Баннер ФЗ-54
15.01.2008 12:23:00 15 января 2008, 12:23 6397 просмотров

Торговля в законеПродавец, покупатель и государство: как регулировать взаимоотношения между ними

Никита Александрович Кричевский — доктор экономических наук, профессор

Тех, кто осуществляет надзор за торговлей, сегодня в избытке, но порядка это не прибавляет. Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Минэкономразвития представило проект закона о торговле, который тут же стал объектом нападок со стороны представителей крупных торговых сетей и общественных предпринимательских организаций. Но так ли уж страшен новый законодательный «черт», как его малюют?

Развернутая в СМИ критика проекта Закона «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» подозрительно отдает спланированным «наездом» на разработчиков. Какие только эпитеты не раздаются в их адрес. Дескать, новый закон – это и «конец честного бизнеса», и «возврат в СССР», и «убийство рынка». Но если на начальном этапе все шишки доставались МЭРТу, то теперь, когда свои разделы представили Минсельхоз России и Федеральная антимонопольная служба (ФАС), позиции противников закона резко ухудшились. Видимо, после сентябрьского скачкообразного и продолжающегося ползучего повышения розничных цен предприниматели из торговли действительно «достали» правительство.

О чем разговор

Суть законопроекта – в регулировании взаимоотношений продавца и покупателя, во-первых, и продавца и государства, во-вторых. У федеральных, региональных и местных органов власти будут четко разграничены функции в сфере торгового регулирования, на розничном рынке станет меньше монополизма и дискриминации, а вмешательство чиновников в работу торговых предприятий будет ограничено. Важнейший вывод, который можно сделать из проекта закона, состоит в том, что ни этот документ, ни создаваемый в МЭРТе департамент регулирования внутренней торговли не предполагают учреждения еще одной проверяющей инстанции. Тех, кто осуществляет надзор за торговлей, сегодня и так в избытке: это и правоохранительные органы, и Роспотребнадзор, и пожарная служба, и много кто еще.

Вводится, по существу, уведомительный порядок открытия торговых точек – разрешение на право торговли будет выдаваться через два рабочих дня после подачи документов. Регламентации будет подвержена процедура открытия нестационарных торговых объектов (прицепов, лотков или «тонаров», в больших количествах сгрудившихся у станций метро), по-новому будет регулироваться торговля через интернет и распространителей. Продавцам предписывается пройти профессиональную подготовку, руководству магазинов – организовать парковки для машин покупателей, а региональные органы власти смогут самостоятельно определять часы работы отдельных торговых объектов, например, магазинов алкогольной продукции.

Новые функции появятся у федерального правительства. Оно сможет определять перечень видов товаров первой необходимости, наличие которых в магазине обязательно, устанавливать правила продажи товаров по сниженным ценам, регулировать наценки на некоторые социально значимые виды товаров. Еще один важный пункт законопроекта – государственная поддержка социально незащищенных граждан, в том числе путем вменения продавцам в обязанность реализовывать товары малоимущим со скидкой. На первый взгляд все по делу. Что же не нравится «представителям бизнеса»?

Гнев сетевиков

В настоящее время российский рынок розничной торговли входит в десятку крупнейших мировых и в пятерку наиболее крупных европейских рынков. Если текущие темпы роста розницы сохранятся, в 2010 году российский рынок станет самым крупным в Европе и одним из крупнейших в мире. В последние годы доля розничной торговли продовольственными товарами составляет приблизительно 45% от общего объема розничной торговли, в абсолютных цифрах по итогам 2006 года это огромная сумма – 316 млрд. долл. При этом на долю продовольственных сетевиков приходится всего 18 млрд. долл., или 6% рынка. А ведь есть еще сети, торгующие лекарствами, парфюмерией, бытовой техникой, одеждой, мебелью.

