Баннер ФЗ-54
21.03.2007 15:24:00 21 марта 2007, 15:24 5691 просмотр

Места лишения торговли Как на рынках изымают и уничтожают некачественные товары

«Российская газета» (Федеральный выпуск) N4317 Анатолий Грачев (Брянск) Владимир Коваленко (Ставропольский край) Роман Чуркин (Приморский край) Татьяна Зыкова

Первый этап наведения порядка на продовольственных и вещевых рынках страны подходит к концу. Уже к 1 апреля на рынках не должно остаться иностранных продавцов. А к 1 июля должны появиться управляющие компании, которые будут нести ответственность за все происходящее на рынке, в том числе и за качество товаров.

На сегодня рынки превратились в место сбыта подделок, краденого и контрабанды. Так что задача наведения порядка на прилавках оказалась не менее сложной, чем легализация продавцов. Государственные контролирующие ведомства сегодня вправе изымать всю не сертифицированную, контрафактную и контрабандную продукцию. Ее, по оценкам специалистов, на российских рынках чуть ли не больше половины. В основном одежда, обувь, игрушки, косметика, парфюмерия, алкоголь, табак. Изымаются также опасные для здоровья товары и так называемые «вещдоки», которые проходят по уголовным делам.

«Больные» продукты — под нож

Что касается опасных для здоровья и жизни промышленных и продовольственных товаров, которые не имеют сертификатов, либо истекли сроки их годности или реализации, то здесь все более или менее прозрачно. Ими занимаются контролеры из Россельхознадзора и Роспотребнадзора. Если «плохие» товары все же прорвались на прилавки, то это не значит, что они там и останутся. Ведомства постоянно проводят рейды, так что в любой момент владелец может лишиться своего «добра». Как это происходит? В присутствии хозяина составляют акт. В нем подробно, по пунктам, опишут: на основании чего изымается продукция, ее внешний вид и все отличительные признаки начиная от сырья, из которого она изготовлена, до тары, в какую упакована, и цены, по которой выставлена на продажу. Потом на основании акта изъятия товар будет уничтожен, причем за счет владельца, который кроме того должен заплатить штраф — от 5 тысяч до 200 тысяч рублей. «Дороже всего» обходится «паленый» алкоголь.

Изъятие и уничтожение «левого» алкоголя и табачные изделия — отдельная песня. Этими акцизными товарами вдобавок к специалистам из Роспортребнадзора интересуются еще милиция и спецслужбы. Такое спиртное, естественно, изымается. По закону оно подлежит либо переработке для технических нужд, либо безусловному уничтожению (тоже за счет собственников). Если хозяин — «в розыске», то затраты берет на себя федеральный бюджет. Но в любом случае уничтожение непотребного алкоголя должно происходить только на основании решения специальной комиссии, в состав которой входят представители Российского федерального фонда имущества (РФФИ) и Федеральной налоговой службы. После уничтожения продукции вновь составляется акт, в котором указываются место и способ «казни».

У импортных сигарет без акцизных марок особый путь на «свалку». Сначала их проверяют на качество. Зачастую РФФИ привлекает к их идентификации такой продукции лаборатории, аккредитованные при Ростехрегулировании, которые обладают правом проведения подобных экспертиз. По результатам экспертизы качества составляется акт. И если сигареты соответствуют «здоровым» стандартам, выдается сертификат, а значит, разрешение пустить их в переработку на табак (реализация их на внутреннем рынке запрещена). Если эксперты сходятся в том, что сигареты опасны для здоровья, то их уничтожают.

Контрабанда с видом на тюрьму

Изъятием из продажи товаров занимаются еще и МВД, ФСБ, Федеральная служба судебных приставов, Федеральная таможенная служба. В их зоне внимания, как правило, контрафактная и контрабандная продукция, то есть подделки под известные фирмы и товары, проникшие в страну, минуя таможенный контроль. Здесь тоже своя процедура. Сначала продукцию по решению государственного органа изымают из продажи, а потом по решению суда конфискуют в пользу государства (правом оценки и продажи конфискованных товаров с 2002 года обладает РФФИ). Что касается контрафакта (нелицензированной аудио- и видеопродукции, электронной техники, обуви и одежды), то по закону он подлежит уничтожению либо безвозмездной передаче компании-правообладателю.

