, что ими можно пренебречь. Проблема в том, что показать связь между коррупцией и низкими темпами экономического роста не так просто - в силу недостатка данных межстрановые сопоставления пока не дают надежных результатов.

Самый верный способ оценить эффект коррупции - исследования частных случаев. Рэй Фисман из бизнес-школы Колумбийского университета и Якоб Свенссон из Стокгольмского университета воспользовались данными уникального опроса предпринимателей из Уганды, чтобы выяснить, как сказывается коррупция на росте бизнеса. С помощью многоступенчатой тактики организаторы опроса получили от менеджеров почти 200 фирм сведения не только о том, принято или не принято в их отрасли «доплачивать» чиновникам, но и об отношении объема таких выплат к выручке за год. Параллельно Фисман и Свенссон оценили*, как влияeт на динамику бизнеса величина налоговой ставки (налоговики в Уганде пользуются не меньшей свободой рук, чем в России).

В полном соответствии с теорией взяточники оказались вдвое более вредными типами, чем налоговики. Рост ставки налога на 1% от выручки ведет к снижению темпов ее роста на 1,5 процентного пункта, тогда как увеличение размера взятки на тот же процент замедляет рост выручки на 3,3 процентного пункта. Так что если перед политиками (по крайней мере Уганды) встает вопрос, что делать с галопирующим взяточничеством, повышение налогов ради создания антикоррупционного спецназа - это вполне разумный вариант.

Удавка в конвертенято, Уганды, трлн, коррупции, бизнеса, вдвое, выручки
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Удавка в конверте
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME http://www.retail.ru
http://www.retail.ru/articles/18716/2017-05-25