В то же время рынок сетевой розничной торговли в Москве близок к насыщению, поэтому активно развивается региональная экспансия крупных игроков, обостряются конфликты между сетевыми ритейлерами и поставщиками. В наши дни крупные торговые сети по всей стране вытесняют из торговли небольшие и средние торговые точки. Где-то осуществляются рейдерские захваты, где-то сетевики «полюбовно» договариваются с местными администрациями. Приведу лишь один пример.

По законодательству о местном самоуправлении муниципалитеты до 1 января 2009 года должны перепрофилировать или приватизировать находящееся у них на балансе недвижимое имущество. Перепрофилировать недвижимость под муниципальные нужды долго и муторно – представьте, каких трудов стоит открыть художественную школу или клуб по интересам для пожилых. Другое дело – приватизация. Не беда, что у арендаторов муниципальных торговых площадей еще действуют договоры аренды или им попросту негде взять деньги на выкуп помещения. Сегодня по всей стране малый бизнес с арендуемых квадратных метров вышвыривают на улицу. Если арендаторы находят средства на выкуп, то некоторые муниципалитеты поступают еще проще – объединяют все помещения в один аукционный пул и любезно продают приглянувшейся торговой сети.

К сожалению, проект закона о торговле противостоять этому не в силах. Что же вызвало гнев сетевиков? Оказывается, положения о демонополизации розничной торговли, предложенные ФАС. Если раньше монополистом признавалась компания, контролировавшая 35% розничного продовольственного рынка по какому-либо товару, то теперь монополистом будет считаться компания с долей в 15%. Если компаний-монополистов три, их совокупная доля по отдельному товару не должна превышать 20%, если таковых пять – 30%. Если же компания подмяла под себя 35% всего розничного рынка, то по новому закону такой компании запрещается передавать в собственность, пользование или владение государственное или муниципальное недвижимое имущество, включая земельные участки. И все это в географических границах муниципального образования, для Москвы – в границах районных управ.

Неудовольствие сетевиков вызвали не только предложения ФАС, но и глава закона, написанная в Минсельхозе. Это министерство предложило запретить торговым организациям три вещи: ограничивать круг поставщиков сельхозпродукции, устанавливать предельные отпускные цены, возвращать поставщику нереализованный (читай – сгнивший и проросший) товар. Вы спросите: зачем «мариновать» овощи или фрукты на складах? А для того, чтобы сделать поставщиков более сговорчивыми и покладистыми.

Но это еще что. Минсельхоз покусился на самое святое, что есть у сетевиков, – на взятки, которые те получали за предоставление возможности торговать через свои магазины. Взятка в данном случае – не бутылка коньяка или поход в ресторан. Дань, которую запрашивают практически со всех поставщиков, начиная с хлебозаводов и заканчивая мясокомбинатами, составляет десятки тысяч долларов.

Сегодня торговые сети представляют собой могущественную силу. Они имеют своих представителей в Госдуме, опираются на мощную коррупционную поддержку правоохранительных органов, располагают огромными материальными ресурсами. Состояния владельцев крупнейших торговых сетей оцениваются в сотни миллионов долларов.

Российские сетевики давно освоились на международных фондовых рынках. Причем освоились весьма своеобразно. Как известно, Федеральная служба по финансовым рынкам требует от российских компаний, проводящих IPO, продавать не менее 30% предлагаемых ценных бумаг в России. Один из крупнейших российских сетевых холдингов в мае 2005 года изящно обошел это требование, зарегистрировав головную компанию за рубежом и передав ей российские активы. Менее чем за треть уставного капитала ушлые коммерсанты получили на свои зарубежные счета более полумиллиарда долларов. Так что не исключено, что сетевой магазин в вашем доме уже давно принадлежит иностранцам.

Горечь «малышей»

Представители малого и среднего бизнеса имеют к проекту закона свои претензии. Безусловно поддерживая меры по защите конкуренции, они выступают против тех положений законопроекта, где речь идет о новом порядке получения разрешения на право торговли, предусматривается прохождение продавцами профессиональных курсов, предлагаются условия проведения конкурсов на право размещения нестационарных торговых точек. «Малышей» понять можно – за каждым законодательным нововведением они видят еще один вид коррупционных поборов. Даже тот факт, что законопроект не предусматривает введение надзорных функцией, их не успокаивает.