Владельцы и продавцы товаров должны знать, что их могут привлечь к ответственности как в рамках административного, так и уголовного расследования. Например, если в продаже обнаруживается партия импортных товаров без документов, свидетельствующих об уплате таможенных пошлин, на сумму более 250 тысяч рублей, то это считается контрабандой. И проходят по «уголовной» статье. Владельцев штрафуют или отправляют за решетку. К административным правонарушениям относится торговля контрафактом. Кстати, изымают подозрительные товары (в том числе и находящиеся под контролем Россельхознадзора и Роспотребнадзора) даже у бабушек, торгующих в неприспособленных местах. Если это контрафакт, то на виновных составляется административный протокол, дело слушается в гражданском суде в присутствии мировых судей. И в случае принятия соответствующего решения товар конфискуется.

Под охраной таможни — бренды

Потери от поддельной продукции, которые несут федеральный бюджет и владельцы исключительных авторских прав, то есть производители и продавцы, приближаются, по разным источникам, к 1 миллиарду долларов в год. А сколько денег выбрасывают на ветер покупатели, никто не считал. Поскольку большинство контрафактных товаров в России — импортные, привозные, то один из самых эффективных способов предотвращения их появления в розничной торговле — это таможенный контроль. Причем уже внутри страны.

Владелец любой торговой марки, заподозривший, что его права нарушены, должен подать заявление в ФТС с просьбой приостановить торговлю контрафактом. При этом для таможенников важна вся полнота информации при идентификации контрафактных товаров. Это могут быть сведения о местах ввоза и таможенного оформления продукции, данные об официальных дилерах, отличительные признаки товара.

Как объяснил «РГ» начальник отдела по контролю за перемещением объектов интеллектуальной собственности ФТС Олег Ашурков. При проверке магазина инспекторы таможни совместно с представителем компании-правообладателя требуют предъявить документы, свидетельствующие о происхождении реализуемого товара. или разрешение на использование фирменных товарных знаков компанией-производителем.

Где продают фальшивки

А теперь о том, как реализуется конфискат. В прошлом году правительство уточнило правила реализации и уничтожения таких товаров. И теперь, как объяснили «РГ» в РФФИ, ведомство работает с конфискатом «под ключ» — от момента судебного решения или окончания экспертизы до реализации на открытых аукционах, переработки или уничтожения. Кроме того, фонд теперь должен «оприходовать» просроченный или некачественный импортный конфискат. Раньше критерии его «бросовости» определяли сами таможенники в ходе так называемой «первичной экспертизы». Также на откуп им было отдано право уничтожать подобный «мусор». «Это порождало слухи, что на «списанных» товарах кто-то хорошо греет руки», — заметили в РФФИ. Теперь, утверждают специалисты этого ведомства, многие недоразумения остались позади. Без справок-отчетов о рыночной стоимости арестованного, конфискованного, бесхозяйного и иного имущества, подлежащего передаче в Российский фонд федерального имущества, таможенникам работать запрещено.

Ведомства заставят договориться

Но до решения всех проблем, связанных с изъятием и конфискацией товаров, пока далеко. Как считают в минэкономразвития, в этом деле еще оставшаяся ведомственная неразбериха, особенно при изъятии правоохранительными органами имущества в качестве вещественных доказательств. Министерство подготовило поправки в законодательство, которые должны четко распределить обязанности между ведомствами и защитить предпринимателей от злоупотреблений в ходе расследования уголовных дел. Во-первых, предлагается изымать в качестве вещдоков не всю партию товара, а лишь несколько единиц. Во-вторых, это имущество будут обязательно оценивать, за исключением случаев, когда расходы на изъятие соизмеримы со стоимостью товара. В-третьих, все полномочия по реализации вещдоков передадут опять же в одни руки — РФФИ. Планируется также установить ответственность государства за действия уполномоченных органов, осуществляющих изъятие. Делается это для того, чтобы продукция не исчезала бесследно, как это было в прошлом году с партией изъятых правоохранительными органами мобильных телефонов на сумму 300 миллионов долларов. Ожидается, что законопроект депутаты Госдумы рассмотрят уже в апреле.

