15 декабря 2008, 00:00 4315 просмотров

"Финансового инвестора нужно было привлекать с самого начала"

Вторая по величине сеть магазинов, торгующих детскими товарами, «Банана-мама» оказалась на грани закрытия: ее оптовая компания ООО «Триал» проходит процедуру банкротства, а сама сеть допустила дефолт по облигациям, к тому же задолжав поставщикам более 1 млрд руб. В интервью “Ъ” основной владелец «Банана-мамы» ОЛЕГ ЯКОВЛЕВ рассказал, как собирается спасать компанию, почему он покинул более успешный бизнес своего брата Игоря Яковлева — сеть «Эльдорадо», а также о своих дальнейших планах в ритейле.

— Ни одна компания, к которой вы или ваш брат Игорь Яковлев имеете отношение, никогда не раскрывала структуру собственников. Но считалось, что все проекты развиваются на паритетной основе. Так ли это?

— Совладельцем «Эльдорадо», как многие ошибочно полагают, я не являюсь уже примерно пять лет, с тех пор, как моя доля перешла брату. Размер принадлежащего мне ранее пакета не раскрою, но в «Эльдорадо» мажоритарным акционером на тот момент был Игорь. На данный момент структура собственности сети мне неизвестна.

В ООО «Банана-мама» доля Игоря уменьшилась и на сегодняшний день составляет 13%, остальное у меня (два года назад Игорю Яковлеву принадлежало 30% ООО.— “Ъ”). В сети салонов оптики ООО «Смотри» 70% принадлежит моей супруге Елене, остальное ее партнеру Петру Фельдману. В одежном проекте ООО «Авеню» все 100% принадлежат мне. Из не обнародованных ранее моих проектов: вот уже полтора года являюсь одним из акционеров компании ООО «Интервояж», франчайзи Hugo Boss (оператор одного из первых магазинов немецкой марки в России, владелец магазина на улице 1-я Тверская-Ямская.— “Ъ”).

— У вас еще есть управляющая всеми этими проектами компания «Базис».

— Она на 100 % принадлежит мне.

— Почему вы приняли решение уйти из «Эльдорадо»?

— Считаю, что я свою работу в компании сделал. В начале деятельности «Эльдорадо» на мне было развитие сети в регионах. В тот период трудно было работать, поскольку криминогенная ситуация в стране в 90-х годах была в расцвете. Игорь отвечал за Москву, а другими городами должен был заниматься кто-то еще. Позже обстоятельства сложились так, что я решил покинуть «Эльдорадо» по собственной инициативе и оставить свой пакет в компании Игорю.

— А Игорь участвует в управлении или консультациях ваших проектов?

— Он в совете директоров «Банана-мамы».

— Как кризис затронул ваши проекты?

— Проблемы у «Банана-мамы» начались еще в октябре прошлого года, когда мы проходили первую оферту по дебютному облигационному займу (эмиссия объемом 1 млрд руб. была размещена в октябре 2006 года, дата погашения — октябрь 2009-го.— “Ъ”). Тогда на российском рынке проявились первые последствия американского ипотечного кризиса, и к погашению предъявили примерно 80% выпуска. Изъять 800 млн руб. из оборота оказалось очень болезненным для только развивающейся компании. Это был первый удар ниже пояса! К тому моменту мы почти за осень открыли 35 магазинов, инвестируя в каждый более $1 млн. Экспансию финансировали «короткими» кредитными деньгами.

Второй удар весной этого года нанесли уже банки-кредиторы, которые не пролонгировали кредитные линии, и единовременно из компании ушло на погашение около $60 млн, что составляло почти 50% кредитного портфеля группы. На текущий момент у «Банана-мамы» один банк-кредитор — Альфа-банк, и долг перед ним составляет порядка $30 млн. Погасить его мы должны в начале следующего года.

— Но кроме банковского долга у вас остаются публичные займы: по первому выпуску облигаций «Банана-мамы» вы уже допустили реальный дефолт (см. “Ъ” от 28 ноября), а еще предстоит оферта по второму выпуску в феврале (трехлетний облигационный заем второй серии на 1,5 млрд руб. был размещен в августе 2007 года, дата погашения — август 2010 года, оферта — 20 февраля 2009 года.— “Ъ”).

— Что касается первого, уже «дефолтного» займа: погашение будет производиться из операционных средств компании, самостоятельно, без привлечения дополнительного финансирования со стороны. Надеюсь, что в течение одного-двух месяцев нам удастся полностью рассчитаться с держателями бумаг. По облигациям второй серии сейчас ведутся переговоры о реструктуризации долга, чтобы не допустить повторного дефолта. В частности, мы готовы предложить инвесторам пятилетнюю рассрочку по погашению с возможностью поквартальной выплаты. Ситуация по второй серии облигаций осложняется тем, что в отличие от первой все бумаги до сих пор в полном объеме на рынке (досрочного выкупа не производилось.— “Ъ”) и к погашению будут предъявлены, вероятно, все 100% эмиссии.