Между тем средний и мелкий торговый бизнес не меньше, чем крупные сети, «виноват» в появлении такого законопроекта. Если крупный ритейл в последнее время во все большей степени представляет собой зарвавшихся торговых агрессоров, то малый и средний торговый бизнес прославился своим наплевательским отношением и к покупателям, и к качеству товаров, и к финансовой ответственности перед государством.

Мелких торговцев ничто, кроме прибыли, не интересует, поэтому даже в Москве можно встретить торговые точки, где продукты продаются чуть ли не с земли, продавцы – в основном приезжие из ближнего зарубежья с купленными регистрацией и медицинскими книжками, а обслуживание отличается грубостью и хамством. О качестве разговор особый. Большая часть просроченных и низкокачественных товаров реализуется через малые и средние торговые предприятия. Именно в них чаще всего можно встретить товары с генно-модифицированными добавками, «паленую» водку, напичканные водой для большего веса колбасу и сахар. Книга отзывов и предложений, если она есть, покрыта толстым слоем пыли – никто в нее не заглядывает.

Отдельного рассмотрения заслуживают особенности ведения малыми и средними предприятиями финансовой отчетности. Вряд ли кто добровольно сознается, но очень многие вместе с контрольно-кассовыми машинами приобретают специальные хакерские устройства, позволяющие уменьшать, а то и вовсе обнулять дневную выручку. Если кассовый аппарат обклеен голограммами и марками, это еще не значит, что торговля в данном магазине ведется честно.

Почему бизнесмены идут на эти нарушения? Во-первых, значительное число оптовиков предпочитают наличные. Во-вторых, так снижается налогооблагаемая база. В-третьих, большинство малых и средних предприятий уплачивают налоги по упрощенной системе налогообложения, позволяющей не платить налог на прибыль, НДС, ЕСН, налог на имущество. Вместо них платится единый налог по ставке 15%, притом что максимальный размер выручки в 2007 году не должен превышать 24 820 тыс. руб.

Теперь представьте себе обычный городской магазин (городской – потому что, согласно последней переписи населения, почти три четверти россиян живут в городах). Чтобы режим налогообложения был льготным, торговая выручка предприятия не должна превышать 69 тыс. руб. в день, или 5,7 тыс. руб. в час при 12-часовом режиме работы. За сколько минут «набегают» эти 5,7 тыс.? За 10? За 15? За полчаса? Так что выгода от использования «хитрых приборов» очевидна.

Рассмотрим процесс инвестирования собственных средств малых предприятий в развитие своего бизнеса. Если общее число малых предприятий в настоящее время составляет 22,9% от всех зарегистрированных предприятий, а удельный вес продукции малых предприятий в ВВП за 2006 год колеблется, по оценкам МЭРТа, от 15 до 17%, то инвестиции малых предприятий в развитие собственного дела не превышают 3,5% от общего числа инвестиций! Малые предприятия в сфере торговли, общим количеством в 45,8% от всех малых предприятий и с оборотом в 72,2% от оборота всех «малышей», по инвестициям оказываются лишь на третьем месте с показателем 18,8% от всех инвестиций малого бизнеса, пропустив вперед строительные организации (25,8%) и фирмы, осуществляющие операции с недвижимым имуществом (22,8%).

Где «наличка» – там и коррупция. Все последние годы представители предпринимательских объединений только и говорят о росте коррупции, но никаких конкретных мер к изменению положения не принимают. Бесталанный закон о противодействии коррупции шестой год пылится в Госдуме. Альтернативные проекты антикоррупционных законов никого не интересуют. Даже опыт борьбы с мафией и поборами на Сицилии, где владельцы мелких магазинчиков и лавок вешают таблички «я не плачу мафии» и тем самым приобретают популярность у обывателей, российскими бизнесменами игнорируется.