Надо сказать, что реализация конфиската — пока очень прибыльная статья доходов. Он реализуется по цене на 10-20 процентов ниже рыночной. Если товар не продан в течение 20 дней — цену разрешается опустить еще на 20 процентов. В результате конфискат часто продается со скидкой до 50 процентов. Сегодня, как признался «РГ» один из таможенников, доходит до абсурда: фирмы, у которых конфискован товар, сами его потом и выкупают. Как правило, РФФИ работает через уполномоченные компании, которые не ставят себе цель — выручить для государства за конфискат как можно больше денег. Впрочем, заметили в РФФИ, не это главное. Важнее, наладить массовую, открытую для всех граждан продажу конфискованного имущества. Создать такие условия, когда любому человеку будет доступна информация о каждом арестованном и конфискованном товаре, его качестве, стоимости и порядке реализации. Тогда и государство внакладе не останется, и люди себе на радость могут купить недорогой товар, например конфискованный мобильный телефон за 5 рублей. Говорят, именно по таким ценам они и продавались. Только неизвестно где.

Регионы захлебнулись конфискатом

Корреспонденты «РГ» решили выяснить, с какими проблемами сталкиваются в российских регионах ведомства при изъятии продукции.

Оказалось, что со скоропортящимися продуктами правоохранительные и надзирающие органы стараются связываться как можно меньше — мороки с ними больше, чем выгоды. По словам начальника управления ГУВД по Ставропольскому краю Николая Попова, некачественный товар или не имеющий сертификатов сотрудники милиции просто требуют снять с реализации. Естественно, при этом составляется протокол. Если же его изымать, то продукты надо перевешивать в присутствии сотрудников Роспотребнадзора, а потом сдать на хранение в холодильники, находящиеся в распоряжении администрации рынков. Там мясо-колбаса могут пролежать достаточно долго — разбирательство по этим административным материалам продолжается по два-три срока годности изъятой продукции. В результате, когда суд принимает решение либо вернуть товар владельцу, либо конфисковать, конец у скоропортящихся продуктов один — выгребная яма. Но что любопытно: «дело» по икре и рыбе ценных пород рассматривают с особой быстротой и, как правило, «уплывает» в пользу хозяев деликатесных даров моря. Еще больше мороки в Ставрополе с конфискованным алкоголем. Спирт, водку, вино и коньяк передают на хранение в местный филиал РФФИ. Тот, в свою очередь, отправляет его для дальнейшей переработки на завод в Черноголовку, который находится в Московской области. Ближе предприятия, имеющего соответствующую лицензию и аккредитацию в РФФИ, нет.

Во Владивостоке стражи порядка в основном «задерживают» для дальнейшего уничтожения поддельную водку или контрафактные компакт-диски. И процедура эта носит скорее показательный, чем системный характер. То же касается и продуктов питания с просроченным сроком годности, которые во Владивостоке свободно продаются на рынках по низким ценам. И, кстати, люди их покупают.

Недавно на одном из рынков Брянска проверяющие из Роспотребнадзора обнаружили в продаже перележавшие сыры, срок годности которых истек семь месяцев назад. А на оптовом рынке нашли продукты, которые «пережили» свой срок годности более чем на год. По словам начальника подразделения управления по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка УВД Брянской области Николая Перистого, в его службу, а также в Роспотребнадзор покупатели очень редко обращаются с жалобами на рыночников. А самим контролерам просто не хватает сил, чтобы объять необъятное. Как сказал руководитель управления Роспотребнадзора по Брянской области Павел Степаненко, два года назад в нашей системе работало полторы тысячи специалистов, а после реорганизации осталось двести человек на всю область».

