6 мая 2008, 16:28 3232 просмотра

Российско-американское замирение

Ксения Воронина, Владимир Грязневич, Эксперт

Акционеры петербургской компании «Лента» Олег Жеребцов и Август Мейер, конфликтовавшие с октября 2007 года, пришли к мирному соглашению. Все судебные процессы между участниками тяжбы прекращены. Инициатором примирения, по всей видимости, стал Август Мейер, потерпевший поражение в последнем судебном процессе и решивший после этого пойти навстречу оппоненту. Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области вынес 4 апреля 2008 года решение по иску председателя совета директоров компании Lenta Ltd. (владеет 100% ООО «Лента», зарегистрирована на Британских Виргинских островах) Олега Жеребцова к другому акционеру сети — Августу Мейеру. Суд признал результаты организованного Мейером голосования акционеров от 15 января в поддержку Сергея Ющенко в качестве гендиректора, по выводу из состава совета директоров компании Роба Восса и вводу Августа Мейера, Сергея Ющенко и Дмитрия Костыгина нелегитимными, а Владимира Сенькина, назначенного Жеребцовым, — действующим генеральным директором ООО «Лента».

По словам сотрудников пресс-службы компании, 22 апреля на пресс-конференции, состоявшейся после примирительного заседания совета директоров, журналистам была продемонстрирована «любовь Мейера к Жеребцову». А всего за месяц до пресс-конференции Август Мейер советовал держать деньги подальше от Олега Жеребцова.

Условия примирения

Как и положено на войне, стороны выработали мирное соглашение об урегулировании спорных вопросов по поводу утверждения исполнительного органа (генерального директора) ООО «Лента». В документе прописаны некоторые изменения в составе совета директоров Lenta Ltd. и совместный поиск источников финансирования развития сети. В совет директоров компании введен независимый директор (его имя будет объявлено на следующем совете), чье мнение будет решающим по вопросам управления холдингом.

Пост гендиректора не сохранил ни Владимир Сенькин, который, впрочем, всегда говорил, что будет руководить компанией только в период поиска акционерами компромисса, ни поддерживаемый Мейером Сергей Ющенко. На эту должность утвержден Алексей Бобров, директор по развитию и строительству сети, член правления компании.

Наконец, ключевым моментом в урегулировании споров между акционерами о перспективах сети стало решение о совместном поиске источников финансирования развития. Руководство, по словам Жеребцова, рано или поздно придет к продаже акций, поскольку продавать акции выгоднее, чем брать кредиты. Правда, пока неясно, как, кому и на каких условиях может быть продан пакет акций «Ленты».

Известно, однако, что акционеры решили повременить с продажей компании, чтобы, создав крупную федеральную сеть, поднять ее капитализацию. В первом квартале 2008 года объем продаж сети достиг 11,5 млрд рублей. Главным пунктом в программе развития «Ленты» остается активная региональная экспансия. Во втором квартале 2008 года планируется открыть магазины в Санкт-Петербурге, Рязани, Краснодаре и Новосибирске. Всего в этом году к уже работающим 26 точкам добавится еще 11. Освоение новых регионов продолжится и в следующем году.

Примирившиеся акционеры договорились несколько подкорректировать стратегию выхода в регионы. «Было принято решение дополнить нашу концепцию развития еще одним элементом, — сказал на пресс-конференции Алексей Бобров. — Теперь «Лента» будет не только возводить собственные здания для гипермаркетов, но и арендовать площади в уже работающих торгово-развлекательных центрах».

Главное — вовремя остановиться

Конфликт развернулся, как утверждают его участники, из-за расхождений во взглядах главных акционеров на будущее торговой сети. В 2007 году Олег Жеребцов воспротивился подготовке компании к публичному размещению акций (IPO), начатой Августом Мейером. По мнению Жеребцова, тогда ситуация на рынке была неблагоприятной для такой операции.

Мейер, в свою очередь, был недоволен решением Жеребцова самостоятельно развивать новый формат магазинов у дома «Норма». А когда Жеребцов к тому же отказался продать свои акции, американец предпринял попытку организовать продажу компании стороннему инвестору и даже начал готовить ее к предпродажной экспертизе.

Одновременно оба приступили к масштабной чистке в звене высших управленцев, проводили внеочередное собрание акционеров, созывали альтернативный совет директоров. IPO, которое изначально планировалось на конец 2006 года, было перенесено на конец 2007?го, а в итоге отложено на неопределенный срок. Инвестора тоже не нашли, хотя регулярно появлялись слухи о переговорах с крупным западным ритейлером (сначала с американской Wal-Mart, затем с французской Carrefour).