Кто мешает федеральным или местным предпринимательским объединениям завести на своих сайтах специальную страничку, на которой бизнесмены сообщали бы о попытках мздоимства со стороны представителей проверяющих органов? Не нужно кого-либо обвинять впрямую, достаточно написать «человек, похожий на того-то» и попутно вывесить подтверждающую видео- или аудиозапись, сделанную, например, с мобильного телефона. Такие сайты моментально станут популярными среди местного сообщества, но особенным успехом будут пользоваться у служб собственной безопасности проверяющих инстанций.

Слабость государства

Некоторые противники законопроекта в качестве главного аргумента выдвигают тезис о том, что новый закон нарушает самое святое – Конституцию. Успокоим оппонентов: ст. 71 Конституции к полномочиям федеральных органов относит в том числе установление основ федеральной политики в области экономического развития страны, а также регулирование основ ценовой политики.

Остановит ли новый закон рост цен? Нет, не остановит, но замедлит, сделает торговлю более честной и прозрачной. Рост цен на продовольствие – общемировая тенденция, и Россия, по многим продовольственным товарам критически зависимая от импорта, оказалась пассивным наблюдателем с заторможенной реакцией. Закон о государственном регулировании торговли – лишь одно из звеньев необходимых мер. Сегодня нужны субсидии на закупку импорта, запретительные пошлины на вывоз и отмена пошлин на ввоз продовольствия, борьба с коррупцией в агрокомплексе, ускоренное финансирование развития собственного сельского хозяйства. Ресурсы, и финансовые, и административные, для реализации этих мер у государства есть. Если же власть ограничится принятием только одного закона, забыв о других необходимых действиях, цены на продукты будут расти и дальше, причем ускоренными темпами. В направлении новых «маршей пустых кастрюль».

Поделиться публикацией:
От особенностей поведения до особенностей потребле...
1258
Илья Блинов, генеральный директор компании «Милфор...
1204
Виктория Харламова, руководитель направления китай...
834
Артем Тараев, генеральный директор «К-раута»
1868
Применение 54-ФЗ на примере сети из 48 магазинов
655
Количество наименований в чеке увеличилось на 20%,...
648

Никита Александрович Кричевский — доктор экономических наук, профессор

Тех, кто осуществляет надзор за торговлей, сегодня в избытке, но порядка это не прибавляет. Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Минэкономразвития представило проект закона о торговле, который тут же стал объектом нападок со стороны представителей крупных торговых сетей и общественных предпринимательских организаций. Но так ли уж страшен новый законодательный «черт», как его малюют?

Развернутая в СМИ критика проекта Закона «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» подозрительно отдает спланированным «наездом» на разработчиков. Какие только эпитеты не раздаются в их адрес. Дескать, новый закон – это и «конец честного бизнеса», и «возврат в СССР», и «убийство рынка». Но если на начальном этапе все шишки доставались МЭРТу, то теперь, когда свои разделы представили Минсельхоз России и Федеральная антимонопольная служба (ФАС), позиции противников закона резко ухудшились. Видимо, после сентябрьского скачкообразного и продолжающегося ползучего повышения розничных цен предприниматели из торговли действительно «достали» правительство.

О чем разговор

Суть законопроекта – в регулировании взаимоотношений продавца и покупателя, во-первых, и продавца и государства, во-вторых. У федеральных, региональных и местных органов власти будут четко разграничены функции в сфере торгового регулирования, на розничном рынке станет меньше монополизма и дискриминации, а вмешательство чиновников в работу торговых предприятий будет ограничено. Важнейший вывод, который можно сделать из проекта закона, состоит в том, что ни этот документ, ни создаваемый в МЭРТе департамент регулирования внутренней торговли не предполагают учреждения еще одной проверяющей инстанции. Тех, кто осуществляет надзор за торговлей, сегодня и так в избытке: это и правоохранительные органы, и Роспотребнадзор, и пожарная служба, и много кто еще.