Еще больше проблем с конфискатом импортных товаров. Таможенники арестовывают «нехорошую» продукцию и помещают на склад временного хранения, где она может провести до двух месяцев. В Приморье, например, от ареста до передачи конфиската в территориальное управление РФФИ не редко проходит и год, и два. Товар, особенно если это одежда, за это время морально устаревает. А поскольку хранится в контейнерах на открытых площадках, то еще и портится. К тому же компаниям, аккредитованным при местном РФФИ, приходится нести существенные расходы — ведь передаваемый товар нужно пересчитать и перевезти. При этом в Китае, да и в других странах Азиатско-Тихоокеанского региона товар упаковывается в контейнеры с помощью специального оборудования и после досмотра таможенниками его объем увеличивается как минимум на 15-20 процентов. Таким образом, для досмотра одного контейнера требуется одна неделя работы 6 человек. Учитывая, что иногда арестовывают и по 100 контейнеров, перевалка конфиската вылетает в копеечку.

Кроме того, не всегда конфискованный товар можно продать. Особенно это актуально для Приморского края, где ежегодно арестовывается товаров народного потребления в несколько раз больше, чем требует внутренний рынок региона. Как удалось узнать корреспонденту «РГ», на складах одной из аккредитованных при местном РФФИ уполномоченной компании, занимающейся реализацией конфискованного имущества, находятся тысячи никому не нужных вещей. Например, более года хранятся 150 тысяч комплектующих для производства светильников или 2 контейнера левых боковин от офисных стульев, а также большое количество мебельной фурнитуры и столешниц.

Уничтожение же невостребованного конфиската — дело вообще гиблое. Процедура эта ответственная, к тому же на ней должны присутствовать представители всевозможных ведомств — от милиционеров до врачей. Естественно, что все это весьма затратно. И в регионе не всегда есть деньги, чтобы уничтожить контрафактную продукцию. Согласно таможенному законодательству, в этом случае оплата расходов ложится на плечи правообладателя, марку которого подделали. Но, как показывает практика, владельцы товарных знаков не всегда готовы выложить за это деньги. Например, в порту Восточный уже второй год на открытой площадке находятся контейнеры с поддельными кроссовками Adidas и Ribbok. 

Поделиться публикацией:
От особенностей поведения до особенностей потребле...
1349
Илья Блинов, генеральный директор компании «Милфор...
1243
Виктория Харламова, руководитель направления китай...
872
Артем Тараев, генеральный директор «К-раута»
1891
Применение 54-ФЗ на примере сети из 48 магазинов
678
Количество наименований в чеке увеличилось на 20%,...
664

«Российская газета» (Федеральный выпуск) N4317 Анатолий Грачев (Брянск) Владимир Коваленко (Ставропольский край) Роман Чуркин (Приморский край) Татьяна Зыкова

Первый этап наведения порядка на продовольственных и вещевых рынках страны подходит к концу. Уже к 1 апреля на рынках не должно остаться иностранных продавцов. А к 1 июля должны появиться управляющие компании, которые будут нести ответственность за все происходящее на рынке, в том числе и за качество товаров.

На сегодня рынки превратились в место сбыта подделок, краденого и контрабанды. Так что задача наведения порядка на прилавках оказалась не менее сложной, чем легализация продавцов. Государственные контролирующие ведомства сегодня вправе изымать всю не сертифицированную, контрафактную и контрабандную продукцию. Ее, по оценкам специалистов, на российских рынках чуть ли не больше половины. В основном одежда, обувь, игрушки, косметика, парфюмерия, алкоголь, табак. Изымаются также опасные для здоровья товары и так называемые «вещдоки», которые проходят по уголовным делам.

«Больные» продукты — под нож

Что касается опасных для здоровья и жизни промышленных и продовольственных товаров, которые не имеют сертификатов, либо истекли сроки их годности или реализации, то здесь все более или менее прозрачно. Ими занимаются контролеры из Россельхознадзора и Роспотребнадзора. Если «плохие» товары все же прорвались на прилавки, то это не значит, что они там и останутся. Ведомства постоянно проводят рейды, так что в любой момент владелец может лишиться своего «добра». Как это происходит? В присутствии хозяина составляют акт. В нем подробно, по пунктам, опишут: на основании чего изымается продукция, ее внешний вид и все отличительные признаки начиная от сырья, из которого она изготовлена, до тары, в какую упакована, и цены, по которой выставлена на продажу. Потом на основании акта изъятия товар будет уничтожен, причем за счет владельца, который кроме того должен заплатить штраф — от 5 тысяч до 200 тысяч рублей. «Дороже всего» обходится «паленый» алкоголь.

