27 февраля 2007, 19:42 2448 просмотров

Государство и розница: кнут без пряника

Андрей Черкасов, журнал «Мое дело. Магазин»

Розничный бизнес — одна из самых перспективно развивающихся отраслей в современной России. По прогнозам Министерства экономического развития и торговли, ее рост в 2006 году составил 12%. Тем не менее, потребность в новых торговых площадях не удовлетворена и можно ожидать, что высокие темпы роста будут сохраняться еще несколько лет. Процветающий сектор не прошел мимо внимания государственных мужей, которые решили принять меры по ограничению активно развивающейся отрасли. К сожалению, они знают только один метод управления — «тащить и не пущать» и между кнутом и пряником всегда выбирают кнут.

Представители органов власти решили приложить свои усилия к перспективному розничному бизнесу в свойственной им манере, а именно, выдвинув ряд предложений о введении ограничений и усиления контроля за работой ритейла. Обеспокоенные ростом организованной розницы, подминающей, по их мнению, под себя все и вся, они решили выставить барьеры на пути этого «монстра». Впрочем, что в угрозе «великих и ужасных сетей» есть действительного, а что от воображения государственных мужей — еще вопрос.

Хронология заявлений обеспокоенных экспансией цивилизованной розницы чиновников следующая. В мае 2006 года министр экономического развития и торговли Герман Греф, выступая в защиту малого бизнеса, а именно небольших розничных точек, предложил наложить запрет на работу торговых сетей после 18–19 часов вечера. При этом он не пояснил, что посетителям этих магазинов придется осуществлять покупки, очевидно, в рабочее время. Трудоголикам же, работающим до поздней ночи, надо думать, придется отовариваться в ларьках. Преимущественно чипсами и «дошираками».

В октябре прошлого года глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев предложил снизить для ритейлеров уровень возможного доминирования на региональных рынках с 35% до 5–8%.

Необходимость принятия этой меры объяснялась требованием защиты поставщиков продукции от диктата сетей. В случае принятия его предложений сети-монополисты должны будут устанавливать справедливые закупочные цены для поставщиков.

В ноябре 2006 года свою оценку деятельности розничных сетей дал министр сельского хозяйства Алексей Гордеев. Он назвал их «экономическими монстрами и убийцами мелких торговых точек», обвинил их в отсрочке оплаты за товар, в плате за вход, перекладывании маркетинговых затрат на плечи производителей и потребовал вмешательства государства на законодательном уровне, приведя в пример европейские страны.

Остается радоваться, что пока еще не высказала своего мнения тяжелая артиллерия российской власти — главный санитарный врач России Владимир Онищенко. Пока он молчит, у российской розницы еще есть надежда на благополучный исход возникшего противостояния государства и ритейла.

Ритейл vs поставщики

Властные органы на самом деле уже достаточно активно вмешиваются в деятельность розничных компаний.

Прежде всего это характерно для регионов, где губернаторы часто вносят своей волей коррективы в закупочную политику сетей, стремясь пролоббировать интересы местных производителей.

Как рассказал Олег Бакун, генеральный директор компании Core Competences Retail Evolution Company, губернаторы стараются определять цены, по которым должны покупаться товары, навязывают уровень наценок, которые должны устанавливаться на продаваемые продукты. Проблема в том, что таким образом они поддерживают слабых производителей, которые не попадают на полки ритейлеров из-за неумения работать и отсутствия возможностей продвижения своих марок. Такие компании на своих локальных рынках не могут добиться приемлемых условий продаж, как это делают крупные федеральные производители, и будут постепенно уходить с рынка. Они не могут выдержать конкуренции и будут поглощаться крупными компаниями.

Меры же региональных властей по их защите — это только попытки реанимировать неэффективных производителей. Такие производители неизбежно будут вытеснены, когда розничные сети начнут активно продвигать свои брэнды. И их уход — вопрос времени, их место на полках займут сильные брэнды национальных производителей и собственные торговые марки ритейлеров.

По ряду причин подобная защита поставщиков не всегда оправдана.

— Розничные сети выдвигают определенные требования к закупаемой продукции — к ее качеству, упаковке, срокам и объемам поставок, — отмечает Александр Самонов, президент Торгового дома «Копейка». — К сожалению, не все поставщики могут выполнить наши условия. Например, на селе выращивают хорошие урожаи овощей, но не умеют сохранить в надлежащем качестве до весны. В результате, приходится закупать и выставлять на прилавки магазина импортные овощи.

Мелкие производители, в том числе региональные, производят продукцию, устраивающую нас по цене и качеству, но при этом упаковывать и доставлять ее они предлагают нам. Поэтому приходится отказываться от их услуг в пользу крупных компаний, которые способны обеспечить все наши требования — в том числе и по хранению, фасовке и доставке.