— Известно, что вы планировали привлечь финансового инвестора — предложить ему контрольный пакет в «Банана-маме». Среди потенциальных покупателей в разное время назывались Russia New Growth Fund (под управлением Troika Capital Partners), Icon Private Equity, Alfa Capital Partners, United Capital Partners и PPF Group (см. “Ъ” от 13 октября).

— Структура сделки, которая сейчас обсуждается с одним из перечисленных потенциальных инвесторов, не предполагает погашения им облигаций. Привлеченные средства пойдут исключительно на «рабочий» капитал. В зависимости от маржи, которую планирует получить инвестор, для возобновления нормальной работы «Банана-маме» требуется примерно $30–50 млн. Действительно, инвестору я готов предложить контрольный пакет, будет ли Игорь продавать свою долю — лучше адресовать этот вопрос ему. Финансовый партнер будет долгосрочный — на срок не менее трех лет. Сделка пока затягивается из-за того, что инвестор поставил нам ряд жестких условий. Они касаются в первую очередь юридической структуры компании и исполнения обязательств перед держателями облигаций.

— На рынке долгое время обсуждалась возможная продажа «Банана-мамы» крупнейшему оператору на рынке товаров для детей «Детскому миру». Во сколько на тот момент оценивался ваш бизнес и почему сделки так и не случилось?

— С «Детским миром» у нас действительно велись переговоры о совместной работе весной 2007 года: это были варианты как по объединению закупок, так и по покупке, продаже или объединению компаний. Но переговоры не пришли к каким-то конкретным результатам. «Детский мир» по-прежнему остается для нас основным конкурентом на рынке товаров для детей, особенно это касается сегмента игрушек. У них 50-летний опыт работы в этой области, а нам только четыре года. Никакой оценки бизнеса тогда при переговорах не проводилось. По моим ощущениям, если оценивать бизнес по мультипликаторам к EBITDA, то год назад «Банана-мама» могла стоить порядка $400 млн, если закладываться на потенциальный рост компании и рынка команды — это уже в районе $700– 800млн.

Больше переговоров и предложений о продаже не было. Сейчас я понимаю, что финансового инвестора нужно было привлекать с самого начала работы, а не на падении, и даже не в пик расцвета компании. Вероятно, это позволило бы избежать многих проблем. Но финансовый партнер мог и не позволить нам осуществить такую агрессивную и успешную экспансию.

— Каковы текущие финансовые показатели сети?

— Выручка по итогам 2008 года составит примерно $300 млн при прогнозе ранее $680 млн. Показатель EBITDA пока не называю, но надеюсь, что он хотя бы будет не отрицательный. По итогам 2007 года выручка сети составила $350 млн, рентабельность по EBITDA — 4,7%. За три с половиной года мы открыли 87 магазинов. После этого за еще более короткий срок закрыли порядка 30, за лето и осень этого года сократили около 2 тыс. сотрудников.

— Как компания намерена расплачиваться с поставщиками? Тем более что ООО «Банана-мама» отрицает свою причастность к оптовому ООО «ТД “Триал”», на котором консолидирован практически весь долг ритейлера и которое сейчас проходит процедуру банкротства?

— Текущая задолженность перед поставщиками «Банана-мамы» составляет порядка $40 млн. Не так давно было $60 млн, но часть долга мы погасили. Если нам не будут мешать и состоится сделка с инвестором, то полностью свои обязательства мы сможем выполнить в течение года. Я ответствен за тех детей, которых мы приучили к доступному детскому питанию особенно в регионах России. С момента, когда компанию возглавил Пол Кларк (стал CEO сети в августе прошлого года.— “Ъ”), количество поставщиков сократилось более чем с 550 до 170.

С «Триалом» мы действительно никак не связаны, это один из наших крупнейших поставщиков, которым владеют физические лица, но все их обязательства мы планируем взять на себя. Процедуру банкротства оптовик, вероятно, инициировал с целью снижения агрессии со стороны поставщиков. Некоторые из них уже действуют через коллекторские агентства, и мне это напоминает 90-е: звонки с угрозами, давление на сотрудников, бандитские разборки и т. д. И это все происходит на рынке товаров для детей! Но часть поставщиков уже пошла нам навстречу, поскольку понимают, если обанкротится и закроется «Банана-мама», потеряют и они, не будет работы и у них. Только за прошлый год сеть посетили более 20 млн покупателей.