Изъятие и уничтожение «левого» алкоголя и табачные изделия — отдельная песня. Этими акцизными товарами вдобавок к специалистам из Роспортребнадзора интересуются еще милиция и спецслужбы. Такое спиртное, естественно, изымается. По закону оно подлежит либо переработке для технических нужд, либо безусловному уничтожению (тоже за счет собственников). Если хозяин — «в розыске», то затраты берет на себя федеральный бюджет. Но в любом случае уничтожение непотребного алкоголя должно происходить только на основании решения специальной комиссии, в состав которой входят представители Российского федерального фонда имущества (РФФИ) и Федеральной налоговой службы. После уничтожения продукции вновь составляется акт, в котором указываются место и способ «казни».

У импортных сигарет без акцизных марок особый путь на «свалку». Сначала их проверяют на качество. Зачастую РФФИ привлекает к их идентификации такой продукции лаборатории, аккредитованные при Ростехрегулировании, которые обладают правом проведения подобных экспертиз. По результатам экспертизы качества составляется акт. И если сигареты соответствуют «здоровым» стандартам, выдается сертификат, а значит, разрешение пустить их в переработку на табак (реализация их на внутреннем рынке запрещена). Если эксперты сходятся в том, что сигареты опасны для здоровья, то их уничтожают.

Контрабанда с видом на тюрьму

Изъятием из продажи товаров занимаются еще и МВД, ФСБ, Федеральная служба судебных приставов, Федеральная таможенная служба. В их зоне внимания, как правило, контрафактная и контрабандная продукция, то есть подделки под известные фирмы и товары, проникшие в страну, минуя таможенный контроль. Здесь тоже своя процедура. Сначала продукцию по решению государственного органа изымают из продажи, а потом по решению суда конфискуют в пользу государства (правом оценки и продажи конфискованных товаров с 2002 года обладает РФФИ). Что касается контрафакта (нелицензированной аудио- и видеопродукции, электронной техники, обуви и одежды), то по закону он подлежит уничтожению либо безвозмездной передаче компании-правообладателю.

Владельцы и продавцы товаров должны знать, что их могут привлечь к ответственности как в рамках административного, так и уголовного расследования. Например, если в продаже обнаруживается партия импортных товаров без документов, свидетельствующих об уплате таможенных пошлин, на сумму более 250 тысяч рублей, то это считается контрабандой. И проходят по «уголовной» статье. Владельцев штрафуют или отправляют за решетку. К административным правонарушениям относится торговля контрафактом. Кстати, изымают подозрительные товары (в том числе и находящиеся под контролем Россельхознадзора и Роспотребнадзора) даже у бабушек, торгующих в неприспособленных местах. Если это контрафакт, то на виновных составляется административный протокол, дело слушается в гражданском суде в присутствии мировых судей. И в случае принятия соответствующего решения товар конфискуется.

Под охраной таможни — бренды

Потери от поддельной продукции, которые несут федеральный бюджет и владельцы исключительных авторских прав, то есть производители и продавцы, приближаются, по разным источникам, к 1 миллиарду долларов в год. А сколько денег выбрасывают на ветер покупатели, никто не считал. Поскольку большинство контрафактных товаров в России — импортные, привозные, то один из самых эффективных способов предотвращения их появления в розничной торговле — это таможенный контроль. Причем уже внутри страны.

Владелец любой торговой марки, заподозривший, что его права нарушены, должен подать заявление в ФТС с просьбой приостановить торговлю контрафактом. При этом для таможенников важна вся полнота информации при идентификации контрафактных товаров. Это могут быть сведения о местах ввоза и таможенного оформления продукции, данные об официальных дилерах, отличительные признаки товара.

Как объяснил «РГ» начальник отдела по контролю за перемещением объектов интеллектуальной собственности ФТС Олег Ашурков. При проверке магазина инспекторы таможни совместно с представителем компании-правообладателя требуют предъявить документы, свидетельствующие о происхождении реализуемого товара. или разрешение на использование фирменных товарных знаков компанией-производителем.