Вводится, по существу, уведомительный порядок открытия торговых точек – разрешение на право торговли будет выдаваться через два рабочих дня после подачи документов. Регламентации будет подвержена процедура открытия нестационарных торговых объектов (прицепов, лотков или «тонаров», в больших количествах сгрудившихся у станций метро), по-новому будет регулироваться торговля через интернет и распространителей. Продавцам предписывается пройти профессиональную подготовку, руководству магазинов – организовать парковки для машин покупателей, а региональные органы власти смогут самостоятельно определять часы работы отдельных торговых объектов, например, магазинов алкогольной продукции.

Новые функции появятся у федерального правительства. Оно сможет определять перечень видов товаров первой необходимости, наличие которых в магазине обязательно, устанавливать правила продажи товаров по сниженным ценам, регулировать наценки на некоторые социально значимые виды товаров. Еще один важный пункт законопроекта – государственная поддержка социально незащищенных граждан, в том числе путем вменения продавцам в обязанность реализовывать товары малоимущим со скидкой. На первый взгляд все по делу. Что же не нравится «представителям бизнеса»?

Гнев сетевиков

В настоящее время российский рынок розничной торговли входит в десятку крупнейших мировых и в пятерку наиболее крупных европейских рынков. Если текущие темпы роста розницы сохранятся, в 2010 году российский рынок станет самым крупным в Европе и одним из крупнейших в мире. В последние годы доля розничной торговли продовольственными товарами составляет приблизительно 45% от общего объема розничной торговли, в абсолютных цифрах по итогам 2006 года это огромная сумма – 316 млрд. долл. При этом на долю продовольственных сетевиков приходится всего 18 млрд. долл., или 6% рынка. А ведь есть еще сети, торгующие лекарствами, парфюмерией, бытовой техникой, одеждой, мебелью.

В то же время рынок сетевой розничной торговли в Москве близок к насыщению, поэтому активно развивается региональная экспансия крупных игроков, обостряются конфликты между сетевыми ритейлерами и поставщиками. В наши дни крупные торговые сети по всей стране вытесняют из торговли небольшие и средние торговые точки. Где-то осуществляются рейдерские захваты, где-то сетевики «полюбовно» договариваются с местными администрациями. Приведу лишь один пример.

По законодательству о местном самоуправлении муниципалитеты до 1 января 2009 года должны перепрофилировать или приватизировать находящееся у них на балансе недвижимое имущество. Перепрофилировать недвижимость под муниципальные нужды долго и муторно – представьте, каких трудов стоит открыть художественную школу или клуб по интересам для пожилых. Другое дело – приватизация. Не беда, что у арендаторов муниципальных торговых площадей еще действуют договоры аренды или им попросту негде взять деньги на выкуп помещения. Сегодня по всей стране малый бизнес с арендуемых квадратных метров вышвыривают на улицу. Если арендаторы находят средства на выкуп, то некоторые муниципалитеты поступают еще проще – объединяют все помещения в один аукционный пул и любезно продают приглянувшейся торговой сети.

К сожалению, проект закона о торговле противостоять этому не в силах. Что же вызвало гнев сетевиков? Оказывается, положения о демонополизации розничной торговли, предложенные ФАС. Если раньше монополистом признавалась компания, контролировавшая 35% розничного продовольственного рынка по какому-либо товару, то теперь монополистом будет считаться компания с долей в 15%. Если компаний-монополистов три, их совокупная доля по отдельному товару не должна превышать 20%, если таковых пять – 30%. Если же компания подмяла под себя 35% всего розничного рынка, то по новому закону такой компании запрещается передавать в собственность, пользование или владение государственное или муниципальное недвижимое имущество, включая земельные участки. И все это в географических границах муниципального образования, для Москвы – в границах районных управ.

Неудовольствие сетевиков вызвали не только предложения ФАС, но и глава закона, написанная в Минсельхозе. Это министерство предложило запретить торговым организациям три вещи: ограничивать круг поставщиков сельхозпродукции, устанавливать предельные отпускные цены, возвращать поставщику нереализованный (читай – сгнивший и проросший) товар. Вы спросите: зачем «мариновать» овощи или фрукты на складах? А для того, чтобы сделать поставщиков более сговорчивыми и покладистыми.