Мы уже существенно изменили свою работу с поставщиками на не самые комфортные условия для нас: при средней рыночной отсрочке 100– 120 дней у нас этот показатель — 45 дней на некоторые товары. Такой товарооборот и отсутствие overstock заставляет нас работать в более жестких условиях и делать бизнес более эффективным. Также мы начали работать со многими производителями напрямую, без посредников. У нас даже есть офис байеров в Лондоне, которым удалось получить контракты европейских производителей с закупочной скидкой 30–40%. Теперь идет работа без посредников, которые наживались на детях.

— Будет ли «Банана-мама» менять свой формат после привлечения инвестора? Продолжите ли вы заниматься управлением после того, как станете миноритарным совладельцем?

— Я хочу остаться в компании, даже просто в составе совета директоров. Мне нравится работать в «Банана-маме», и даже не только в роли пассивного акционера, а как обычный продавец-консультант за прилавком с бейджем Олег, как и было ранее. Новый концепт магазинов уже скоро заработает в тестовом режиме в торговом центре «Облака» — это будет цивилизованный магазин для детей. В свое время я спрашивал у детей на улице, знают ли они магазины «Банана-мама». Оказалось, что знают, но им там скучно. Новый формат предполагает те же 1– 3тыс. кв. м, которые сейчас занимает магазин, но он будет ориентирован в первую очередь на детей. Проект разработала английская компания. Мы уже пытались менять наш формат: в 2007 году мы пригласили австрийскую дизайнерскую группу Shop consult и отдали им несколько магазинов для тестирования. Придуманный ими проект был очень ярким и оригинальным, но слишком дорогим по срокам окупаемости и обслуживанию.

Мы также сейчас делаем ставку на наш private label «Банана», продукция под которым будет делаться в Турции и Китае.

— А что будет происходить с остальными проектами — «Смотри», «Авеню» и Hugo Boss? Будете развивать или отложите до лучших времен?

— Одежную мультибрендовую сеть «Авеню» (сейчас объединяет четыре магазина) планируется ребрендировать в монобрендовую сеть RU. Она будет ориентирована на покупателей в возрасте от 20 до 35 лет, средний чек — 550– 600руб. В «Авеню» уже представлена эта марка, пока в тестовом режиме. Вся одежда производится в Турции и Китае, но разработкой занимаются дизайнеры-фрилансеры, работающие также, например, для Topshop. В перспективе RU должен стать лидером в сегменте mass market. В «Авеню» инвестировано $3 млн, ожидаемая выручка по итогам 2008 года — $15 млн.

Для сети магазинов оптики «Смотри» — сейчас объединяет в 20 городах более 50 магазинов пяти концепций: люксовый Grand Fashion, полулюкс Fashion, молодежный Face Control, расширенный «Оптик Mall» и демократичный «Оптик Express» — сейчас рассматривается вариант привлечения стратегического инвестора. Таких партнеров на рынке пока только три — Safila, Luxottica Group и Hal (голландской компании принадлежат также 57% российской сети «Линзмастер».— “Ъ”). Сеть показывает достаточно стабильные результаты, и по итогам года выручка составит 960 млн руб, EBITDA margin — 20%.

В конце следующего года при благоприятной ситуации начнем развивать и бренды Hugo Boss и Baldessarini в регионах. Всего планирую открыть порядка 20 магазинов этих марок. В связи с финансовым кризисом сроки выполнения этих планов поменялись, и данного уровня развития мы достигнем к 2010 году.

Мне нравится розничная торговля сама по себе, и я считаю себя специалистом в ритейле, поэтому проекты закрываться не будут. Планов очень много, остается дождаться подходящего момента для их воплощения. Надеюсь, что это будет уже весна следующего года.

— Что ждет российский розничный рынок в 2009 году?

— В течение года произойдет существенное перераспределение долей и расстановки сил в российском ритейле, это уже очевидно. Вероятно, что станут актуальны различные альянсы, например закупочные, слияния, поглощения. Останутся не просто самые сильные игроки, а наиболее приспособленные к кризисным условиям работы.

Интервью взяла Ирина Парфентьева, КоммерсантЪ

Статья относится к тематикам: Маркетинг и экономика торговли
Поделиться публикацией:
Как сэкономить деньги на деньгах?

Рассмотрим разные ситуации и узнаем в итоге как можно сэкономить деньги предприятия

Покупатели снова идут в дискаунтеры

Исследование компании Nielsen

"Финансового инвестора нужно было привлекать с самого начала"банана-мама, яковлев, банкротство, детские товары, сеть, разорение, эльдорадо