— В России цивилизованная сетевая розница от общего оборота рынка занимает порядка 10%, и у любого производителя в его объеме бизнеса сети соответственно занимают ровно столько же, — говорит Владимир Садовин, генеральный директор компании «Городской супермаркет», управляющей сетью «Азбука вкуса». — Сказать, что эти проценты рынка выкрутили руки производителю, навязывают ему свою волю, нелогично. Мы могли бы выкручивать руки, если бы у нас было 60% рынка.

— По сравнению с некоторыми производителями розничные сети являются карликами, — говорит Александр Самонов. — Сравните финансовые результаты деятельности розничных операторов и крупнейших производителей продуктов питания — у последних они лучше. Степень концентрации пищевой промышленности выше, чем в ритейле, и существующий уровень консолидации никоим образом не позволяет сетям оказывать какое-либо значительное воздействие на поставщиков.

Разговоры о диктате и выкручивании рук сильно преувеличены. На мировой арене, где организованный ритейл давно уже доминирует на потребительских рынках, никто не вынуждает производителей и поставщиков работать «в минус» и разоряться.

— Никому не выгодно, — отмечает Владимир Садовин, — чтобы одна из сторон работала себе в убыток. Наша сеть, работая с поставщиком, не будет его дожимать, чтобы тот работал без выгоды. Да поставщик и не согласится. Если перед сетью стоит задача заработать $100 и уйти с рынка, то, конечно, можно так сделать, но помимо того, что это неэтично, на мой взгляд, гораздо лучше зарабатывать по $10 в день в течение 10 лет.

Ритейл vs малый бизнес

Насколько оправданы возможные меры по защите малого бизнеса?

По логике чиновников, сокращение рабочего дня крупных супермаркетов и их закрытие в выходные дни должны помочь бизнесу небольших торговых точек.

— На самом деле в России на данный момент нет достаточно крупных операторов, которых надо ограничивать. В развитых странах топ 5 розничной торговли контролируют от 70% до 85% рынка, тогда как в России этот показатель составляет чуть более 4%. В России также нет широкого класса мелких собственников, которых надо защищать: за 70 лет социализма этот класс исчез. Малый бизнес представлен в виде частных предпринимателей, торгующих на открытых рынках и в ларьках. Существующих ограничений, предусмотренных сегодня антимонопольным законодательством Российской Федерации, вполне достаточно, чтобы защитить рынок.

В Европе исторически сложились мелкие форматы, основанные на частной собственности, семейном бизнесе — различные бакалейщики, мясники, кондитеры, рестораторы и т.д.  Формат магазин «у дома» традиционно становится семейным бизнесом, часто использующим франчайзинговую схему. В России же такого класса мелких собственников, владеющих продовольственными магазинами, практически нет. С другой стороны, большинство акционеров крупных российских розничных компаний в начале 90-х были мелкими собственниками, открывавшими свои первые супермаркеты. Так что заявления г-на Грефа об ограничении крупных розничных сетей по сути имеют мало отношения к реальной ситуации в России, — делится своим мнением Олег Бакун.

Тем более, что такие меры могут значительно ударить по потребительскому рынку и в целом по экономике.

Как отметил Владимир Садовин, от введения подобных мер в первую очередь пострадают потребители и работники розницы. Отменив круглосуточный режим работы, придется, по некоторым подсчетам, уволить около трети персонала из-за ненадобности, а если, к примеру, взять всю розницу Москвы, то это значит, что как минимум полмиллиона человек останется без работы.

Покупатели, лишенные привычного сервиса, тоже окажутся в незавидном положении, так как многие горожане работают до позднего вечера. Где, в случае введения такого рода ограничений, они смогут купить себе продукты к ужину?

Именно из-за стремления уменьшить уровень безработицы в Европе сегодня снимаются ограничения на работу предприятий сетевого ритейла.

— В Германии отменяются запреты на работу супермаркетов в вечернее и ночное время, а также в выходные дни. В стране высокий уровень безработицы, чиновники посчитали, что при снятии ограничений крупный бизнес даст больше рабочих мест, чем мелкие торговцы, — рассказывает Олег Бакун.

— Малый бизнес нужно защищать другими способами. Постоянно что-то запрещая, добиться защиты невозможно. Помните, как защищали отечественного производителя автомобилей, подняв ввозные пошлины. В итоге разве защитили? Оказавшись в нерыночных условиях, качество продукции упало, и сейчас, несмотря ни на что, импортных автомобилей продается больше, чем отечественных.

Нужно поддерживать малый и средний бизнес другими способами — дешевыми кредитами, облегчением ведения бизнеса, ограничением чиновничьего произвола, — утверждает Владимир Садовин.