Где продают фальшивки

А теперь о том, как реализуется конфискат. В прошлом году правительство уточнило правила реализации и уничтожения таких товаров. И теперь, как объяснили «РГ» в РФФИ, ведомство работает с конфискатом «под ключ» — от момента судебного решения или окончания экспертизы до реализации на открытых аукционах, переработки или уничтожения. Кроме того, фонд теперь должен «оприходовать» просроченный или некачественный импортный конфискат. Раньше критерии его «бросовости» определяли сами таможенники в ходе так называемой «первичной экспертизы». Также на откуп им было отдано право уничтожать подобный «мусор». «Это порождало слухи, что на «списанных» товарах кто-то хорошо греет руки», — заметили в РФФИ. Теперь, утверждают специалисты этого ведомства, многие недоразумения остались позади. Без справок-отчетов о рыночной стоимости арестованного, конфискованного, бесхозяйного и иного имущества, подлежащего передаче в Российский фонд федерального имущества, таможенникам работать запрещено.

Ведомства заставят договориться

Но до решения всех проблем, связанных с изъятием и конфискацией товаров, пока далеко. Как считают в минэкономразвития, в этом деле еще оставшаяся ведомственная неразбериха, особенно при изъятии правоохранительными органами имущества в качестве вещественных доказательств. Министерство подготовило поправки в законодательство, которые должны четко распределить обязанности между ведомствами и защитить предпринимателей от злоупотреблений в ходе расследования уголовных дел. Во-первых, предлагается изымать в качестве вещдоков не всю партию товара, а лишь несколько единиц. Во-вторых, это имущество будут обязательно оценивать, за исключением случаев, когда расходы на изъятие соизмеримы со стоимостью товара. В-третьих, все полномочия по реализации вещдоков передадут опять же в одни руки — РФФИ. Планируется также установить ответственность государства за действия уполномоченных органов, осуществляющих изъятие. Делается это для того, чтобы продукция не исчезала бесследно, как это было в прошлом году с партией изъятых правоохранительными органами мобильных телефонов на сумму 300 миллионов долларов. Ожидается, что законопроект депутаты Госдумы рассмотрят уже в апреле.

Надо сказать, что реализация конфиската — пока очень прибыльная статья доходов. Он реализуется по цене на 10-20 процентов ниже рыночной. Если товар не продан в течение 20 дней — цену разрешается опустить еще на 20 процентов. В результате конфискат часто продается со скидкой до 50 процентов. Сегодня, как признался «РГ» один из таможенников, доходит до абсурда: фирмы, у которых конфискован товар, сами его потом и выкупают. Как правило, РФФИ работает через уполномоченные компании, которые не ставят себе цель — выручить для государства за конфискат как можно больше денег. Впрочем, заметили в РФФИ, не это главное. Важнее, наладить массовую, открытую для всех граждан продажу конфискованного имущества. Создать такие условия, когда любому человеку будет доступна информация о каждом арестованном и конфискованном товаре, его качестве, стоимости и порядке реализации. Тогда и государство внакладе не останется, и люди себе на радость могут купить недорогой товар, например конфискованный мобильный телефон за 5 рублей. Говорят, именно по таким ценам они и продавались. Только неизвестно где.

Регионы захлебнулись конфискатом

Корреспонденты «РГ» решили выяснить, с какими проблемами сталкиваются в российских регионах ведомства при изъятии продукции.

Оказалось, что со скоропортящимися продуктами правоохранительные и надзирающие органы стараются связываться как можно меньше — мороки с ними больше, чем выгоды. По словам начальника управления ГУВД по Ставропольскому краю Николая Попова, некачественный товар или не имеющий сертификатов сотрудники милиции просто требуют снять с реализации. Естественно, при этом составляется протокол. Если же его изымать, то продукты надо перевешивать в присутствии сотрудников Роспотребнадзора, а потом сдать на хранение в холодильники, находящиеся в распоряжении администрации рынков. Там мясо-колбаса могут пролежать достаточно долго — разбирательство по этим административным материалам продолжается по два-три срока годности изъятой продукции. В результате, когда суд принимает решение либо вернуть товар владельцу, либо конфисковать, конец у скоропортящихся продуктов один — выгребная яма. Но что любопытно: «дело» по икре и рыбе ценных пород рассматривают с особой быстротой и, как правило, «уплывает» в пользу хозяев деликатесных даров моря. Еще больше мороки в Ставрополе с конфискованным алкоголем. Спирт, водку, вино и коньяк передают на хранение в местный филиал РФФИ. Тот, в свою очередь, отправляет его для дальнейшей переработки на завод в Черноголовку, который находится в Московской области. Ближе предприятия, имеющего соответствующую лицензию и аккредитацию в РФФИ, нет.

