16 марта 2007, 07:20 1425 просмотров

Депутаты и чиновники не смогли договориться, как торговать конфискатом

Решение о продаже конфискованного по уголовному делу имущества должен принимать суд, а не следователь, считают депутаты. Их поправки помогут бороться со злоупотреблениями при продаже вещдоков по заниженным ценам, соглашается Минэкономразвития. Но предлагает распространить судебный режим на продажу любого конфискованного имущества.

Депутаты Виктор Плескачевский, Владимир Плигин и Елена Панина 14 марта внесли в Госдуму пакет поправок в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, а также в закон об оценочной деятельности. Их поправки должны упорядочить процедуру конфискации и продажи имущества, арестованного по уголовным делам.

Вопрос о конфискате остро встал в прошлом году после нашумевшего ареста партии телефонов Motorola, предназначенной "Евросети". МВД угрожало уничтожить аппараты стоимостью $19 млн из-за их несоответствия гигиеническим нормам. Источники в Минэкономразвития тогда не исключали, что часть аппаратов была тайно реализована милиционерами. Компании вернули почти все телефоны, кроме уничтоженных, а по поводу уничтоженной партии ведется следствие, причастные к этому сотрудники милиции взяты под стражу, рассказывает вице-президент по безопасности и юридическому обеспечению "Евросети" Борис Левин.

А в августе 2005 г. МВД арестовало партию телефонов  рыночной стоимостью примерно  $50 млн. Еще до окончания предварительного следствия они были переданы РФФИ на реализацию, а средняя цена телефона при продаже не превышала 100 руб., говорит PR-директор ассоциации РАТЭК Антон Гуськов. Некоторые компании даже не пытаются вернуть свой товар, некоторые разоряются, добавляет он. В мае на заседании правительства глава Минэкономразвития Герман Греф заявил, что следователи "продают арестованное имущество и вещественные доказательства по бросовым ценам".

Представитель РФФИ Александр Комаров уверяет, что если имущество поступает от следователей или от приставов, то РФФИ не имеет отношения к оценке имущества - она проводится по заказу ведомства, передавшего имущество на продажу. Следователь может отправить на продажу имущество еще до вынесения судом решения о виновности, говорит Гуськов.

Решение о продаже имущества тоже принимает сам следователь, что создает возможности для коррупции, говорит чиновник Минэкономразвития. Министерство подготовило поправки, которые бы изменили ситуацию. Однако группа депутатов опередила чиновников и внесла собственный проект.

Сегодня существует около 30 норм, касающихся конфискации, ареста или изъятия имущества в качестве вещдоков, а процедура прописана нечетко, сетует председатель комитета Госдумы по экономической политике Евгений Федоров. Депутаты предлагают запретить следователям самостоятельно отправлять имущество на торги: согласно депутатским поправкам такое решение может принять только суд. А при приобщении вещдоков к материалам уголовного дела они должны быть не просто осмотрены, как того требует действующий УПК, но и подробно описаны, говорится в депутатском законопроекте. Перед реализацией вещдоки подлежат обязательной оценке.

Депутаты также предлагают усилить ответственность за незаконную продажу конфиската. В Уголовный кодекс вносится поправка, позволяющая наказывать оценщиков за умышленную неправильную оценку - им грозит штраф до 300 000 руб. или даже лишение свободы на срок до трех лет. Кроме того, появится специальный состав преступления - растрата, отчуждение, сокрытие или незаконная передача вещественного доказательства. Санкция - штраф до 80 000 руб. либо лишение свободы на срок до двух лет.

Странно, что появился этот проект, при том что есть поправки, подготовленные Минэкономразвития, говорит сотрудник министерства. Впрочем, чиновники согласны с предложениями депутатов о передаче судам права санкционировать реализацию конфиската. Суд может принять решение, что вещдок можно вообще передать его владельцу, говорит чиновник. Но есть товары, которые не имеет смысла оценивать перед продажей, отмечает он. По его мнению, центром принятия решения о реализации и оценке должен быть РФФИ. Неважно, кто принимает решение о реализации, считает Левин: главное, чтобы была прозрачная методика реальной рыночной оценки продаваемого имущества - тогда не будет возможности наживаться на продаже конфиската.

ГОСУДАРСТВО ЗАРАБАТЫВАЕТ НА ВЕЩДОКАХ

Всего в прошлом году РФФИ реализовал арестованное, конфискованное, бесхозяйное имущество и вещественные доказательства на 6,4 млрд руб. Из них за арестованное (в основном судебными приставами) имущество выручено 5,3 млрд руб., за конфискованное - 206 млн, за бесхозяйное - 30 млн, а за вещдоки - 875 млн.

Теги:
Поделиться публикацией:
Открытия ноября-2016

Время подводить итоги

Как сэкономить деньги на деньгах?

Рассмотрим разные ситуации и узнаем в итоге как можно сэкономить деньги предприятия

Покупатели снова идут в дискаунтеры

Исследование компании Nielsen

Депутаты и чиновники не смогли договориться, как торговать конфискатом