Борьба акционеров за актив не прошла для компании бесследно. У нее возникли проблемы в регионах. Можно сказать, что в какой-то степени была утрачена управляемость, — немудрено при наличии двух генеральных директоров и двух советов директоров. В результате в регионах компания начала строить торговые комплексы, не имея на руках соответствующую разрешительную документацию, что повлекло санкции со стороны местных властей. В Новосибирске, например, по распоряжению властей города были закрыты три гипермаркета «Ленты», а строительство четвертого приостановлено. Компания ежедневно несла убытки в виде недополученной прибыли (по некоторым оценкам, около 2,5 млн рублей от каждого закрытого гипермаркета).

Разумеется, в условиях быстрорастущего рынка и все большей концентрации розничных сетей не только в Петербурге, но и за его пределами подобное сочетание стратегических просчетов и конфликтов внутри менеджмента может стать губительным даже для очень крупных компаний. А в сегменте гипермаркетов, где работает «Лента», конкуренция нарастает стремительно, и захандривший игрок рискует оказаться поглощенным более динамичными соперниками. «Лента» остановилась вовремя.

Все устали тратить время, нервы и деньги

Основатель и совладелец петербургской торговой сети «Лента» Олег Жеребцов о конфликте с американским партнером Августом Мейером в эксклюзивном интервью «Эксперту Северо-Запад»

— Почему вы отозвали свой иск из Арбитражного суда Петербурга и Ленобласти?

— Потому что было достигнуто соглашение между акционерами, устраивающее обе стороны. Были найдены аргументы, обеспечивающие стабилизацию ситуации. Был найден компромисс. На юридическом языке — достигнуто внесудебное соглашение. А по существу — договорились, кто что будет делать.

— Какой фактор был решающим для принятия решения о соглашении и кто был его инициатором?

— Всем надоел этот конфликт. Все устали тратить время, нервы и деньги. Хорошо, что наша ссора закончилась миром.

Недели две назад, то есть в середине апреля, я послал всем предложение прекратить споры, отозвать иски и предложил формулировки, которые вносят изменения в состав акционеров, в руководство компании. Две недели шло бурное обсуждение — главным образом в лагере моих оппонентов, потому что их там много и им непросто между собой договориться. В результате нашли формулировки, которые устроили всех. И я отозвал свой иск. Соглашение предусматривает договоренности на уровне корпоративного управления, совета директоров.

— Насколько надежно заключенное соглашение? Оно не сорвется?

— Надеюсь, что не сорвется. Хотя в этом мире трудно предсказывать — все может разрушиться. Вдруг кто-то чего-то захочет… Деньги уж очень большие. Но я рассчитываю, что все будут выполнять свои обещания.

— В соглашении упоминается совместный поиск источника финансирования развития сети. Значит ли это, что планы о продаже акций сети откладываются?

— Компания всегда искала источники финансирования. Прибыли недостаточно для финансирования новых проектов. Капитализация компании растет быстрее, чем прибыль. Поэтому с чисто финансовой точки зрения продавать акции выгоднее, чем брать кредиты. Но вопрос в том, как продавать акции, кому, на каких условиях? Разногласия по этому поводу между акционерами «Ленты» и стали, кстати, в октябре прошлого года одной из главных причин конфликта. Сам этот способ привлечения инвестиций никогда никем не оспаривался — все понимают, что нет другого пути поддерживать темпы развития компании.

Но дьявол — в деталях. Кто приведет новых акционеров? К какой группировке они примкнут или будут независимыми? Будут ли они портфельными инвесторами или стратегическими? Если стратегическими, то какие запросят права? Очень важно знать, как долго инвестор будет проводить сделку. Все обещают золотые горы, но когда доходит до дела, реальность оказывается иной. Мир инвестиционных банкиров очень циничный.

— Принято ли решение о выходе компании на IPO?

— Это один из способов привлечения инвестиций. Он обсуждается наряду с другими. Окончательного решения пока не принято. Считаем, смотрим.

— Не поделитесь планами?

— Вообще-то я «Ленте» уделяю пять процентов своего времени. У меня есть доверенное лицо — Сенькин Владимир Евгеньевич. Он будет управлять всеми моими активами. А я сейчас активно тренируюсь, готовлюсь к кругосветной парусной гонке — крупнейшей мировой регате Volvo Ocean Race 2008?2009, у которой впервые финиш будет в России, в Санкт-Петербурге. И потом, у меня два проекта с Европейским университетом в Петербурге. Вот ими мне нравится заниматься. Это живая работа. А бизнес вообще мне надоел — цинизм, бюрократизм, давление государства усиливается…

Поделиться публикацией:
Химия без вреда

Почему в России экологичную бытовую химию производят лишь единицы

Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

Российско-американское замирениекомпании, директоров, сети, Лента, года, акционеров, финансирования