Надо отметить, что преимущество мелких торговых точек заключается в их мобильности, в более быстром отклике на запросы рынка. Именно в этом направлении должен развиваться малый бизнес — в повышении эффективности, улучшении качества работы — и простая ликвидация конкурентов в лице сетевых магазинов вряд ли будет этому способствовать.

Власть vs ВВП

Непонятно стремление законодательными мерами ограничить развитие розничных сетей в России. Серьезным ударом по их позициям будет возможное снижение уровня доминирования на рынке — с 35% до 5–8%, как это предлагал Игорь Артемьев.

Совершенно неясно, почему для розничной отрасли делается исключение и так сильно уменьшается критерий определения монополизма на рынке. Нигде в мире, даже в странах с достаточно серьезными ограничениями работы розничных сетей, такая мера не применяется.

Олег Бакун отметил, что даже если требование по снижению уровня доминирования ритейлеров на рынке с 35% до 5–8% будет введено, его придется снять, потому что оно не соответствует международным правилам торговли, тем более, что Россия собирается в 2007 году вступить в ВТО. Эта мера абсолютно не оправдана. В Европе пять ведущих розничных компаний занимают по 80% рынка, в России же пятерка крупнейших — всего 4%. Поэтому надо не только не мешать, а наоборот помогать укрупняться. Потому что единственной силой, способной противостоять экспансии западных торговых компаний является крупный национальный ритейл. Ограничения в работе крупных компаний приведут к снижению ВВП и темпов роста экономики страны, уменьшению числа рабочих мест. В России ограничением крупного ритейла еще рано заниматься, здесь и так еще мало цивилизованных торговых точек.

Возникает вопрос, насколько серьезным должно быть присутствие государства в розничной торговле? До какого уровня оно должно устанавливать контроль?

Считается, что сегодня уровень ограничений в российском ритейле минимален и не имеет никакого сравнения с европейскими странами, и с точки зрения регламентации работы сетевых магазинов в России самые либеральные условия.

Как отметил Олег Бакун, пока каких-либо значительных ограничений работы розничных операторов не наблюдается. Можно только вспомнить существующий в некоторых регионах запрет на продажу алкоголя в определенное время суток. Но такого как в Соединенных Штатах Америки, где продажа крепких алкогольных напитков возможна только в специализированных местах продаж и в магазинах с укороченным режимом работы, в России нет.

Однако за внешней либеральностью ведения розничного бизнеса кроется достаточно плотный и жесткий контроль, все выгоды которого идут не в государство, а государственным чиновникам.

— Инструментом контроля за розницей со стороны государства являются многочисленные чиновники и различные проверяющие инстанции, при этом возникает вопрос о качестве этого контроля, — говорит Владимир Садовин. — Соответствовать всем существующим сейчас требованиям государства на сто процентов практически невозможно, и это создает почву для коррупции.

— По мнению экспертов, в среднем 8,5% оборота компаний уходит на «услуги чиновников» различных инстанций. Чиновничья нагрузка является серьезным тормозом, и это касается не только розничного бизнеса, но и любого другого сектора. При этом надо отметить, что давление проверяющих, контролирующих и согласовывающих инстанций для того же малого бизнеса гораздо большая помеха, чем конкуренция с крупными компаниями. С одной стороны Правительство Российской Федерации декларирует сокращение госаппарата, на практике — административная реформа буксует, — считает Олег Бакун.

Минимизация влияния государства в розничном бизнесе касается скорее не принятия новых законодательных актов, а ограничения возможностей государственного аппарата.

— Безусловно, государство должно определенным образом регулировать розничный бизнес, — отметил Олег Бакун. — Например, в установлении норм строительства торговых центров. Необходимо, чтобы воздвигались благоустроенные паркинги, удобные дорожные развязки. Государство должно контролировать безопасность производства продуктов питания, но оно не может определять, чем торговать ритейлеру, и в какие часы. В целом, чем меньше роль государства, тем быстрее развивается экономика страны. Его вмешательство только создает проблемы, слишком много принимается неразумных, нерациональных решений и мер. Например, достаточно вспомнить проводимую алкогольную реформу.

— К сожалению, приходится констатировать, что в России на современном этапе развития бизнес создан для государства, хотя по идее все должно бы быть наоборот — государство для бизнеса, потому что оно за счет него живет, — заявил Владимир Садовин. — А то налоги платишь, а в ответ получаешь что-то странное, любовь ведь должна быть взаимная. Государству следует использовать не только кнут, должен быть еще и пряник.

Поделиться публикацией:
Российская розница на экспорт

В приоритете - Китай

Пять ТЦ, куда ходят не только за покупками

В новых концепциях - фокус на развлечения

EuroShop-2017: ритейлеры на чемоданах

 До крупнейшей отраслевой выставки осталось меньше месяца

Государство и розница: кнут без пряникаРоссии, розничных, бизнес, государства, торговых, сетей, рынка