Но это еще что. Минсельхоз покусился на самое святое, что есть у сетевиков, – на взятки, которые те получали за предоставление возможности торговать через свои магазины. Взятка в данном случае – не бутылка коньяка или поход в ресторан. Дань, которую запрашивают практически со всех поставщиков, начиная с хлебозаводов и заканчивая мясокомбинатами, составляет десятки тысяч долларов.

Сегодня торговые сети представляют собой могущественную силу. Они имеют своих представителей в Госдуме, опираются на мощную коррупционную поддержку правоохранительных органов, располагают огромными материальными ресурсами. Состояния владельцев крупнейших торговых сетей оцениваются в сотни миллионов долларов.

Российские сетевики давно освоились на международных фондовых рынках. Причем освоились весьма своеобразно. Как известно, Федеральная служба по финансовым рынкам требует от российских компаний, проводящих IPO, продавать не менее 30% предлагаемых ценных бумаг в России. Один из крупнейших российских сетевых холдингов в мае 2005 года изящно обошел это требование, зарегистрировав головную компанию за рубежом и передав ей российские активы. Менее чем за треть уставного капитала ушлые коммерсанты получили на свои зарубежные счета более полумиллиарда долларов. Так что не исключено, что сетевой магазин в вашем доме уже давно принадлежит иностранцам.

Горечь «малышей»

Представители малого и среднего бизнеса имеют к проекту закона свои претензии. Безусловно поддерживая меры по защите конкуренции, они выступают против тех положений законопроекта, где речь идет о новом порядке получения разрешения на право торговли, предусматривается прохождение продавцами профессиональных курсов, предлагаются условия проведения конкурсов на право размещения нестационарных торговых точек. «Малышей» понять можно – за каждым законодательным нововведением они видят еще один вид коррупционных поборов. Даже тот факт, что законопроект не предусматривает введение надзорных функцией, их не успокаивает.

Между тем средний и мелкий торговый бизнес не меньше, чем крупные сети, «виноват» в появлении такого законопроекта. Если крупный ритейл в последнее время во все большей степени представляет собой зарвавшихся торговых агрессоров, то малый и средний торговый бизнес прославился своим наплевательским отношением и к покупателям, и к качеству товаров, и к финансовой ответственности перед государством.

Мелких торговцев ничто, кроме прибыли, не интересует, поэтому даже в Москве можно встретить торговые точки, где продукты продаются чуть ли не с земли, продавцы – в основном приезжие из ближнего зарубежья с купленными регистрацией и медицинскими книжками, а обслуживание отличается грубостью и хамством. О качестве разговор особый. Большая часть просроченных и низкокачественных товаров реализуется через малые и средние торговые предприятия. Именно в них чаще всего можно встретить товары с генно-модифицированными добавками, «паленую» водку, напичканные водой для большего веса колбасу и сахар. Книга отзывов и предложений, если она есть, покрыта толстым слоем пыли – никто в нее не заглядывает.

Отдельного рассмотрения заслуживают особенности ведения малыми и средними предприятиями финансовой отчетности. Вряд ли кто добровольно сознается, но очень многие вместе с контрольно-кассовыми машинами приобретают специальные хакерские устройства, позволяющие уменьшать, а то и вовсе обнулять дневную выручку. Если кассовый аппарат обклеен голограммами и марками, это еще не значит, что торговля в данном магазине ведется честно.

Почему бизнесмены идут на эти нарушения? Во-первых, значительное число оптовиков предпочитают наличные. Во-вторых, так снижается налогооблагаемая база. В-третьих, большинство малых и средних предприятий уплачивают налоги по упрощенной системе налогообложения, позволяющей не платить налог на прибыль, НДС, ЕСН, налог на имущество. Вместо них платится единый налог по ставке 15%, притом что максимальный размер выручки в 2007 году не должен превышать 24 820 тыс. руб.