Во Владивостоке стражи порядка в основном «задерживают» для дальнейшего уничтожения поддельную водку или контрафактные компакт-диски. И процедура эта носит скорее показательный, чем системный характер. То же касается и продуктов питания с просроченным сроком годности, которые во Владивостоке свободно продаются на рынках по низким ценам. И, кстати, люди их покупают.

Недавно на одном из рынков Брянска проверяющие из Роспотребнадзора обнаружили в продаже перележавшие сыры, срок годности которых истек семь месяцев назад. А на оптовом рынке нашли продукты, которые «пережили» свой срок годности более чем на год. По словам начальника подразделения управления по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка УВД Брянской области Николая Перистого, в его службу, а также в Роспотребнадзор покупатели очень редко обращаются с жалобами на рыночников. А самим контролерам просто не хватает сил, чтобы объять необъятное. Как сказал руководитель управления Роспотребнадзора по Брянской области Павел Степаненко, два года назад в нашей системе работало полторы тысячи специалистов, а после реорганизации осталось двести человек на всю область».

Еще больше проблем с конфискатом импортных товаров. Таможенники арестовывают «нехорошую» продукцию и помещают на склад временного хранения, где она может провести до двух месяцев. В Приморье, например, от ареста до передачи конфиската в территориальное управление РФФИ не редко проходит и год, и два. Товар, особенно если это одежда, за это время морально устаревает. А поскольку хранится в контейнерах на открытых площадках, то еще и портится. К тому же компаниям, аккредитованным при местном РФФИ, приходится нести существенные расходы — ведь передаваемый товар нужно пересчитать и перевезти. При этом в Китае, да и в других странах Азиатско-Тихоокеанского региона товар упаковывается в контейнеры с помощью специального оборудования и после досмотра таможенниками его объем увеличивается как минимум на 15-20 процентов. Таким образом, для досмотра одного контейнера требуется одна неделя работы 6 человек. Учитывая, что иногда арестовывают и по 100 контейнеров, перевалка конфиската вылетает в копеечку.

Кроме того, не всегда конфискованный товар можно продать. Особенно это актуально для Приморского края, где ежегодно арестовывается товаров народного потребления в несколько раз больше, чем требует внутренний рынок региона. Как удалось узнать корреспонденту «РГ», на складах одной из аккредитованных при местном РФФИ уполномоченной компании, занимающейся реализацией конфискованного имущества, находятся тысячи никому не нужных вещей. Например, более года хранятся 150 тысяч комплектующих для производства светильников или 2 контейнера левых боковин от офисных стульев, а также большое количество мебельной фурнитуры и столешниц.

Уничтожение же невостребованного конфиската — дело вообще гиблое. Процедура эта ответственная, к тому же на ней должны присутствовать представители всевозможных ведомств — от милиционеров до врачей. Естественно, что все это весьма затратно. И в регионе не всегда есть деньги, чтобы уничтожить контрафактную продукцию. Согласно таможенному законодательству, в этом случае оплата расходов ложится на плечи правообладателя, марку которого подделали. Но, как показывает практика, владельцы товарных знаков не всегда готовы выложить за это деньги. Например, в порту Восточный уже второй год на открытой площадке находятся контейнеры с поддельными кроссовками Adidas и Ribbok. 

Места лишения торговли Как на рынках изымают и уничтожают некачественные товарыРФФИ, товаров, товар, которые, Если, имущества, реализации
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
Места лишения торговли Как на рынках изымают и уничтожают некачественные товары
http://www.retail.ru/local/templates/retail/images/logo/login-retail-big.png 243 67
SITE_NAME http://www.retail.ru
http://www.retail.ru/articles/18554/2017-05-29