Теперь представьте себе обычный городской магазин (городской – потому что, согласно последней переписи населения, почти три четверти россиян живут в городах). Чтобы режим налогообложения был льготным, торговая выручка предприятия не должна превышать 69 тыс. руб. в день, или 5,7 тыс. руб. в час при 12-часовом режиме работы. За сколько минут «набегают» эти 5,7 тыс.? За 10? За 15? За полчаса? Так что выгода от использования «хитрых приборов» очевидна.

Рассмотрим процесс инвестирования собственных средств малых предприятий в развитие своего бизнеса. Если общее число малых предприятий в настоящее время составляет 22,9% от всех зарегистрированных предприятий, а удельный вес продукции малых предприятий в ВВП за 2006 год колеблется, по оценкам МЭРТа, от 15 до 17%, то инвестиции малых предприятий в развитие собственного дела не превышают 3,5% от общего числа инвестиций! Малые предприятия в сфере торговли, общим количеством в 45,8% от всех малых предприятий и с оборотом в 72,2% от оборота всех «малышей», по инвестициям оказываются лишь на третьем месте с показателем 18,8% от всех инвестиций малого бизнеса, пропустив вперед строительные организации (25,8%) и фирмы, осуществляющие операции с недвижимым имуществом (22,8%).

Где «наличка» – там и коррупция. Все последние годы представители предпринимательских объединений только и говорят о росте коррупции, но никаких конкретных мер к изменению положения не принимают. Бесталанный закон о противодействии коррупции шестой год пылится в Госдуме. Альтернативные проекты антикоррупционных законов никого не интересуют. Даже опыт борьбы с мафией и поборами на Сицилии, где владельцы мелких магазинчиков и лавок вешают таблички «я не плачу мафии» и тем самым приобретают популярность у обывателей, российскими бизнесменами игнорируется.

Кто мешает федеральным или местным предпринимательским объединениям завести на своих сайтах специальную страничку, на которой бизнесмены сообщали бы о попытках мздоимства со стороны представителей проверяющих органов? Не нужно кого-либо обвинять впрямую, достаточно написать «человек, похожий на того-то» и попутно вывесить подтверждающую видео- или аудиозапись, сделанную, например, с мобильного телефона. Такие сайты моментально станут популярными среди местного сообщества, но особенным успехом будут пользоваться у служб собственной безопасности проверяющих инстанций.

Слабость государства

Некоторые противники законопроекта в качестве главного аргумента выдвигают тезис о том, что новый закон нарушает самое святое – Конституцию. Успокоим оппонентов: ст. 71 Конституции к полномочиям федеральных органов относит в том числе установление основ федеральной политики в области экономического развития страны, а также регулирование основ ценовой политики.

Остановит ли новый закон рост цен? Нет, не остановит, но замедлит, сделает торговлю более честной и прозрачной. Рост цен на продовольствие – общемировая тенденция, и Россия, по многим продовольственным товарам критически зависимая от импорта, оказалась пассивным наблюдателем с заторможенной реакцией. Закон о государственном регулировании торговли – лишь одно из звеньев необходимых мер. Сегодня нужны субсидии на закупку импорта, запретительные пошлины на вывоз и отмена пошлин на ввоз продовольствия, борьба с коррупцией в агрокомплексе, ускоренное финансирование развития собственного сельского хозяйства. Ресурсы, и финансовые, и административные, для реализации этих мер у государства есть. Если же власть ограничится принятием только одного закона, забыв о других необходимых действиях, цены на продукты будут расти и дальше, причем ускоренными темпами. В направлении новых «маршей пустых кастрюль».

Торговля в законеПродавец, покупатель и государство: как регулировать взаимоотношения между нимиторговли, Если, торговых, предятий, закона, малых, бизнеса
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Торговля в законеПродавец, покупатель и государство: как регулировать взаимоотношения между ними
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME http://www.retail.ru
http://www.retail.ru/articles/18703/2017-05-28